ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИКА

Зародившись в сельском хозяйстве и торговле, теневая экономика быстро начала охватывать и промышленность. Тотальный дефицит привел к тому, что даже государственные предприятия были вынуждены покупать сырье, материалы и мелкое оборудование на теневом рынке, так как официальных поставок не хватало. В России периода военного коммунизма отсутствовала криминальная теневая экономика: торговля оружием, наркобизнес, рэкет. Основная причина — наркотики и оружие были широко распространены, совсем не дефицитны, и торговля ими не приносила особой прибыли. Что касается рэкета, то российский уголовный мир того времени не был достаточно организован, поэтому он не мог монополизировать торговлю хлебом, подобно тому, как американская «Коза Ностра» монополизировала торговлю алкоголем. Российский мешочник занял место, которое в США 1920-х гг. занимал гангстер, но мешочниками в России были отнюдь не профессиональные преступники, а обычные люди; голод толкал их на теневую деятельность. Именно в силу этого рынок России того периоды был «серо-черным». (Серый по субъектам — обычные люди, не преступники; черный по объекту, так как хлеб — запрещенный товар.)

Теневая экономика в любые исторические периоды выступает антиподом официальной системе, но ее особенность в период военного коммунизма — взаимосвязь с военно-политической оппозицией легальной власти. Такой оппозицией стала анархистская «Махновия» на юге Украины. Анархистский вариант самоуправляющейся экономики обеспечивал свободу рук владельцам запасов хлеба. Махно обращался к рабочим Екатеринославской губернии — основной базе махновского движения — с призывом налаживать с крестьянами прямой, натуральный продуктообмен, минуя государственные структуры. Таким образом, в России периода военного коммунизма сложилось три варианта хозяйственного регулирования: командный (большевики), формально-рыночный («белые»), неформально-рыночный («зеленые», Махно).

Острое недовольство крестьян действиями продотрядов, изымавших хлеб прямыми насильственными методами, предопределило необходимость новых мер. 11 января 1919 г. для упорядочения обмена между городом и деревней декретом ВЦИК введена продразверстка. Ее суть — изъятие у крестьян излишков, которые вначале определялись как то, что произведено сверх потребностей крестьянской семьи. Потребности ограничивались установленной нормой. Но вскоре излишки стали определяться потребностями государства и армии. Государство заранее объявляло свои потребности в хлебе в конкретных цифрах, а затем их делили по губерниям, уездам и волостям. «Разверстка, данная на волость, уже является сама по себе определением излишков», — так написано в инструкциях, спускаемых на места сверху в 1920 г. Изначальная заданность поставок вносила определенность, что было легче, чем откровенно неограниченное изъятие хлеба продотрядами. Однако и продразверстка встречала резкое недовольство крестьян.

Свертывание товарно-денежных отношений вело к запрещению (т.е. официальному запрещению де-юре) в большинстве губерний России оптовой и частной торговли. Распалась единая денежная система. За 1919 г. курс рубля упал в 3136 раз. В этих условиях большевики вынужденно перешли от денежной к натуральной заработной плате. За натурализацией зарплаты последовала отмена платы за городской и железнодорожный транспорт, за топливо, фураж, продовольствие, предметы широкого потребления, медицинские услуги, жилье и т.д. (декабрь 1920 г.). Таким образом, был введен уравнительный принцип распределения. С июня 1918 г. вводится карточная система. Снабжение осуществляется по четырем категориям. По первой категории снабжались рабочие оборонных предприятий и рабочие-транспортники, занятые тяжелым физическим трудом. По второй — остальные рабочие, служащие, домашняя прислуга, фельдшера, учителя, кустари, парикмахеры, извозчики, портные и инвалиды. По третьей — директора, управляющие и инженеры промышленных предприятий, большая часть интеллигенции и служители культа. По четвертой — лица, пользующиеся наемным трудом и живущие с доходов на капитал, а также лавочники и торговцы в разнос. Беременные и кормящие женщины относились к первой категории. Дети до трех лет дополнительно получали молочную карточку, а до 12 лет — продукты по второй категории. В 1918 г. в Петрограде месячный паек по первой категории составлял 25 фунтов хлеба (1 фунт = 409 г), 0,5 ф. сахара, 0,5 ф. соли, 4 ф. мяса или рыбы, 0,5 ф. растительного масла, 0,25 ф. суррогатов кофе. Нормы по четвертой категории были почти по всем продуктам в три раза меньше, чем по первой. Но и эти продукты выдавались нерегулярно. В Москве в 1919 г. рабочий по карточкам получал паек калорийностью 336 ккал, тогда как суточная физиологическая норма составляла 3600 ккал. Рабочие губернских городов получали питание ниже физиологического минимума (весной 1919 г. — 52%, в июле — 67%, в декабре — 27%).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >