Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Маркетинг arrow Территориальный маркетинг: теория и практика

РАЗВИТИЕ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ

Развитие населенного пункта как самостоятельного муниципального образования или части муниципального образования базируется на имеющихся ресурсах, капиталах, существующих потенциалах. Стратегическое видение будущего города основывается на знании:

  • • профилей и наиболее значимых потребностей основных групп клиентов и выбранной стратегии охвата рынка;
  • • сложившегося образа территории и существующего иногда слабо выраженного позиционирования территории;
  • • основных дифференциаторов территории I и II рода;
  • • существующих конкурентных преимуществах и степени их использования.

Рассмотрим эти вопросы последовательно.

Если макросегментация для всех населенных пунктов подобна, то микросегментация может отражать специфику конкретного населенного пункта. Например, для города, население которого резко стареет, одной из перспективных задач может стать задача привлечения молодого поколения. Характеристики городского продукта, его локализация, цена, меры по продвижению — все это оценивается максимально конкретно, выявляются характеристики, особенно значимые для разных групп клиентов. Основные группы потребителей территориального продукта следует соотнести с элементами территориального продукта (матрица «клиент — товар») и с теми основными целями, ради удовлетворения которых потребители используют территориальный продукт (матрица «клиент — цели потребления»). Построение таких декомпозиций позволяет хорошо структурировать информацию о территории и является удобным инструментом для решения вопросов о возможной и привлекательной концепции охвата рынка.

При проведении микросегментации клиентов мы можем углубить анализ, выделив не просто группу «частные лица — постоянное проживание», а разбить эту группу на подгруппы в зависимости от возраста частных лиц, для того чтобы уточнить, какие характеристики города в большей степени важны для жителей, например, молодого возраста. Такой же подход может быть использован при сегментации группы «бизнес — постоянное ведение деятельности». Бизнесы города могут быть классифицированы по секторам, отраслям, размеру и ряду других параметров. Город может выбрать в качестве приоритета развитие третичного или четвертичного сектора, что может найти отражение в дополнительной поддержке таких предприятий при осуществлении инвестиций на территории населенного пункта или муниципального образования. Процесс углубленной микросегментации способствует тому, чтобы населенный пункт более четко сформулировал свои приоритеты и тем самым стал проводником активного маркетинга, когда «предложение рождает спрос».

Проведение сегментации дает информационную базу для оптимального позиционирования города. Даже на основе сравнения того, какие характеристики города наиболее значимы для клиентов с теми существующими характеристиками города, которые не отвечают запросам потребителей, можно выявить ошибки в продвижении информации о городе. Например, некоторые характеристики территории (ресурсы, параметры социально-экономического развития, специфика городского менеджмента и др.) перестали восприниматься как позитивные, они в меньшей степени актуальны для жителей города и его гостей, а какие-то характеристики города стали значимыми, отражают основные тенденции изменения качества жизни. Изучение мнения потребителей, в том числе наиболее значимых для территории групп потребителей, позволяет внести изменения в стиль изложения информации, разработать новые, более удобные для пользователей формы подачи материалов, предусмотреть возможность большей адресности рекламно-информационных материалов о городе, разработать новые инструменты пропаганды и продвижения территории.

Позиционирование города может значительно отличаться в зависимости от того, мнение какой группы потребителей о городе мы изучаем — жителей или тех, кто не живет в этом городе. Жители города знают свой город лучше, поэтому образ города будет отличаться большей конкретизацией, может быть более честным и, возможно, содержать негативные оценки (как реакция на городские проблемы, скрытые от гостя города), но в образе города могут присутствовать и позитивные моменты, на которые гости не успевают обратить внимание. Образ города, по мнению его гостей, также имеет свои отличительные характеристики. Гости могут не знать, что в спальном районе плохо убирается придомовая территория, но именно гости города, приехавшие из других населенных пунктов, могут провести сравнение, им есть, с чем сопоставить и дать относительные оценки. Они могут сказать, что этот город более зеленый, лучше спланированы транспортные магистрали, или отметить, что этот город производит впечатление неуютного, жители в городе неприветливые, и дать другие позитивные и негативные оценки сравнительного характера. Бывает полезно сравнить эти два образа одного и того же города. В результате сравнения внешнего образа города и внутреннего образа может быть получен более объективный, многогранный образ города и определены те черты образа города, над улучшением которых надо работать, какие действия необходимо реализовать для создания и поддержания позитивного имиджа города, и формирования общественного мнения о городе. Возможно, будет принято решение о необходимости брендинга города, и начнется осуществление подготовительных работ. Например, будет организована среди горожан дискуссия, начнет «вызревать» понимание, зачем и какой бренд нужен городу.

Практика брендирования российских городов пока незначительна, но некоторые выводы уже можно сделать:

  • • созданные бренды, как замки на песке, не имеют фундамента в виде четкого понимания комплекса средств территориального маркетинга конкретно этого города. Если в городе не проводится целенаправленная и осознанная работа в части территориального маркетинга, то и результативность и полезности от брендирования города незначительны;
  • • во многих случаях жители и бизнесы территории пока не понимают, зачем были потрачены ресурсы на эту работу и каким образом это можно использовать;
  • • собственно консолидации местного сообщества не произошло, и жители сами начинают искажать идею бренда, подсмеиваясь над ним;
  • • разработанный бренд города является некой данью моде, т.е. никаким образом не связан с долгосрочными интересами и видением развития города;
  • • бренд «сделали», но не знают, не умеют, нет ответственных, не созданы институты по его управлению и капитализации и т.д. В Карелии есть два города, которые предпринимали попытки

разработать бренды своих городов, — Петрозаводск и Костомукша. Рассмотрим опыт брендирования города Костомукши, где пытались создать бренд еще в 2009 г. Правда, под брендом подразумевалось придумать одно словосочетание, в которое нужно вложить все особенности города, но так и не придумали, и идея погасла. В 2014 г. администрация Костомукшского городского округа участвовала в общероссийском конкурсе «Территория бизнеса — территория успеха» в Москве. Среди восьми муниципалитетов Костомукшу признали призером в номинации «Лучшая муниципальная практика по развитию предпринимательства» и в качестве приза от «Опоры России» и «Банка Москвы» вручили сертификат на 1 млн руб. на профессиональное брендирование города. В результате работы, в которой принимали активное участие жители города, основной концепцией бренда города стала концепция: «Дальше — лучше». Эта идея действительно объединяет жителей города и может привлечь внимание к нему со стороны внешнего мира. В первую очередь в этой концепции подчеркивается идея, что удаленность — это благо. Большинство городов свою удаленность от центра считают главным своим минусом, но в некотором смысле это может быть и преимуществом (экологическая чистота, рекреационные объекты, особый образ жизни, периферийность, когда дальше от центра страны, но на границе с Финляндией и др.). Второй момент: Костомукша — город, который был построен в 1980-е гг. для обеспечения освоения крупного месторождения полезных ископаемых и который возводили финские строители с учетом существующих в Финляндии правил застройки и качества жизни. Город молод, даже его коммунальная инфраструктура, в отличие от большинства российских городов, не изношена, к тому же для поддержания качества жизни в городе многое делал градообразующий комбинат. В город приезжали жить и работать специалисты со всей страны — молодые, решительные, желающие заработать деньги (город находится в зоне Крайнего Севера), амбициозные. В городе пенсионеры стали появляться только в пореформенный период. В целом город позитивный, жители верят в себя и в свои силы, в будущее, поэтому дальше будет только лучше. Ключевой брендовой фразой Косто-мукши стал слоган «Костомукша. Дальше — лучше».

Отметим, что концепцию бренда поддержали руководители градообразующего предприятия — Костомукшского горно-обогатительного комбината. Были найдены цветовые решения, выработаны правила написания слогана, возникли идеи, как обыграть бренд в малых архитектурных формах, и др., начата работа над регистрацией товарного знака. Костомукша стала первым городом на территории бывшего СНГ, имеющий бренд на трех языках: русском, английском и финском.

Есть ряд вопросов, которые должны быть решены на уровне администрации местного самоуправления, например: как организовать собственно использование бренда и каким образом организовать управление брендом? Нужно ли для решения тех или иных задач создавать структурное подразделение в администрации или лучше сформировать автономную некоммерческую организацию, которая приняла бы на себя в том числе и задачу использования бренда, а фактически стала бы выполнять задачи агентства по стратегическому развитию города и повышению его инвестиционной привлекательности?

Город учится жить с брендом. Хочется надеяться, что городу удастся избежать ряда проблем, с которыми столкнулись другие города России, предпринимавшие попытки создания своих брендов.

Анализ практики (лучшей, худшей), накапливаемый опыт, постепенное понимание сути стратегирования и необходимости самоидентификации жителей городов, а также ряд других условий смогут повысить полезность от брендирования российских городов. И главное: брендирование города сможет оказаться полезным для решения стратегических задач социально-экономического развития города и повышения качества жизни горожан.

Позиционирование города тесно связано с его дифференциацией первого рода, поскольку позволяет сформировать ряд отличительных характеристик от всех других городов и в то же время найти такие характеристики города, которые позволяют отнести город к определенной группе городов, например: города-милли-онники, города с тысячелетней историей, города-порты, города-столицы и т.д. Такой «показ себя в ряду подобных» позволяет, с одной стороны, расширить возможности узнавания города, а с другой — подчеркнуть его особенности. Например, Костомукша в ряду моногородов России при определенных условиях может позиционировать себя как успешно развивающийся город (моногород может быть успешным) или подчеркивать, как немного российских городов, расположенных в зоне Крайнего Севера, могут похвастать таким качеством жизни.

При проведении дифференциации первого рода некоторые отличительные характеристики города объективны и не подлежат сомнению, например, наличие глубоководного морского порта, в то время как другие характеристики города, в том числе исторические даты основания города, могут меняться. Некоторые города (Москва) берут свое начало от первого летописного упоминания, а другие (Киев) приравнивают к возрасту археологических находок на своей территории. Многие европейские города всеми силами стараются подчеркнуть свой древний возраст. Париж берет свое начало от римских завоевателей, которые примерно в 52 году до н.э. устроили в излучине Сены поселение, названное ими Лю-тецией, потом будущий Париж слегка сместился по течению реки и с 358 года стал называться СлуйаБ Рагшогит («город паразиев» — кельтских переселенцев из Малой Азии), затем Паризия, а еще позднее — Париж. Европейские города не смущает факт изменения названия, географическое «смещение» города, факт, что основателями города были чужеземцы — завоеватели. В результате столь смелых изысканий Лондону — 2000 лет, Стокгольму и Мадриду — 1000 лет, Хельсинки скоро отметит свое 500-летие.

Признание историками и общественностью нового возраста населенного пункта может происходить в связи с «обнаружением» новой отправной точки в истории города, например, археологических находок. Интересные метаморфозы произошли с Казанью. В конце XIX в. Казань отмечала свое пятисотлетие, а через 100 лет «благодаря многочисленным изысканиям ученых» возраст города был увеличен вдвое — до 1000 лет, и эта дата широчайшим образом была отмечена. Можно признать, что Казань максимально полно воспользовалась такой уважаемой датой для привлечения бюджетных и внебюджетных средств на развитие и обустройство города. За счет большого количества грамотно спланированных широкомасштабных мероприятий Казани удалось значительно повысить свою известность и привлечь к себе внимание большого количества людей.

Получается, что город может изменить дату своего рождения, например, признать за момент исторического рождения существующего сегодня города период возникновения на этой территории первых упомянутых поселений (даже принадлежавших ранее другим странам и народам). В таком случае периодом зарождения Санкт-Петербурга можно считать:

  • • основание первого крупного населенного пункта в регионе (Старая Ладога — примерно 1250 лет назад);
  • • основание первых поселений на современной территории города (шведская крепость Ландскрона — порядка 800 лет назад);
  • • строительство крепости Ниеншанц на месте впадения Охты в Неву (за 100 лет до закладки Петровской крепости). Возможно, отметив в 2001 г. трехсотлетие Санкт-Петербурга, мы лет через 50 сумеем отпраздновать пятисот- или семисотлетний юбилей города. Расширение хронологических рамок Санкт-Петербурга позволило бы городу стать в один ряд с великими городами мира и подчеркнуть естественную связь с Европой, поскольку петербургскому этапу жизни на Неве предшествовало несколько сот лет его истории, которую сейчас есть смысл активно изучать и пропагандировать. В этом случае Санкт-Петербург смог бы использовать в своем продвижении много новых акцентов, появились бы возможности «вписывать» город в новые социальные сети и тем самым расширять возможности его современного развития.

Дифференциация второго рода направлена на конкретизацию информации о городе в зависимости от того, на кого нацелена данная информация. В туристическом справочнике по поводу одного и того же города можно встретить информацию о том, что это центр машиностроения, образования, культурная столица региона и т.д. Следует внести изменения и в содержательную часть, и в форму подачи материала о городе. Желая привлечь внимание к городу как к центру сохранения традиционных ремесел региона, необходимо отразить их местную специфику с точки зрения сырья и материалов, технологии изготовления, методов и принципов оформления готовых товаров. Керамическое производство сохранилось на многих территориях, и только некоторые виды керамики столь оригинальны и не «потеряли свое лицо», что могут быть выделены из общего ряда и быть «связанными» с конкретной территорией. Следует всемерно подчеркивать индивидуальность, обращать внимание на специфические черты декора, проводить разъяснительную работу и пропаганду среди потенциальных потребителей этого товара. Хорошо, если признан статус народного промысла, зарегистрирован товарный знак, созданы и культивируются мифологемы, т.е. делается все, чтобы подчеркнуть эксклюзивность данных керамических изделий. Именно это может стать основной причиной покупки изделий гостями территории и определит статус сувенира, подарка этой территории, который жители города смогут дарить, выезжая на другие территории.

Дифференциация второго рода — это также поиск «своих» преимуществ, значимых, например, для инвесторов. Если предположить, что на уровне муниципальных образований также будут введены инвестиционные стандарты (все станут подобны всем), следует помнить, что наличие стандарта и его исполнение — это только часть дела, назовем это минимально необходимыми условиями. Важным станет то, каким образом исполняется этот стандарт, насколько учтены потребности потенциальных клиентов, насколько органы исполнительной власти умеют взаимодействовать с клиентом, насколько эффективно реализуется проектный принцип управления инвестиционным процессом. Возможно, отличием конкретной территории станет то, насколько она слаженно взаимодействует с вышестоящими органами исполнительной власти (особенно в случаях, когда определенная форма или инструмент поддержки инвестора на уровне города коррелирует с аналогичными формами и инструментами поддержки на региональном уровне), т.е. то, насколько организованы межуровневое взаимодействие, командная работа.

Отметим, что понимание стратегического видения развития территории позволяет активизировать существующие, находить новые дифференциаторы города, важные для наиболее значимых групп клиентов, а помня идею жизненного цикла города, своевременно создавать поводы для формирования новых дифференциаторов территории, которые станут значимыми в ближайшем или отдаленном будущем.

Именно дифференцирование второго рода формирует хороший информационный фундамент для выделения конкурентных преимуществ города как места проживания, посещения или ведения деятельности коммерческого и некоммерческого характера.

Анализ внутренних конкурентных преимуществ города имеет специфические черты, поскольку площадь даже крупного города ограниченна, что предполагает сопоставимые условия ведения деятельности и проживания. Внутренние конкурентные преимущества города, как правило, базируются не столько на каких-либо исключительных характеристиках города, а скорее будут вытекать из месторасположения города. Например, любой южный город может «похвастать» низкими затратами жителей на приобретение теплой одежды или небольшими коммунальными платежами населения и предприятий.

Гораздо тяжелее выделить внутренние конкурентные преимущества города среди подобных городов. Для того чтобы увеличить свои возможности в поиске и предложении большего разнообразия конкурентных преимуществ потребителям, города стремятся «расширить» свои границы и ведут речь о «реальном городе», т.е. предлагают условно включать в границы города и те территории, которые фактически находятся за пределами городской черты и являются самостоятельными населенными пунктами. Например, многие приморские города уже давно подчеркивают свои конкурентные преимущества, говоря о «большом Сочи» или «большой Алуште». Отметим, что это не городская агломерация (маятниковых потоков постоянных жителей здесь нет, как нет и иных характеристик городской агломерации), это скорее осознанное увеличение масштаба для центрального населенного пункта и формирования узнаваемости расположенных рядом самостоятельных населенных пунктов (которым так легче бывает объяснить, где они находятся). Но в любом случае дополнительные конкурентные преимущества (пусть косвенные) возникают для всех жителей «расширенного» города. Безусловно, иные и значительно большие конкурентные преимущества возникают при формировании городской агломерации, во многом за счет эффекта системности и порождаемых ею эффектов синергии и мультипликации, о чем мы писали ранее.

Отметим, что основной причиной наличия внутренних конкурентных преимуществ, сопоставимых по месту расположения, размеру, количеству жителей и ряду других параметров городов, может стать разное качество городского менеджмента. Более качественный городской менеджмент, осознанные приоритеты города, умение привлекать бюджетные и внебюджетные средства, достижение более высокой эффективности от использования финансовых, материальных, инновационных и других ресурсов и капиталов города могут обеспечить значительные внутренние конкурентные преимущества. При этом эффекты таких внутренних конкурентных преимуществ обеспечивают действительно достижение тактических и стратегических задач социально-экономического развития отдельного города и муниципального образования в целом.

Иной подход может быть выработан при поиске внешних конкурентных преимуществ города и муниципального образования (конкурентное преимущество, значимое в силу своей исключительности для потребителей). Город может выделить такие свои исключительные ресурсы, которые имеют значение только для определенной группы приоритетных для города потребителей. Город может столкнуться с рядом ограничений в поиске и продвижении своих внешних конкурентных преимуществ, таких как особые природные ресурсы. Комплекс природных ресурсов города (их количественные и качественные характеристики) представлен не столь широко, как, например, в масштабе муниципального района, региона, страны. Но даже в этом усеченном виде природные ресурсы города вполне могут рассматриваться как внешнее конкурентное преимущество города. Есть города, которые смогли выделить внешнее конкурентное преимущество городских природных ресурсов, например: Венеция — город на воде, Прага — город на семи холмах, Мурманск — город на скалах. Есть города у подножия вулканов, на вершине горы, на уровне 1000 и более метров над уровнем моря, ниже уровня моря, самые южные и самые северные города мира. Особое месторасположение города и связанные с этим особые характеристики климата могут оказаться значимыми как для посещения, так и для проживания или осуществления деятельности, например: морской воздух — естественное средство оздоровления.

Еще одним значимым внешним конкурентным преимуществом города может стать достигнутое развитие производственной и непроизводственной инфраструктуры или отдельных отраслей и видов занятости. Например, для городов — административных центров субъектов РФ, каким является Петрозаводск, в связи с особым статусом и прошлым развитием сегодня становится возможным первостепенное развитие третичного сектора экономики и постепенно начинает развиваться четвертичный сектор экономики, что отражено в Стратегическом плане развития города.

Хорошо, если у города есть основание для формирования уникальных характеристик, например, за счет целенаправленной муниципальной кластерной политики. Скажем, для Петрозаводска сегодня актуальным мог бы стать кластер знаний. Он включает в себя инфраструктуру:

  • • возникновения знаний (научно-исследовательские организации, отделы научно-иследовательской работы предприятий, научные центры, в том числе при университетах и т.д.);
  • • внедрения знаний (патентные центры, центры трансфера технологий, административные и общественные организации, бизнес-инкубаторы, венчурные компании и т.д.);
  • • распространения знаний (дошкольное, школьное и вузовское образование, дополнительное образование, повышение квалификации и переподготовка кадров, медиа, издательские организации и т.д.);
  • • сбора, сохранения и презентации и (или) передачи знаний (музеи, учреждения культуры, в том числе библиотеки, Интернет-сети, выставки и т.д.).

Отметим, что все элементы кластера знаний в Петрозаводске есть, но собственно кластер знаний еще находится в стадии становления, т.е. пока является «звездой» (виды деятельности (товары, услуги), спрос на которые сегодня и в ближайшем будущем будет расти высокими темпами) в портфельной матрице стратегического развития города.

Формирование и развитие кластера знаний создает условия для возникновения и внедрения инноваций технологического и социального характера. Опыт развития советских «почтовых ящиков» — закрытых городов, в которых велись научные разработки и наукоемкое производство, действительно свидетельствует о создании особой социальной среды и социальных инноваций. Сегодня развитие наукоградов не подразумевает их «закрытость» от внешнего мира, но можно предположить, что особый социальный климат в них присутствует и будет присутствовать всегда. Жители таких городов ценят их не только за возможность трудоустройства по специальности. Возможно, желание быть среди себе подобных — людей, разделяющих определенные ценности, обладающих особым взглядом на мир — будет не менее важным мотивом переезда с целью постоянного проживания.

Более широкий спектр внешних конкурентных преимуществ города может быть связан с его историей, архитектурой, традициями, событиями и многими другими причинами, которые могут быть использованы как основание для формирования внешних конкурентных преимуществ города. Важно подчеркнуть, что внешние конкурентные преимущества города, направленные на привлечение гостей города, можно создавать. И даже если у городского исключительного события нет богатой истории, незаурядная идея, правильно организованная информационная кампания, настойчивость в пропаганде, широкое участие жителей и организаций города в реализации этой идеи помогают создать городское событие, товар, праздник, с которого, возможно, начнется новая жизнь города.

В качестве примера еще раз вспомним проект, реализованный в Коломне, обращая внимание на процесс: разовое событие — организация уникального производства на постоянной основе — долгосрочные эффекты для города.

  • 1. Все началось с желания подготовить необычную культурную программу для гостей проходившего в Коломне в 2008 г. чемпионата Европы по конькобежному спорту, тогда в местном музее решили вспомнить о кулинарной традиции местных жителей, на протяжении многих лет изготовлявших вкусную пастилу из яблок местных сортов.
  • 2. Важно обратить внимание, что пастила — это не просто местная диковинка, а вполне конкурентный продукт, поскольку:
    • • пастила является экологически чистой, готовится только из местных, не обработанных химикатами яблок;
    • • в качестве желируюгцего вещества используют не уваренные говяжьи кости, а только натуральный яблочный пектин;
    • • основой пастильного «теста» служит не сахарная пудра, а яблочное пюре;
    • • в пастиле очень мало сахара и яичного белка, поэтому ее можно есть даже маленьким детям, диабетикам и аллергикам.

Наличие таких объективных и значимых для потребителя характеристик продукта позволяло надеяться на внимание и выбор со стороны многих потенциальных покупателей. Гости музея, которым предлагали попробовать пастилу, хотели ее купить в качестве сувенира и подарка. Так началось логичное продолжение проекта — восстановление местной «фабрики» по производству пастилы (даже в XX в. производство пастилы было не совсем «фабричным», поскольку электричество и механизированные процессы на производстве не использовались). На тот момент сохранилось несколько разрушенных зданий местной «фабрики», пришлось поднимать архивы, изготавливать по сохранившимся рисункам и чертежам оборудование, искать материалы об особой печи, в которой подсыхала пастила, и решать еще многие вопросы. Несмотря на все трудности, проект был реализован. Изготовленная пастила может продаваться на вес просто как полезная сладость, а может паковаться в винтажные коробочки и является подарком, сувениром, который многие туристы с охотой покупают.

  • 3. Организация музейной фабрики и развитие проекта «Коломенская пастила» имеет целый ряд дополнительных социальных полезностей:
    • • началось благоустройство исторической части города;
    • • появилась возможность активизировать местных мастеров, в том числе для изготовления винтажных упаковок и сопутствующих сувениров;
    • • местные жители смогли реализовывать фабрике выращенные в личных подсобных хозяйствах яблоки, садовые ягоды, тыквы, что для многих пожилых жителей выступает необременительным, но существенным подспорьем;
    • • проект изначально планировался как объект безбарьерной среды для людей с ограниченными возможностями, что уже сейчас позволяет принимать особых гостей.

Важным фактором коммерческой эффективности проекта является то, что даже подарочный вариант пастилы приемлем по цене для каждого гостя. Примерно так же ведут себя люди, когда они с большой готовностью (хотя и понимают, что дороговато) покупают в Вологде знаменитое вологодское масло, которое может продаваться в разных, но привлекательных упаковках (коробках, бочонках и т.д.). Гораздо сложнее в качестве местного сувенира представить что-то, безусловно, эксклюзивное, но дорогое, как, например, вологодские кружева (очень трудозатратно и потому дорого) или карельская заонежская вышивка. К тому же культура (носить или использовать в быту эти изделия) утеряна, и не каждый человек такие изделия или товары со вставками кружев, вышивки считает модными и пригодными для носки. Следует помнить, что территориальный сувенир должен быть преимущественно приемлемым по цене, и только некоторые изделия, рассчитанные на ограниченный круг любителей и ценителей, могут быть действительно эксклюзивными и потому дорогими.

Опыт Коломны и ряда других городов показывает, насколько важно суметь по-новому открыть для себя и для других свой город, переосмыслить городское пространство, городские ресурсы и потенциалы, поддержать частные инициативы, направленные на позитивные преобразования в городе и местном сообществе, создать новые дифференциаторы и конкурентные преимущества города. Возможно, инновационные преобразования городской среды, городской жизни, местного сообщества действительно могут базироваться на творческих решениях, обеспечивающих одновременно приращение экономической стоимости и человеческой ценности. Порой неожиданный, творческий взгляд на городское пространство приводит к созданию новых рабочих мест, использованию уникальных знаний, навыков, опыта людей разных возрастов, социального положения и профессий. Неважно, идет ли речь о более удобном общественном транспорте или социальном проекте по озеленению города и повышению экологического благополучия жителей населенного пункта, а может быть, возникнет новый праздник, интересное событие для города в целом или всего для жителей одной улицы города. Главное, что жить в городе становится интереснее, появляются новые возможности для самореализации горожан, формируется уникальность конкретного места, складываются позитивные настроения горожан, появляется надежда на свое успешное будущее в этом городе и будущее самого города, возникают более сильные эмоциональные связи как между жителями, так и у жителей по отношению к своему родному городу.

Инициатором нового позитивного образа города могут стать любой житель или группа жителей, создавая новое или преобразуя существующее. Рассмотрим еще один пример, когда музеи могут стать центрами нового взгляда на город. Созданный в 1703 г. Шуйский оружейный завод (со сменой названий: Шуйский, Петровский, Александровский, Онежский) фактически отражает более чем трехвековую историю города Петрозаводска. При переносе производства из центральной части города в промышленную зону города возникла идея о том, как как сохранить, не потерять производственную историю города. В результате бывший Музей Онежского тракторного завода был преобразован в Музей промышленной истории Петрозаводска, который стал единственным историко-техническим музеем в Карелии. Миссия музея — это не только сохранение памяти о заводском, техническом прошлом Петрозаводска, но и популяризация науки и техники, пробуждение любопытства к окружающему миру (в залах музея можно многое трогать руками и осознанно понимать законы физики, что интерсно и детям, и взрослым, которые порой жалеют, что в их детстве такого музея в городе не было), содействие самостоятельному изучению и освоению мира. Сегодня музей организует и осуществляет большое количество проектов, интересных как для жителей города, так и для его гостей (проводятся мастер-классы и концерты, регулярно организуются винтажные цеха, работают постоянные и временные выставки и многое другое). Фактически музей стал новой точкой внимания и позволяет формировать новый образ города с богатой промышленной историей и интересными современными техническими, культурными, социальными проектами для людей с разнообразными увлечениями и разных возрастов.

Праздники могут объединять жителей различных населенных пунктов разных стран. Виола Мальми (о ней мы писали выше) была приглашена в Рануа (маленькая коммуна на севере Финляндии, 5,5 тыс. жителей, рядом с Полярным кругом, из достопримечательностей — самый северный в мире зоопарк) подготовить педагогов по танцу. Возникла идея поставить «Калевалу» под открытым небом, соединив танец, драму, фольклор и костюмное зрелищное представление с декорациями. Родился грандиозный по местным масштабам проект — серия ежегодных фольклорных спектаклей по мотивам рун «Калевалы». Местом постановки был величественный парк с огромным валуном посередине. Пришлось работать сразу с двумя коллективами — петрозаводским и финским (стихийно-самодеятельным и к тому же разновозрастным, поскольку постановка предполагала участие большого количества детей). Проект стал поводом для объединения местных жителей Рануа. Первый спектакль зрители смотрели, стоя по колено в снегу, потом местный инженер ежегодно стал возводить замечательную снежную декорацию, которая представляет собой огромную крепость с ледяными окнами с вмороженными в них живыми цветами, со множеством входов и выходов, со зрительной ложей, сценой, снежными фигурами, изображающими разных животных. Для рануальцев каждое представление превращалось в ежегодное празднество, участниками которого становились жители коммуны. Вместе с рядовыми рануальцами в представлении участвовали директор молокозавода, руководитель рануальского центра досуга, местный предприниматель (владелец аптеки), который добровольно и бескорыстно (как и все остальные) взял на себя ответственность за свет, звук и т.д. По воспоминаниям В. Мальми, ее совершенно покорила та радость, с которой рануальцы брались за любую работу и трепетно относились к чужому труду. Размах задуманного оказался таков, что первый же спектакль «Битва за Сампо» удостоился финской национальной премии. Один из последующих — «Айно» — был занесен в календарь, посвященный восьмидесятилетию Финляндии, где отмечен в ряду других знаменательных культурных событий прошедших десятилетий. Петрозаводчане могли видеть «Айно» дважды на летних городских праздниках. Далее была очередная премьера — «Свадьба в Похьеле». О серьезности, с которой жители коммуны относятся к народившейся традиции, говорит тот факт, что в Рануа теперь создана студия, где куются металлические украшения по старинным образцам к костюмам, которые разрабатывает специально приглашенный дизайнер. Сегодня Рануа стала по-настоящему известной всей стране, и один общий фольклорный праздник позволил подружиться и жителям двух городов.

В заключение отметим, что единых рецептов успешного развития городов и иных населенных пунктов нет, но это не значит, что не нужно подмечать и использовать лучшие практики. Безусловно, важна нестандартная, творческая идея, которая позволяет получить широкий социальный эффект, «выгодополучателями» в этом случае становятся многие. Но любая идея рождается в голове творческого и трудолюбивого человека, который готов взяться за ее воплощение и вокруг которого потом сплачиваются и другие члены местного сообщества — у города появляется шанс стать лучше, привлекательнее, развиваться дальше.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы