Проблемы правового регулирования взаимоотношений гражданского общества и государства

Построение гражданского общества «сверху» (государством, использующим для этого правовые механизмы) в условиях его общей неразвитости и наличия массовых стереотипов советского строя в общественном сознании имеет ряд плюсов, хотя бы с позиций метода системного анализа.

Во-первых, государству легче управлять обществом как подсистемой, когда основные элементы системы (государство — общество) упорядочены, соотнесены друг с другом, понятны их внутренние связи и соподчиненность. Сложнее (и почти невозможно) управлять хаосом, беспорядком, в котором управляемые элементы разрозненны и не имеют четких связей друг с другом.

Во-вторых, в современной России, где проживает более 200 народов и этнических групп, различающихся по языку, самобытным особенностям своей материальной и духовной культуры, конфессиональной принадлежности, необходимость «управляемой свободы» очевидна и вполне логична. Государство не просто является регулятором и реформатором данной сферы, сам факт государственного вмешательства в процессы формирования институтов гражданского общества — процесс во многом естественный и неизбежный с учетом исторических традиций нашей страны.

Важно понимать, что государственная власть стремится по природе своей к самосохранению и контролю над гражданским обществом, в то время как спецификой России на данном историческом витке является возможность создания и начала развития гражданского общества только силами государства. Таким образом, государство должно вопреки своей природе развивать до конца неподконтрольную сферу, которая при определенных обстоятельствах и условиях развития (и саморазвития) может полностью выйти из-под контроля государства. Иными словами, в России в настоящих социально-экономических условиях развитие гражданского общества, полагаем, возможно только «сверху», но не «снизу». Само общество не готово самооргани-зовываться, поскольку советское прошлое атомизировало социальную среду и не давало обществу определенных степеней свободы до уровня самоорганизации и самостоятельного развития во всех сферах, не связанных с государством. Ранее тоталитарная государственность России воспринимала любые основы самоорганизации и вытекающей из нее самостоятельности как угрозу государственной безопасности и стремилась контролировать абсолютно все сферы жизни общества, разбивая его на отдельные части. Атомизация рано или поздно ведет к энтропии, ускоряя разрушение системы в целом.

Как верно отметил Б. С. Эбзеев, «государственное признание прав человека представляет собой форму их трансформации в права гражданина, которые есть лишь превращенные права человека»1. Основные права и свободы гражданина — это юридическая форма прав человека, включенного в определенную социальную систему[1] [2]. Нельзя в принципе установить четкое различие между членом гражданского общества и гражданином государства. Почти каждый гражданин государства является одновременно членом семьи, частью гражданского общества и так или иначе участвует в политической жизни общества, сталкивается с государством в лице органов государственной власти.

Можно признать, что государство является необходимым фактором создания и самого факта существования гражданского общества. Если не будет силы и государственной воли (принуждения) в определенных вопросах общественной жизни — все обернется беспорядком и хаосом. Это касается и гражданского общества — саморегулируемой системы, нуждающейся, по-видимому, в постоянном контроле со стороны государства. Государство, санкционируя развитие ростков гражданского общества в России (наиболее яркими примерами являются Общественная палата РФ, региональные общественные палаты, а также государственная поддержка некоторых общественных объединений), должно постоянно контролировать это развитие (определять степень свободы контролируемого объекта). Проблема развития и взаимодействия институтов гражданского общества между собой и с государством, на наш взгляд, сродни проблеме диалектического единства организма и среды. Выход на междисциплинарное исследование столь сложной проблемы просто необходим.

Медленное развитие в России институтов гражданского общества сложилось исторически, в том числе из-за отсутствия у населения социальной ответственности и кризиса самоидентификации личности, отдельных социальных групп и общества в целом. Здесь можно обнаружить очередной парадокс: даже если государство санкционирует «сверху» развитие гражданских свобод и даст все законные возможности для самоорганизации граждан на местах, но народ не готов воспринимать поступающую от государства информацию, не готов к самоорганизации и саморазвитию, не имеет должного уровня образования и культуры, любые усилия со стороны государства в скором времени сойдут на нет. Если проанализировать, например, изменения российского законодательства об образовании и науке за последние 15 лет, то можно сделать вывод, что государственная политика в этой сфере направлена отнюдь не на повышение образования граждан — потенциальных членов гражданского общества. Если посмотреть на то, что происходит сейчас с культурой, и на весьма ограниченный (по факту) доступ к культурным ценностям, то о высокой культуре среднестатистического гражданина также говорить не приходится. Вместо правосознания у большинства населения России присутствует лишь правовой нигилизм, незнание законов и недоверие к властям. Понимание же социальной ответственности (каждого гражданина, бизнеса и т. д.) является результатом достигнутого высокого уровня осознания каждым своей роли в стране и обществе. Ответственность как социальный феномен определяет пределы допустимой деятельности отдельных индивидов, групп, организаций в обществе, а значит, является индикатором возможности саморегулирования обществом своих отношений, их социокультурной и экономической трансформации (без привлечения или при минимальном привлечении к этому процессу государства).

Участие государства в формировании российского гражданского общества должно быть весьма взвешенным, и само это участие должно контролироваться общественными институтами при открытости государственной политики, цивилизованном диалоге между властью и обществом, чтобы не допустить информационного манипулирования процессом формирования гражданского общества в интересах самой власти[3]. А для этого власть (не только в России, но и в любом государстве) должна осознать важность и необходимость самоограничения, пойти во многом против своей природы. Особенно это касается тоталитарных традиций государственного управления в России. Но в любой сложной системе случаются сбои, отклонения (флуктуации) от общих законов развития, которые невозможно предсказать и предотвратить.

  • [1] Эбзеев Б. С. Конституция, власть и свобода в России: опыт синтетического исследования. М., 2014. С. 248.
  • [2] См.: Фарбер И. Е. Свобода и права человека в Советском государстве. Саратов, 1974.
  • [3] См., например: Горин Д. Интеллектуалы и свобода. Опыт научного сообщества в дореволюционной России. М., 2012.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >