Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Социально-экономическая история России

КРЕСТЬЯНСКОЕ РЕМЕСЛО И МАНУФАКТУРНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

В Нечерноземной зоне выделялись местности, где население занималось в основном неземледельческими промыслами.

Металлообработка прославила на всю страну село Павлово в Нижегородской губернии, в котором1 находилось четыре завода, где выплавляли сталь, более 320 слесарных мастерских, выпускавших кожи, кожницы, дверные и амбарные замки и даже ружья.

Кожевенное производство было развито в Тверской губернии, в селе Кимры, ставшим одним из центров обувной промышленности.

В деревнях Костромской губернии некоторые крестьяне превратились в золотых дел мастеров. Они занимались золочением, серебрением, чеканкой, получая заказы со всей империи. Село Красное и сегодня известно своими мастерами, продолжающими традиции давних времен.

В лесных губерниях крестьяне занимались промыслами, связанными с деревообработкой: делали колеса, сани, дуги, коромысла, решета, плели лапти, рогожи.

Самым популярным промыслом являлось ткачество. Полотно производили в Вологодской и Архангельской губерниях, в Среднем Поволжье (Нижегородская и Казанская губернии), во многих деревнях Московской губернии.

Крестьяне удовлетворяли государственные нужды, в частности, производя для армии грубое (солдатское) сукно. Крепостные кус-

И примыкавших к нему деревнях.

тари обслуживали и потребности высших слоев населения. Так, в селах Московского уезда во второй половине XVIII в. было несколько сотен станков для тканья шелковых материй, лент, платков.

Общероссийское значение имела продукция крестьян села Иваново Владимирской губернии.

Необходимо отметить, что продукцию сельских промыслов на рынках, ярмарках и в торговых рядах крупных городов продавали по большей части тоже крестьяне. Некоторые из них торговали не только собственными товарами, но и выступали в роли скупщиков, перепродавая по более высоким ценам в других регионах результаты труда менее предприимчивых односельчан. На простые земледельческие занятия у таких деревенских купцов уже не было ни времени, ни желания.

Итак, в XVIII в. наблюдалось все большее укрепление связей крестьянского хозяйства с рынком, что способствовало повышению производительности труда и расширению сельскохозяйственного производства у крестьян, вовлеченных в товарно-денежные отношения. Тем самым подрывался натуральный характер крестьянского хозяйства, и очень медленно, но начала готовиться почва для создания предпосылок генезиса капитализма в аграрных отраслях.

Чуть заметный в XVIII в. начавшийся процесс капитализации крестьянских хозяйств в следующем столетии стал более видимым.

Ярким проявлением нового уклада стала имущественная дифференциация российского крестьянства.

С одной стороны, в деревнях и селах формируется зажиточная верхушка, занимающаяся торговлей, товарным хозяйством (земледельческим или промысловым), владеющая подрядами, движимым и недвижимым имуществом (например, мельницами).

На противоположном полюсе были обедневшие крестьяне, значительная часть которых нанималась к богатым соседям на различные работы, чаще всего связанные с обработкой земли, чем уже не хотели или не успевали заниматься богатеи. Наем был двух типов: временный, сезонный и постоянный. В течение XVIII столетия растет число дворов с постоянным наймом, увеличивается количество наемных работников, сезонный наем становится регулярным.

Большинство бедняков стремились найти работу в своей местности, но уже во второй трети XVIII в. существенно вырос отход крестьян на заработки «на сторону» — в крупные города.

Таким образом, в Российской империи начинает складываться рынок наемного труда, но его отличительной особенностью являлось то, что свою рабочую силу продавал не свободный человек, а крепостной, который выплачивал феодальную ренту помещику или государству.

Крепостные отношения в сельском хозяйстве были еще весьма прочными, не давая простора капиталистическому укладу.

Одной из существенных причин послужил экстенсивный путь развития сельского хозяйства России. Включение в состав империи новых территорий позволило ослабить остроту социальных противоречий в центральных районах. Переход населения в осваиваемые регионы, а также рост городов замедлили процесс разложения как феодальных, так и натурально хозяйственных отношений, а также образования безземельного крестьянства.

В результате формирование сельской буржуазии и сельского пролетариата шло чрезвычайно медленно, и еще на протяжении многих десятилетий они не могли стать силой, способной противостоять феодальному производству. Однако в недрах феодального производства шли процессы, способствующие формированию капиталистического уклада.

Ремесленное производство постепенно перерастало в мануфактурное. Так, в Иванове уже в первой половине XVIII в. начала формироваться верхушка зажиточных крестьян.

Из этих богатых крестьян, скопивших к середине столетия уже довольно крупные капиталы, выделяются так называемые «капы-талистые» крестьяне. Вкладывая нажитые на торговле капиталы в промышленное производство, они основывали в своих селах мануфактуры.

Так, основываясь на указ 1723 г., позволявший устраивать новые и передавать казенные фабрики «партикулярным лицам» — частным компаниям или отдельным предпринимателям — причем необязательно дворянского сословия, Мануфактур-коллегия дала в 1742 г. разрешение на открытие предприятия, его получил крепостной княгини Черкасовой Григорий Бутримов, житель села Иванова. Когда в 1740 г. появился запрет крестьянам заниматься торговлей и промышленностью, первая ивановская полотняная мануфактура была закрыта. Но вскоре она возобновила свою работу, будучи юридически оформленной уже на княгиню. Примеру Г. Бугримова последовали и другие сельские богачи (Иван Грачев, Иван Гандурин, Иван Ямановский, Иван Гаремин).

Эти предприниматели использовали наемный труд своих односельчан, крестьян, пришедших по паспорту из других уездов и даже беспаспортных. Кроме того, некоторые из них скупали на имя своего барина, как было сказано выше, деревни с землей и крестьянами. Таким образом, получалось, что владельцы подобных предприятий, считаясь, как и все их имущество, собственностью помещика, сами имели крепостных, но уже абсолютно бесправных.

«Капиталистые крестьяне» облагались огромными оброками, а выкуп за вольную составлял тысячи рублей, что в те времена было гигантской суммой. Многие ставшими свободными «фабриканты» не смогли выбраться из финансовой ямы после уплаты выкупа и разорились или значительно сократили объем производства.

Если к концу петровского царствования существовало менее 200 мануфактур, то в 1767 г. их насчитывалось 663, а в 1799 г. — около 1200. Следовательно, с петровских времен количество предприятий мануфактурного типа увеличилось в 6 раз, а за последние 30 лет XVIII в. удвоилось. Важным показателем является увеличение числа рабочих, особенно наемных. В 1760-х гг. состав наемных рабочих определялся в 100 тыс., а в конце столетия — в 220 тыс. Но кроме них использовалось много покупных и приписных крестьян, хотя они работали и не круглый год. Особенно далеко продвинулась черная металлургия, основы которой были заложены при Петре I. Если в 1720 г. число действующих домен не превышало 20, то в 1740 г. их было уже 35, а в 1760 г. — 62, в 1780 г. — 93, а в 1800 г. — 111. Выплавка чугуна за эти годы увеличилась с 10 тыс. т (610 тыс. пудов) до 162 427 т (9908 тыс. пудов). С 1740 г. русская металлургия по объему продукции превосходила английскую. Даже в 1800 г. выплавка чугуна в Англии не превышала 156 тыс. т. Основной базой русской металлургии был Урал, дававший до 2/з всей выплавки черных металлов и больше 90% меди (в 1760-х гг.). Развитие подмосковной металлургии лимитировалось недостатком топлива. Быстро развивалась и текстильная промышленность. В конце 1760-х гг. в ведении Мануфактур-коллегии находилось 73 суконных мануфактуры, 85 полотняных, 60 шелковых, 6 позументных, 7 хлопчатобумажных (всего 231). Все большее значение стала приобретать новая отрасль текстильного производства — хлопчатобумажная, возникшая в середине XVIII в.

Общий объем продукции мануфактурной промышленности был значительным. В 1761 г. стоимость лишь текстильной продукции указанных мануфактур оценивалась в 2774,3 тыс. руб., а стоимость продукции металлургической и металлообрабатывающей промышленности такого же типа — в 2875,9 тыс. руб. Правда, сукно часто оказывалось недоброкачественным. Зато парусина, полотно, железо выдерживали технические требования эпохи. Русские домны превосходили по объему западноевропейские. В России появилось много изобретений, некоторые из них имели огромное значение. Значительно раньше Д. Уатта русский механик-самоучка. И. И. Ползунов создал еще в начале 60-х гг. XVIII в. паровую машину.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы