УСЛОВИЯ ПРЕДВОЕННОГО ПОДЪЕМА 1909-1913 гг. РЕФОРМА СТОЛЫПИНА

Ситуация в России значительно изменилась в ходе революции 1905 г. Предвоенный подъем 1909—1913 гг. безусловно отражал не только экономическую конъюнктуру, но и новые социальнополитические условия. Манифест 17 октября «Об усовершенствовании государственного порядка» предоставлял свободу слова, печати, вероисповедания, собраний, формально избирательного права. Образовывается Совет министров во главе с С.Ю. Витте. 16 ноября 1905 г. опубликовывается манифест об отмене выкупных платежей крестьян за землю по реформе 1861 г.[1] Создается партия крупной буржуазии «Союз 17 октября». В декабре 1905 г. публикуется закон о выборах в Государственную Думу. В компетенцию Думы входило принятие новых законов и бюджета. Избрание членов Думы проводилось губернскими избирательными собраниями, которые состояли из выборщиков. Они, в свою очередь, избирались съездами: земледельцев, городских избирателей, уполномоченных от волостей и казачьих станиц, а также рабочих промышленных предприятий. Выборы не были прямыми и всеобщими: исключались женщины, учащиеся, военнослужащие, кочевые народы. Срок деятельности одного созыва ограничивался пятью годами. В качестве верхней палаты Думы работал Государственный совет. Совет утверждал принятые Думой законы перед их представлением на подпись императору. Верховная власть принадлежала монарху, а законодательные функции осуществлялись им вместе с Думой и Госсоветом. Исполнительную власть представлял назначенный царем Совет министров во главе с премьер-министром. Премьер-министр предлагал законы, идущие на утверждение в Думу и Госсовет. Во время перерыва работы сессий обеих палат законодательные акты могли проводиться непосредственно императорским указом, минуя Думу с последующим ее одобрением. Обращает на себя внимание тот факт, что в работе Государственной Думы первого созыва и Госсовета принимали участие такие выдающиеся ученые, как М. Ковалевский и В. Вернадский.

Материалы заседаний Госдумы, систематически публикуемые в газете «Реформа» в 1906—1907 гг., свидетельствуют о широком обсуждении аграрного вопроса, которое предшествовало Столыпинской реформе и представляло различные варианты аграрных преобразований. Их разнообразие предопределялось особенностями земельной собственности.

В России была необычная земельная собственность. В противоположность частному землевладению существовали подворное и та полоса, где господствует четвертое землевладение, т.е. нечто среднее между общим и подворным. Здесь отдельным лицам не предоставляется полного простора действий, и, наоборот, для членов общины существуют права в полной мере.

Особенности российской земельной собственности были тесно связаны с формами землепользования, которые отличались значительной пестротой.

Наибольший удельный вес (38,5% — по 49 губерниям Европейской части России) занимали государственные земли, чего не было ни в одной стране Европы. Крестьянские надельные земли составляли Уз (33,5%) и отличались значительным разнообразием в условиях, формах и правах владения землей. Из надельных земель 85% были общинными и 15% подворными. Кроме того, в частной собственности крестьян находилось около 15% земли. В основном они были представлены мелкими крестьянскими хозяйствами. Крупные хозяйства были исключением. Частная собственность на землю формировалась путем покупки, дарения, наследования. Формы землепользования крестьян включали аренду, пользование, собственность. Крупные хозяйства сохраняли часто феодальные формы, т.е. существовали за счет отработок крестьян. Но были и развивались капиталистические хозяйства с наемным трудом.

Как повлияла реформа Столыпина на многоукладность сельского хозяйства и его динамичность? Задача П.А. Столыпина заключалась в создании вне общины частных крестьянских хозяйств. Вместе с тем Столыпин не выступал за полное устранение общинного землепользования. В речи на заседании Государственной Думы 15 марта 1910 г. Столыпин сказал: «Закон... не ломает общины в тех местах, где хлебопашество имеет второстепенное значение, где существуют другие условия, которые делают общину лучшим способом использования земли»[2].

В тех же районах, где предстоял раздел общинных земель, опасность заключалась в дроблении крестьянских хозяйств. Чтобы избежать подобного дробления, Столыпин запретил раздел земельного надела между членами семьи. Собственность или владение переходили к главе семьи. В общинах, где не было передела, земля признавалась перешедшей к наследственному владению с правом личной собственности. Крестьянам выделялись хутора с единым земельным массивом. Расширялось подворное землепользование.

Поддержка государством частного крестьянского хозяйства проявилась в отмене выкупа крестьянами земли у помещиков, установленной реформой 1861 г.; отмене круговой поруки; увеличении и удешевлении кредита Крестьянского банка; бюджетных субсидиях на покрытие льгот по кредитам. За период 1906—1917 гг. подобные субсидии составили 145,5 млрд руб., и крестьяне приобрели 8,5 млн десятин земли за счет кредитов банка. Реформа Столыпина привела к активному функционированию земельного рынка, но была запрещена продажа земли не крестьянам. Столыпин всячески поддерживал крестьянскую кооперацию, особенно кредитную, в основе которой лежала двухэтапная схема. На первом этапе Госбанк предоставлял кредитным кооперативам займы, а на втором — после накопления собственного капитала, они действовали самостоятельно. Финансовым центром кредитной кооперации стал Московский Народный банк, централизованно перераспределяющий свободные ресурсы кредита между различными районами. Развитие кредита способствовало распространению потребительских и сбытовых кооперативов. Численность крестьянских кооперативов в период 1890—1917 гг. возросла в 30 раз.

Наряду с кооперативным укладом в результате реформы Столыпина укрепилось трудовое крестьянское хозяйство, но оставались и помещичье хозяйство, и государственное землевладение, и общинное, и удельное. Иными словами, сельское хозяйство продолжало развиваться по пути многоукладное™, что соответствовало идее Столыпина. Что же касается замысла реформатора осереднячить деревню, он не осуществился, так как класс самостоятельных крестьянских собственников был немногочисленным, формировался медленно и болезненно в силу прежде всего неподготовленности большинства крестьян к частному ведению хозяйства.

В оценке данного замысла реформы необходимо учесть и фактор времени. Столыпин рассчитывал на 20 лет мирного развития, реформа же была прервана войной на восьмом году, а лишилась ее организатора на пятом году осуществления. Отрицательную роль в становлении середняцкого хозяйства сыграл и недемократический характер реформы, проведение ее сверху, зачастую насильно. Переселение крестьян в Сибирь и Казахстан для разрешения проблемы малоземелья в Центральной России было организовано без достаточной инициативы снизу. 500 тыс. крестьян из 3,5 млн вернулись в течение 1906—1913 гг. на прежние места. Хотя процент вернувшихся был не так уж значителен (чуть более 10%), заряд озлобления нищих людей играл во многих районах определяющую роль в революционных настроениях. В то же время в годы проведения реформы доля России в мировом производстве зерна достигла 25% при доле в населении мира 7,8%. Повысились в 1,5 раза товарность и экспортные способности сельского хозяйства. Большинство районов России были обеспечены хлебом и имели хлебные излишки. Хотя необходимо иметь в виду, что рост товарности стимулировался не только естественным развитием хозяйства, но и усиливающейся потребностью крестьян в деньгах для уплаты кредитов Крестьянскому банку и налогов. Не удалось и создать достаточные резервы для неурожайных лет. В 1911 — 1912 гг. от голода пострадали около 30 млн крестьян.

Оценивая реформу Столыпина под углом зрения ее влияния на экономическую динамику, следует отметить, что это был редкий в истории России период оживления сельского хозяйства за счет поддержки государством частной инициативы. Но социальная поддержка реформы — и это характерная черта для России — оставалась вне внимания правительства. Реформа Столыпина, как и все предшествующие реформы, была реформой «сверху».

  • [1] С 1861 по 1905 г. бывшие крепостные заплатили государству за землю 1,6 млрд руб. — в среднем 50 руб. за десятину.
  • [2] Речь Столыпина на заседании Государственной Думы. Цит. по: Вопросы экономики. 1990. № 10. С. 85.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >