Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Социально-экономическая история России

ХОЗЯЙСТВЕННАЯ РЕФОРМА 1965 г.

В промышленности хроническая проблема состояла в низкой эффективности использования как основных фондов, так и сырья, полуфабрикатов, энергии. По мере исчерпания легкодоступных ре-

Официальные расходы на оборону не превышали 7% государственного бюджета. Однако с учетом косвенных расходов эта цифра была значительно больше.

сурсов назревал кризис экстенсивного роста. В центр хозяйственной политики на восьмую пятилетку (1966—1970 гг.) была выдвинута проблема эффективности. При опережающем росте производства средств производства ставилась задача достижения экономической сбалансированности. Путь к повышению эффективности видели в том, чтобы соединить план по номенклатуре выпуска с системой отраслевых нормативов рентабельности.

Предполагалось нацелить систему планирования на реализованную продукцию (прежде система ориентировалась на достижение роста объемов производства, на увеличение валовых показателей предприятий). Хозяйственная реформа была призвана ограничить использование административных методов, заместив их применением экономических рычагов.

Концепция «реформы Косыгина» (по имени ставшего одним из ее инициаторов Председателя Совета Министров СССР[1]) была сформулирована в решениях сентябрьского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС и конкретизирована в постановлениях ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 30 сентября 1965 г. «Об улучшении управления промышленностью» и от 4 октября 1965 г. «О совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства».

Реформа началась с проведения новой административной централизации, упразднения совнархозов, перехода на отраслевой принцип управления промышленностью и восстановления союзных и союзно-республиканских министерств, ликвидированных Хрущевым. Важными были мероприятия по коррекции системы планирования. Были созданы крупные государственные комитеты (Госкомцен, Госснаб, Госкомитет по науке и технике). «Организуемые министерства, — говорил А.Н. Косыгин, — будут работать в совершенно новых условиях, когда функции административного управления промышленностью сочетаются со значительным усилением хозрасчетных методов и экономических стимулов, когда существенно расширяются хозяйственные права и инициатива предприятий».

Было оставлено всего пять директивно планируемых показателей: объем реализации продукции, основная номенклатура, фонд заработной платы, прибыль и рентабельность. Параллельно с сохранением валовых показателей, несмотря на их признанное несовершенство (ибо предприятия часто добивались высоких показателей, используя наиболее дорогое сырье и т.п.), были введены новые: стоимость реализованной продукции, общий фонд заработной платы, общая сумма централизованных капиталовложений. Планировалось: оценивать результаты хозяйственной деятельности предприятий по реализованной продукции, полученной прибыли (рентабельности производства) и по выполнению заданий по поставкам важнейших видов изделий; поставить оплату труда работников в промышленности в непосредственную зависимость не только от результатов их индивидуального труда, но и от общих итогов работы предприятий; положить в основу экономических отношений между предприятиями принцип взаимной материальной ответственности; развивать прямые связи между предприяти-ями-изготовителями и потребителями продукции; повысить роль хозяйственных договоров. Сокращение директивно устанавливаемых обязательных заданий следовало компенсировать созданием экономической заинтересованности, стимулирующей активность трудовых коллективов.

Для предприятий была введена плата за фонды. Чтобы эта плата оказалась реальным рычагом экономики, ее надо было производить из того же источника, за счет которого производилось премирование, — из прибыли предприятия.

Предприятие получило исключительно важные права в оперативном распоряжении значительной частью своих производственных фондов. Оно могло само решать, какая часть его оборудования и запасов является излишней, и могло их реализовать другим предприятиям внутри министерства, а при отсутствии «своих» покупателей — предприятиям других министерств, колхозам, кооперации (но не отдельным гражданам). Излишние здания и сооружения предприятие могло сдавать в аренду (при этом арендная плата лишь формально ограничивалась размерами амортизации).

Экономические нововведения коснулись промышленности, системы транспорта, строительства, розничной торговли, а также совхозов.

По замыслу усовершенствованный хозяйственный механизм должен был устранить недостатки административно-командной системы при сохранении государственной собственности на средства производства, основ директивного централизованного планирования, централизованного ценообразования и руководящей роли КПСС в обществе.

В январе 1966 г. хозяйственная реформа взяла старт. В порядке эксперимента была разрешена выплата премий лучшим работникам, но лишь в размере 8% от заработной платы. На новые условия работы перешли первые 43 предприятия (с общим числом рабочих около 300 тыс.) в 17 отраслях промышленности. Предприятия получили возможность заключать друг с другом прямые договоры поставок. В 1967 г. на новый порядок планирования и экономического стимулирования стали переводиться целые отрасли промышленности, и к концу этого года в новых условиях работало уже 15% предприятий, на долю которых приходилось 37% промышленной продукции.

Данная реформа была самофинансирующейся. Предусматривалось, что предприятия, переводимые в режим самостоятельного хозяйствования, мобилизуют внутренние резервы и за этот счет получат дополнительную прибыль, 90% которой остается в распоряжении предприятия. Уже с самого начала до 50% фондов поощрения формировалось за счет этого источника. Прибыль этих предприятий в 1966 г. возросла по сравнению с 1965 г. на 23,3% (по сравнению с ее ростом по промышленности в целом на 10,6%), причем примерно на 51,5% за счет снижения себестоимости и на 48,5% за счет роста реализации продукции[2].

Цены оставались плановыми, однако предприятия получили возможность широко маневрировать номенклатурой выпуска и структурой затрат, исходя из сравнительной выгоды.

Общий фонд зарплаты остался централизованно планируемым показателем, однако в этих рамках предприятие получило значительно больше прав влиять на численность и состав рабочей силы и на уровень средней оплаты труда.

Главный показатель эффективности работы предприятия — прибыль. Чтобы обеспечить рентабельность каждому «нормально работающему предприятию», была проведена реформа оптовых цен (1967 г.). Ее главной целью было максимальное приближение цен к уровню общественно необходимых затрат и обеспечение рентабельности нормально работающим предприятиям. Вводились фиксированные и рентные платежи, а также плата за производственные фонды. Новые цены обеспечивали 15—20% прибыли по отношению к основным и оборотным фондам такого нормально работающего предприятия по большинству отраслей, включая добывающие.

Однако реформа оптовых цен с установлением единого среднеотраслевого уровня рентабельности сама по себе не способна была решить проблемы неэффективных предприятий. Цены стали более правдоподобно отражать уровень затрат производителей, но не спрос и редкость.

В советской экономике наблюдался глубокий разрыв в издержках на единицу продукции между предприятиями одной отрасли. Это было обусловлено не только и не столько природными условиями, сколько приоритетами экстенсивного экономического развития, когда рост производства обеспечивался не за счет технического перевооружения и повышения эффективности уже действующих предприятий, а за счет строительства новых. В отсутствие рыночной конкуренции, при гарантированном спросе на их продукцию, не зависящем от реальной стоимости, не менее !/з предприятий до реформы были планово-убыточными, еще столько же — практически бесприбыльными. Это никого не беспокоило; напротив, бесприбыльность тяжелой индустрии, машиностроения рассматривалась как фактор низких цен на их продукцию, стимулирующих капиталовложения.

Чтобы на неэффективных предприятиях тоже заработал механизм полного хозрасчета, пришлось вводить для них индивидуальные цены, обеспечивающие общий уровень рентабельности. Но это значит, что их цены на данную продукцию оказались значительно выше среднеотраслевых. В свою очередь, очевидно, что реализовать продукцию по завышенным ценам покупателям можно только по принуждению — под давлением плана или дефицита. Эти цены сами по себе консервировали отсталость, ставя худших в привилегированные условия по отношению к лучшим. Такая система противоречила основополагающим принципам рынка и могла существовать только в условиях административного регулирования.

Ко времени хозяйственной реформы 1965 г. относится и начало эксперимента на Щекинском химическом комбинате. Суть его состояла в стимулировании роста производительности труда и высвобождении части рабочей силы за счет совмещения профессий и расширения зон обслуживания. Часть экономии фонда заработной платы, получавшейся в результате сокращения численности персонала, должна была направляться на материальное поощрение работников. Высвобождавшимся работникам должны были предоставляться новые места на предприятиях. Вместе с тем фонд заработной платы пересматривался, как правило, каждый год, и в случае сокращения численности работающих он мог быть и уменьшен. Щекинский эксперимент не получил широкого распространения.

Усиление роли рыночных регуляторов вызвало к жизни новые проблемы, особенно остро проявившиеся в финансовой сфере. Возможности предприятий по использованию полученной прибыли на цели развития производства ограничивались необходимостью согласования имеющихся у предприятия ресурсов с централизованными планами министерств и ведомств по производству и распределению необходимого этим предприятиям оборудования или закупке его за рубежом. Средства, заработанные предприятием на цели жилищного и другого социального строительства, в большой степени не использовались из-за нехватки материалов, рабочей силы и оборудования. В отсутствие рынка средств производства и реального собственника, заинтересованного в принятии стратегических инвестиционных решений, вновь появившийся «корпоративный» интерес, осознание интересов работников конкретного предприятия как некой общности нашло выражение в необоснованном завышении премий, наращивании децентрализованных капиталовложений без учета их эффективности, сокрытии производственных резервов. Следствием стало усиление инфляционного давления и разбалансированности экономики. Задания по производительности труда не были выполнены. Темпы роста производительности труда и средней заработной платы работающих в промышленности сблизились, однако полной их сбалансированности достичь не удалось.

Хозяйственная реформа затронула и сельское хозяйство. Решениями мартовского 1965 г. Пленума ЦК КПСС изменялась система закупок сельскохозяйственной продукции: вводились неизменные и сравнительно невысокие планы заготовок на период вплоть до 1970 г. включительно. Повышались закупочные цены на продукцию сельского хозяйства; предусматривалась дифференциация цен по зонам и районам страны. Вводились повышенные цены при сверхплановых продажах продукции государству. Принимались меры по укреплению хозяйственного расчета на сельскохозяйственных предприятиях.

Вместе с тем рост доходов не был обеспечен товарами. Заработанные деньги довольно сложно было потратить в условиях товарного дефицита. Частные накопления составляли в СССР 25% денежной массы. Эти средства в условиях плановой экономики инвестировать было некуда; они провоцировали скрытую инфляцию.

Такие проекты рассматриваемого периода, как строительство совместно с итальянским концерном ?аХ Волжского автозавода, перепрофилирование ряда оборонных предприятий на выпуск холодильников и другой бытовой техники, в основном имели целью вернуть в экономику неотоваренные накопления населения. В том же направлении должна была действовать программа «расширения выпуска алкогольной продукции», утвержденная в начале 1970-х гг. До 1967 г. наблюдалось отсутствие роста обеспеченности населения автомобилями (12 шт. на 1 тыс. чел.), затем начался резкий рост, и к концу этого периода, 1967—1970 гг., на 1 тыс. населения приходился 21 автомобиль. В целом в 1965—1981 гг. среднегодовой прирост розничного товарооборота составил 11,2 млрд руб., что в 1,8 раза больше, чем в период 1960—1965 гг. С начала 1960-х гг. и до 1964 г. ввод жилья в СССР снижался в среднем на 1,63 млн кв. м. В 1965 и 1966 гг. последовал резкий скачок (сокращение «незавершенки») и затем стабильный рост (среднегодовой прирост — 4,26 млн кв. м) в основном за счет средств предприятий, но также и за счет использования накопления населения (жилищные кооперативы). Хотя жилищная проблема не была полностью решена, удалось преодолеть негативную тенденцию и возобновить прирост ввода жилья. За счет использования средств предприятий среднегодовой прирост ввода в действие санаториев, пансионатов и домов отдыха, детских садов увеличился к концу 1960-х гг. по сравнению с началом 1960-х гг. в три раза.

Многие предприятия предъявили спрос на оборудование и квалифицированные кадры для своей модернизации и технического развития; децентрализованные капиталовложения стали быстро обгонять централизованное строительство. Удовлетворение указанных видов спроса требовало радикальных сдвигов в макроэкономических пропорциях производства и использования ВНП, во всей структуре хозяйства. Однако сами эти меры требовали времени и средств на инвестиционный цикл. К тому же ВПК и лобби тяжелой промышленности не допускали глубокого перераспределения ресурсов.

В условиях нарастания инфляционных тенденций внутренняя логика командно-административной системы требовала вернуться к централизованному планированию источников денежных доходов населения и предприятий и их материального покрытия. При этом показатель рентабельности, стимулирующие фонды предприятия, плата за фонды и т.п. стоимостные рычаги формально не отменялись, а «дополнялись» другими показателями и инструкциями. В частности, в число показателей плана снова введены производительность труда и соотношение между ростом производительности труда и средней заработной платы. Установлен потолок для выплаты премий за конечные результаты из фонда материального поощрения. Средства фонда социального развития, не использованные в течение года, в конце года стали изыматься в бюджет. Фонд развития предприятия фактически был включен в государственный план капитальных вложений. Наконец основная часть прибыли предприятий стала поступать в бюджет не в виде платы за производственные фонды, а в виде изъятия «свободного остатка прибыли». В итоге фонд зарплаты и прибыль предприятия были поставлены в жесткие плановые рамки и существенно ограничены, потеряв большую часть своей стимулирующей силы.

Таким образом, реализация реформы высветила две основные проблемы: централизованные плановые задания не удалось органично соединить с материальными стимулами и самостоятельностью предприятий, они чем дальше, тем больше противостояли и подрывали друг друга; реформа впервые за годы советской власти произвела на свет предприятие как экономическую категорию, как обособленный от государства коллективный экономический интерес.

Суть хозяйственной реформы состояла в постепенном расширении хозяйственной самостоятельности предприятий и внедрении стоимостных регуляторов наравне с плановыми. Однако оказалось, что действия этих регуляторов (рынок и план) во многом противоречат друг другу. Их сосуществование могло выступать как временный переходный период в ходе выполнения стратегической задачи — создания условий стабильного развития, опираясь либо на план, либо на рынок. Половинчатость вела к нарастанию диспропорций и потере управляемости в народном хозяйстве1.

Развивавшийся параллельно политический кризис в Чехословакии (1968 г.) продемонстрировал, что последовательное осуществление экономических реформ рыночного типа приводит к размыванию монополии коммунистической партии на власть. Экономические реформы к концу 1960-х гг. оказались свернутыми.

Несмотря на все свои внутренние противоречия, реформа не вызвала понижения ни уровня производства, ни его эффективности. Наоборот, с первого же года своего осуществления она дала значительный рост прибыли, способствовала ускорению экономического роста. И все пятилетие 1966—1970 гг. явилось по результатам самым успешным за всю историю советских пятилеток (табл. 17.1). В 1966— 1970 гг. темпы роста объемов производства были 5,6% против 4,9% в период 1961 — 1965 гг.; темп роста национального дохода — 7,1% против 5,7%. В это пятилетие производительность труда выросла на 37% против 29% в предыдущее. За 1960—1965 гг. фондоотдача снизилась на 13%, а за 1966—1970 гг. она возросла на 3%. Реальные доходы трудящихся возросли за 1966—1970 гг. на 30%.

Эту тенденцию ярко высветила не только реформа конца 1960-х гг. в СССР, но и происходившие параллельно или даже несколько ранее реформы, направленные на достижение оптимального сочетания административных и стоимостных регуляторов, имевшие место в странах Центральной и Восточной Европы.

  • [1] В разработке основных идей реформы участвовали ведущие советские экономисты: А.М. Бирман, Е.Г. Либерман, Я.А. Кронрод, В.С. Немчинов, В.В. Новожилов и др.
  • [2] См.: Хозяйственная реформа: опыт, перспективы / под ред. Н.Е. Дрогичин-ского, Д.И. Царева. М.: Экономика, 1969. С. 71, 87.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы