Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Социально-экономическая история России

ЭКОНОМИКА СССР В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1945 гг.)[1]

Созданная в годы первых пятилеток модель экономики изначально была ориентирована на функционирование в условиях войны («военного лагеря»)[2].

В резолюции о пятилетием плане, одобренной XV съездом партии в 1927 г., говорилось: «Ввиду вероятного военного нападения капиталистических государств на пролетарское государство в пятилетием плане должно быть обращено максимальное внимание на возможное скорейшее развитие тех секторов экономики в целом и промышленности в частности, которые играют основную роль в обеспечении обороны страны и экономической стабильности в военное время». В том же году в Госплане создан оборонный сектор, и его работа оставалась важной вплоть до завершения эпохи советского планирования.

Военные факторы играли существенную роль при принятии решений о территориальном размещении производств, при принятии инвестиционных решений, как инфраструктурных (строительство некоторых каналов и железных дорог), так и промышленных (быстрое развитие сталелитейной отрасли). Чтобы поддерживать и улучшать качество военной продукции, ее военные потребители — в отличие от гражданских — были уполномочены направлять агентов по снабжению на предприятия для надзора за качеством. Военная промышленность пользовалась приоритетом при распределении материалов и трудовых ресурсов.

Тем не менее война резко изменила задачи, стоявшие перед советской экономикой. Особое значение в первые месяцы войны приобрели массовое перебазирование из фронтовых и прифронтовых районов огромного количества ценностей, оборудования и миллионов людей на тысячи километров в восточные районы страны, обеспечение в кратчайшие сроки на новом месте выпуска продукции, остро необходимой фронту.

Сразу после вторжения немецко-фашистских захватчиков на территорию СССР организован Государственный комитет обороны (ГКО) во главе с И.В. Сталиным, направлявший и координировавший деятельность партийных и военных органов, органов государственной безопасности, руководства экономикой.

За годы войны ГКО принял примерно 10 тыс. постановлений и указов (в среднем 7—8 в день); из них две трети касались экономических вопросов и организации военного производства. Одним из величайших достижений ГКО стала организация эвакуации предприятий и населения на Восток. Всего эвакуировано с июля по декабрь 1941 г. из угрожаемых районов 2593 предприятия. В их числе 1523 крупных предприятия, из которых 1360 предприятий, главным образом военных, эвакуированы уже в первые три месяца войны. Из общего числа эвакуированных крупных предприятий 667 было направлено на Урал, 308 — в Казахстан и Среднюю Азию, 244 — в Западную Сибирь, 226 — в Поволжье, 78 — в Восточную Сибирь. В тыловые районы было вывезено железнодорожным транспортом более 10 млн человек, водным — более 2 млн человек.

За время войны из районов, которым угрожал захват противником, по железным дорогам проследовало около 1,5 млн вагонов, или 30 тыс. поездов, с эвакуированными грузами. Из западных районов перемещено 2,4 млн голов крупного рогатого скота, 5,1 млн голов овец и коз, 0,8 млн лошадей, 0,2 млн свиней, много сельскохозяйственной техники, зерна и другого продовольствия.

Временная потеря очень важных в экономическом отношении районов и индустриальных центров в первые месяцы войны тяжело отразилась на работе всех отраслей народного хозяйства. Конец 1941 — начало 1942 гг. был самым сложным периодом для советской экономики. Народное хозяйство испытывало острую нехватку рабочей силы, топлива, электроэнергии, сырья, различных материалов. Объем валовой продукции промышленности с июня по декабрь 1941 г. уменьшился в 1,9 раза. Но уже в декабре 1941 г. снижение промышленного производства было приостановлено. А к середине 1942 г. утраченные мощности военной промышленности удалось не только восстановить, но и превзойти. Советский Союз создал слаженное военное хозяйство, способное обеспечить в возрастающих размерах производство военной продукции.

Общенародный подъем, героизм всего народа и на фронте, и в тылу сыграли ключевую роль в победе над фашизмом. Перед лицом врага теряли остроту классовые, национальные и т.п. противоречия. Все народы Советского Союза, мужчины и женщины, старики и дети, даже заключенные — все работали на победу1. Работу тыла определял лозунг: «Все для фронта, все для победы над врагом!»

  • 12 июля 1941 г. Президиум Верховного Совета принял Указ «Об освобождении от наказания осужденных по некоторым категориям преступлений». В соответствии с этим указом в местностях, объявленных на военном положении, подлежали освобождению заключенные, осужденные: по указам от 26 июля и 10 августа 1940 г. («О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» и «Об уголовной ответственности за мелкие кражи на производстве и за хулиганство»), кроме злостных хулиганов и рецидивистов; за маловажные бытовые преступления, имевшие остаток срока менее года; беременные женщины и женщины, имевшие малолетних детей (кроме осужденных за контрреволюционные преступления, бандитизм и рецидивисток); учащиеся ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО, осужденные по Указу от 28 декабря 1940 г. за нарушение дисциплины и самовольный уход из училища (школы).
  • 24 ноября 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР распространил действие Указа от 12 июля 1941 г. на все местности СССР и принял решение о дополнительном освобождении некоторых категорий заключенных, например, бывших военнослужащих, осужденных за несвоевременную явку в часть и малозначительные должностные, хозяйственные и воинские преступления, совершенные до начала войны, при этом они передавались в части действующей армии. Освобождению также подлежали нетрудоспособные инвалиды, старики, имевшие остаток срока наказания до 3 лет, кроме осужденных за контрреволюционные преступления.

С учетом кадровых сотрудников — 117 000, в том числе 93 500 человек из военизированной охраны, — за три годы войны из ГУЛАГа на комплектование Красной армии было передано 1 092 000 человек (Военно-исторический журнал. 1991. № 1. С. 19—20).

В 1940—1942 гг. численность промышленного рабочего класса в СССР сократилась с 11 до 7,2 млн чел. Доля женщин в промышленном производстве возросла с 41 до 52%. Рабочая неделя увеличилась с 48 до 54 часов.

Накануне войны советская и германская экономики были сравнимы по своим размерам. С учетом территориальных захватов 1939—1940 гг., реальный национальный доход СССР в 1940 г. лишь немного превышал германский. В 1940—1942 гг. германская экономика росла, а экономика СССР сжималась и к 1942 г. составляла только две трети от уровня Германии. Несмотря на это, уже в 1942 г. Советская армия не только не уступала врагу численно (что объяснимо с точки зрения демографии), но была и оснащена лучше. Железнодорожная эвакуация оборудования и целых предприятий сместила географический центр экономики на сотни километров на восток. К 1943 г. три пятых советского промышленного производства приходилось на нужды обороны. Абсолютный мировой рекорд[3]. Параллельно производство продовольствия, топлива и металла для гражданских нужд сократилось более чем вдвое к 1942 г. Сократилось в среднем на две пятых снабжение продовольствием. К 1943 г. гражданское потребление было увеличено.

В 1942 г. в восточных районах стали давать металл 20 новых электропечей, 9 прокатных станов. Общая мощность турбин, введенных в действие в 1942 г. в этих районах, составила 672 тыс. кВт. Были введены в эксплуатацию Челябинская ТЭЦ, Карагандинская ГРЭС, Кирово-Чепецкая ТЭЦ. Всего же за годы войны выпуск продукции на Урале возрос в 3,6 раза, в Сибири — в 2,8 раза, в Поволжье — в 2,4 раза. Особенно высокими темпами в восточных районах страны увеличивался выпуск военной продукции. Так, в 1942 г. по сравнению с 1940 г. на Урале он возрос более чем в 5 раз, в Поволжье — в 9 раз, в районах Западной Сибири — в 27 раз.

Коренной перелом в работе промышленности, начавшийся во второй половине 1942 г., был закреплен в 1943 г.; по сравнению с 1940 г. продукция оборонных отраслей увеличилась более чем в 2 раза. СССР превзошел фашистскую Германию в целом за 1942 г. по производству танков и САУ в 3,9 раза, боевых самолетов — в 1,9, орудий всех видов и калибров — в 3,1, винтовок и карабинов — в 3 раза. Больше было выпущено и боеприпасов.

В 1943 г. прочно встали на путь подъема металлургическая, угольная, электроэнергетическая, станкостроительная промышленность. Высокого уровня достигло производство вооружения и боевой техники, интересам которого подчинено развитие всех отраслей народного хозяйства. Железнодорожный транспорт, несмотря на возросшие к нему требования, бесперебойно осуществлял перевозки воинских и важнейших народнохозяйственных грузов. Социалистическое сельское хозяйство, остро нуждавшееся в рабочей силе и технике, тем не менее снабжало армию и население продовольствием, промышленность — сырьем.

Национальный доход — показатель, наиболее полно и точно демонстрирующий масштабы и темпы социалистического воспроизводства, — в целом достиг высокого уровня за время войны. По сравнению с 1943 г. объем национального дохода в 1944 г. увеличился на 19,2%, а по сравнению с 1942 г., годом набольшего упадка национального дохода, — на 34,6%. Несмотря на ущерб, причиненный войной народному хозяйству, национальный доход составил уже в 1944 г. 88% от уровня довоенного 1940 г.[4] Это свидетельствовало о быстром развитии народного хозяйства как в тыловых, так и в освобождаемых районах.

Большие изменения произошли в распределении национального дохода. Доля накопления в общем объеме национального дохода увеличилась с 7% в 1943 г. до 15% в 1944 г.; доля потребления (включая личное потребление военнослужащих) повысилась с 60% в 1943 г. до 61% — в 1944 г.; доля военных расходов (без личного потребления военнослужащих) снизилась с 33% в 1943 г. до 24% в 1944 г.[5] Таким образом, если в начале рост военных расходов привел к резкому сокращению доли национального дохода, идущей на накопление и личное потребление, то в 1944 г. четко определилась новая структура распределения национального дохода: существенно возросла доля накопления; впервые за годы войны увеличилась, хотя и незначительно, доля потребления. Удельный вес военных расходов по сравнению с начальным периодом войны немного уменьшился, хотя в абсолютном выражении военные расходы росли.

Национальный доход, полностью обеспечивая военные расходы, в 1944 г. во все больших размерах стал направляться на капитальные вложения в тяжелую индустрию и транспорт. Капитальные вложения государственных и кооперативных организаций (без колхозов) впервые за годы войны существенно увеличились с 25,1 млрд руб. в 1943 г. до 34,1 млрд руб. в 1944 г. Общий объем капитальных вложений в промышленность составил в 1944 г. 18,9 млрд руб. против 13 млрд руб. в 1943 г. и достиг объема капитальных вложений 1940 г. Четыре пятых этой суммы были направлены в черную металлургию, энергетическую, нефтяную, газовую, угольную, машиностроительную и химическую промышленность, т.е. в ключевые отрасли индустрии, от развития которых зависело бесперебойное снабжение фронта и воспроизводство народного хозяйства в целом. В 1944 г. производственные основные фонды промышленности составили 92% от уровня 1940 г. и на 9% превысили объем основных фондов в 1943 г. Особенно резко возросли производственные основные фонды черной металлургии и угольной промышленности в результате восстановления угольной промышленности Донбасса и металлургических заводов Юга. Характерно, что более 40% капитальных вложений (14,2 млрд против 4,1 млрд руб. в 1943 г.) было направлено на восстановление народного хозяйства освобожденных районов[6].

Рост социалистического хозяйства, снижение издержек производства и обращения позволили увеличить накопления предприятий. Впервые за время войны в 1944 г. государственный бюджет был сведен без дефицита. Расходы на оборону страны в этом году составили 137,8 млрд против 125 млрд руб. в 1943 г. Тем не менее их удельный вес в общей сумме расходов государственного бюджета снизился с 59,5% в 1943 г. до 52,2% в 1944 г. В то же время значительно повысились расходы на народное хозяйство и социально-культурные мероприятия[7]. Следовательно, структурные изменения, произошедшие в 1944 г. в национальном доходе, получили отражение и в государственном бюджете СССР.

Быстрыми темпами продолжала развиваться тяжелая промышленность. Если в 1943 г. выпуск продукции тяжелой, в том числе и военной, промышленности составлял к уровню 1940 г. 119%, то в 1944 г. он повысился до 136%[8]. Естественно, что особенно бурно развивалось военное производство. Это позволило обеспечить Красную армию первоклассной военной техникой, необходимой для широкого развертывания наступательных операций и достижения решающих успехов на полях сражений.

Благодаря росту тяжелой индустрии в больших масштабах стали выполняться строительные работы для промышленности и транспорта, расширилось производство оборудования для металлургической и угольной промышленности, электростанций, машиностроения, увеличился выпуск запасных частей к подвижному составу железных дорог, тракторам, сельскохозяйственным машинам и т.д.

В 1944 г. повысился валовой сбор важнейших сельскохозяйственных культур. Этому способствовали благоприятные погодные условия. Несколько возросло производство продуктов животноводства. Сдвиги в сельском хозяйстве позволили лучше обеспечивать армию и население продовольствием, а промышленность — сырьем.

Улучшение снабжения промышленности и других отраслей народного хозяйства топливом, сырьем, материалами способствовало более нормальной, бесперебойной работе предприятий.

В 1944 г. валовая продукция промышленности, перешагнув довоенный уровень, составила 104% по отношению к 1940 г., а производство военной продукции — 312%[9]. Увеличение собственно военного производства стало возможно в результате общего роста промышленности, главным образом ее ведущих отраслей — металлургической, топливной, электроэнергетической, химической. Если в 1944 г. валовая продукция всей промышленности возросла против 1943 г. на 15%, то продукция черной металлургии — на 25, цветной металлургии — на 35, топливной промышленности — на 21, химической и резино-асбестовой промышленности — на 29, производство электроэнергии — на 21%[10]. Тяжелая индустрия, опережая в своем развитии другие отрасли народного хозяйства, создала прочную основу для роста производства вооружения и боевой техники, а также всей советской экономики.

Уже с 1943 г. растет в промышленном производстве роль освобожденных районов. В 1943 г. валовая продукция промышленности этих районов составляла всего 6% к уровню 1940 г., а в 1944 г. уже 18%. Резко возросла их доля в годовом приросте продукции важнейших отраслей промышленности. Так, в годовом приросте чугуна она составила 47%, стали — около 42, проката — 38,4, угля — 70, электроэнергии — 32%[11].

Известную роль в общем балансе материальных ресурсов страны в 1944 г. играл импорт, в том числе поставки по ленд-лизу проката черных металлов, некоторых видов оборудования, металлических и кабельных изделий, химикатов и другой продукции. По ленд-лизу в 1944 г. получено 591,9 тыс. т проката черных металлов (включая 267,5 тыс. т железнодорожных рельсов), 18,6 тыс. металлорежущих станков, 1,1 тыс. магистральных паровозов, 129,1 тыс. грузовых автомашин[12]. Ввозились и некоторые виды вооружения и средств связи[13].

Характерно, однако, что в 1944 г. импорт вооружения и военного снаряжения снизился не только относительно (его доля в общем объеме импорта составляла в 1943 г. 54,1%, а в 1944 г. — около 45%), но по важнейшим видам вооружения абсолютно. Так, в 1944 г. импортировано самолетов 5749 против 6371 в 1943 г.; танков 2613 против 3123; артиллерии и боеприпасов на общую сумму 1576,3 млн руб. против 1630,8 млн руб. в 1943 г. Военная экономика СССР, достигшая высокого уровня производства, несмотря на огромные масштабы развернувшихся военных действий, могла собственными силами обеспечивать фронт необходимыми видами вооружения, боеприпасов и снаряжения.

Развитие социалистической промышленности в 1944 г., как и в течение всей войны, было подчинено задачам увеличения производства вооружения и боевой техники. Если в 1941 — 1942 гг. выпуск военной продукции возрастал, главным образом, благодаря переключению все большего и большего числа промышленных предприятий на военные рельсы, вводу в действие эвакуированных на Восток заводов, увеличению фонда рабочего времени, то в 1943 г. и особенно в 1944 г. основными факторами подъема собственно военного производства стали строительство новых и расширение действующих предприятий, повышение производительности труда, восстановление тяжелой индустрии в освобожденных районах. В целом по промышленности она увеличилась в расчете на одного рабочего по сравнению с 1943 г. на 2%[14]. Особенно возросла производительность труда на предприятиях военной промышленности.

Значительно снизилась в 1944 г. себестоимость промышленной продукции. По сравнению с 1943 г. себестоимость уменьшилась на 2,5%. Рост производительности труда и снижение себестоимости промышленной продукции явились результатом внедрения в производство передовой техники, повышения квалификации рабочих, пришедших на предприятия во время войны, дальнейшего развития социалистического соревнования.

Большое распространение в военной промышленности и в машиностроении получили поточные и конвейерные методы производства, новые прогрессивные способы обработки изделий. В 1943—1944 гг. на лучших предприятиях военной промышленности внедрен законченный поточный метод со строгим соблюдением графика на всех участках производства. Благодаря использованию этого метода крупных успехов добились работники авиационной промышленности. Они увеличили выпуск новой продукции в расчете на 1 тыс. станков на 12%. Применение поточного метода резко увеличило производительность и заводов танковой промышленности. Кировский завод во втором полугодии 1944 г. ежемесячно выпускал тяжелых танков в 3,5 раза больше, чем в 1943 г.

Важную роль сыграло применение новых высокопроизводительных систем разработки на горнорудных предприятиях. Так, в Кузнецком угольном бассейне одно из ведущих мест заняла добыча с помощью щитового крепления на мощных крутопадающих пластах (23% от всей добычи угля на шахтах комбината). Помимо увеличения добычи угля эта система дала возможность сократить расход крепежного леса на 15%. В нефтяной промышленности большое распространение получил такой эффективный способ, как вторичная эксплуатация нефтяных залежей методом накачивания газа и воды в пласт. В металлургической промышленности для доменных печей конструировались сварные кожухи взамен клепаных, что сокращало сроки строительства домен и значительно экономило металл и рабочую силу. В черной металлургии много внимания уделялось замене дефицитных легированных марок стали. На станкостроительных заводах большая экономия металла достигалась применением машинной формовки для производства средних и мелких деталей, переводом изготовления шестерен валов и рычагов с ковки на горячую штамповку и т.д.

Коммунистическая партия и советское правительство всемерно поддерживали и поощряли творческую деятельность ученых, инженеров, техников, рабочих. Так, 15 марта 1944 г. постановлением Государственного комитета обороны введено премирование инженерно-технических работников, занятых проектированием и изготовлением новых высокопроизводительных станков. Народному комиссару машиностроения предоставлялось право присваивать имя автора-конструктора новым, проверенным в производстве, высокопроизводительным и точным металлорежущим станкам с одновременным премированием изобретателя в сумме до 2,5 тыс.

руб. Наркомату станкостроения поручалось организовать в течение 1944 г. на ведущих станкостроительных заводах экспериментальные цехи, а на остальных заводах — станочные лаборатории для всесторонних научно-исследовательских работ[15].

О высокой трудовой активности масс, их растущей творческой инициативе свидетельствовали такие данные. В 1944 г. поступило 347 тыс. заявок на изобретения, технические усовершенствования и рационализаторские предложения. И это в условиях, когда большую часть составляли люди, впервые пришедшие на заводы в годы войны.

В течение всех лет войны росло всесоюзное социалистическое соревнование под лозунгами: «Работай не только за себя, но и за твоего товарища, ушедшего на фронт».

В 1944 г. магнитогорские и кузнецкие металлурги обратились к рабочим, инженерно-техническим работникам, служащим промышленности и транспорта Советского Союза с призывом помочь Красной армии скорее разгромить врага на его собственной территории. «Сейчас, когда Красная армия готовится к решающему наступлению на логово фашистского зверя и нанесению новых уничтожающих ударов по врагу, весь советский народ должен помочь стремительному натиску наших войск, чтобы в кратчайший срок сокрушить гитлеровскую Германию. Красной армии предстоит вместе с армиями наших союзников добить фашистского зверя в его собственном логове и водрузить над Берлином Знамя Победы. Для этого мы должны еще больше напрячь свои силы, преодолеть трудности и дать фронту все необходимое для полной и окончательной победы»[16].

К концу 1944 г. по всем отраслям промышленности соревновалось свыше 85% рабочих. Итоги ежемесячно подводились более чем по 50 наркоматам и главным управлениям. В течение года было присуждено 828 переходящих красных знамен — на 223 больше, чем в 1943 г., и выдано 2 тыс. премий — больше, чем в предыдущем году[17].

В годы Великой Отечественной войны десятки промышленных предприятий были удостоены высоких правительственных наград за образцовое вьполнение заказов для фронта, восстанавливаемых и строящихся заводов, шахт, рудников. Так, ленинградский Киров-

ский завод удостоен ордена Ленина, Боевого Красного Знамени и Трудового Красного Знамени и Ордена Трудового Красного Знамени.

Для повышения материальной заинтересованности работников машино-тракторных станций были установлены денежные премии за высококачественный ремонт комбайнов, сложных молотилок и другой техники. В феврале 1944 г. были учреждены нагрудные значки «Лучший тракторист», «Лучший комбайнер колхоза», «Отличный механик МТС», «Отличный механик совхоза».

О повышении трудовой активности колхозников говорит увеличение числа выработанных ими трудодней. В среднем одним трудоспособным колхозником в 1944 г. выработано 248 трудодней против 232 в 1943 г.

Вместе с тем трудности имелись, и немалые. Нефтяная промышленность, например, снизила добычу нефти; цветная металлургия — производство свинца, цинка и других цветных металлов. Насколько тревожно обстояло дело с добычей нефти, можно судить по докладу Народного комиссара нефтяной промышленности СССР, представленному в 1944 г. в Государственный комитет обороны. «Положение с добычей нефти в настоящее время внушает исключительно серьезные опасения в снабжении фронта и народного хозяйства нефтепродуктами. Почти полное прекращение бурения в южных районах обусловило непрерывное падение добычи нефти. В мае 1941 г. в среднем в сутки добывалось 96 820 т нефти, в декабре 1942 г. — 50 465 т, а в январе 1944 г. среднесуточная добыча составляет всего 47 300 т»[18]. Благодаря энергичным мерам, принятым партией и правительством, и самоотверженному труду рабочих-нефтяников добыча нефти в 1944 г. впервые за годы войны несколько повысилась. Если в 1943 г. было добыто около 18 млн т нефти, то в 1944 г. — 18,3 млн т. При этом были созданы условия для значительного роста добычи нефти в дальнейшем. В декабре 1944 г. в среднем в сутки добывалось свыше 50 тыс. т[19]. Это позволило больше производить высококачественных сортов бензина, крайне необходимых фронту.

Резко отставало производство строительных материалов и деловой древесины. В легкой промышленности не выполнен план по таким видам продукции, как хлопчатобумажные ткани и обувь. Железнодорожный транспорт ощущал нехватку вагонов.

Напряженным оставалось положение в сельском хозяйстве. Производство тракторов оставалось еще и в 1944 г. по сравнению с довоенным уровнем незначительным. Однако выпуск их все же возрос в том году до 3154 против 1063 в 1943 г. Увеличилось производство сельскохозяйственных машин и, что особенно важно, запасных частей к ним и к тракторам.

Колхозы, совхозы, МТС продолжали испытывать острый недостаток в работниках, особенно квалифицированных — трактористах, шоферах, комбайнерах, слесарях, кузнецах. Значительная часть тракторов, автомобилей, лошадей была передана на обслуживание фронта. Оставшиеся тракторы и автомашины были сильно изношены, часто выбывали из строя. Запасных частей для ремонта не хватало. Полевые работы и перевозки осуществлялись в колхозах преимущественно на живом тягле. Намного меньше стал парк основных сельскохозяйственных машин и орудий — плугов, культиваторов, сеялок, косилок, зерноочистительных машин. Сократилось снабжение сельского хозяйства горючим и минеральными удобрениями. Посевные площади в 1943 г. составляли 63% по отношению к посевным площадям 1940 г. В годы войны ухудшился уход за посевами, снизилась урожайность, уменьшились валовые сборы сельскохозяйственных культур. Особенно большие затруднения переживало сельское хозяйство освобожденных районов, разоренное фашистской оккупацией. Очень тяжелым было положение и в обширных земледельческих районах Поволжья, где по сравнению с довоенным временем резко уменьшилась тракторная обработка полей.

В период уборки наряду со сложной техникой широко применялись простые уборочные машины на конной тяге — жатки, лобогрейки, а также серпы. Там, где не хватало тракторов и лошадей, на полевых работах использовались малопродуктивные коровы. Вместе с колхозниками трудились горожане, привлеченные к уборке урожая.

Валовой сбор (амбарный урожай) зерновых культур в 1944 г. вырос по сравнению с 1943 г. на 67% и составил более 49 млн т. Значительно выросло производство важнейших технических культур. Рост производства в сельском хозяйстве был связан прежде всего с расширением посевных площадей за счет освобожденных территорий.

В течение всех лет войны огромную роль в сельском хозяйстве играли женщины. На их долю приходилось 55,5% всех выработанных в колхозах трудодней. Более 250 тыс. женщин деревни находилось на руководящей работе. Среди председателей колхозов женщин было 12%, среди бригадиров полеводческих бригад — 41%, среди заведующих животноводческими фермами — 50%[20]. В сельском хозяйстве в годы войны возросла и роль молодежи. В 1944 г. подростки от 12 до 16 лет составляли в общей массе работавших колхозников 17%[21]. В промышленности доля женского труда составляла в 1944 г. 53% .

Война резко снизила жизненный уровень населения. Десятки тысяч сел, рабочих поселков и городов были разрушены немецкими войсками. Люди остались без крова, особенно в районах, подвергшихся оккупации. Тяжело жилось и тем трудящимся, которых обстановка вынудила эвакуироваться из родных мест. Снабжение населения продовольствием и предметами первой необходимости жестко регламентировалось карточной системой. На колхозные рынки поступало недостаточно продуктов, и цены на них были высокими.

Существенным дополнением к централизованным фондам продовольствия стали подсобные хозяйства предприятий. В 1944 г. в системе отделов рабочего снабжения предприятий насчитывалось 30 тыс. подсобных хозяйств с посевной площадью до 2 млн га и значительным поголовьем скота. Только по данным 30 наркоматов, в подсобных хозяйствах в 1944 г. было получено около 4,4 млн т картофеля и почти 10 тыс. т мяса, молока и других продуктов[22]. Предприятия Наркомата боеприпасов, например, за счет собственной продовольственной базы удовлетворили потребности рабочих и служащих в картофеле на 40%, в овощах — на 60%[23].

Серьезным подспорьем для улучшения питания рабочих и служащих были индивидуальные и коллективные огороды. В феврале 1944 г. СНК СССР принял Постановление «О мерах по дальнейшему развитию и улучшению индивидуального и коллективного огородничества рабочих и служащих», которое обязывало местные организации увеличить посевные площади под огородами не менее чем на 20% по сравнению с 1943 г. Рабочим, служащим, семьям фронтовиков и инвалидам Великой Отечественной войны была оказана помощь в приобретении семян картофеля и овощных культур, а также огородного инвентаря. Благодаря всему этому в обработке индивидуальных и коллективных огородов в 1944 г. приняло участие 16 500 тыс. рабочих и служащих против 11 900 тыс. в предыдущем году[24].

За годы Второй мировой войны народному хозяйству СССР причинен огромный ущерб. Немецко-фашистские захватчики полностью или частично разрушили и сожгли 1710 городов и поселков и более 70 тыс. сел и деревень; сожгли и разрушили свыше 6 млн зданий и лишили крова около 25 млн человек; разрушили 31 850 промышленных предприятий, вывели из строя металлургические заводы, на которых до войны выплавлялось около 60% стали, шахты, дававшие свыше 60% добычи угля в стране; разрушили 65 тыс. км железнодорожной колеи и 4100 железнодорожных станций, 36 тыс. почтово-телеграфных учреждений, телефонных станций и других предприятий связи; разорили и разграбили десятки тысяч колхозов и совхозов, зарезали, отобрали или угнали в Германию 7 млн лошадей, 17 млн голов крупного рогатого скота, 20 млн свиней, 27 млн овец и коз. Уничтожили и разгромили 40 тыс. больниц и других учебных учреждений, 84 тыс. школ, техникумов, высших учебных заведений, научно-исследовательских институтов, 43 тыс. библиотек общественного пользования.

Приведенные цифры далеко не исчерпывают всего ущерба, причиненного фашистскими захватчиками Советскому Союзу. Они охватывают только потери от прямого уничтожения имущества граждан, колхозов, общественных организаций, государственных предприятий и учреждений. В сумму ущерба не включены такие потери, как снижение национального дохода от прекращения или сокращения работы государственных предприятий, колхозов и граждан, стоимость конфискованных германскими оккупационными войсками предметов продовольствия и снабжения, военные расходы СССР, а также потери от замедления темпов общего хозяйственного развития страны в результате действий врага на протяжении 1941 — 1945 гг.

Расходы Советского государства на войну с Германией, а также с Японией и потери доходов, которые в результате оккупации понесены государственными и кооперативными предприятиями и организациями, колхозами и населением Советского Союза, составили не менее 1890 млрд руб. (в ценах 1941 г.; без изменения масштаба цен). Эту сумму надо добавить к ущербу, нанесенному нашему государству и населению в результате огромных разрушений и разграбления государственного, кооперативного и личного имущества на территории, подвергшейся оккупации, в сумме 679 млрд руб.

Но самая тяжелая жертва в Великой Отечественной войне — это потеря миллионов советских людей. Людские потери составили, по современным оценкам, не менее 27 млн человек. Из них 8,7 млн — официальные потери Красной армии убитыми и пропавшими без вести. Другими словами, потери среди мирного населения (на оккупированной территории, в результате бомбежек и обстрелов, не вынесших голода и тяжелого труда и по другим причинам) составили более 15 млн человек. Только в Ленинграде во время блокады 1941 — 1944 гг. от голода умерло 800 тыс. человек.

Восстановление народного хозяйства начинается еще в годы войны. Восстановительные работы проводились параллельно с осуществлением крупных наступательных операций, что требовало наращивания военного производства. Несмотря на это, на восстановление народного хозяйства направлялись значительные капитальные вложения, которые в 1944 г. в 1,4 раза превысили среднегодовой объем капитальных вложений во все отрасли народного хозяйства в мирные годы первой пятилетки. Они составляли две пятых всех капитальных вложений в народное хозяйство. Уже в 1944 г. районы, освобожденные от оккупации, дали в 3,1 раза больше промышленной продукции, чем в 1943 г.

Уже в 1944 г. на освобожденной территории страны были введены в действие угольные шахты годовой мощностью 29,2 млн т добычи угля, 11 доменных печей мощностью 2,1 млн т чугуна, 43 мартеновские печи мощностью 1,8 млн т стали, 2 бессемеровских конвертера мощностью 240 тыс. т, стальных стана мощностью 1,4 млн т проката, 43 коксовые батареи, 22 прокатных стана мощностью 20 млн т кокса[25]. Предприятия черной металлургии были обеспечены материальной базой.

В течение 1944 г. вступили в строй рудники мощностью 5,4 млн т железной руды. Стали действовать цементные заводы мощностью 1 млн т цемента в год, текстильные фабрики на 47 тыс. прядильных веретен, сахарные заводы, рассчитанные на переработку 633 тыс. ц свеклы в сутки, и многие другие предприятия[26].

Одновременно с успешным восстановлением промышленности в освобожденных районах возрождалось и сельское хозяйство. Однако трудности в этом деле были исключительно велики. В колхозах в ряде случаев насчитывалось до половины и даже менее довоенного числа трудоспособных работников. Остро ощущалась нехватка тягловой силы. Поля заросли сорняками, развелось много вредителей сельскохозяйственных культур. Во многих колхозах на первых порах была сильно расшатана трудовая дисциплина, производственные бригады не имели постоянного состава. Запущены были нормирование и учет труда. И все же труженики деревни добились серьезных успехов в восстановлении социалистического сельского хозяйства. К концу 1944 г. на очищенной от врага территории Украины уже восстановлено 27 340 колхозов, 1270 МТС, 788 совхозов, на территории Белорусской ССР — 9608 колхозов, 316 МТС, 87 совхозов[27]. Из тыловых областей в районы, подвергшиеся оккупации, были завезены сотни тысяч голов скота, тысячи тракторов, комбайнов и других сельскохозяйственных машин. «Около 175 000 животных, — писала в октябре «Правда Украины», — прибыло уже к месту назначения. Почти весь этот скот приобретен на льготных условиях в колхозах и совхозах РСФСР, Казахстана, Азербайджана, Грузии и других братских республик. Возвращается много скота в порядке реэвакуации»[28].

Создание прочной базы военно-промышленного производства на Востоке страны имело решающее значение для слаженной работы всех звеньев экономики. Всего за годы войны в тыловых районах страны было построено 3500 крупных промышленных предприятий. В районах, освобожденных от оккупации, было восстановлено 7500 разрушенных во время войны крупных предприятий[29].

Кульминационным периодом роста военной экономики СССР был 1944 г. В 1944 г. в СССР производилось больше, чем в 1942 г., танков и САУ на одну пятую, боевых самолетов — в 1,5 раза.

В годы войны обеспечивалась высокая эффективность военной экономики, в первую очередь оборонных отраслей. За три года — с мая 1942 г. по май 1945 г. — производительность труда в промышленности возросла на 43%, а в оборонных отраслях — в 2,2 раза. Наряду с ростом производительности труда были существенно снижены затраты на производство важнейших видов вооружения. В 1944 г. себестоимость всех видов военной продукции по сравнению с 1940 г. сократилась в среднем в 2 раза. В целом экономический эффект от снижения себестоимости военной продукции за 1941 — 1944 гг. составил сумму, равную почти половине всех расходов государственного бюджета СССР на военные нужды в 1942 г.

Председатель Госплана СССР в 1942—1949 гг. Николай Алексеевич Вознесенский выделяет пять факторов, позволивших СССР сохранить устойчивость своей экономики в военное время:

  • • сохранение твердых государственных розничных цен на предметы продовольствия и предметы первой необходимости;
  • • сохранение устойчивых отпускных цен на средства производства и военную технику при заметном снижении себестоимости;
  • • централизованное распределение материальных ресурсов, подчиненное плану, исключающее господство рыночного закона спроса и предложения;
  • • устойчивые заготовительные цены на сельскохозяйственные продукты, при сосредоточении основных масс этих продуктов в руках Советского государства;
  • • восстановление и развитие промышленного производства, сельского хозяйства, транспорта и товарооборота в период военной экономики[30].

Победа СССР в Великой Отечественной войне продемонстрировала мобилизационный потенциал и укрепила авторитет командно-административной системы, оправдала в глазах большинства населения принудительные методы проведения коллективизации и индустриализации[31].

В марте 1946 г. Верховный Совет СССР утвердил четвертый пятилетний план развития народного хозяйства (1946—1950 гг.). В Законе о пятилетием плане предусматривалась важнейшая хозяйственно-политическая задача — восстановление разрушенных войной районов страны, достижение довоенного уровня развития промышленности и сельского хозяйства, а затем и превышение этого уровня в значительных размерах, а также рост материального

благосостояния советского народа. Четвертый пятилетний план

был выполнен промышленностью досрочно — за 4 года и 3 месяца.

Довоенный уровень производства был достигнут в 1948 г.

Вопросы для обсуждения

  • 1. Выделите основные факторы, определявшие развитие экономики СССР в годы войны.
  • 2. Назовите основные направления и дайте аргументированную оценку деятельности хозяйственных органов по перестройке национальной экономики в соответствии с нуждами военного времени.
  • 3. Охарактеризуйте основные факторы, обеспечившие успехи советской экономики в годы войны.

  • [1] Текст лекции основан на материалах кн.: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 — 1945 гг. в 6 тт. М., 1961 — 1962.
  • [2] Основные идеи эвакуационного планирования были выражены в положении Совета труда и обороны «О вывозе из угрожаемых неприятелем районов ценного имущества, учреждений, предприятий и людского контингента» от 3 августа 1923 г. и принятом СТО 13 августа 1924 г. «Положении о вывозе и сроках эвакуации и разгрузки». Параллельно работе над составлением перспективных планов развития народного хозяйства шла работа над разработкой и совершенствованием эвакуационной подготовки. Несмотря на существенные трудности с разработкой планов размещения и использования эвакуируемых грузов, был накоплен значительный опыт составления эвакуационных планов, отработано взаимодействие различных ведомств, создана нормативная база. Принципиальное значение имел сам факт включения эвакуационного планирования в систему экономического планирования, причем это касалось не только планирования работы народного хозяйства в военное время, но и учета требований эвакуационного планирования при разработке перспективных планов развития производительных сил. Сопряжение эвакуационного планирования и перспективного экономического планирования не только закреплялось с помощью ненормативных актов, но и обеспечивалось вовлечением всех народнохозяйственных наркоматов и ведомств в работу по составлению эвакуационных планов (Мелия А.А. Мобилизационная подготовка народного хозяйства СССР. М„ 2004. С. 89).
  • [3] Harrison М. The Economics of World War II: Six Great Powers in International Comparison. Cambridge: Cambridge University Press, 1998. P. 21.
  • [4] По данным ЦСУ СССР. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 2 16099, л. 7; Инв. № 9605. С. 16—17.
  • [5] Там же. Инв. № 9605. С. 55.
  • [6] По данным ЦСУ СССР. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 16099, л. 7.
  • [7] Там же. Инв. № 9605. С. 457.
  • [8] Там же. С. 16—17.
  • [9] По данным ЦСУ СССР. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 9605. С. 17, 28.
  • [10] Там же. Инв. № 16099, л. 7.
  • [11] Там же. С. 8-9, 48; Инв. № 16099, л. 8.
  • [12] По данным ЦСУ СССР. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 2 1868, лл. 1—4.
  • [13] Помощь союзников (прежде всего Америки) составляла 5% от внутренних ресурсов в 1942 г. и по 10% в 1943 и 1944 гг.
  • [14] По данным ЦСУ СССР. ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 16099, л. 10; № 9605, л. 10.
  • [15] По данным ЦСУ СССР. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 17210, л. 3.
  • [16] Правда. 1944. 15 ноября.
  • [17] ЦК ВЦСПС. Материалы к отчету ВЦСПС X Всесоюзному съезду профессиональных союзов. М.: Профиздат, 1949. С. 13.
  • [18] По данным ЦСУ СССР. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 16507, л. 1.
  • [19] Там же. Инв. № 9605. С. 171, 172.
  • [20] По данным ЦСУ СССР. ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 9605. С. 346, 348.
  • [21] Там же. Инв. № 9605. С. 346-348.
  • [22] ЦК ВЦСПС. Стенографический отчет XIII пленума ВЦСПС, ф. 1, д. 2, л. 74.
  • [23] Там же. Ф. 99, оп. 15, д. 1 за 1945 г., л. 42.
  • [24] По данным ЦСУ СССР. ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 9605. С. 310.
  • [25] По данным ЦСУ СССР. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 9605. С. 379.
  • [26] Там же.
  • [27] По данным ЦСУ СССР. ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 2 9605. С. 355, 363—367.
  • [28] Правда Украины. 1944. 8 октября.
  • [29] После войны правительство Советского Союза сохраняет курс на милитаризацию экономики. В условиях холодной войны создаются новые производственные мощности и стратегические запасы, готовые к немедленной мобилизации, без продолжительного периода адаптации и конверсии, который так дорого обошелся стране в начале 1940-х гг. Если до войны предприятия ВПК довольно концентрированно размещались в западных и южных районах европейской части СССР, зачастую удаленно от источников сырья, то в годы войны в результате эвакуации предприятий на Восток была создана мощная промышленная база ВПК на Урале и в Западной Сибири.
  • [30] См.: Вознесенский Н.Л. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. М., 1975.
  • [31] Западные историки подчеркивают, что Великая Отечественная поставила точку в классовом противостоянии в СССР; принадлежность к нации стала важнее. См.: Barber/., Harrison М. Patriotic War, 1941 — 1945 // The Cambridge History of Russia. Vol. 3. Cambridge University Press, 2006. P. 241; Weiner A. Making Sense of War: the Second World War and the Fate of the Bolshevik Revolution. Princeton: Princeton University Press, 2001.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы