Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Социально-экономическая история России

КУРС НА КАПИТАЛИСТИЧЕСКУЮ МОДЕРНИЗАЦИЮ РОССИИ (ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИДЕИ И РЕФОРМЫ С.Ю. ВИТТЕ)[1]

В историческом прошлом нашего Отечества были не только периоды великих смут и драм, но и десятилетия успешного развития, когда удавалось существенно повысить темпы экономического роста и вселить в довольно широкие слои общества надежду на лучшее будущее России. К такому времени по праву относятся 90-е гг. XIX в., когда у руля экономической политики стоял министр финансов Сергей Юльевич Витте.

В памяти поколений 1890-е гг. остались как период быстрой индустриализации России, интенсивного железнодорожного строительства, активного вовлечения страны в международные экономические связи. Однако, пожалуй, самым примечательным событием этого десятилетия, связанным с именем С.Ю. Витте, была успешная денежная реформа 1895—1897 гг. Она существенно укрепила денежную систему России, создала надежную основу для развития ее экономики и прежде всего промышленности, способствовала приливу иностранного капитала и повышению доверия к России как потенциальной сфере вложения средств со стороны заграничных банков и компаний. Сейчас, когда мы вступили на путь развития рыночных отношений, а денежное обращение находится в расстройстве, вполне оправданным является интерес к денежной реформе Витте, которая прошла практически безболезненно для народного хозяйства и для большинства населения, что особенно важно.

Долгое время отношение наших историков и экономистов к деятельности С.Ю. Витте определялось положением В.И. Ленина о том, что «Витте ведет хищническое хозяйство». В солидных курсах истории экономической мысли доказывалось, что С.Ю. Витте был идеологом дворянства и не мог подняться выше уровня вульгарной политической экономии. В то же время в зарубежной литературе заслуги Витте во многих случаях получали несравненно более высокую оценку [1].

Не будем слишком взыскательными к авторам, писавшим несколько десятилетий назад. В то время оценки С.Ю. Витге вряд ли могли быть другими. Впрочем, С.Ю. Витте никогда не претендовал на роль основателя нового направления в политической экономии. Он был мудрым экономистом-практиком, много сделавшим для блага России и тем самым заслужившим благодарность потомков. Гораздо более важно постараться понять, какие направления, элементы и средства экономической политики Витте оказались наиболее эффективными в решении задач ускорения промышленного развития России.

По своему происхождению Сергей Юльевич Витте был дворянином. Он родился 17 июня 1849 г. в Тифлисе в семье обрусевшего немца, который был крупным чиновником. По матери С.Ю. Витте принадлежал к одной из ветвей рода князей Долгоруких. Однако отсюда не следует, что он проводил продворянскую политику. Напротив, как С.Ю. Витте писал в своих мемуарах, он «возбуждал против себя всех тех дворян, которые держатся принципа, что Российская империя существует для их кормления». Известно, что С.Ю. Витте пошел на обострение отношений с В.К. Плеве (ставшим в 1902 г. министром внутренних дел), который доказывал, что опорой российского государства является дворянство. Судя по мемуарам, отношение Витте к дворянству было довольно критическим. «Само собою разумеется, — писал С.Ю. Витте, — что я никогда не имел никаких враждебных чувств к дворянству вообще и не мог их иметь, так как сам я потомственный дворянин и воспитан в дворянских традициях, но всегда считал несправедливым и безнравственным всевозможные денежные привилегии дворянству за счет всех плательщиков податей, т.е. преимущественно крестьянства» [2].

С.Ю. Витте выступал за ускорение капиталистического развития деревни, в частности, за упразднение общины, во многом превосходящее столыпинскую аграрную реформу. Ему удалось добиться принятия закона от 12 марта 1903 г. об отмене круговой поруки среди крестьян, а также расширения свободы передвижения сельских жителей.

С.Ю. Витте был поборником индустриализации экономики России. «Создание своей собственной промышленности, — писал он, — это и есть та коренная не только экономическая, но и политическая задача, которая составляет краеугольное основание нашей протекционистской системы» [3]. Вся многогранная деятельность Витте на высших государственных постах была направлена на решение этой задачи и объективно способствовала ускорению перехода России к гражданскому обществу.

Карьера С.Ю. Витте была довольно стремительной, хотя и не без сложностей. Неудачные финансовые операции серьезно подорвали состояние его отца, поэтому после окончания математического факультета Новороссийского университета с очень хорошими результатами в 1869 г. С.Ю. Витте пришлось начать службу в канцелярии одесского губернатора. В 1870 г. он получил должность начальника конторы движения Одесской железной дороги. Вскоре эта линия стала частью акционерного общества Юго-западных железных дорог, и С.Ю. Витте был назначен начальником эксплуатации.

К своей службе он относился весьма серьезно, и уже на этом поприще обнаружил незаурядные способности. По воспоминаниям его сослуживцев, он изобретал способы сцепления вагонов, сигнализации, контрольные приборы. Однако предметом его особого интереса стали железнодорожные тарифы, таблицы которых он помнил даже наизусть. По этому вопросу он опубликовал ряд работ, в которых доказывалась необходимость централизованного регулирования тарифов. Особой популярностью пользовался его трактат «Принципы железнодорожных тарифов по перевозке грузов» (1883).

По рекомендации министра финансов И.А. Вышнеградского С.Ю. Витте получил пост директора департамента железнодорожных дел Министерства финансов, а в феврале 1892 г. он был назначен на пост министра путей сообщения. У него сложились хорошие отношения с Александром III, чему способствовали высокий профессионализм нового министра, монархические убеждения, новые связи в чиновном мире и внешность Витте: «Высокая статура, грубая поступь, развалистая походка, неуклюжесть, сипловатый голос, неправильное произношение» [4|. Через несколько месяцев, в августе 1892 г., С.Ю. Витте был назначен министром финансов, сменив на этом посту И.А. Вышнеградского.

Хотя высшие государственные посты С.Ю. Витте занимал до 1906 г., наибольшее влияние на экономическую политику он оказывал в 1890-е гг. По словам ближайшего сотрудника С.Ю. Витте — В.И. Ковалевского, возглавлявшего департамент торговли и мануфактур, 1892—1900 гг. в деятельности Витте — это «период смелой, неустанной борьбы, обширных замыслов и больших реформ», 1900—1904 гг. — время, когда имели место «ослабление творческой энергии, искание фарватера для безопасного прохода между подводными камнями, опасение за свое положение, искание примирительных выходов среди направленных на него враждебных сил» [5]. В последующие годы роль Витте в экономической политике была незначительной.

Лучшим доказательством эффективности экономической политики, проводившейся С.Ю. Витте в наиболее плодотворный период его деятельности, т.е. в 90-е гг. XIX в., являются результаты хозяйственного развития России. В 1893 г. в стране начался экономический подъем, в ходе которого была существенно модернизирована материально-техническая база промышленности. Объем промышленного производства в 1890-е гг. в стоимостном выражении возрос на 130%, число предприятий обрабатывающей промышленности в Европейской части России увеличилось на 40%. Особенно быстро развивались отрасли тяжелой промышленности. За 1890-е гг. ее продукция возросла в 2,8 раза, в то время как продукция легкой промышленности — в 1,6 раза. Доля тяжелой промышленности в общем объеме промышленной продукции увеличилась с 30 до 46,5%. В стране развернулось интенсивное железнодорожное строительство: за 1893—1900 гг. было построено 22 тыс. верст железных дорог, протяженность железной сети возросла на 40% [6]. Исключительно важное народнохозяйственное значение имело строительство по инициативе С.Ю. Витте Транссибирской магистрали. Успешно развивались национальные окраины (Украина, Прибалтика, Закавказье). Результаты экономического роста могли бы быть еще более значительными, если бы на него не оказывали тормозящее влияние крепостнические пережитки.

Пожалуй, наиболее важным является вопрос о том, какие меры экономической политики, проводившейся С.Ю. Витте, способствовали хозяйственному развитию России весьма высокими темпами и на качественно новой основе. Среди этих мер следует прежде всего отметить таможенный протекционизм, привлечение в страну иностранных капиталов, «положительное покровительство» промышленности, создание надежной денежной системы, умеренное обложение промышленности и торговли, попытки обеспечить классовый мир между предпринимателями и рабочими.

Экономическая политика С.Ю. Витте была достаточно последовательной и определялась долговременными интересами хозяйственного развития России. Впоследствии бывший министр финансов имел все основания заявить: «В мое время значительно возросла русская промышленность. Благодаря систематическому проведению протекционной системы и ... приливу к нам иностранных капиталов промышленность у нас быстро начала развиваться, и в мое управление министерством, можно сказать, прочно установилась национальная русская промышленность» [7J.

Необходимо подчеркнуть, что С.Ю. Витте был протекционистом и по убеждениям, и по необходимости, которая диктовалась действиями некоторых государств (прежде всего Германии) в отношении российского экспорта. Он являлся почитателем и даже пропагандистом идей лидера исторической школы в Германии Фридриха Листа. Согласно учению Ф. Листа, государство должно оказывать активную помощь национальной экономике в период перехода ее от аграрной к индустриальной стадии, защищать промышленность от иностранной конкуренции. Самым эффективным средством защиты от такой конкуренции, как известно, являются высокие таможенные пошлины. Таким образом, идеи немецкого ученого оказывались приспособленными к потребностям промышленного развития России. В то же время протекционистская внешнеторговая политика Витте должна была умерять пыл германских протекционистов, выражавших интересы аграриев и юнкеров и облагавших повышенными пошлинами русские товары.

Переход к политике протекционизма в России начался еще до Витте. Уже в 1877 г. в связи с падением ценности рубля пошлины стали взиматься в золотом исчислении, что означало их рост на 40—50%. Постепенно вводились и повышались пошлины на импортируемые промышленные изделия, в том числе и на средства производства. В 1877—1880 гг. уровень таможенного обложения импортных товаров составлял 16,1% их стоимости, в 1885—1890 гг. — 28,3%. В 1891 г. был принят почти запретительный таможенный тариф, по которому обложение импорта достигало 33% его стоимости, а по некоторым товарам — 100% [8].

Однако с именем Витте в протекционистской политике России связан качественно новый этап. Протекционизм 1870—1880-х гг. носил по преимуществу фискальный характер, поскольку главной его целью было увеличение государственных доходов. Протекционистская внешнеторговая политика, проводившаяся Витте, была ориентирована главным образом на защиту национальной промышленности от иностранной конкуренции, на привлечение иностранных капиталов (как известно, при повышении таможенных пошлин на импортные товары для иностранных компаний оказывается более выгодным ввозить капитал).

Конечно, в любой протекционистской политике есть не только сильные, но и слабые стороны. Так, русскому потребителю приходилось платить за отечественные товары невысокого качества дороже, чем за аналогичные более качественные товары западного производства. Другие государства в ответ на повышение Россией пошлин принимали ответные меры. Однако в 1890-е гг., когда решалась задача ускорения промышленного развития России, внешнеторговый протекционизм был вполне оправдан, и это хорошо понимал С.Ю. Витте. Он пошел даже на торговую войну с Германией 1892—1894 гг., которую Россия успешно выдержала. Юридической основой для проведения целенаправленной таможенной политики послужил принятый в 1893 г. по настоянию Витте закон, по которому министр финансов получил право повышать таможенное обложение по тарифу 1891 г. для тех стран, которые не содействовали российскому экспорту. Новым моментом в государственной политике стало увеличение экспорта промышленной продукции. Как видно из программы деятельности Министерства финансов, подготовленной в 1893 г., важную роль в решении этой задачи должна была сыграть таможенная политика.

В целом внешнеторговая политика С.Ю. Витте была довольно благоприятной для российской промышленности. Несмотря на ответные протекционистские меры со стороны других государств, баланс внешней торговли России во второй половине 1880-х — 1890-е гг. в большинстве случаев был активным. За 1890-е гг. увеличилось число отраслей промышленности, поставлявших продукцию на экспорт. Ослабление иностранной конкуренции и высокие таможенные пошлины на импортные товары приводили к росту цен на промышленную продукцию отечественного производства, и русские фабриканты получали баснословные прибыли, в значительной своей части реинвестировавшиеся в производство. И когда в конце 1890-х гг. усилились нападки на протекционистскую политику со стороны представителей сельскохозяйственных кругов, С.Ю. Витте употребил весь свой авторитет и влияние, чтобы отстоять этот курс. Серьезную поддержку Витте оказал великий химик Д.И. Менделеев, направивший царю записку с обоснованием пользы протекционизма не только для промышленности, но и для сельского хозяйства [9].

Если возводятся барьеры на пути импорта товаров, то, как известно, усиливается приток иностранного капитала. Этот процесс стимулировался, однако, не только таможенным протекционизмом, но и высокой нормой прибыли в России, устойчивостью ее денежной системы, достигнутой в ходе реформы 1895—1897 гг., конвертируемостью рубля, социально-политической стабильностью в 1890-е гг. Заслугой С.Ю. Витте было то, что, в отличие от многих националистически настроенных промышленников и государственных деятелей, он понимал пользу иностранных капиталов для подъема экономики страны, не препятствовал их притоку. Не потеряли своей актуальности и в настоящее время выводы С.Ю. Витте о том, что без иностранных капиталов развитие национальной промышленности не может быть полнокровным, что в конечном счете заграничные инвестиции будут способствовать удешевлению продукции. Весь вопрос состоит лишь в том, на каких условиях будут осуществляться иностранные капиталовложения.

Витте употребил много энергии для того, чтобы убедить общественность и царя в пользе иностранных капиталов. Неоценимую помощь в борьбе с националистически настроенными промышленниками, публицистами и чиновниками оказал ему Д.И. Менделеев, обратившийся в 1898 г. к царю с письмом, в котором доказывалась необходимость устранения препятствий для иностранных капиталовложений в России.

В 1899 г. С.Ю. Витте выступил с предложением об изменении подходов к использованию средств, поступающих из-за границы. Если раньше они расходовались на непроизводительное потребление, то теперь, согласно плану Витте, их надлежало направлять на развитие промышленности, банковской сферы. Он призывал не столько брать из-за границы займы, сколько привлекать иностранный капитал в экономику России. Витте предлагал облегчить импорт зарубежной технологии, ограничить монополию военных на так называемые закрытые зоны, разрешить иностранным предпринимателям покупать в России недвижимость, в том числе и землю. Все это вызвало резкие возражения и протесты со стороны высших чиновников и прежде всего военного ведомства.

Впрочем, С.Ю. Витте был реалистом и хорошо понимал, что в России еще не созданы необходимые условия для прилива иностранного капитала. В своих мемуарах он в связи с этим писал, что «я совсем не боюсь иностранных капиталов, почитая их за благо для нашего отечества, но я боюсь совершенно обратного, что наши порядки обладают такими специфическими, необычными в цивилизованных странах свойствами, что немного иностранцев пожелают иметь с нами дело» [10]. Прошло много лет, как были сказаны эти слова, но их с полным основанием можно отнести и к современной ситуации.

Как бы то ни было, но в период пребывания С.Ю. Витте на посту министра финансов приток иностранных капиталов в промышленность России возрос и был одним из факторов, обусловивших промышленный подъем 1890-х гг. В 1893—1901 гг. каждый год открывались в среднем 20 иностранных компаний с капиталом 36 млн руб. Весьма значительным было и участие иностранного капитала в компаниях, считавшихся русскими [11]. Этому способствовала и политика правительства, стимулировавшего создание акционерных обществ и операции банков с ценными бумагами.

«Положительное покровительство» промышленности означало целую систему мер по поддержке этой отрасли экономики, в том числе и прямое субсидирование предприятий, предоставление предпринимателям налоговых льгот, внимательное отношение к их нуждам со стороны правительства. Конечно, активная роль государства в экономике — это одна из исторических традиций России, проявившихся не только в XIX, но и в XVIII в. Экономическая роль государства (равно как и инностранные капиталовложения) в значительной мере нейтрализовала слабость стимулов к накоплению капитала и предпринимательской деятельности, обусловленную своеобразным менталитетом российского общества, его историческими традициями. С.Ю. Витте, выступая за активное государственное регулирование промышленности, действовал в духе этих традиций. Новым в его экономической политике был не сам факт вмешательства государства в экономику, а весьма широкие масштабы этого вмешательства.

Оценивая результаты индустриализации России при Витте, нельзя, конечно, не замечать проблемы, которые она порождала. Не только в отечественной, но и в зарубежной историографии отмечается тот факт, что индустриализация в 1890-е гг. осуществлялась за счет налоговой эксплуатации деревни и сопровождалась усилением зависимости от иностранного капитала. Так, А. Морич подчеркивает, что основная тяжесть индустриализации легла на сельское хозяйство, которое должно было обеспечивать экспортные поставки, в то время как сельскохозяйственная техника, необходимая для интенсификации земледелия, облагалась очень высокими таможенными пошлинами. Низкая покупательная способность населения и уменьшение притока иностранного капитала в конце 1890-х гг. усугубили кризис 1900—1903 гг. А. Морич считает, что политика индустриализации, проводимая Витте, наряду с «империалистическими амбициями царизма» лишь обостряла социальную ситуацию в России и привела к революции 1905—1907 гг. [12].

Однако в большинстве случаев западные исследователи дают высокую оценку экономической политике Витте и не усматривают в его курсе каких-либо серьезных опасностей. Например, Р. Сервис пишет, что «группы, представлявшие интересы иностранного капитала, не отклонили промышленное развитие России с курса, который в иной ситуации был бы принят сменяющими друг друга императорами. Россия не была Болгарией. Запугать ее правительство было не так просто». В дореволюционной России росло не только промышленное, но и сельскохозяйственное производство [13]. Этот вывод вполне реалистичен.

Пожалуй, самой крупной заслугой С.Ю. Витте как министра финансов была удачно проведенная им денежная реформа 1895— 1897 гг., в результате которой был осуществлен переход к золотому стандарту рубля. Ее необходимость предопределялась тем, что курс кредитного рубля постоянно падал. На 1 января 1878 г. он равнялся 69,1 золотых копейки. Инфляция была выгодна прежде всего помещикам, являвшимся должниками государства и экспортерами хлеба, поскольку они расплачивались с казной обесценивающимися деньгами, а при обмене иностранной валюты, вырученной от продажи хлеба, на рубли получали больше денег. Однако успешное развитие рыночных отношений в России, как и в любой другой стране, было невозможно без устойчивой денежной системы. Без стабилизации рубля возникали серьезные препятствия на пути интеграции России в мировое хозяйство.

В теории денег С.Ю. Витте придерживался в целом консервативных взглядов, однако именно данное обстоятельство — как это ни парадоксально — предопределило появление в России самой надежной системы денежного обращения, основанной на золотом стандарте. Первоначально Витте ориентировался на административные методы укрепления курса рубля (введение платежных пошлин в размере 1 коп. со 100 руб.; запрет сделок, основой которых является разница в курсе рубля; усиление контроля за деятельностью иностранцев-маклеров на биржах). Однако очень скоро он понял необходимость проведения денежной реформы. И хотя в стране было много серебра, а исторические традиции денежного обращения в России являлись важным аргументом сторонников биметаллизма (денежной системы, основанной на двух металлах — золоте и серебре), С.Ю. Витте стал решительно отстаивать принцип золотого монометаллизма. Он понимал, что при биметаллизме серебряные деньги вытеснили бы из обращения золотые (по закону Грешэма), что вызвало бы утечку золота за границу и дестабилизацию системы денежного обращения. Он отрицательно относился к бумажным деньгам, считая их плохим суррогатом настоящих денег. Весьма актуальной представляется мысль С.Ю. Витте о недопустимости дефицита государственного бюджета, который приводит к расстройству государственных финансов [14].

По словам С.Ю. Витте, против его концепции денежной реформы «была почти вся мыслящая Россия» [15]. Наиболее активными противниками золотого монометаллизма являлись С.Ф. Шарапов, Н.А. Павлов, А.Г. Щербатов и другие ученые и публицисты. Одни из них были сторонниками бумажно-денежного обращения, другие — биметаллизма. Против реформы возражали члены Государственного совета Мансуров, Верховский и другие. Вспоминая впоследствии о денежной реформе 1895—1897 гг., С.Ю. Витте писал, что в сущности он имел за собой «только одну силу, но силу, которая сильнее всех остальных, это — доверие императора» и поэтому «Россия металлическому золотому обращению обязана исключительно императору Николаю И» [16].

Оценив ситуацию, С.Ю. Витте пришел к выводу, что в условиях противодействия самых широких слоев общественности откладывать денежную реформу нельзя, поскольку медлительность может стать причиной ее срыва. Он был убежден в том, что «в России необходимо проводить реформы быстро и спешно, иначе они большей частью не удаются и затормаживаются» [17]. Этот вывод Витте заслуживает внимания и при разработке тактики современных реформ, однако нужно иметь в виду очень существенное обстоятельство: денежная реформа конца XIX в. была тщательно подготовлена, и ее успех гарантировался не только решительностью действий правительства, но и наличием экономических ресурсов, необходимых для ее осуществления.

По словам С.Ю. Витте, реформа прошла «совершенно гладко и незаметно», и «весь простой класс населения, весь народ совсем не заметил и не подозревал, что я сделал реформу» [18]. Ее сущность состояла в скрытой девальвации рубля, курс которого был установлен на уровне 662/3 копейки золотом, т.е. золотое содержание рубля фиксировалось на уровне 17,424 долл. По закону от 3 января 1897 г. предусматривалась чеканка золотых монет пятирублевого достоинства, золотое содержание которых соответствовало Уз прежнего империала (10-рублевой). Курс полуимпериала (5 руб.) и империала (10 руб.) старой чеканки повышался соответственно до 7 руб. 50 коп. и 15 руб.

Сначала население испытывало недоверие к золотой монете, опасаясь, что правительство изменит ее курс. Однако постепенно она получила широкое хождение, серебряные деньги стали выполнять вспомогательную роль и имели ограниченную платежную силу. Выпуск золотой монеты не ограничивался, и она могла чеканиться даже из золотых слитков, принадлежавших частным лицам. Напротив, серебряные монеты чеканить из слитков частных лиц запрещалось. Бумажные денежные знаки свободно разменивались на золото. Никакой пертурбации цен в результате реформы не произошло. Хотя в конечном счете рынок отреагировал на скрытую девальвацию рубля, но эта реакция, выражавшаяся в повышении цен, была довольно спокойной. Дело в том, что введенный курс бумажных денег лишь закреплял сложившийся рыночный курс. Установленный золотой стандарт затрагивал прежде всего сферу внешнеэкономических отношений, а основная часть населения в них непосредственно не участвовала. В России возникла весьма устойчивая денежная система, основанная на золотом обращении, просуществовавшая до Первой мировой войны.

Реформа Витте получила неоднозначную оценку современников. Так, известный русский экономист М.И. Туган-Барановский писал, что Россия поплатилась многими сотнями миллионов золотых рублей из золотого запаса, вполне непроизводительно растраченных нашим Министерством финансов при проведении реформы 1897 г. Другие критиковали эту реформу за то, что она привела к недостатку денег, ухудшению положения крестьянства и в конечном счете к революции 1905—1907 гг. Идеологи дворянства требовали восстановления серебряного обращения и увеличения выпуска бумажных денег.

В денежной реформе, проведенной Витте, конечно, были слабые стороны (для ее проведения пришлось получить золотые займы за границей, что привело к увеличению внешнего долга; закон о золотом покрытии бумажных денег ограничивал капиталотворческую функцию Государственного банка и уменьшал эластичность денежной системы; бездефицитность государственного бюджета в конце

XIX — начале XX в. поддерживалась повышенным податным обложением народных масс и т.д.).

Однако польза от этой реформы была неизмеримо больше, что доказывается успехами в экономическом развитии России в рассматриваемый период и, в частности, в годы промышленного подъема перед Первой мировой войной.

Провести денежную реформу по образцу той, которая была в 1895—1897 гг., даже после выхода экономики из кризиса, сейчас невозможно хотя бы потому, что для обслуживания современного хозяйственного оборота потребовались бы огромные количества золота. Тем не менее исторический опыт этой реформы заслуживает внимания и прежде всего те его аспекты, которые предопределили ее успех. В данной связи, на наш взгляд, можно выделить, по крайней мере, следующие моменты.

Во-первых, успех денежной реформы Витте был предопределен тем, что падение курса кредитного рубля было приостановлено до 1895 г. (он установился на уровне 662/3 коп. золотом). Во-вторых, реформа проводилась в условиях интенсивного развития рыночных отношений, стимулируемого экономической политикой правительства. В-третьих, стабилизация курса рубля и устойчивость денежной системы стали возможны только при бездефицитности государственного бюджета. В-четвертых, законодательство о реформе гарантировало надежное обеспечение бумажных денег. По закону от 3 января 1897 г. эмиссия кредитных билетов в размере до 600 млн руб. должна была покрываться золотом не менее чем на 50%, а вся дополнительная эмиссия — на 100%. Этот принцип неукоснительно выполнялся. Так, на 1 января 1914 г. Государственным банком было выпущено кредитных билетов на сумму 1665 млн руб., а золотое покрытие составляло 1695 млн руб. [20]. В-пятых, реформа была тщательно подготовлена, к моменту ее проведения Государственным банком был накоплен золотой запас, почти равный количеству находившихся в обращении кредитных билетов (к 1897 г. этот запас составлял 1095 млн руб.) [21]. В 1883— 1885 гг. правительство изымало из обращения кредитные билеты, добилось практической неизменности денежной массы во второй половине 1880-х гг., а в 1890-е гг. воздерживалось от эмиссии, исключая лишь голодные годы. В-шестых, денежная реформа 1895— 1897 гг. не имела конфискационного характера, она не вызвала пертурбации цен и недовольства населения.

Реформа Витте потребовала значительных финансовых ресурсов. Их накопление началось заблаговременно, что позволило избежать излишнего перенапряжения экономики. Можно спорить о «гуманности» мер, принимавшихся правительством для мобилизации этих ресурсов, однако с финансовой точки зрения выбор оказался оправданным: средства в необходимых количествах были действительно получены в нужное время. Создание огромного золотого запаса стало возможным благодаря активности торгового, а также платежного баланса в 1881 — 1897 гг., увеличению добычи золота в стране, получению займов за границей, взиманию пошлин на товары в золоте, росту прямых и косвенных налогов с населения. Таким образом, за успех реформы была заплачена немалая цена.

Оценивая денежную реформу Витте, нельзя не отметить, что она отличается известным консерватизмом, и это вполне соответствовало взглядам царского министра финансов по проблемам теории денег. Очевидно, требование 100%-го золотого обеспечения эмиссии, превышавшей 600 млн руб., было чрезмерным. Как показывает международная практика применения золотого стандарта, для устойчивости денежной системы достаточно гораздо меньшего золотого обеспечения (например, 20—30%). Более того, при меньшем металлическом обеспечении была бы гораздо выше эластичность денежного обращения. При подготовке реформы не пришлось бы создавать громадный золотой запас и, следовательно, внешняя задолженность России в конечном счете была бы меньше. Использование золотых резервов государства могло бы быть более эффективным.

С.Ю. Витте стремился усовершенствовать систему налогообложения промышленности и торговли таким образом, чтобы она обеспечивала поступление необходимых средств в казну и в то же время оставляла предпринимателям достаточную часть дохода. В этих целях в 1898 г. было принято положение о государственном промысловом налоге. По этому закону промысловым налогом облагались прежде всего не предприниматели, а предприятия. В большинстве случаев в виде налогов изымалось менее 20% прибыли предприятий. Думается, что этот уровень налогообложения компаний может служить ориентиром и при решении проблемы оптимальности налоговых и иных платежей в бюджет в современных условиях. Есть достаточные основания полагать, что в 1890-е гг. была найдена «золотая середина» между стремлением государства к увеличению своих доходов от промышленности и торговли и интересами предпринимателей. Это тоже одна из серьезных заслуг С.Ю. Витте.

Нормальное развитие экономики невозможно в период серьезных обострений классовых конфликтов. Это хорошо понимал руководитель Министерства финансов, стремившийся обеспечить баланс интересов работодателей и рабочих. Особенно большое значение для регулирования отношений между трудом и капиталом имел принятый в 1897 г. Закон «О продолжительности и распределении рабочего времени в заведениях фабрично-заводской промышленности», по которому устанавливалась максимальная продолжительность рабочего дня (11,5 часа). В 1903 г. был утвержден Закон об ответственности предпринимателей за увечье рабочих на производстве. Есть данные о том, что С.Ю. Витте склонялся к мысли о необходимости разрешить рабочим проводить экономические забастовки. В период его пребывания на посту министра финансов значительно активизировалась деятельность фабричной инспекции. В «рабочем законодательстве» Витте зашел настолько далеко, что его стали обвинять в «социализме». Эти обвинения он решительно отвергал [22].

Отношения Витте с Николаем II складывались не столь гладко, как с Александром III. Это явилось одной из причин того, что в августе 1903 г. он был уволен с поста министра финансов и назначен председателем Комитета министров. В октябре 1905 г. он возглавил Совет министров, в который был преобразован прежний Комитет министров. В сентябре 1905 г. С.Ю. Витте был пожалован титул графа, чем были отмечены его заслуги в подписании Портсмутского мира с Японией. Впрочем, злые языки называли Витте «графом полусахалинским», поскольку Россия уступила Японии Южный Сахалин. Известно, что Витте принадлежит проект манифеста 17 октября, подписанного царем в разгар первой русской революции и декларировавшего основные принципы буржуазного парламентаризма.

У Витте было немало недоброжелателей. Особенно недружелюбно относились к нему представители генералитета. В адрес С.Ю. Витте раздавались обвинения в карьеризме, беспринципности, стремлении распродать Россию. С его деятельностью кое-кто даже связывал поражение России в Русско-японской войне. В апреле 1906 г. он был вынужден уйти в отставку.

До своей кончины (28 февраля 1915 г.) С.Ю. Витте являлся членом Государственного совета и председателем Комитета финансов, занимался публицистической деятельностью. В 1907—1912 гг. им были написаны мемуары («Воспоминания»), представляющие большой интерес как исторический источник. В 1912 г. были опубликованы его работы «По поводу национализма. Национальная экономия и Фридрих Лист» и «Конспект лекций о народном и государственном хозяйстве». Последние годы своей жизни С.Ю. Витте провел в основном в Петербурге и за границей.

Сергей Юльевич Витте был человеком своей эпохи, и задачи, которые ему приходилось решать, были во многом другими, чем сейчас. Однако он обладал такими качествами государственного деятеля и реформатора, которые вызывают большое уважение и у наших современников. Прежде всего это служение высшим интересам Отечества, исключительный профессионализм и компетентность, умение проводить в жизнь собственную позицию, целеустремленность и огромная работоспособность.

Примечания

  • 1. Ленин В.И. Поли. собр. соч., т. 6, с. 259. Из исследований советских ученых, посвященных деятельности С.Ю. Витте, особо отметим: Ананьин Б.В., Ганелин Р.Ш. Сергей Юльевич Витте // Вопросы истории. 1990. № 8; Власенко Е.В. Денежная реформа в России 1895—1898 гг. Киев, 1949; Игнатьев А.В. С.Ю. Витте — дипломат. М., 1989; Тарле Е.В. Граф С.Ю. Витте. Л., 1927. Из работ зарубежных авторов по истории капиталистической индустриализации России наиболее известными являются: Gerschenkron A. Agrarian policies and industrialization: Russia 1861 — 1917. — in: The Cambridge economic history of Europe. Vol. 6. Pt. 2. Cambridge, 1965; Laue Th.H. von. Sergei Witte and the industrialization of Russia. N.Y., L., 1963; NoetzolclJ. Wirtschaftspolitische Alternativen der Entwicklung Russlands in der Aera Witte und Stolypin. Berlin, 1966.
  • 2. Bumme С.Ю. Воспоминания. T. 2. M., 1960. C. 515.
  • 3. Там же. T. 1. С. XXII.
  • 4. Цит. по: Шепелев Л.Е. Царизм и буржуазия во второй половине XIX века. Л., 1981. С. 195.
  • 5. Цит. по: Там же. С. 197.
  • 6. См.: История рабочего класса СССР. Рабочий класс России от зарождения до начала XX в. М., 1983. С. 169-171, 177.
  • 7. Bumme С.Ю. Воспоминания. Т. 2. С. 251, 254.
  • 8. См.: Лященко П.И. История народного хозяйства СССР. Т. 2. ОГИЗ, 1948. С. 198-199.
  • 9. См.: Гиндин И.Ф. Д.И. Менделеев о развитии промышленности в России // Вопросы истории. 1976. № 9. С. 210.
  • 10. Bumme С.Ю. Воспоминания. Т. 2. С. 501—502.
  • 11. См.: Шепелев Л.Е. Указ. соч. С. 192.
  • 12. См.: Moritsch А. Landwirtschaft und Agrarpolitik in Russland vor der Revolution. Wien et al., 1986. S. 40-43.
  • 13. Service R. The Russian Revolution 1900—1927. Houndmills et ah, 1991. P. 5—8. См. также: Hildermeier M. Die russische Revolution, 1905—1921. Frankfurt am Main, 1989. S. 25—26.
  • 14. Cm.: Bumme С.Ю. Конспект лекций о государственном хозяйстве, читанных... вел. князю Михаилу Александровичу в 1900-1902 гг. СПб., 1914. С. 46-48.
  • 15. Bumme С.Ю. Воспоминания. Т. 2. С. 93.
  • 16. Там же. С. 96.
  • 17. Там же. С. 94.
  • 18. Там же. С. 98.
  • 19. Туган-Барановский М.И. Бумажные деньги и металл. Пг., 1917. С. 83.
  • 20. См.: Лященко П.И. Указ. соч. С. 353.
  • 21. См.: Хромов П.А. Экономическая история СССР. М., 1982. С. 114.
  • 22. Попытки приписать С.Ю. Витте склонность к марксизму встречаются и в наше время. Так, М. Казер, имея в виду приверженность С.Ю. Витте идее государственной координации экономического развития, пишет, что «Витте ... был в такой же степени плановиком, как и Маркс» (Kaser М. Soviet economics. L., 1970. Р. 54.

В. В. Дроздов

  • [1] Статья перепечатана из: Рынок и реформы в России: исторические и теоретические предпосылки. Мосгосархив, 1995. С. 43—57.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы