Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Социально-экономическая история России

ПОСЛЕДСТВИЯ ПОЛИТИКИ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА

Голод и полное отсутствие материальных стимулов привели к резкому снижению производительности труда. Выработка на одного рабочего в 1920 г. составляла менее одной трети довоенного уровня. Исчезало само желание трудиться. На многих предприятиях прогулы составили до 50% рабочих дней. Для укрепления дисциплины предпринимались административные меры. Отсутствие экономических стимулов, голодная жизнь рабочих, а также катастрофическая нехватка рабочих рук и всеобщая уравниловка вызвали необходимость принудительного труда. В основном не оправдались и надежды на классовую сознательность пролетариата. Методом политики военного коммунизма становится милитаризация труда. В 1918 г. она охватила рабочих и служащих оборонных отраслей промышленности; к концу 1919 г. на военное положение переведены все отрасли промышленности и железнодорожный транспорт. 14 ноября 1919 г. СНК принял «Положение о рабочих дисциплинарных товарищеских судах». «Положение» предусматривало отправку злостных нарушителей дисциплины на тяжелые общественные работы, а в случае «упорного нежелания подчиниться товарищеской дисциплине» подвергать «как не трудовой элемент увольнению с предприятий с передачей в концентрационный лагерь».

С милитаризацией труда связано и введение всеобщей трудовой повинности для лиц от 16 до 50 лет. 15 января 1920 г. СНК издал постановление о первой революционной армии труда, чем узаконил использование армейских подразделений на хозяйственных работах. 20 января 1920 г. СНК принял постановление о порядке проведения трудовой повинности: население независимо от постоянной работы привлекалось к выполнению трудовой повинности (топливной и дорожной). Широко практиковались трудовые мобилизации. Вводились трудовые книжки. Для контроля над исполнением всеобщей трудовой повинности создан специальный комитет (руководил Ф.Э. Дзержинский). Лица, уклоняющиеся от общественно полезных работ, строго наказывались и лишались продовольственных карточек.

Аграрная политика большевиков периода военного коммунизма отличалась крайней противоречивостью. После принятия ВЦИК постановления от 14 февраля 1919 г. «О социалистическом землеустройстве и мерах перехода к социалистическому земледелию» развернута кампания создания коммун и артелей. В ряде районов власти принимали постановления об обязательном переходе весной 1919 г. к коллективной обработке земли. Однако вскоре стало ясно: на социалистические эксперименты крестьянство не пойдет. Попытки навязать коллективные формы хозяйства могли окончательно оттолкнуть крестьян от советской власти. Поэтому на VIII съезде РКП(б) в марте 1919 г. делегаты провозгласили союз государства с середняком. Противоречивость аграрной политики большевиков проявилась и в отношении к кооперации. Декрет Совнаркома от 16 марта 1919 г. «О потребительских коммунах» ставил кооперацию в положение придатка государственной власти. Все потребительские общества на местах принудительно сливались в кооперативы — «потребительские коммуны», которые объединялись в губернские союзы, а они в Центросоюз. Государство возложило на потребительские коммуны распределение продовольствия и предметов потребления в стране. Кооперация как самостоятельная организация населения перестала существовать. Название «потребительские коммуны» вызывало неприязнь у крестьян, поскольку отождествлялось у них с тотальным обобществлением собственности, в том числе личной.

Проведение мер по милитаризации экономики нераздельно связано с политической диктатурой большевиков. В деятельности Советов после временного запрещения принимали участие представители других социалистических партий. Но все же большевики составляли большинство во всех правительственных учреждениях, на съездах Советов, в исполнительных органах. Активно шел процесс сращивания партийных и государственных органов. Губернские и уездные партийные комитеты определяли состав исполкомов и издавали за них распоряжения. Под влиянием Гражданской войны в стране складывалась военно-приказная диктатура, повлекшая за собой: сосредоточение управления не в выборных органах, а в исполнительных учреждениях; усиление единоначалия; формирование чиновничьей иерархии с огромным числом служащих; удаление народа от власти.

Главный метод установления политической диктатуры в период военного коммунизма — революционный террор. Формально большевики провозгласили политику террора в сентябре 1918 г., после убийства М.С. Урицкого и покушения на В.И. Ленина. Но фактически к практике террора они прибегали уже с конца 1917 г. Вначале преследованиям подвергались представители оппозиционных партий, а затем «всякие тунеядцы, паразиты, бывшие буржуи, дворяне, священники, провокаторы, саботажники» и прочие «чуждые элементы». Декрет от 6 июля 1918 г. (мятеж левых эсеров) восстановил смертную казнь. Массовый характер казни приобрели с сентября 1918 г. 3 сентября в Петрограде было расстреляно 500 заложников и «подозрительных лиц». В сентябре 1918 г. местные ЧК получили от Дзержинского распоряжение, в котором говорилось, что в обысках, арестах и казнях они совершенно независимы, но после их проведения чекисты должны отчитаться перед Совнаркомом. За одиночные казни не надо было отчитываться. Осенью 1918 г. карательные меры чрезвычайных органов почти вышли из-под контроля. Это заставило VI съезд Советов ограничить террор рамками «революционной законности». Говоря о красном терроре, следует помнить: на территориях, занятых белыми, творилось не меньше злодеяний. В составе белых армий существовали особые карательные отряды, разведывательные и контрразведывательные подразделения. Они прибегали к массовому и индивидуальному террору против населения, выискивая коммунистов и представителей Советов, участвуя в сжигании и казнях целых деревень. В условиях упадка морали террор быстро набирал обороты. По вине той и другой стороны гибли десятки тысяч неповинных людей.

Распространенная форма революционного террора — концентрационные лагеря. Функционировали два вида лагерей: в ведении ГПУ при НКВД РСФСР (1922—1923 гг.) для лиц, осужденных революционным трибуналом; в ведении ВЧК для «потенциальных классовых врагов, арестованных в административном порядке. По официальным данным, в 1922 г. (1917— 1922 гг.) в лагерях Н КВД находились 51 тыс. человек; в лагерях ВЧК — 25 тыс.

Трагические последствия военного коммунизма невозможно отделить от последствий Гражданской войны. Самыми невосполнимыми стали потери населения — около 13 млн человек. Если осенью 1917 г. население России составило 147 644,3 тыс., то на начало 1922 г. — 134 903,1 тыс. человек (по сопоставимой территории). Это в шесть раз превышало потери в годы Первой мировой войны[1].

Народное хозяйство было парализовано кризисом. Разваливалась тяжелая промышленность. В 1919 г. все домны страны погасли. Советская Россия не производила металла, а жила запасами дореволюционного периода. В начале 1920 г. удалось запустить 15 доменных печей: они давали около 3% металла, выплавлявшегося в царской России накануне Первой мировой войны. Катастрофа в металлургии сказалась на металлообрабатывающем производстве: сотни предприятий закрывались. Советская Россия, отрезанная от шахт Донбасса и бакинской нефти, испытывала жесточайший топливный голод. Основным видом топлива стали дрова и торф. В 1919 г. из-за отсутствия хлопка почти полностью встала текстильная отрасль. Она давала всего 4,7% продукции довоенного времени. Льняная промышленность давала только 29% от довоенного уровня. К 1920 г. состояние промышленности еще больше ухудшилось и стало катастрофическим (табл. 10.1). Промышленности и транспорту не хватало не только сырья и топлива, но и рабочих рук. К концу Гражданской войны в промышленности было занято менее 50% численности пролетариата в 1913 г. Кардинально изменился состав рабочего класса. Его костяк составляли теперь не кадровые рабочие, а выходцы из непролетарских слоев городского населения, а также мобилизованные из деревень крестьяне.

Состояние советской промышленности в 1918-1920 гг. (%)

Показатели

1913 г.

1918 г.

1919 г.

1920 г.

Валовая продукция цензовой продукции

100

35,4

17,4

14,8

Добыча угля

100

44,8

32,0

29,4

Добыча нефти

100

39,5

48,8

41,6

Источник: Народное хозяйство СССР в цифрах (1860—1938). С. 67.

К 1918 г. валовой сбор главных зерновых культур снизился по сравнению со средним довоенным уровнем примерно на 500 млн пудов, т.е. на 13%; в 1920 г. он упал по сравнению с 1918 г. на 1200 млн пудов, т.е. на 36,4%, а в 1921 г. — еще на 400 млн пудов.

В 1920 г. голод и эпидемии охватили территории губерний Центрального промышленного района. В 1921—1922 гг. под угрозой вымирания оказалось 45 млн человек из поволжских и украинских губерний.

Развал промышленности и голод вынудил почти 1 млн рабочих уйти в деревню. Крестьяне голодных губерний тоже оставляли свои дома и уходили в поисках куска хлеба. В 1921—1922 гг. официально насчитывалось около 1,5 млн беженцев.

Но политика военного коммунизма, неизбежная в годы войны, не могла привести к социализму. К концу войны стала очевидной опасность форсирования социально-экономических преобразований и эскалации насилия. Сама жизнь заставила большевиков пересмотреть основы военного коммунизма. Летом 1921 г. в России начался тотальный голод, обусловленный как засухой 1920— 1921 гг., так и методами ведения сельского хозяйства. В стране проходят антибольшевистские выступления, популярными становятся лозунги: «За Советы без коммунистов», «Долой диктатуру пролетариата». Продолжать далее политику военного коммунизма стало опасно для самой власти большевиков. На X съезде партии военно-коммунистические методы хозяйствования, базировавшиеся на принуждении, объявлены отжившими, провозглашались методы новой экономической политики (НЭП).

Вопросы для обсуждения

  • 1. Каковы истоки военного коммунизма и происхождение термина «военный коммунизм»?
  • 2. Охарактеризуйте сущность и методы проведения военного коммунизма.
  • 3. Какова была теневая экономика периода военного коммунизма?
  • 4. Каковы причины бюрократизации хозяйства?
  • 5. Каковы последствия политики военного коммунизма?

  • [1] См.: Поляков Ю.А. Воздействие государства на демографические процессы в СССР (1920—1930-е годы) // Вопросы истории. 1995. № 3. С. 123.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы