Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Маркетинг arrow Территориальный маркетинг: теория и практика

ЛОКАЛИЗАЦИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ПРОДУКТА

Это средство маркетинга подлежит самой значительной корректировке в территориальном маркетинге по сравнению с потребительским маркетингом. В потребительском маркетинге речь идет о процессе товародвижения и сбыта, что подразумевает решения в области физического перемещения и передачи собственности на товар (услугу) от производителя потребителю, включая транспортировку, хранение и совершение сделок. В территориальном маркетинге собственно процесса товародвижения нет, но каждый территориальный продукт имеет свое местоположение, что объективно задает многие характеристики конкретно этого территориального продукта. В то же время, поскольку речь идет о территориальном управлении, мы признаем факт пространственного ограничения каждого территориального продукта (границы страны, региона, муниципального образования, населенного пункта), поэтому возможно использование термина «локализация» (от лат. localis — местный, locus — место, отнесение чего-либо к определенному месту, ограничение места действия, распространения какого-либо явления, процесса, размещение, ограничение). На основе результатов анализа локализации территориального продукта принимаются обоснованные решения, например, о размещении зон территориального развития как неких «точек роста» («полюсов роста») территории, формирования зон межтерриториального сотрудничества и ряда других важных вопросов.

Оценку локализации территориального продукта можно провести в двух аспектах:

  • 1) это объективно существующая, статическая, не подлежащая изменению локализация, в данном случае территория рассматривается как место на карте (имеет границы, занимает определенное положение по сравнению с другими территориями и др.), на которой размещены разные виды ресурсов. Такое понимание локализации предполагает, что помимо объективных характеристик места могут существовать субъективные (оценочные) суждения клиентов по поводу этого места (удобное, выгодное, труднодоступное, удаленное и др.);
  • 2) каждая территория является звеном (частью) коммуникативных каналов, элементом системы движения сырьевых, человеческих, материальных, финансовых, информационных потоков, что обеспечивает взаимодействие с другими территориями.

Рассмотрим эти два аспекта оценки местоположения территориального продукта подробнее.

1. Локализация территориального продукта. Мы сможем оценить ее точнее, если рассмотрим внутреннюю локализацию (расположение ресурсов в границах исследуемой территории) и внешнюю локализацию (по отношению к другим территориальным продуктам).

Внутренняя локализация территориального продукта позволяет понять, как размещены ресурсы по территории, например:

  • • сложившаяся структура расселения жителей по территории;
  • • существующие производственные, инфраструктурные объекты, а также сложившаяся внутренняя транспортная сеть;
  • • имеющаяся система исторических, архитектурных и других объектов, представляющих собой культурную ценность, и др. Внутренняя локализация территориального продукта объективна, позволяет проводить сравнение разных территорий. Рассмотрим факторы внутренней локализации территориального продукта подробнее.

Во-первых, понятно, что сложившаяся структура расселения во многом определяет качество жизни населения, а также влияет на совокупные затраты бюджетных средств на обеспечение конституционных прав жителей на образование, медицинское обслуживание и другие социальные гарантии. В каждой стране есть свой каркас населенных пунктов с мегаполисами, городами-милионниками, крупными, средними, малыми городами и сельскими населенными пунктами. Поданным Всероссийской переписи сельская местность депопулирует. В России 153 тыс. сельских населенных пунктов, из которых 55 тыс. не населены либо имеют менее 10 постоянных жителей, и количество таких населенных пунктов увеличивается. От 10 до 100 человек проживают в 47 тыс. населенных пунктов. Населенных пунктов с численностью жителей более 100 человек — около 51 тыс. Крупные населенные пункты имеют больший экономический капитал и могут предложить жителям более высокое качество жизни, а поддержка малых населенных пунктов (точнее, их жителей) слишком дорого «стоят» бюджетам всех уровней. Надо ли тратить на это ограниченные ресурсы? Не нужно поддерживать населенные пункты просто потому, что они когда-то были заселены, но отказываться от идеи сохранения малых населенных пунктов не стоит по ряду причин:

  • • географические особенности местности, специфика климата, природных ресурсов и ряд других объективных факторов задают оптимальный размер населенного пункта, в том числе оправдывают малый размер населенных пунктов. Это позволяет при бережном отношении к природе обеспечивать достаточный уровень экономического капитала и приемлемое качество жизни;
  • • малые населенные пункты (особенно сельские) отражают историю народов и этносов страны, являются материальным воплощением культурного капитала территории, в них сохраняется и передается «по наследству» самобытность материальной и нематериальной культуры, что снижает многие социальные риски будущих периодов;
  • • в таких населенных пунктах формировались отличительные характеристики местного сообщества и социального капитала территории, в них продолжают оставаться сильными межчеловеческие связи. На протяжении многих поколений люди живут и взаимодействуют друг с другом, в результате чего возникают те самые «социальные сети», которые при правильной работе обеспечивают решение многих социальных и экономических задач территории;
  • • многие малые населенные пункты имеют свою неповторимую ауру места. Следует признать также и особые характеристики символического капитала этих территорий, из чего и складываются образ регионов страны и образ страны в целом. Исполнительные органы государственной власти в соответствии

со стратегическим видением будущего территории могут реализовывать свою политику поддержки населенных пунктов региона. Например, в Республике Хакасия была принята республиканская целевая программа «Сохранение и развитие малых сел Республики Хакасия на 2013—2015 годы» (малым селом считают населенный пункт с численностью не более 100 человек), что во многом было связано с необходимостью поддержать коренное население, компактно проживающее в этих населенных пунктах. Но и иные причины могут быть положены в основу решения ИОГВ о сохранении регионального каркаса населенных пунктов.

Малые городские и сельские населенные пункты — это особый образ и стиль жизни, который оказывается для современного человека привлекательным. Формируется новый миграционный тренд — заметен отток жителей из крупных городов в сельскую местность, например, формируются экологические («зеленые») поселения. Принимая решение о поддержке малых населенных пунктов сегодня, следует прогнозировать их значимость и привлекательность в будущем.

Во-вторых, анализируя концентрацию производственных ресурсов и производственной инфраструктуры, не стоит забывать о том, что в советский период размещение предприятий, объектов производственной и транспортной инфраструктуры обеспечивало решение, прежде всего, экономических задач развития страны в особых условиях государственного регулирования экономики. С современной точки зрения такая концентрация материальных, финансовых и иных ресурсов не всегда оправданна, что особенно видно сегодня на примере моногородов, градообразующие узкоспециализированные предприятия которых столкнулись со значительными трудностями.

Другой крайностью в размещении производственных ресурсов и производственной инфраструктуры в советский период было создание территориально-производственных (промышленных) комплексов (ТПК) — совокупности экономически и технологически взаимосвязанных предприятий — специализированных и дополняющих производств, объектов, находящихся на компактной территории, использующих ее ресурсы и общую инфраструктуру. Но именно компактность размещения не была достигнута, иногда ТПК «расплывался» на огромную площадь, а значит, экономический эффект от его создания не возникал или был крайне мал. Кроме того, отношения конкуренции между предприятиями в рамках ТПК отсутствовали. Очевидно, оправданно будет найти нечто среднее между очень малым и очень большим.

Анализ Комплексных инвестиционных планов моногородов показал, что в существующих границах населенных пунктов достичь диверсификации производства практически невозможно. Но поскольку в моногородах по сравнению с окружающей их территорией сосредоточены человеческие, материальные, финансовые и иные ресурсы, моногорода могли бы начать выполнять функцию «ядра» развития территорий, расположенных в ближнем радиусе 20—50 км. Такая «расширительная трактовка» и новое видение моногорода давали бы возможность использовать ресурсы города и задействовать потенциал ближайших территорий. В то же время уменьшение масштаба некоторых ТПК, их более мелкая «нарезка», позволяет действительно получить экономическую выгоду от концентрации ресурсов. Современным решением, обеспечивающим снижение рисков узкой специализации и рост коммерческой эффективности за счет кооперирования, являются кластеры.

Географическая близость ресурсов и возможность создания групп предприятий по переработке этих ресурсов лежит в основе современной концепции кластеров. По М. Портеру, кластеры — это сконцентрированные по географическому признаку группы взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков, поставщиков услуг, фирм в родственных отраслях, а также связанных с их деятельностью организаций (например, университетов, агентств по стандартизации, торговых объединений) в определенных областях, конкурирующих, но при этом ведущих совместную работу. Преимущества кластерного подхода проявляется через усиление взаимосвязи, взаимодополняемости фирм и отраслей благодаря более быстрому распространению специфических знаний, технологий, профессиональных навыков, маркетинга, инноваций и т.д. В теоретическом плане кластеры рассматривают как предпосылки создания конкурентных преимуществ бизнесов и как современный институт, сочетающий в разном соотношении систему формализованных и неформализованных отношений как участников кластера между собой, так и в целом кластера с внешней средой. Кластер — это одна из форм сетей, которая обеспечивает наличие определенных форм общности и повышает частоту и силу взаимодействия. Теория сети позволяет оценить эффективность и гибкость взаимодействия, полезность близкого расположения и неофициальных связей, тенденции развития взаимоотношений между структурными единицами кластера.

Кластеры исследуют с точки зрения деятельности субъектов внутри кластера, что ведет к дополнительным преимуществам бизнеса, и с точки зрения роста конкурентоспособности территории в целом в связи с развитием на ней кластеров. Кластеры формируются с учетом локализации разных видов ресурсов и потенциалов территории спонтанно или осознанно. ИОГВ могут проводить региональную кластерную политику, сущностью которой являются создание условий для формирования кластеров на территории, поддержка кластерных инициатив, содействие в установлении эффективного информационного взаимодействия между участниками кластера и стимулирование укрепления сотрудничества между ними. ИОГВ могут проводить соответствующую политику в области профессионального образования и подготовки специалистов, научного обеспечения процесса производства, стимулировать создание организаций для трансфера технологий, обеспечения информационной, правовой поддержки, общественных организаций предпринимателей, непротиворечиво решая вопросы развития крупных, средних и малых предприятий, развивая траспортно-логистиче-скую инфраструктуру, разрабатывая региональные механизмы регулирования (формализованные нормы, правила) бизнес-среды.

Безусловно, кластерная политика региона должна способствовать достижению стратегических целей социально-экономического региона. Территория — место размещения кластера воспринимается как экономическое пространство, которое позволяет получать синергетический эффект в виде дополнительной добавочной стоимости за счет эффективного взаимодействия хозяйствующих субъектов.

В-третьих, учитывая большие размеры нашей страны, богатую и длительную историю развития, а также большое количество народов и этносов, проживающих на ней, можно утверждать, что на территории страны расположено огромное количество исторических, архитектурных и других объектов, представляющих собой культурную ценность. Но, к сожалению, специфика управления сферой культуры в советское и постсоветское время предполагала оценивать эти объекты как отдельные «единицы учета», входящие в перечни (федеральные, региональные, местные) объектов культурного наследия и памятников культуры. Со временем стало понятно, что без серьезного подкрепления со стороны предприятий и организаций других отраслей и сфер деятельности достичь высокого уровня притягательности объектов культурного наследия крайне сложно. В то же время сфера туризма может выступать предпосылкой развития отраслей и видов деятельности (торговля, гостеприимство, ремесленничество, транспортное обслуживание и т.д.).

Мы предлагаем все эти объекты и виды деятельности «разместить» на территории, т.е. оценивать также компактность расположения, удобство размещения по территории, согласованность и вза-имоувязанность их действий во времени и в пространстве. Такая комплексная и системная оценка с привязкой к месту позволяет выявлять и предлагать жителям и гостям территории дополнительные полезности. Таким образом, оценка внутренней локализации существующей (формирующейся) системы исторических, архитектурных и иных объектов, представляющих собой культурную ценность, позволяет нам перейти к пониманию туристской дестинации.

Основным элементом туристской системы является территория, которая привлекает туриста, куда он совершает свою поездку и где проводит какое-то время, — туристская дестинация (по определению Всемирной туристской организации). Туристская дестинация — это место (территория) посещения, привлекающее туристов своими специфическими природными и рекреационными ресурсами, достопримечательностями, историческим и культурным наследием, а также обладающее удобствами, средствами обслуживания и услугами для обеспечения всевозможных нужд туристов.

Дестинация представляет собой совокупность следующих компонентов:

• достопримечательность (то, что побуждает туриста совершать

путешествие);

  • • удобства (размещение, питание, развлечения, а также розничная торговля и другие предприятия сферы услуг);
  • • доступность (физическая доступность, внешние транспортные связи с дестинацией, наличие развитых внутренних транспортных связей);
  • • вспомогательные службы (предоставление необходимой информации и услуги по резервированию, обеспечению оборудованием и т.д.).

Дестинация сама по себе является ценностью: посетители должны считать ее привлекательной и заслуживающей времени и денег, потраченных на путешествие. У дестинации должен быть свой отличительный образ. Формируется имидж туристской дестинации на основе ряда факторов: географическое положение; природно-ландшафтные условия; климат; наличие рекреационных зон; разнообразие видов туризма; наличие и специфика средств размещения; возможности культурно-развлекательного досуга; мифологемы территории, уникальность туристского предложения и др.

В рамках одной туристской дестинации может быть сосредоточено несколько достаточно самостоятельных объектов притяжения внимания гостей. Так, на юге России уже создан туристический кластер, в который были включены шесть туристическо-рекреационных особых экономических зон, расположенных на территории Северо-Кавказского федерального округа, Краснодарского края и Республики Адыгея.

Рассмотрим более подробно, что собой представляет рекреационная зона. Если образ территории связывают с развитием территории как места отдыха, оздоровления, отдыха, где человек может восстановить и развить свои физические, психические и духовные силы, то уместно употреблять термин «рекреация». Но важно обратить внимание, что под рекреационной деятельностью традиционно принято понимать деятельность человека, предпринимаемую им в свободное время и направленную на восстановление и развитие физических, психических и духовных сил.

Собственно рекреационные занятия человека можно разделить на две группы: группа восстановления (рекреационно-лечебные и рекреационно-оздоровительные занятия) и группа развития (рекреационно-спортивные и рекреационно-познавательные занятия). Такое определение рекреационной деятельности отражает деятельность (действия) с позиции того, кто желает удовлетворить свои потребности в отдыхе и оздоровлении, т.е. с позиции спроса.

Для того чтобы отразить позицию предложения, т.е. управленческие действия, которые необходимо осуществлять ИОГВ, частным лицам, организациям и учреждениям территории, чтобы создать условия для удовлетворения спроса рекреантов (жителей — резидентов и гостей территории — нерезидентов) на отдых и оздоровление, предлагаем использовать категорию «рекреативная деятельность». Рекреативная деятельность — это один из видов деятельности, направленный на использование и трансформацию ресурсов и активизацию потенциалов территории для обеспечения условий, оказания услуг, производства товаров, удовлетворяющих потребности рекреантов в отдыхе и оздоровлении. Рекреативную деятельность могут осуществлять все субъекты территориального маркетинга. Для этого необходимы понимание значимости, особенности, иногда уникальности рекреационной среды конкретной территории и целенаправленные действия по ее созданию, восстановлению, сохранению.

Следует уточнить, как соотносятся между собой два понятия — «рекреативная деятельность» и «туризм». Рекреативная деятельность — это более общее понятие, поскольку включает в себя любые явления и процессы, связанные с восстановлением сил человека (рекреанта, имеющего спрос на данную услугу) в процессе отдыха и лечения. В этом смысле действия ИОГВ при участии жителей, неправительственных и коммерческих организаций территории по оборудованию спортивной или детской площадки общего доступа, обустройству парка, сквера, очищению прибрежной полосы или поймы реки — это все рекреативная деятельность. Создаются локальные общественные блага (велосипедные дорожки, скамейки, места для пикников, детские и спортивные площадки), и всеми дополнительными полезностями (услугами, удобствами) этой зоны пользуются прежде всего местные жители. Безусловно, результаты усилий всех акторов рекреативной деятельности могут по достоинству оценить и гости территории, и это может стать конкурентными преимуществами территории (чистота, удобство, хороший внешний вид, ухоженность места, наличие зеленных насаждений, зон отдыха и развлечений и т.д.). Но важно понять, что рекреативная деятельность осуществляется в первую очередь для резидентов территории — жителей территории, и во вторую очередь — для гостей территории — туристов. Такое понимание рекреативной деятельности запускает важный механизм соучастия всего местного сообщества в рекреативной деятельности, поскольку приходит понимание, что «стараемся для себя и своих детей».

В рекреативную деятельность могут быть вовлечены все субъекты территориального маркетинга. Во-первых, значительное количество неправительственных организаций имеют целью своей деятельности сохранение и развитие рекреационной среды территории, выступают инициаторами и исполнителями работ по охране, восстановлению и развитию естественных компонентов природы и т.д.

Во-вторых, учреждения культуры, образования, спорта, медицинские учреждения могут быть вовлечены в процесс оказания рекреационных услуг в соответствии с профилем своей деятельности и, дополняя друг друга, делать отдых и развлечение жителей и гостей территории более разнообразным. Участие в рекреативной деятельности позволяет этим учреждениям привлекать внебюджетные и большие бюджетные средства, что обеспечивает повышение качества и расширение ассортимента предлагаемых рекреативных услуг.

В-третьих, рекреативная деятельность осуществляют и коммерческие организации территории. Коммерческие организации могут выступать в разных качествах: оказывая туристские услуги и (или) выполняя сопутствующие виды работ и услуг (питание, изготовление сувениров, транспортировка и т.д.). Основной отличительной чертой их участия в рекреативной деятельности является коммерческий интерес. В эту же группу могут быть отнесены и частные лица, которые ведут индивидуальную предпринимательскую деятельность, например, в сфере сельского туризма, а также те, кого принято обозначать как «самозанятые» (местные жители, которые обеспечивают продуктами питания, произведенными в своих личных подсобных хозяйствах, жителей этой же территории и (или) гостей территории).

В-четвертых, рекреативную деятельность осуществляют ИОГВ в виде реализации комплекса согласованных действий в пределах своей компетенции с целью повышения привлекательности территории как места отдыха и оздоровления за счет активизации и вовлечения рекреационного потенциала и более эффективного использования рекреационных ресурсов территории, для чего:

  • • используется государственное и (или) муниципальное имущество, в том числе природные элементы (морские побережья, берега рек и озер, горы, лесные массивы, лечебные воды и грязи и т.д.) и нематериальные активы территории;
  • • координируется деятельность коммерческих организаций, учреждений, неправительственных организаций территории и жителей территории по сохранению, сбережению и неистощимому использованию рекреационных ресурсов территории;
  • • создаются условия для осуществления предпринимательской деятельности жителями и организациями территории с целью

получения ими материальной выгоды в сфере отдыха резидентов

и нерезидентов территории, развития разных видов туризма

и сопутствующих этому отраслей.

Таким образом, рекреативная деятельность ведет к созданию рекреативной зоны, которая может быть одним из компонентов туристской дестинации. В рамках успешной туристской дести-нации растут уровень и качество жизни местных жителей, создаются дополнительные возможности развития бизнеса на территории, увеличивается экономический капитал территории. Формирование туристкой дестинации и привлечение внимания гостей к территории усиливают осознание самими жителями богатого и интересного прошлого, уникальности и неповторимости своей культуры, инициируются новые совместные дела, жители начинают испытывать больше положительных эмоций (гордость, радость, удовлетворение и т.д.), возникают новые поводы и причины для взаимодействия с другими сообществами, создаются новые символы территории (визуальные образы, арт-объекты и т.д.). Поэтому формирование туристской дестинации приводит к увеличению (капитализации) культурного, социального и символического капиталов территории.

Внешняя локализация территориального продукта. Оценку внешней локализации территориального продукта можно проводить по ряду критериев.

Во-первых, можно делать это на основе физико-географических критериев, через информацию о географическом положении, сопряженности с другими территориями страны или с другими странами. Мы помним, что базовым отличием «территории» от «пространства» выступает точное указание местоположения территории по географическим координатам. Возможны и иные способы уточнения местоположения территории (населенного пункта), например, через указание местоположения по отношению к другим территориям (населенным пунктам). Например, говоря о Республике Карелия, мы можем назвать географические координаты, а можем сказать, что Карелия расположена севернее Ленинградской области и граничит с Финляндией. Заметим, что большинству граждан описание местоположения Карелии через соседство, а не по географическим координатам, будет понятнее. Безусловно, местоположение задает специфику территориального природного комплекса, а значит, и территориального продукта. Глядя на физическую карту, можно перечислить основные характеристики рельефа, климата, полезные ископаемые, природные ресурсы и многие другие параметры, которые определяют специализацию деятельности на этой территории. Эта специфика места объективна и неизменяема.

Каждый территориальный продукт с точки зрения физико-географических критериев имеет себе подобные (как правило, в этом случае территории находятся рядом) и принципиально иные территориальные продукты (обычно такие территории удалены друг от друга). Удаленные друг от друга территориальные продукты легче сравнивать и потому проще продвигать. Пусть в Карелии не успевают в открытом грунте дозреть помидоры и баклажаны, зато в Краснодарском крае не растут морошка и клюква. Более холодный климат северных территорий ведет к увеличению затрат бизнеса на коммунальные услуги, зато дает возможность в длительном периоде времени (до полугода) предлагать туристам разнообразные виды зимнего отдыха. В то же время оба региона имеют приграничное положение и можно оценить, насколько этот факт местоположения задействован и сказывается на качестве жизни населения или развитии производственной деятельности. Географическое местоположение территории — это не хорошо и не плохо, это объективная реальность размещения территориального продукта, что позволяет формировать его конкурентные преимущества.

Во-вторых, оценивать внешнюю локализацию территориального продукта можно на основе экономико-географических критериев, выделяя микро-, мезо-, и макроуровни. Например, территория в границах муниципального образования может быть частью территориально-производственного комплекса региона, субъект РФ может быть частью Северо-Западного региона России, а также частью Севера Европы. На основе этих критериев складываются кооперативные связи между территориями, создаются зоны экономического развития (свободные экономические зоны, зоны территориального развития и др.). Взаимообусловленность и взаимодополняемость ресурсов в рамках этих экономических зон способствует повышению результативности и эффективности производства вне зависимости от уровня экономического сотрудничества (от выгод экономической интеграции для каждой страны в рамках Таможенного союза до выгоды, которую получает каждое предприятие в рамках кластера).

В-третьих, оценку можно проводить с позиции достижения согласованности действий и комплексного решения политических и социально-экономических задач развития частей страны, что было положено в основу создания федеральных округов. Отражением определенных политических решений, сложностью и комплексностью задач социально-экономического развития может быть объяснено выделение из состава Южного федерального округа в январе 2010 г. Северо-Кавказского федерального округа, а также создание в марте 2014 г. Крымского федерального округа.

В-четвертых, оценивать внешнюю локализацию территориального продукта можно с учетом административно-территориального деления страны. Например, населенный пункт — часть сельского поселения, которое является частью муниципального района, входящего в состав субъекта РФ, из которых состоит Российская Федерация (принцип матрешки). Это важно учитывать, например, при определении более результативных инструментов и средств продвижении территориального продукта, когда нужно понять, какое построение ассоциаций и территориальных брендов оправданно (от частного к общему или наоборот). В то же время понимание административно-территориальных факторов локализации позволяет оценить выгоды от возможного объединения (укрупнения) или разъединения (уменьшения) административно-территориальных единиц на уровне субъектов РФ и на муниципальном уровне.

Примеры взаимовыгодного сотрудничества и согласованного поведения муниципалитетов можно найти во многих европейских странах, например, в Финляндии создаются «экономические регионы». Северная Карелия — это 14 городских и сельских общин (муниципалитетов). Общины объединены в три района (экономических региона): район Йоэнсуу включает в себя шесть муниципалитетов, район Центральной Карелии — четыре, район Пи-елиненской Карелии — также четыре муниципалитета. В данном контексте категория «экономический регион» — это территория, объединенная по географическому принципу, в рамках которой совместно разрабатывают и проводят инвестиционную, информационную политики, решают социальные задачи, развивают коммуникации и т.д. При этом возможно сотрудничество между городскими поселениями разных «экономических регионов», например, шесть городских муниципалитетов (Йоэнсуу, Сало, Оулул, Ювяскюля, Рованиеми, Коувола) приняли решение о создании единой экономической зоны.

Использование механизмов межмуниципального сотрудничества обусловлено рядом факторов:

  • • недостаточностью собственных ресурсов муниципальных образований для решения проблем социально-экономического развития, в этом случае межмуниципальное взаимодействие обеспечивает достижение «эффекта масштаба», например, в Финляндии именно поэтому несколько коммун совместно финансируют учреждения среднего профессионального образования;
  • • невозможностью оказания качественных услуг населению по причине отсутствия специалистов, значительной удаленности от административного центра «своего» муниципалитета и приближенности к административному центру «чужого» муниципалитета, что делает оказание публичной услуги более выгодным при условии действий сообща или покупки услуги у других муниципалитетов;
  • • необходимостью проведения согласованной экономической политики нескольких муниципалитетов, в границах которых функционируют предприятия, особенно при разработке и реализации инвестиционной политики или политики поддержки субъектов малого бизнеса. Это снимает ненужное противопоставление и неоправданную конкуренцию и является современной формой организации рынка предложения ресурсов территории и др. Условно можно выделить три типа форм межмуниципального

сотрудничества:

  • 1) ассоциативные формы, например, Советы муниципальных образований в субъектах РФ, Ассоциация дальневосточных и сибирских городов, Союз городов центра и Северо-Запада России и т.д.;
  • 2) договорные формы, например, соглашение о намерениях, договор о совместных действиях, согласование планов социально-экономического и стратегического развития, осуществление совместных консультаций в разных сферах общественных отношений: культурный обмен, обмен опытом, информационный обмен и т.д.;
  • 3) организационно-хозяйственные формы, например, создание координационных, консультативных и совещательных органов, рабочих групп без наделения их статусом юридического лица, создание автономных некоммерческих организаций, фондов, учреждение хозяйственных обществ.

Межмуниципальное сотрудничество территорий позволяет эффективно использовать местные ресурсы, повышать качество предоставляемых муниципальных услуг, использовать лучшие практики и расширять перечень инструментов управления социально-экономическим развитием территории, создавать условия для более активного вовлечения населения в создание локальных общественных благ и т.д.

Оценка локализации территории с учетом административно-территориального деления лежит в основе решений о распределении бюджетных средств и софинансировании реализации проектов, программ развития конкретной территории. Например, в Карелии прорабатывается идея Пудожского мегапроекта — комплексного освоения крупного месторождения полезных ископаемых. В эту зону развития попадают не все населенные пункты и сельские поселения Пудожского района Республики Карелия (РК), но, возможно, войдет часть некоторых муниципальных образований Архангельской области, или в рамках федеральной программы сохранения Ладожского и Онежского озер задействованы Ленинградская область и Республика Карелия. Необходимо четко определить зоны ответственности в пределах компетенции регионов и муниципальных образований и источники бюджетных средств на реализацию подобных проектов.

В-пятых, оценку можно осуществлять с учетом социокультурных критериев, что применимо к сопряженным и не сопряженным между собой территориям. Например, народы фино-угорской языковой группы — это финны, карелы, эстонцы, саамы, коми, мордва, марийцы, удмурты, венгры, ханты, манси, которые проживают в разных странах, регионах, муниципальных образованиях, но это «очаговое» расположение не препятствует взаимодействию и позволяет реализовывать совместные культурные, спортивные, образовательные и иные проекты.

В постиндустриальном обществе информационные технологии, сетевые и виртуальные организационные структуры создают новые формы и поводы для взаимодействия с другими территориями. По инициативе субъектов территориального маркетинга возникают новые сети сотрудничества с учетом интересов и выгоды инициатора и территории в целом. Таким образом, идет процесс формирования внешней микросреды территории, появляются новые каналы и формы коммуникации, создаются условия успешного развития территории.

Сети являются более широкой категорией, чем кластер, так как в них помимо экономических и производственных интересов представлены и социальные интересы. В общем виде сеть — это совокупность агентов, связанных друг с другом достаточно устойчивыми повторяющимися связями, что обеспечивает обмен через эти связи информацией и др. Это форма кооперации, при которой партнеры добровольно объединяют свои ресурсы, способности и потенциалы для совместного исполнения взаимополезных и взаимовыгодных задач. Сетевой форме сотрудничества присущи гибкость, формальный и неформальный обмен информацией, доверительные отношения между участниками. Формирование сети может привести к появлению новых полезностей, развитию характеристик территориального продукта. Понятие «сетей» как различных территориальных и социальных масштабных образований помогает осознать все сложности и преимущества региональной/ муниципальной экономики.

Населенные пункты, муниципальные образования, регионы, страны могут просто «дружить домами», быть побратимами и проводить согласованную политику, поддерживать друг друга при решении ряда научных, инновационных, социальных и экономических задач. Как правило, сотрудничество ограничивается только сферой культуры, образования, спорта, поэтому следует увеличивать экономический блок сотрудничества и взаимодействия.

Понимая факторы, влияющие на внешнюю локализацию территориального продукта, И ОГВ могут быть инициторами создания новых систем внешнего взаимодействия, например, на основе экономических и социокультурных факторов, подписывая и реализуя Соглашения о межрегиональном взаимодействии, или инициаторами новых административных систем. В любом случае эти процессы необходимо соотносить со стратегическими целями развития территории. Каждая из существующих или формируемых зон внешней локализации территориального продукта должна быть использована с максимальной пользой во благо экономических и социальных интересов жителей.

Таким образом, эффективное развитие межмуниципального сотрудничества в различных его проявлениях даст дополнительный шанс многим муниципальным образованиям стабилизировать социально-экономическую ситуацию за счет объединения потенциалов соседствующих территорий, снизить зависимость от внешних экономических и социальных угроз.

Анализ внутренней и внешней локализации территориального продукта, позволяет увидеть возможности успешного развития территории за счет нового взгляда на местоположение территории, сопряженности с другими территориями и специфики расположения разных видов ресурсов по территории. Территориальный продукт, не меняя своего положения в пространстве, будучи локализован, может быть «вписан» в разные системы или создать внутри себя разные системы из существующих ресурсов, что ведет к выявлению новых факторов социально-экономического развития и повышения качества жизни населения.

Теперь проведем оценку местоположения территориального продукта, рассматривая территорию как звено (часть) коммуникативных каналов движения разных ресурсов (человеческих, материальных, финансовых, информационных и др.).

2. Территориальный продукт как звено в коммуникационных каналах, элемент системы движения ресурсов. Этот критерий особенно важен при анализе развития производственных и торговых отношений, движении товарно-сырьевых потоков, как внутри региона, так и между регионами. С давних времен известно, что территории, через которые шли торговые пути, получали дополнительное развитие. Торговый путь — это оптимальный в данных политико-географических и исторических условиях маршрут, служащий для торгово-экономических связей между разными регионами, странами, континентами. Иногда названия этих торговых путей отражали основную транспортную артерию (Волжский торговый путь из Скандинавии в Халифат), основные товары (Янтарный путь из Прибалтики в Средиземноморье, Великий шелковый путь из Хазарского каганата в Центральную и Западную Европу, Дорога специй связывала Индию, Острова Пряностей и Восточную Африку со странами Средиземноморья), отражали начало и конец торгового пути (путь «из варяг в греки» — водный (морской и речной) путь из Балтийского моря через Восточную Европу в Византию), фиксировали сложившиеся географические названия (Транссахарская торговля охватывала большую часть Западной и Северной Африки, Сибирский тракт — старинный сухопутный маршрут из европейского части России через Сибирь к границам Китая). Населенные пункты (места, местечки) были, как бусины, нанизаны на нить, и именно это давало жителям этих населенных пунктов дополнительные полезности, блага, преимущества. Строительство железных и автомобильных дорог, в том числе трансграничных, строительство судоходных каналов (Панамского, Суэцкого) формировало новые торговые пути, способствовало освоению и развитию иных территорий.

В современном мире можно говорить о системах движения не только товаров, но и других ресурсов, прежде всего человеческих, финансовых, информационных. Можно оценивать направление и регулярность движения, количество (объемы) перемещаемых ресурсов, выявлять причины, вызывающие это движение и колебания объемов, и т.д. Каждая территория является звеном в коммуникационных каналах, поскольку через нее проходят естественные (морские и речные транспортные артерии), созданные человеком автомобильные и железные дороги, нефте- и газопроводы, линии электропередачи, кабели, мосты, плотины, шлюзы и иные сооружения, обеспечено авиасообщение.

Рассматривая территориальный продукт конкретной территории как звено в коммуникационных каналах, следует обратить внимание на несколько факторов, способных повысить его привлекательность для жителей, гостей и бизнеса.

1. Развитие горизонтальной кооперации бизнесов, расположенных на разных (чаще сопряженных) территориях в сфере закупки, транспортировки, хранения, переработки, продвижения, реализации и т.д. обеспечивает эффект масштаба, что ведет к росту результативности и эффективности деятельности. Можно найти примеры развития горизонтальной кооперации с участием представителей гостевого бизнеса соседних сельских поселений в рамках одного или нескольких муниципальных районов по вопросам закупки бытовой химии, заказа транспорта, продвижения туристских услуг (в том числе на общем сайте), могут создаваться организации (ассоциации, союзы), что позволяет совместно осуществлять обучение и консультирование, представлять общие интересы в администрациях муниципальных образований и др. Экологическая чистота Карелии и развитие особых форм отдыха на природе (активный, сельский, этнографический, спортивный и другие формы туризма) способствуют росту спроса на услуги гостевых домов.

Гостевой дом — это иногда отдельно стоящий жилой дом (дома) или часть жилого дома, отведенная для проживания гостей. Как правило, хозяева гостевого дома обеспечивают гостей местными продуктами питания (молоком, яйцами, мясом, рыбой, овощами со своего огорода, дарами леса и т.д.), готовят еду, обеспечивают инвентарем для активного отдыха на природе, выступают проводниками и экскурсоводами, помогают в организации охоты, рыбной ловли и т.д. При большом количестве гостей в высокий сезон к обслуживанию и обеспечению гостей привлекаются и другие жители населенного пункта. Сегодня в некоторых районах Карелии можно найти примеры горизонтальной кооперации гостевых домов.

2. Формирование из разрозненных элементов территориальных продуктов нескольких территорий нового целого, в результате интеграции и слияния отдельных элементов в систему появляются новые полезности. Соединение усилий и ресурсов в рамках «потоков движения» дает не только количественное увеличение результативности деятельности каждого из участников этой «цепи». Создаются уникальные полезности, происходит качественное развитие услуги. Например, при поездке на Соловецкие острова (Архангельская область) через г. Кемь (РК) гость может задержаться в г. Кеми и посетить ближайшие к городу достопримечательности — петроглифы (рисунки древнего человека на камнях) или остаться на несколько дней в поселке Рабочеостровск (недалеко от Кеми) и отдохнуть на берегу Белого моря (местные жители организуют выход в море, рыбалку, охоту и другие виды активного

отдыха в зависимости от сезона), наблюдать за морским отливом и приливом, посещать местные достопримечательности.

У каждой из территорий на маршруте появляется возможность развивать самозанятость, бизнес-деятельность, создаются условия для развития местных краеведческих музеев, местных мастеров и ремесленников и т.д. При этом комплексное обслуживание туристов позволяет создавать новые формы деятельности и занятости для разных поколений жителей, в том числе для молодежи и жителей отдаленных малых населенных пунктов, где строятся гостевые дома и туристы могут наслаждаться первозданной красотой северного края. Часто этот принцип используется при формировании турпро-дуктов. Такие туры, как «Золотое кольцо», «Серебряное кольцо», речные и морские круизы, имеют преимущества для продавца (клиент может присоединиться к маршруту в любой его точке), так и для туриста (удобно — откуда уехал, туда и привезут). Территория, попадая в эту «цепочку», «кольцо», должна иметь нечто общее с остальными, но и обязательно что-то свое уникальное, отличное, чтобы запомниться. Межотраслевой и межтерриториальный характер взаимодействия в этом случае способствует созданию «коридоров развития», повышает известность и привлекательность каждой территории, что в свою очередь позволит активизировать и задействовать другие ресурсы и потенциалы территории.

3. Формирование вертикально интегрированных систем, что также обеспечивает эффект синергии. Например, в рамках географического соседства могут формироваться вертикальные производственные цепочки — производство сельскохозяйственного сырья, его переработка и реализация готовой продукции. При этом собственник создаваемой вертикально интегрированной системы практически вынужден каждый элемент (последовательные стадии производства) развивать на сопоставимом технологическом уровне, что не только обеспечивает согласованность действий, но и значительно повышает результативность и эффективность деятельности всей вертикально интегрированной цепи.

Вертикальная интеграция процесса производства может быть дополнена горизонтально интегрированной системой закупки сырья и (или) сбыта готовой продукции. Например, цепочка «производство кормов — производство сырого молока — переработка молока — выпуск широкого ассортимента молочной продукции» собственник бизнеса организует в рамках Олонецкого муниципального района РК, а сбыт готовой продукции осуществляется во всех районах Карелии и на территории Ленинградской области.

4. В рамках существующих «магистральных потоков» движения ресурсов по территории (по железной или автомобильной дороге, реке и т.д.) нужно стремиться не только быть транзитной территорией, но и создавать новые полезности, которые позволили бы рассматривать территорию как место остановки, отдыха, пересадки, перевалки грузов и др. Для этого могут быть объективные причины (середина пути, пересечение с другой транспортной артерией, свободные площади для хранения и формирования грузовой партии и т.д.).

Подчеркнем, что некоторые из особых преимуществ такой территории могут быть осознанно созданы. Именно поэтому самого серьезного внимания заслуживает высокопрофессиональное пространственное планирование, за которое ответственность несут органы власти. В рамках региона в целом ИОГВ должны суметь выделить перспективные места расположения и строительства, например, объектов транспортной инфраструктуры, соответственно, зарезервировать под будущее строительство земельный участок. Учитывая высокую социально-экономическую полезность таких объектов, оправданно их строить на условиях государственночастного партнерства. Здесь особенно значимым становится стратегическое видение экономического и социального развития территории, с учетом чего выбирается местоположение, например, технопарка, производственной площадки, территориальной зоны развития и др.

5. Осознанное достижение агломерационного эффекта за счет развития деловых связей между разными субъектами рынка в рамках всего агломерационного радиуса, Агломерационный эффект — экономическая и социальная выгода за счет снижения издержек от пространственной концентрации производств и других экономических объектов и институтов.

Особо стоит отметить, что категорию «агломерация» часто трактуют неверно. Агломерацию смешивают с созвездием вполне самостоятельных городов, расположенных близко один к другому, или с простым включением самостоятельных поселений в тело города-ядра. Агломерация — это компактное расположение, скопление населенных пунктов, объединенных в пространственном смысле, представляющих собой сложную, многокомпонентную динамическую систему с интенсивными экономическими, производственными, транспортными, трудовыми, культурно-бытовыми связями. Полезности от формирующей агломерации возникают как для хозяйствующих субъектов (коммерческих и некоммерческих), так и для жителей и гостей территории. Это в полной мере соответствует задаче развития городов, поставленной в статье В. Путина «О наших экономических задачах»: «Освоение территории России надо начинать с земель вокруг крупных экономических центров. Расширение агломерационного радиуса наших городов в 1,5—2 раза увеличит доступную территорию в несколько раз... Это позволит значительно поднять и доходность пригородного сельского хозяйства, и качество жизни работников аграрного сектора».

Агломерация во многом складывается естественным образом, формирование предопределено историческим развитием территории и сети поселений в конкретной ситуации. ИОГВ могут способствовать формированию агломераций, придавая естественному процессу оправданную формализацию, когда одно из муниципальных образований принимает на себя функции ядра агломерационной системы и совместно с другими муниципальными образованиями осуществляет совместное, согласованное договорное решение общих проблем.

Агломерационное сотрудничество может проявляться по нескольким направлениям:

  • • разработка общих прогнозов развития рынка труда, рынка жилья и др.;
  • • согласование программ социально-экономического развития;
  • • сопряжение документов территориального планирования;
  • • согласование экономической политики и приоритетов развития;
  • • разработка единых методов поддержки малого и среднего бизнеса;
  • • реализация «сетевых» проектов производственной инфраструктуры;
  • • согласование инвестиционной политики, формирование общего «пакета» бизнес-идей;
  • • формирование новых конкурентных преимуществ инвестиционных площадок;
  • • организация совместного продвижения территории, в том числе проведение общих событий (ярмарки, выставки, праздники и др.), совместная реклама и др.;
  • • согласование программ развития учреждений бюджетной сферы;
  • • согласование социальной политики, разработка комплексных социальных проектов.

Понимание объективной необходимости придать агломерационному процессу некую организационную и методическую поддержку, привело в свое время к формированию Межведомственной рабочей группы по социально-экономическому развитию городских агломераций под председательством заместителя министра регионального развития. Был сформирован список 17 пилотных проектов по апробации и совершенствованию механизмов управления развитием городских агломераций в Российской Федерации. Но агломерационные процессы фактически происходят не только в этих пилотных агломерациях. Отметим, что ядром агломерации не обязательно должен быть город-миллионник, это может быть и город с меньшим числом жителей, но имеющий стабильные социальные и экономические коммуникационные потоки внутри формирующейся агломерационной зоны.

Жители и бизнесы не ждут, пока органы власти найдут удобную форму взаимодействия муниципалитетов, уже сейчас человек может жить в одном населенном пункте, работать в другом, там же пользоваться услугами медицинских и образовательных организаций для себя и членов своей семьи, а отдыхать (имея в собственности земельный участок и строения на нем) на территории третьего муниципалитета. Возможно, на первом этапе это будет межмуниципальное сотрудничество по ограниченному перечню вопросов, которое в дальнейшем станет агломерацией. Например, административный центр Республики Карелия — город Петрозаводск (численность жителей — около 300 000), вокруг города расположены три муниципальных района (удаление административных центров этих районов от Петрозаводска в пределах 50 км). На этой территории (9% от общей площади республики) остальные показатели социально экономического развития (от данных по всей республике) выглядят следующим образом: численность жителей — 55%, количество хозяйствующих субъектов, в том числе: предприятий и организаций — 74%, индивидуальных предпринимателей — 56%, оборот организаций — 52%, оборот розничной торговли — 68%, объем платных услуг населению — 79%, ввод в действие общей площади жилых домов — 69%, численность занятых — 58%. Важно отметить, что жители этой части Карелии имеют повторяющиеся маятниковые поездки на работу, за товарами, за медицинскими и социальными услугами, на отдых и др. Рассматривать перспективы формирования Петрозаводской агломерации оправданно, более того, один из районов (Пряжинский национальный район) уже подготовил предложения о сотрудничестве с Петрозаводским городским округом:

  • а) совместная подготовка (формирование земельных участков, обеспечение их инженерно-техническими коммуникациями, решение вопросов о развитии инфраструктуры) комплекса земельных участков, предназначенных для предоставления многодетным семьям, жителям г. Петрозаводска;
  • б) реализация мероприятий, направленных на санитарно-эпидемиологическое благополучие населения, в том числе защиты граждан от болезней, общих для человека и животных;
  • в) организация межмуниципального взаимодействия по обеспечению методического сопровождения образовательных учреждений по направлениям:
    • • организация профильного обучения в условиях малочисленной сельской школы (в том числе с применением дистанционных технологий);
    • • методическое сопровождение введения федеральных государственных образовательных стандартов в дошкольных организациях;
  • г) совместное решение вопроса обеспечения жильем детей-сирот, достигших совершеннолетия и проживающих в г. Петрозаводске;
  • д) предоставление помещений сельских образовательных учреждений района в летний сезон для проведения профильных лагерей, совместных выездных курсов повышения квалификации, проведения образовательных экспедиций и др.;
  • е) обеспечение возможности кратковременного (три-четыре дня) размещения детей, внезапно оставшихся без попечения родителей, в учреждениях соответствующего типа г. Петрозаводска до факта назначения опекунства или подбора приемной семьи;
  • ж) совместная работа по привлечению инвесторов на сформированные инвестиционные площадки, расположенные в Пряжин-ском районе;
  • з) совместное развитие территории и инфраструктуры карельских исторических деревень Рубчойла, Корза, Кинерма, которые могли бы стать объектами показа для больших групп туристов, приезжающих в г. Петрозаводск.

Естественным образом идет процесс развития сотрудничества и более результативного освоения территории города-ядра и территорий агломерационного радиуса, что может привести к повышению доступности территорий, сокращению дефицита «свободных» земель в городском округе, снижению стоимости жилых и производственных помещений, росту доходности пригородного сельского хозяйства и повышению качество жизни сельского населения.

Таким образом, агломерация — одна из форм сети применительно к крупнейшим и крупным городам, когда один или несколько городов-ядер образуют вместе с поселениями и районами, расположенными вокруг них, сложную систему договорных отно-

шений, при которых никто из участников не теряет своей самостоятельности в решении местных вопросов, но возникает возможность осуществлять совместные проекты, стратегии развития. Агломерация обеспечивает взаимовыгодное сотрудничество городу-ядру и территориям (населенным пунктам и их жителям) агломерационного радиуса за счет увеличения масштабов производства, возникновению связей между компаниями, агломерационных рынков труда и недвижимости, инфраструктурных объектов (аэропорты, дороги и др.) и т.д., в результате возникают особые полезности, конкурентные преимущества для жителей и бизнеса.

5. Если расширить рамки анализа коммуникационных потоков, то можно рассматривать формирующиеся «агломеративные коридоры», по которым идут наиболее масштабные и интенсивные потоки ресурсов (человеческих, финансовых, материальных, информационных). Например, еще в 1998 г. в городе Самаре состоялось первое Общее собрание руководителей семи крупнейших городов Поволжья (Казани, Нижнего Новгорода, Пензы, Самары, Саратова, Ульяновска, Чебоксар) и был подписан договор об учреждении Ассоциации городов Поволжья. Возникла качественно новая структура взаимодействия муниципальных образований. В феврале 2000 г. к Ассоциации присоединилась Йошкар-Ола, в 2002 г. — Астрахань и Саранск, в 2005 г. — Волгоград, в 2009 г. — Киров. Таким образом, в состав Ассоциации входят 12 городов. Все города — члены Ассоциации — являются центрами субъектов РФ. Здесь сконцентрированы основные экономические, энергетические и информационные ресурсы, вузы и научно-исследовательские учреждения Поволжья. В городах Ассоциации проживает около 8 млн человек.

Важно обратить внимание, что изначально Ассоциация формировалась из городов на Волге, а точнее, из городов вдоль центральной и южной части Волго-Балтийского водного пути, что во многом отражало общие проблемы и потребности. Четыре города Ассоциации (Нижний Новгород, Казань, Самара, Волгоград) — города-милли-оники, а в список 17 пилотных площадок проектов развития городских агломераций входят Самарско-Тольяттинская агломерация и Ульяновско-Димитровградская агломерация. Иными словами, 5 из 12 городов Ассоциации потенциально могут и намерены формировать моно- или полицентрические агломерации. Следовательно, можно говорить о формировании крупного агломеративного коридора, согласованное развитие в рамках которого обеспечит всем агломерациям и остальным городам Ассоциации дополнительные полезности. С учетом этого следует планировать соответствующее

юз

развитие транзитно-траспортных систем и инфраструктуры, что будет способствовать увеличению потоков движения всех ресурсов.

Таким образом, анализ локализации и местоположения территориального продукта позволяет выявить новые, актуализировать имеющиеся и результативнее использовать существующие конкурентные преимущества территории, проистекающие из фактического местоположения территории, сопряженности с другими территориями, специфики расположения разных видов ресурсов по территории, а также включенности территории в существующие и формирующиеся коммуникативные каналы движения разных ресурсов (человеческих, материальных, финансовых, информационных и др.). Программы социально-экономического развития субъектов РФ и муниципальных образований должны содержать в себе информацию о пространственном развитии территории (развитие отдельных населенных пунктов, поселений и групп поселений, развитие средних и крупных городов, моно- и поли-центричных агломераций региона). Такой подход может выявить незадействованные потенциалы территории, создать новые полезности и стать новым конкурентным преимуществом территории. Это позволит находить решения по «сбережению» и росту качества жизни населения, а также привлечению туристов, мигрантов и повышению инвестиционной привлекательности территории. Достижение максимального эффекта от использования специфики месторасположения территории может быть достигнуто без больших финансовых затрат и при этом создаст предпосылки успешного социально-экономического развития территории.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы