Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Социально-экономическая история России

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТРОЙ МАНУФАКТУРЫ В XVIII в.[1]

Много споров порождал вопрос о социальной природе мануфактурной промышленности, существовавшей в России XVIII в. В свое время М.И. Туган-Барановский выдвинул тезис о господстве крепостной мануфактуры. Через М.Н. Покровского и его учеников этот термин перекочевал в советскую литературу. Однако специальные исследования М.В. Золотникова, С.Г. Струмилина, Е.И. За-озерской и других показали, что нет оснований всю мануфактурную промышленность XVIII в. относить к разряду крепостной. С 1929 г. завязалась острая полемика, которая продолжается и по настоящее время. Теперь старая точка зрения, оказавшаяся несостоятельной, защищается некоторыми авторами лишь в скрытой форме. Признавая существование капиталистической мануфактуры, они преуменьшали ее удельный вес и относят развитие такой мануфактуры преимущественно к концу XVIII в. (Н.Л. Рубинштейн). Кроме того, вся посессионная промышленность объявлялась крепостной (Э.С. Виленская), а казенное заводостроительство объявлялось типичной формой генезиса мануфактурной системы (Н.И. Павленко). Наоборот, некоторые экономисты (С.Г. Струмилин, К.П. Новицкий) делали крен в противоположную сторону и были склонны искать в России XVIII в. только капиталистическую мануфактуру. Положение усложняется тем, что в нашей литературе прочно удерживается классификация мануфактур по сословному признаку (на купеческие, крестьянские, дворянские, казенные) и в тени остается их социально-экономический строй.

Конечно, этот строй был весьма сложным и не укладывается в альтернативу — крепостной или капиталистический. Первоначально (еще в XVII в.) мануфактурная промышленность возникла в основном на наемном труде, и петровские реформы позднее ориентировались на применение лишь наемного труда. Однако в условиях господства феодализма и дворянской монополии на эксплуатацию крестьян мануфактурам не хватало рабочей силы. Поэтому началась приписка государственных крестьян к заводам, владельцам мануфактур разрешено было покупать крепостных. Так началось просачивание крепостничества в мануфактурное производство и возник своеобразный тип мануфактурной промышленности — капиталистической по своему происхождению, но деформированной наслоениями крепостничества. Во времена Анны и Елизаветы такая промышленность, известная под названием посессионной, развивалась очень интенсивно. Лишь в конце XVIII в. начался ее кризис. Одновременно расширялась и чисто капиталистическая промышленность, особенно с 1760-х гг. Кроме того, во времена Екатерины II возникло много вотчинных мануфактур, явно крепостных, которые питались соками дворянских имений и опирались на барщинную эксплуатацию. Очень сложной оказалась природа казенных заводов. Часть их следует относить к разряду крепостной промышленности, поскольку они принадлежат феодальному государству, обслуживали лишь его нужды (например, оружейные заводы) и эксплуатировали в основном крепостных людей (казенных мастеров). Другие заводы работали для широкого рынка, вели счет прибылей и убытков, оперировали крупными капиталами, использовали много наемных рабочих. Такие предприятия приближались к типу посессионных, хотя они и принадлежали казне.

В целом вырисовываются три типа мануфактур: 1) капиталистические (обычно купеческие, крестьянские); 2) феодализированные (в основном посессионные и часть казенных заводов); 3) крепостные (вотчинные мануфактуры дворян и некоторые казенные заводы).

Спор сейчас идет преимущественно о природе посессионной промышленности. Но у нас нет оснований считать ее чисто капиталистической и игнорировать влияние феодализма. Вместе с тем ее нельзя объявлять и крепостной, раз она была капиталистической по своему происхождению и феодальные наслоения оказывались вторичным явлением.

Возникают разногласия об удельном весе разных типов мануфактур. Однако тенденция развития отчетливо видна. Побеждала капиталистическая мануфактура, которая к концу XVIII в. безраздельно господствовала во многих отраслях (хлопчатобумажное производство, кожевенные и кирпичные заводы, маслобойки, крупорушки и т.д.). В металлургии и сукноделии держалась посессионная система, но она стала «приходить в упадок». Вотчинная промышленность окрепла, однако ее рост приостановился. Правда, удельный вес наемного труда в «указанной промышленности» увеличивался медленно. Согласно подсчетам С.Г. Струмилина, как в середине 1750-х гг., так и в 1800 г. на долю «вольных наемщиков» приходилось лишь 52% реальных рабочих (в текстильной 73%), если приписных и покупных крестьян учитывать лишь в той мере, в какой они действительно работали на мануфактурах. Но в этих подсчетах выпала рассеянная мануфактура и так называемая мелкая промышленность капиталистического типа. С учетом их становится несомненным преобладание капиталистических форм эксплуатации уже в XVIII в. Их развитие стало особенно широким во второй половине столетия и дает основание говорить о начале в ту пору разложения феодализма.

  • [1] В разделах 6.7—6.8 использованы материалы лекций д-ра экон. наук, проф. Ф.Я. Полянского.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы