Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Социально-экономическая история России

КРИЗИС 1998 г.

После распада СССР Россия стала его правопреемником, приняв на себя весь долг бывших союзных республик перед третьими странами и международными организациями в сумме порядка 103 млрд долл. США[1]. Кредиты, ранее выданные СССР иностранным государствам, в Россию практически не возвращались, поскольку страны, их получившие, считали СССР как государство ликвидированным, а правопреемство по долгам не было юридически переоформлено на Россию. В последующем международные договоры с переводом долга в пользу России практически не переоформлялись, а стороны признавали взаимные долги по личной договоренности между руководителями государств. По некоторым оценкам, более 50 государств оставались на начало XXI в. должниками России с общей суммой задолженности свыше 120 млрд долл.[2] В условиях бюджетного кризиса первой половины 1990-х гг. выполнение обязательств по обслуживанию внешнего долга становилось трудноразрешимой задачей.

Возрастающий бюджетный дефицит требовал новых заимствований на его покрытие. В 1992 г. Россия вступила в Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк. С этого времени начинается история собственно российской задолженности, которая прирастала кредитами прежде всего этих международных организаций, в первую очередь МВФ.

В 1995—1998 гг. процентные расходы бюджета (расходы по выплате процентов по долгам) держались на уровне 11 — 14% от общего уровня расходов бюджета расширенного правительства, а в 1996 г. даже достигали 15,9%. Вместе с тем Россия по-прежнему прибегала к заимствованиям на внешнем рынке. Кредиторы довольно легко и неоднократно шли на предоставление отсрочек и льготных периодов по обслуживанию задолженности бывшего СССР, однако на Россию не была распространена практика хотя бы частичного списания старых долгов, существовавшая в отношениях Парижского и Лондонского клуба кредиторов[3] с другими странами-должниками[4].

Государство в условиях продолжающегося падения производства и неспособности обеспечить сбор налогов[5], с одной стороны, и сохранения унаследованного с советских времен бремени расходов на социальную сферу, с другой стороны, вынуждено было постоянно наращивать заимствования на внутреннем и внешнем рынках, выстраивая «пирамиду ГКО». Концентрация на операциях с государственными ценными бумагами сделала российский финансовый рынок более неустойчивым, а банковскую систему — в высшей степени зависимой от государственной политики.

Правительство все больше попадало в зависимость от держателей внутреннего долга (18,7% ВВП на 1997 г.), который сконцентрировался в руках нескольких крупнейших банков, что позволяло последним использовать госдолг как мощный рычаг давления на правительство.

Продолжающийся спад производства, сохранение экспортной ориентации экономики, неспособность государства решить проблемы бюджета, все возрастающая зависимость экономической ситуации в стране от ситуации на финансовых рынках — все эти факторы способствовали поддержанию обстановки нестабильности. В условиях мирового финансового кризиса и ухудшения мировой конъюнктуры на рынке энергоносителей нестабильность реализовалась в августе 1998 г. в полномасштабный кризис финансовой системы[6].

Массовое бегство капиталов с российского рынка, на фоне лавинообразного роста стоимости доступных России заимствований[7], вынудили правительство С. Кириенко пойти одновременно на дефолт выплат по внутреннему долгу и резкую девальвацию рубля. За 1998 г. ВВП упал на 6%, инфляция составила 84%, реальные располагаемые доходы населения сократились на треть. Банковская система и финансовые рынки вступили в полосу затяжного кризиса.

Вместе с тем удалось избежать раскручивания спирали, ведущей к гиперинфляции. Дефолт и обесценение внутреннего долга, обесценение в реальном выражении социальных обязательств государства (зарплат и пенсий) облегчили тяжесть бюджетной проблемы. Скачок цен обернулся повышением номинальных доходов бюджета (прежде всего через НДС). В этих условиях правительству Е.М. Примакова удалось провести жесткую бюджетную политику и добиться утверждения Государственной Думой чрезвычайно жесткого (с минимальным дефицитом) проекта бюджета на 1999 г. На данном этапе бюджетная стабильность явилась результатом не сокращения бюджетных обязательств государства[8], а обесценения этих обязательств.

Девальвация рубля повысила конкурентоспособность российских товаров на внутреннем рынке и дала толчок импортозамещающему росту на базе имеющихся мощностей, прежде всего в отраслях легкой и пищевой промышленности. Увеличение экспорта в условиях улучшившейся в конце 1999 г. конъюнктуры рынка энергоресурсов и расширения возможностей экспортных отраслей стимулировало вторую волну роста (осень 1999 г. — лето 2000 г.).

Расширение спроса на продукцию отечественных производителей дало толчок и развитию сельскохозяйственного производства. С 1999 г. начинается активный рост в этом секторе экономики. Вплоть до 2001 г. импорт сельхозпродукции, резко сократившийся после кризиса, практически не увеличивался. Начало промышленного подъема сопровождалось ростом занятости и повышением доходов населения.

Экономический рост в стране, продолжительное увеличение доходов государства, принятие Бюджетного кодекса (изменение принципов формирования государственного бюджета) позволили уйти от дефицитности бюджета и дали возможность правительству обслуживать государственный долг в соответствии с установленным графиком.

Наиболее тяжелыми оказались последствия кризиса 1998 г. для банковской системы. Капитал банковской системы сократился примерно в четыре раза, и восстановить докризисный уровень удалось только к концу 2000 г. Подорванным оказалось доверие банкам со стороны иностранных партнеров: 90-дневный мораторий позволил отложить начало переговоров о реструктуризации задолженности по кредитам нерезидентов и вывести значительную часть активов во вновь созданные бридж-банки.

  • [1] К России же, с другой стороны, перешла зарубежная собственность бывшего СССР.
  • [2] К крупным должникам относились Куба, Сирия, Монголия, Ирак, Эфиопия.
  • [3] Парижский клуб объединяет государства-кредиторы в лице представителей центральных банков и министров финансов стран-кредиторов, в то время как Лондонский клуб объединяет негосударственные, коммерческие банки.
  • [4] Широв А.Л., Шошкин С.П. Взаимодействие основных показателей платежного баланса и бюджетной системы в современных российских условиях: Сборник научных трудов ИНП РАН. М., 2004. С. 31—32.
  • [5] Весьма болезненной оставалась проблема бюджетного федерализма. Вслед за распадом СССР угроза распада нависла над независимой Россией. Регионы создавали ассоциации или в одностороннем порядке декларировали переход к одноканальной налоговой системе, предполагающей поступление всех налогов субъектам Федерации с последующим взносом в федеральный бюджет на федеральные программы. Республики в составе Российской Федерации, прежде всего Татарстан, Башкирия, Якутия, подписали с федеральным центром договоры о разграничении полномочий, предусматривающие льготный режим перечисления налогов в федеральный бюджет. Такое положение отчасти сохранялось до 2000 г. Уже в 1994—1995 гг. центр пытался ограничить практику индивидуальных договоренностей в пользу единых правил межбюджетных отношений, однако проблема осталась нерешенной. В 1995 г. 70 из 89 регионов РФ были дотационными.
  • [6] По сей день продолжаются дискуссии по поводу причин и неизбежности финансового кризиса и дефолта 1998 г. См., в частности: Аникин А.В. История финансовых потрясений: Российский кризис в свете мирового опыта. Изд. 3-е. М., 2009; Вавилов А. Государственный долг: уроки кризиса и принципы управления. М., 2001; Гилман М. Дефолт, которого могло не быть. М., 2009; Илларионов А.Н. Как был организован российский финансовый кризис//Вопросы экономики. 1998. № 11 — 12; Ясин Е.Г. Российская экономика: истоки и панорама рыночных реформ; Кризис финансовой системы России: основные факторы и экономическая политика // Вопросы экономики. 1998. № 11. С. 36—65.
  • [7] С середины мая до середины августа 1998 г. доходность ГКО подскочила с 40 до 118% годовых. Всего за этот период бюджет потратил на погашение обязательств по ГКО 53 млрд руб. Для сравнения: поступления в федеральный бюджет в июле 1998 г. составили 144,4 млрд руб., а суммарная задолженность по заработной плате — 78,1 млрд руб., в том числе на 17,1 млрд руб. из-за отсутствия бюджетного финансирования. См.: Ясин Е.Г. Российская экономика: истоки и панорама рыночных реформ. С. 394.
  • [8] Процесс реформирования расходной части бюджета (реформа отраслей социальной сферы прежде всего) развернулся реально в 2000—2001 гг.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы