Состав преступления — основной институт уголовного права

Одним их самых дискуссионных вопросов теории уголовного права является проблема понятия и структуры состава преступления, авторы даже говорят о постоянной дискуссии на всем протяжении развития теории уголовного права1.

Известно, что материально-правовое понятие состава преступления ввел в теорию уголовного права немецкий криминалист-классик П. А. Фейербах.

В 1581 г. итальянский криминалист Фаринациус впервые использовал понятие «corpus delicti» для обозначения доказанных преступных фактов. В Германии термин применялся в процедуре общего розыска: под ним понималось наличие в обнаруженных следах объективных признаков преступления, без которых нельзя было осуществлять переход к специальному розыску и доказыванию вины подозреваемого. «Corpus delicti», таким образом, как процессуальное понятие означало наличие преступления в действительности[1] [2].

Н. С. Таганцев свидетельствовал, что только в конце XVIII столетия в немецкой литературе понятие «corpus delicti» было перенесено в материальное уголовное право[3].

В науке уголовного права серьезные дискуссии относительно природы состава преступления привели к тому, что появились теории полного отрицания данного института. Так, А. П. Козлов считает его «искусственно созданной научной категорией, которая в зависимости от желания того или иного исследователя может быть признана то криминалистическим, то уголовно-процессуальным, то уголовноправовым институтом»[4].

Однако большинство ученых не согласны с этим мнением и в настоящее время выделяют три подхода к определению понятия состава преступления1.

Первый подход был разработан Н. С. Таганцевым[5] [6], впоследствии поддержан другими учеными, в частности Н. Ф. Кузнецовой[7]. Он заключается в том, что состав преступления — это совокупность характеристических признаков преступного деяния.

Второй подход в определении понятия состава преступления — нормативный (нормативистский). По мнению А. И. Рарога, это совокупность предусмотренных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление[8].

Третий подход заключается в понимании состава преступления как абстрактной конструкции. Н. И. Пикуров указывает: «С одной стороны, состав преступления выступает в виде самостоятельного понятия, соединяющего в себе и уголовно-правовую норму, и предусмотренное ею преступное деяние, а с другой стороны, является ее частью, включающей всю совокупность указанных в уголовном законе признаков, необходимых и достаточных для признания деяния преступлением»[9].

С. А. Маркунцов считает состав преступления «идеальной мысленной моделью», при применении которой к конкретным жизненным ситуациям она становится инструментом квалификации преступлений или юридической конструкцией[10].

На протяжении веков законодатели разных стран признавали преступными деяния, на примере случаев, совершенных конкретными лицами в отношении конкретных потерпевших. За всю историю человечества преступлениями признавались сотни противоправных деяний, однако все они с точностью не могут быть описаны ни в одном уголовном законе. Поэтому законодатели практически всех стран разработали определенные научные трафареты (составы преступлений), соотнесение с которыми может говорить о наличии в деянии лица какого-либо преступления.

Состав преступления можно определить как совокупность обязательных признаков, указанных в уголовном законе для признания конкретного вида противоправного деяния преступлением (убийством, кражей, грабежом и т. д.).

Законодатель, описывая какое-либо преступление, отражает в диспозиции статьи Особенной части УК РФ наиболее значимые признаки, определяющие сущность этого деяния, как, например, ст. 162 УК РФ: «Разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия...».

Необходимо учитывать, что наличие в деянии всех признаков состава преступления, предусмотренного в УК РФ, признается единственным основанием уголовной ответственности (ст. 8 УК РФ).

Понятие «преступление» охватывает любое «виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания» (ст. 14 УК РФ).

На практике чаще приходится исследовать конкретное преступление и конкретный состав преступления. Преступление — явление социальной действительности. Конкретное преступление характеризуется множеством признаков. Однако значение их неодинаково. Одни признаки определяют сущность преступного деяния и включаются в его состав, другие учитываются при индивидуализации ответственности лица, совершившего преступление, третьи — только доказательственные.

Понятие состава преступления образует четыре группы признаков, называемых в теории элементами состава преступления: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

По содержанию признаков, образующих эти элементы и в целом составы, кража будет отличаться от грабежа, хулиганство от террористического акта.

Каждое преступление обладает набором таких особенностей, которые детально никогда не повторяются в другом, хотя бы и однотипном преступлении. Нет двух абсолютно одинаковых убийств, хулиганств. Каждое преступление, совершенное какой-то личностью в конкретном месте, — явление уникальное и неповторимое.

Однако, для того чтобы правильно квалифицировать преступление, найти статью в уголовном законе, требуется выделение совершенного конкретного общественно-опасного деяния из общей массы других противоправных деяний и закрепление его в уголовном законе. Именно для этого и нужен состав преступления.

При описании преступления в уголовном законе раскрываются и объективные (объект, объективная сторона), и субъективные (субъект, субъективная сторона) признаки, которые типичны именно для данного деяния.

Объект преступления — это те общественные отношения, которым причиняется или может быть причинен вред в результате преступного посягательства и которые охраняются уголовным законом.

При этом под общественными отношениями понимались отношения между людьми в процессе их совместной деятельности или общения, находящиеся под охраной правовых норм.

В разное время объект преступления авторами рассматривался с помощью понятий и категорий различной степени абстракции: либо как общественные отношения или их отдельные элементы; либо как интересы или условиях их существования; либо как правовое благо, поставленное под охрану уголовного закона.

В зависимости от характеристики объекта преступления построена Особенная часть УК РФ, по ней, как правило, осуществляется первоначальная квалификация содеянного, определяется степень его общественной опасности.

В теории уголовного права различаются следующие виды объектов по вертикали: общий, родовой, видовой, непосредственный.

Общим объектом преступления признается вся совокупность общественных отношений, охраняемых уголовным законом.

Е. А. Фролов писал: «Выделение понятий общего, родового (специального, группового) и непосредственного объекта преступления призвано обозначать те или иные общественные отношения, претерпевающие ущерб в результате совершения преступления, но на разной ступени их обобщения», отмечая при этом, что такое деление в области уголовного права отражает соотношение философских категорий «общее», «особенное» и «единичное» или «отдельное»[11].

В ч. 1 ст. 2 УК РФ дан законодательный перечень практически всех объектов преступления: это права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества.

По мнению В. В. Мальцева, общий объект преступления (охраны) — это охраняемая уголовным законом от всякого преступления иерархическая система социально значимых общественных отношений, отражающая содержание социальных благ, по поводу которых существуют эти отношения1.

Родовой объект — это часть общего объекта, представляющая собой группу однородных общественных отношений, на которые посягает однородная группа преступлений.

Родовой объект имеет важное значение для построения системы Особенной части УК РФ. В основу деления Особенной части УК РФ на разделы положен родовой (специальный) объект. Так, родовым объектом преступлений, предусмотренных, например, статьями УК РФ, объединенными в разд. VII Особенной части, являются общественные отношения, охраняющие личность.

Видовой объект — часть родового объекта, является более мелкой группой однородных общественных отношений, на которые посягает однородная группа преступлений. Он положен в основу деления Особенной части УК РФ на главы. Например, родовым объектом убийства (гл. 16 УК РФ) являются общественные отношения, охраняющие жизнь человека.

По мнению Р. Р. Галиакбарова, видовой объект должен именоваться групповым, так как это совокупность однородных (сходных) общественных отношений, которые охраняются единым комплексом уголовно-правовых норм. Используемый в теории уголовного права термин «видовой» фактически не отражает содержания анализируемого явления. Более уместно здесь использовать термин «групповой объект». Он наиболее точно фиксирует то, что данным объектом охватывается конкретная ограниченная группа сходных посягательств. По сравнению с родовым объектом, который охватывает широкий круг однородных общественных отношений, видовой (групповой) объект включает более узкий круг — группу отношений, привязанных к специфике сферы, где он может проявиться. Такой объект — всегда составная часть родового объекта[12] [13].

Представляется правильным мнение И. Я. Козаченко: «Видовой (групповой) объект преступления — группа “родственных” (сходных) по объективным признакам общественных отношений, которые в силу этого охраняются одним комплексом уголовно-правовых норм»[14].

Непосредственный объект — это часть видового объекта, точнее, то конкретное общественное отношение, на которое посягнул виновный в результате совершения определенного преступления (например, кражи или хулиганства). В. В. Мальцев называет его «непосредственным индивидуальным»1.

Непосредственному объекту принадлежит ведущая роль при квалификации преступлений, определении характера и степени их общественной опасности, освобождении от уголовной ответственности и наказания, назначении наказания.

Первым определение непосредственного объекта преступления дал Е. А. Фролов: «То конкретное социальное благо, против которого прямо и непосредственно направлено преступное деяние и которое вследствие этого специально ставится под охрану уголовного закона. Здесь следует особо подчеркнуть, что то благо, которое мы признаем непосредственным объектом преступления, должно обязательно носить общественный, социальный характер, или, иначе, характер общественного отношения»[15] [16].

Нельзя согласиться с Л. Д. Гаухманом, который полагает, что «непосредственный объект преступления — это вид общественных отношений, на которые посягают одно или несколько преступлений. По содержанию он может совпадать с родовым объектом преступления, как это имеет место, к примеру, при уничтожении или повреждении чужого имущества, родовым и непосредственным объектом которого являются отношения собственности, но в большинстве случаев он по объему уже родового объекта и конкретнее по содержанию»[17].

В. В. Мальцев обобщил точки зрения на понятия непосредственного и видового объектов преступления и на соотношение между ними и сформулировал, на наш взгляд, тщательно научно обоснованное определение. Согласно одной точке зрения непосредственный объект — конкретные общественные отношения, поставленные под охрану определенного уголовного закона (Е. А. Фролов, В. Я. Таций); приверженцы другой точки зрения (при признании объектом преступления тех же конкретных отношений) делают акцент на преступлении, виде преступления, которые посягают на эти отношения (Р. Р. Галиакбаров, И. Я. Козаченко, А. И. Чучаев); есть авторы, которые рассматривают непосредственный объект в качестве части видового объекта (С. В. Землюков), считают непосредственный и видовой объекты одним и тем же (Л. Д. Гаухман), отделяют непосредственный объект (потому что «это уже нарушенное общественное отношение») от «не поврежденных» в этом аспекте «видового, родового и общего объектов» (Н. И. Коржанский). При этом видовой объект определяется в целом и как совокупность однородных (сходных) общественных отношений, которые охраняются единым комплексом уголовно-правовых норм (Е. А. Фролов, Р. Р. Галиакбаров, И. Я. Козаченко, Л. А. Прохоров и М. Л. Прохорова)1.

Непосредственный объект преступления — это предусмотренное уголовным законом социально значимое, конкретное общественное отношение (отношения), которое охраняется уголовным законом от отдельных видов преступных посягательств, выраженных в уголовноправовых нормах посредством конкретных составов преступлений[18] [19].

Ранее упоминалось деление объектов по вертикали, теперь остановимся на горизонтальном делении объекта: основной, дополнительный и факультативный. Они выделяются в связи с тем, что одно преступление одновременно нарушает ряд общественных отношений. Например, при хулиганстве ущерб причиняется как общественным отношениям, охраняющим общественный порядок, так и собственности, и общественным отношениям, охраняющим здоровье.

Это одно из многих преступлений, которые имеют несколько непосредственных объектов. Всегда есть основной объект: он характеризует общественное отношение, для зашиты которого прежде всего и принималась уголовно-правовая норма.

Дополнительным непосредственным объектом является общественное отношение, которому наряду с основным объектом причиняется или создается угроза причинения вреда. Он всегда указывается в конкретной уголовно-правовой норме, предусматривающей ответственность за двухобъектные (многообъектные) преступления. Например, при посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ) виновный одновременно посягает на общественные отношения, охраняющие законный порядок управления и общественные отношения, охраняющие здоровье и жизнь сотрудника правоохранительного органа. Дополнительный объект в таких составах преступления является обязательным, его наличие в значительной степени усиливает характер и степень общественной опасности посягательства. Однако надо иметь в виду, что он не находится в одной плоскости с родовым объектом, основной и дополнительный объекты выделяются не по важности защищаемых отношений, а в зависимости от его принадлежности к родовому объекту.

Факультативным объектом признается то общественное отношение, которое, возможно, будет нарушено, но не во всех случаях совершения преступления данного вида. Например, при незаконных задержании, заключении под стражу или содержании под стражей (ст. 301 УК РФ) всегда причиняется вред общественным отношениям, охраняющим законную деятельности в сфере правосудия. Вместе с тем данное преступление может затронуть и иные (материальные, физические, репутационные) интересы потерпевшего, они и будут выступать факультативным объектом.

Факультативный объект не входит в конструкцию состава преступления. Однако это не означает, что он вообще не имеет никакого уголовно-правового значения. Причинение вреда факультативному объекту свидетельствует о более высокой общественной опасности совершенного деяния и должно учитываться при определении вида и размера наказания.

От непосредственного объекта следует отличать предмет преступления.

Предмет преступления — это то, что непосредственно подвергается преступному воздействию для нанесения вреда объекту посягательства. По образному выражению Н. Ф. Кузнецовой, предмет является внешней «мишенью» объекта, по которой «бьет» преступник, желающий причинить вред объекту преступления1.

На протяжении длительного времени считалось, что предмет преступления — это лишь веши, материальные предметы, овеществленные элементы материального мира.

Без посягательства на предмет посягательства невозможно воздействовать на общественные отношения, а значит, как говорил Г. А. Кригер, не существует и «беспредметных» преступлений[20] [21].

В современных условиях материальность как физический признак предмета преступления утратила свое значение. Так, информация является товаром и в зависимости от социальной значимости как объект права может иметь различный статус, поддаваться воздействию и изменению и, соответственно, быть предметом различных преступлений[22]. Поэтому следует отличать информацию как предмет преступления от носителя информации, являющегося формой ее закрепления[23].

К предмету преступления следует также относить электроэнергию и объекты природной среды (атмосферный воздух, землю, воду), поскольку они удовлетворяют потребности человека, доступны для восприятия (выражают общественные отношения), подвергаются изменениям, поддающимся фиксации1.

Следует согласиться с В. Н. Винокуровым, что предмет преступления — это предметы внешнего мира и информация, существующие до совершения преступления и удовлетворяющие потребности людей (быть социально значимыми), энергия и объекты экологии, доступные для восприятия и способные подвергаться воздействию, изменению и учету произошедших в них изменений[24] [25].

Предмет преступления следует отличать от орудия и средств совершения преступления, т. е. тех предметов, с помощью которых выполняется объективная сторона преступного деяния.

Объективная сторона преступления — это то конкретное общественно опасное деяние (действие или бездействие), которое причиняет или создает угрозу причинения вреда объекту преступления. К признакам объективной стороны преступления кроме общественно опасного действия или бездействия законодатель относит общественно опасное последствие, причинную связь между общественно опасным деянием и общественно опасными последствиями, способ, средства и орудия, место, время и обстановка совершения преступления.

Любое поведение человека представляет собой систему его действий, внешнее выражение его намерения. Это и есть объективная сторона преступления.

Объективная сторона преступления, как и его объект, относятся к внешним признакам содеянного, по которым обнаруживается преступное деяние. Объективная сторона преступления включает все внешние признаки и обстоятельства, характеризующие конкретное совершенное преступление.

Уголовное право Российской Федерации признает преступлением не сами по себе идеи или мысли человека, реализация которых представляет опасность для личности, общества и государства, а лишь общественно опасное деяние, нарушающее уголовно-правовые нормы.

Итак, объективную сторону преступления образуют признаки, характеризующие его с внешней стороны. Все признаки объективной стороны должны устанавливаться и оцениваться в процессе следствия и судебного рассмотрения дела.

Но для определения основания уголовной ответственности и квалификации преступления имеют значение только объективные признаки преступления, указанные в соответствующей уголовно-правовой норме, т. е. совокупность юридически значимых признаков, характеризующих внешнюю сторону преступного деяния.

Преступное деяние (действие или бездействие) является главным, основным, важнейшим признаком объективной стороны.

Деяние может иметь форму действия или бездействия (ст. 14 УК РФ). С физической стороны действие характеризуется активным поведением человека, это может быть как одно телодвижение (удар по лицу), так и несколько телодвижений (взлом двери и собирание вещей в квартирной краже).

Основным для преступного действия является то, что оно является общественно опасным, так как причиняет вред объектам, охраняемым уголовным законом, либо ставит их под непосредственную угрозу причинения вреда.

Чтобы иметь уголовно-правовой характер, действие должно быть волевым, т. е. не совершенным под влиянием непреодолимого физического принуждения со стороны другого лица или неосознанно (например, человек в автобусе при резком торможении водителя падает на другого человека и причиняет ему вред).

Поэтому уголовно-правовое действие представляет собой общественно опасное, волевое и активное поведение человека. 1ол уголовноправовым бездействием понимается общественно опасное, волевое и пассивное поведение. Уголовно-правовое бездействие заключается в несовершении лицом тех действий, которые оно должно было и могло совершить в силу лежащих на нем обязанностей. Пассивность не означает, что лицо просто ничего не делает, оно не совершает того, что может и должно.

Обязанность лица действовать может возникать по различным основаниям. Во-первых, из указания закона, например отец при разводе должен платить несовершеннолетнему ребенку алименты и за злостное нарушение этой обязанности может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ. Во-вторых, обязанность действовать возникает в силу избранной профессии: так, дежурный врач обязан оказывать помощь больным, и невыполнение им этой обязанности без уважительных причин влечет за собой уголовную ответственность (ст. 124 УК РФ). В-третьих, такая обязанность может возникнуть в силу принятых на себя обязательств. Так, лицо, вызвавшееся следить за малолетним ребенком, будет отвечать в уголовном порядке, если из-за небрежного, невнимательного отношения лица к выполнению этой обязанности ребенок погибнет (ст. 125 УК РФ). Наконец, в-четвертых, обязанность действовать может возникнуть также из поведения лица, ставящего в реальную опасность охраняемые уголовным законом объекты. Например, водитель автомашины, совершивший наезд на человека, обязан доставить потерпевшего в ближайшее лечебное учреждение или оказать ему иную помощь. Невыполнение лицом этой обязанности влечет уголовную ответственность.

При изучении общественно опасных последствий как самостоятельного признака объективной стороны преступления следует иметь в виду наличие в теории права разных точек зрения, согласно которым:

  • 1) последствием в уголовно-правовом смысле признается лишь то вредное изменение, которое произошло в объекте посягательства;
  • 2) последствиями признаются вредные изменения в окружающем мире, которые прямо предусмотрены в уголовном законе.

Третьим, помимо деяния и общественно опасных последствий, обязательным признаком материальных составов преступлений является причинная связь. При изучении этого признака следует исходить из положений философской теории причинности как одной из категорий диалектического материализма. Общественно опасные последствия могут быть вменены в вину лицу только при наличии причинной связи между совершенным им деянием (действием или бездействием) и фактом причинения вреда. Между тем все явления в природе и обществе взаимосвязаны и взаимообусловлены. Взаимосвязь явлений в природе и обществе порождает множество пересекающихся причинных связей, отдельные звенья которых по отношению к другим звеньям могут носить закономерный, необходимый или случай-ныи характер.

Необходимая причина какого-либо явления может быть случайной для другого явления, а случайность, в свою очередь, служит проявлением необходимых закономерностей. Поэтому при определении причиннои связи в уголовном праве важно изолировать конкретное общественно опасное и противоправное деяние лица и наступление общественно опасных последствий, предусмотренных уголовным законом. Причиной признается такое явление (событие), которое закономерно с внутренней необходимостью порождает другое явление (следствие).

Н. Е. Крылова, А. В. Серебренникова, В. Г. Степанов-Егиянц выделяют следующие правила и этапы установления причинной связи между действием (бездействием) и общественно опасным последствием.

Во-первых, объективность причинно-следственной связи предполагает исследование ее независимо от вины. Сначала констатируется наличие объективной связи между действием и последствием, и лишь затем устанавливается вина в форме умысла либо неосторожности по интеллектуально-волевому отношению к причиненному последствию.

Во-вторых, причиной и условием наступления преступного последствия в уголовном праве выступает исключительно действие или бездействие субъекта преступления. Ни силы природы, ни активность невменяемых лиц, ни работа механизмов причиной преступных последствий не являются.

Действие как условие либо причина должно обладать признаками волимости, мотивированности и целенаправленности. Когда воля лица блокируется непреодолимой силой, физическим насилием, исключающим возможность руководить своими поступками, действие (бездействие) в уголовно-правовом смысле отсутствует. Значит, нет и первичного звена причинной связи в уголовном деле.

В-третьих, действие (бездействие) лица должно быть как минимум антисоциальным, заключающим в себе определенный риск, возможность вредных последствий.

В-четвертых, следующий этап исследования охватывает установление того, было ли неправомерное либо аморальное деяние необходимым условием наступления вредных последствий. Для этого достаточно мысленно вычленить данное деяние из цепи детерминации, и если события будут развиваться так, как они развивались, значит, это деяние не являлось необходимым условием наступления последствий[26].

Наряду с причинами следует различать и условия, которые сами не могут породить непосредственно данное явление-следствие, но, сопутствуя причинам в пространстве и времени и влияя на них, обеспечивают определенное их развитие, необходимое для возникновения следствия. Условия обеспечивают определенное развитие причинной связи.

Факультативными признаками объективной стороны состава преступления являются время, место, способ, орудия, средства, обстановка совершения преступления.

Место совершения преступления — это определенная территория, на которой оно совершено. Например, п. «г» ч. 1 ст. 258 УК РФ предусматривает наказание за незаконную охоту на территории заповедника, заказника либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации, а п. «в» ч. 1 ст. 256 УК РФ к уголовно наказуемому деянию относит незаконную добычу рыбы, морского зверя и иных водных животных (например, в местах нереста) или промысловых морских растений.

Время совершения преступления — это определенный временной период, в течение которого может быть совершено преступление. Например, такие преступления, как воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141 УК РФ) и фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов (ст. 142 УК РФ), предполагают совершение их в определенное время — при проведении выборов в органы государственной власти и органов местного самоуправления или референдума, а также подведении их результатов.

Обстановка совершения преступления — это те объективные условия, при которых происходит преступление. Например, ч. 1 ст. 359 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за использование наемника в вооруженном конфликте или военных действиях.

А. А. Наумов прав, что обстановка совершения преступления для преступника выступает фактором, способствующим его преступным действиям либо затрудняющим их осуществление: «Обстановка совершения преступления — это объективные условия, при которых происходит преступление»1.

По мнению И. Н. Букаевой, элементы содержания обстановки совершения преступления объективно проявляются в следующих формах: а) местонахождение в пространстве; б) природа и состояние (например, нахождение в определенном психологическом состоянии, вызывающем аффект, психотравмирующей ситуации, психическое расстройство (ст. 106 УК РФ); в) обстоятельства, сложившиеся для кого-то или чего-то; г) совокупность общественно-политических и социально-экономических отношений; д) место, роль в чем-либо[27] [28].

Средства и орудия совершения преступления — орудия и приспособления, при помощи которых было совершено преступление. Так, применение при хулиганстве оружия или предметов, используемых в качестве оружия, повышает общественную опасность деяния, такое хулиганство законодатель выделил в квалифицированный состав и предусмотрел за него повышенную ответственность (п. «а» ч. 2 ст. 213 УК РФ).

Способ совершения преступления — приемы и методы, которые использовал преступник для совершения преступления. Например, ч. 2 ст. 128' «Клевета» УК РФ в качестве квалифицирующего признака предусматривает клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Однако в ряде составов преступлений эти признаки могут быть указаны как конструктивные признаки основного состава преступления, например в таком преступлении, как незаконная охота (ст. 258 УК), — место (на особо охраняемой природной территории), орудие (с применением механического транспортного средства).

Определение момента окончания преступного действия имеет значение для правильной квалификации преступления, применения или неприменения нового закона, применения амнистии и давности уголовного преследования, для отграничения соучастия в преступлении от заранее не обещанного укрывательства, для определения места совершения преступления.

В одномоментных преступлениях происходит совпадение начала и конца деяния. В разномоментных преступлениях начало преступного деяния и его окончание не совпадают по времени. Действие носит протяженный во времени характер.

В длящихся преступлениях началом действия будет акт нарушения уголовного закона, а концом — прекращение преступного состояния вследствие явки с повинной, задержания виновного или прекращения условий, определяющих преступное состояние.

В Особенной части УК РФ содержится более двух десятков таких преступлений (например, ст. 157, 194, 198, 199, 206, 220, 222, 225, 228, 232, 234, 238, 242, 313, 328, 337-339).

В постановлении от 4 марта 1929 г. «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» Пленум Верховного Суда СССР разъяснял, что «преступления, именуемые длящимися, характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния»1.

Говоря об определении момента окончания длящегося преступления, следует обратиться к п. 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 14 марта 1963 г. № 1 «О признании утратившими силу или изменении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда СССР по гражданским и уголовным делам»: «Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти)»[29] [30].

Однако в ч. 2 ст. 9 УК РФ сказано, что временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Поэтому А. И. Чучаев считает, что ответственность за длящееся преступление наступает по уголовно-правовой норме, действовавшей в момент совершения первоначального акта данного посягательства1.

Считаем более правильным мнение Р. Р. Галиакбарова, что решение данного вопроса, содержащееся в ч. 2 ст. 9 УК РФ, не будет способствовать привлечению к ответственности лиц, виновных в совершении длящихся и продолжаемых преступлений, особенно соучастников таких преступлений, присоединившихся на стадии оконченного действия или бездействия, но до наступления вредных последствий, предусмотренных законом[31] [32].

Мы разделяем точку зрения Д. С. Чикина, что, поскольку длящееся преступление носит не одномоментный характер, а является преступным состоянием, оно должно квалифицироваться по закону, действующему в момент прекращения преступного состояния[33].

В продолжаемых преступлениях началом действия будет первый преступный акт, например похищение части имущества из квартиры в случае, когда вынос имущества по частям имел место в течение одной ночи. Концом преступного действия в подобных случаях будет совершение последнего преступного акта.

Верховный Суд СССР в постановлении Пленума от 4 марта 1929 г. «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» отмечал, что это преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели. В постановлении от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» тот же суд дополнил, что такие действия, кроме того, характеризуются неоднократностью, объединенной единым умыслом на завладение имуществом[34].

Сходным образом вопрос решается в практике Верховного Суда РФ, поэтому судебные органы продолжаемое преступление связывают с неоднократностью, тождеством, единым умыслом и целью преступных деяний.

Следует согласиться с М. Становским, что продолжаемым признается преступление, слагаемое из неоднократных, объединенных единством вины и цели тождественных деянии, представляющих отдельные акты единой деятельности лица, направленной на один и тот же непосредственный объект либо предмет посягательства для достижения общего результата[35].

В преступных деяниях с отдаленным результатом начальным моментом преступления является совершение первого акта действия, направленного на причинение общественно опасных последствий. Конечным моментом будет начало наступления последствий.

В России субъектом преступления признается физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности и совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние. Не всякое лицо, совершившее общественно опасное деяние, содержащее признаки преступления, способно осознать содеянное и понести за него ответственность. Именно лицо, способное нести ответственность, признается субъектом преступления. Эта способность определяется наличием у лица определенных признаков.

В настоящее время серьезно обсуждается вопрос о введении уголовной ответственности для юридических лиц, например за экологические, коррупционные преступления, но пока вопрос не решен положительно.

Согласно ст. 14 УК РФ уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления 16-летнего возраста, а лица, достигшие ко времени совершения преступления 14-летнего возраста, подлежат уголовной ответственности только за отдельные преступления: убийство (ст. 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112), похищение человека (ст. 126), изнасилование (ст. 131), насильственные действия сексуального характера (ст. 132), кражу (ст. 158) и др.

Понятие невменяемости раскрывается в ч. 1 ст. 21 УК РФ: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состояние невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики».

Понятие невменяемости складывается из двух критериев, совокупность которых и характеризует это состояние: юридического (психологического) и медицинского.

Юридический критерий подразделяется на два признака: интеллектуальный и волевой. Интеллектуальный признак предполагает невозможность (неспособность) лица осознавать опасность своего действия (бездействия). Так, страдающий определенным психическим заболеванием (например, шизофренией) может осознавать, что лишает жизни человека, например путевого рабочего, производившего осмотр или ремонт железнодорожного полотна, но воспаленное (вследствие психической болезни) воображение субъекта связывает это не с совершением преступления (убийства), а с предупреждением, например, мнимого акта терроризма (крушения поезда). В связи с этим лицо считает свои действия актом выполнения общественного долга, а не совершением преступления.

Другим признаком юридического критерия, как уже отмечалось, является волевой признак, т. е. неспособность лица руководить своими действиями (бездействием). Подобное также может иметь место при некоторых видах болезненного расстройства психической деятельности. Например, расстройство волевой сферы при относительной способности осознавать общественную опасность своего действия (бездействия) наблюдается у алкоголиков при патологическом опьянении — «белой горячке».

Медицинский критерий — это обобщенный перечень психических расстройств и заболеваний, способных привести к наличию у лица юридического критерия: хронические психические расстройства, временное психическое расстройство, слабоумие, иное болезненное состояние психики (ч. 1 ст. 21 УК РФ).

Хронические психические расстройства — это хроническая душевная болезнь (шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, паранойя и другие болезни психики).

Временное психическое расстройство — это также психические заболевания, но продолжающиеся относительно быстро и заканчивающиеся выздоровлением (патологическое опьянение («белая горячка»), расстройства психики, вызванные тяжкими душевными потрясениями и переживаниями).

Слабоумие — это снижение или полный упадок психической деятельности, связанные с поражением интеллектуальных способностей человека. Слабоумие связано с понижением или потерей умственных способностей лица и является врожденным либо приобретенным в результате того или иного прогрессирующего психического заболевания. Различаются три степени слабоумия: легкая (дебильность), средняя (имбецильность) и глубокая, тяжелая степень поражения умственной деятельности (идиотия).

Иные болезненные состояния психики — это те болезненные явления, которые не относятся к психическим заболеваниям в узком смысле этого понятия, но также сопровождаются нарушениями психики. Например, наличие высокой температуры при гриппе, не являясь психическим заболеванием, может сопровождаться помрачением сознания, галлюцинациями, во время которых у больного может быть снижена или даже нарушена способность к умственной или волевой деятельности.

За некоторые преступления уголовная ответственность наступает при наличии указанных в диспозиции нормы Особенной части УК РФ других признаков. Такой субъект называется специальным. В уголовном законодательстве России нет определения специального субъекта преступления, оно выработано доктриной уголовного права. Почти в каждой главе Особенной части УК РФ содержатся составы преступлений со специальным субъектом.

Состояние невменяемости лица определяется только на момент совершения им преступления. Поскольку невменяемое лицо не может быть признано субъектом преступления, оно не подлежит уголовной ответственности, но в соответствии с ч. 2 ст. 21 УК РФ ему могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, не являющиеся наказанием (ст. 97—104 УК РФ).

А. Ф. Бернер свидетельствовал, что еше в римском праве все преступления делились на Ое11с1асоттипт, субъектами которых были любые члены общества, и Ое1кДаргорпа, в качестве субъекта которых могло фигурировать только должностное лицо или лицо особого звания[36].

В настоящее время в теории уголовного права установлено, что специальный субъект преступления кроме признаков, характеризующих его как физическое, вменяемое и достигшее определенного возраста лицо, характеризуется еще и дополнительными признаками, предусмотренными нормами Особенной части УК РФ. Эти признаки могут быть классифицированы следующим образом:

  • 1) по гражданству субъекта — субъектом государственной измены (ст. 275 УК РФ) может быть только гражданин РФ, а субъектом шпионажа (ст. 276 УК РФ) — только иностранный гражданин или лицо без гражданства;
  • 2) по полу — непосредственным исполнителем изнасилования (ст. 131 УК РФ) может быть только мужчина;
  • 3) по возрасту — например, субъектом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК РФ) может быть только совершеннолетний;
  • 4) по семейно-родственным отношениям — субъектом злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей могут быть только родители, а нетрудоспособных родителей — только совершеннолетние и трудоспособные дети (ст. 157 УК РФ);
  • 5) по должностному положению и профессиональным обязанностям, как, например, коррупционные преступления (ст. 290, 290, 291[37] и др. УК РФ);
  • 6) по отношению к воинской обязанности — субъектом уклонения от прохождения военной или альтернативной службы может быть только лицо, в законном порядке призываемое на военную или альтернативную службу (ст. 328 УК РФ);
  • 7) по другим основаниям (например, свидетели, эксперты и переводчики — ст. 307 УК РФ).

Упоминание о специальном субъекте содержится приблизительно в 58% статей Особенной части УК РФ, причем в большинстве случаев законодатель прямо указывает на признаки специального субъекта (руководитель или служащий частной охранной или детективной службы (ст. 203 УК РФ), иностранный гражданин, лицо без гражданства (ст. 276 УК РФ), судьи (ст. 305 УК РФ), свидетели, потерпевшие (ст. 307, 308 УК РФ). В иных случаях специальный характер субъекта преступления устанавливается путем толкования (ст. 124 УК РФ)[37].

Другой важный признак субъекта преступления — вменяемость. Положения закона регулируют ответственность лиц, которые во время совершения преступления страдали психическим расстройством, не исключающим вменяемости (так называемая уменьшенная вменяемость), а также лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения. Эти лица несут уголовную ответственность.

Критерии уменьшенной вменяемости такие же, как у вменяемости (т. е. медицинский и юридический). Но если при определении вменяемости решается вопрос, ответствен или нет субъект за свои действия, то установление уменьшенной вменяемости должно решить вопрос о смягчении ответственности лица, совершившего преступление и признанного вменяемым, и о целесообразности применения к нему мер медицинского характера. При решении вопроса об ответственности лиц с психическими отклонениями необходимо использовать не только меры наказания, но и меры медицинского характера.

Согласно ст. 23 УК РФ лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности. То есть такое лицо признается вменяемым.

До последнего времени состояние опьянения усиливало уголовную ответственность только в случае совершения преступления, предусмотренного ст. 264 «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств» УК РФ. Водитель, нарушивший правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, несет более строгое наказание, если в момент совершения преступления находился в состоянии опьянения.

Однако Федеральным законом от 21 октября 2013 г. № 270-ФЗ в ст. 63 УК РФ было внесено изменение, согласно которому судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ.

Действительно, употребляя алкоголь, наркотические средства или другие одурманивающие вещества, лицо по своей воле приводит себя в состояние сильного опьянения, которое нарушает психические процессы.

Состояние опьянения следует отличать от патологического опьянения, которое наступает неожиданно для лица даже при употреблении небольших доз алкоголя. Патологическое опьянение является болезненным состоянием, которое относится к кратковременным психическим расстройствам и качественно отличается от глубокой степени обычного опьянения. При патологическом опьянении имеются оба критерия невменяемости.

Признаки, характеризующие лицо, совершившее преступление, не могут быть сведены лишь к юридическим признакам субъекта преступления. Конкретное преступление совершает физическое лицо — человек, обладающий нравственно-психологической и социально-политической характеристикой. Поэтому при решении вопроса об общественной опасности лица необходимо знать всю совокупность свойств, характеризующих его как личность, и не сводить изучение личности лишь к характеристике признаков субъекта преступления.

Личность преступника — понятие биолого-социальное и социально-психологическое. Субъект преступления — понятие уголовноправовое.

Субъект преступления характеризуется признаками и свойствами, необходимыми для того, чтобы нести уголовную ответственность за содеянное. Личность преступника — понятие более широкое, чем субъект преступления, которое, включая в себя признаки субъекта, содержит значительное число черт, свойств, характеристик, находящихся за пределами понятия «субъект преступления». Личность преступника имеет и уголовно-правовое значение для решения таких вопросов, как назначение наказания и освобождение от наказания.

Субъективная сторона состава преступления — это вина, заключающаяся в особом психическом отношении субъекта к совершаемому им запрещенному уголовным законом деянию и его последствиям в форме умысла и неосторожности (ст. 24, 25 и 26 УК РФ), а также мотив и цель преступления.

Субъективная сторона всегда выступает в единстве с объективной стороной. По проявлению (внешнему выражению) объективной стороны, как правило, определяют субъективную сторону.

Одни исследователи отождествляют субъективную сторону с виной, в которую, по их мнению, входят мотив и цель. Например, П. С. Дагель и Д. П. Котов отмечали, что «мотив, цель, эмоции — необходимые компоненты психического отношения, составляющего вину»1. Б. С. Утевский, связывая мотив с формированием умысла, считал его необходимым элементом лишь этой формы вины[39] [40].

В уголовном праве России в отличие от гражданского права прочно закрепился принцип субъективного вменения. Невиновное причинение лицом вреда не влечет привлечения его к уголовной ответственности. Только виновная ответственность за совершение преступления образует сущность субъективного вменения, какими тяжкими ни были бы последствия, ответственность наступает только за виновное их причинение, объективное вменение является недопустимым.

Субъективная сторона преступления — это внутреннее психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию. В отличие от признаков объективной стороны преступления, доступных для непосредственного восприятия другими лицами, признаки субъективной стороны недоступны для непосредственного наблюдения и устанавливаются на основании показаний, данных лицом, а также анализа и оценки объективных признаков преступления. Действительно, как можно судить о помыслах и чувствах личностей по их действиям, конкретным поступкам?

Субъективная сторона — это сложный психологический процесс, с которым связано совершение общественно опасного деяния. Субъективная сторона — это вся психическая деятельность, которая сопровождает совершение преступления и в которой интеллектуальные, волевые и эмоциональные моменты выступают в единстве и взаимообусловленности. Разумеется, не все признаки, характеризующие психическую деятельность, имеют уголовно-правовое значение. Важнейшими признаками субъективной стороны, имеющими такое значение, являются вина, мотив, цель преступления, эмоциональное состояние. Среди них центральное место занимает вина.

Вина — это психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию и наступившим вследствие этого общественно опасным последствиям. Вина является субъективным основанием уголовной ответственности.

Принцип, согласно которому ответственность может наступать только при наличии вины, является важнейшим в отечественном уголовном праве. Его значение определяется не только природой самого права как регулятора поведения людей, но и содержанием уголовной политики России, задачами и целями наказания.

Выделяют две формы вины: умысел и неосторожность. Форма вины — это определяемое законом сочетание интеллектуальных и волевых признаков, свидетельствующих об отношении виновного к совершаемому им деянию и его последствиям. Форма вины либо указывается в уголовно-правовых нормах, устанавливающих ответственность за конкретное преступление, либо подразумевается.

В ст. 25 УК РФ определены виды умысла: прямой и косвенный. Прямой умысел — такой вид вины, при котором лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Косвенный умысел — такой вид вины, при котором лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Неосторожность бывает двух видов: легкомыслие, небрежность.

Легкомыслие — такой вид вины, при котором лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Небрежность — такой вид вины, при котором лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

В зависимости от времени возникновения в теории уголовного права прямой умысел делится на заранее обдуманный и внезапно возникший. В зависимости от того, насколько конкретно представляет себе виновный общественно опасные последствия, теория уголовного права выделяет также определенный, неопределенный и альтернативный виды прямого умысла.

Кроме того, умышленная форма вины будет и в преступлениях с так называемой двойной формой вины (ст. 27 УК РФ). Эта форма вины встречается весьма редко, причем в тех составах, где объективная сторона преступления характеризуется наступлением не одного, а двух последствий — ближайших и отдаленных. В таких случаях при рассмотрении субъективной стороны этих преступлений необходимо различать психическое отношение лица к первому и ко второму результатам (ч. 4 ст. 111, ч. 3 ст. 123, п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ и др.).

Важно иметь в виду, что уголовная ответственность наступает и при неосторожной форме вины, которую следует отличать от случая (казуса) по содержанию.

Наиболее близкими по своей природе являются мотив и цель совершения преступления, они характеризуют психические процессы субъекта в связи с совершением им преступления. Однако каждый из них имеет собственное наполнение, по-своему характеризует психическое отношение субъекта к совершаемому преступному деянию и его последствиям.

Мотив преступления — это обусловленное потребностями осознанное внутреннее побуждение, которое вызывает у лица решимость совершить преступление и которым оно руководствовалось при его совершении1.

В понятие мотива в широком смысле С. В. Скляров включает наряду с ориентирующим мотивом осознанные потребности (целевые мотивы), так как именно они определяют содержание конечной цели поведения, а также ситуативные психические образования, лежащие в основе выбора лицом конкретного объекта и (или) конкретного способа поведения, — технические мотивы, поскольку указанные образования позволяют человеку технически осуществить поведение в рамках избранного типа для удовлетворения актуализированной потребности[41] [42].

Следует согласиться с точкой зрения Н. Г. Иванова, что мотив — это прежде всего психофизиологическое понятие, которое превратилось в юридическое потому, что, во-первых, оно заняло необходимое место в уголовном законе, а во-вторых, отпочковавшаяся от науки уголовного права криминология уделяла и продолжает уделять этому уникальному феномену достаточно пристальное внимание[43].

Невиновное причинение вреда, или уголовно-правовой казус, имеет место, когда лицо по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своего деяния либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и не должно или не могло их предвидеть. В последнее время наличие казуса также может признаваться в случаях, когда лицо хотя и предвидело возможность наступления последствий, но не могло их предотвратить в силу несоответствия своих психофизиологических качеств экстремальным условиям или нервно-психическим перегрузкам.

В целом состав преступления — это обязательно совокупность указанных объективных и субъективных признаков.

Признаки состава преступления формулируются в уголовном законе в первую очередь в статьях Особенной части УК РФ, определяющих уголовно-правовые запреты. Признаки состава преступления разделяются на две группы: обязательные и факультативные.

Обязательные признаки являются признаками каждого состава преступления, без них вообще невозможно наличие состава преступления — например, вина и вменяемость лица, совершившего преступление.

Факультативные признаки присущи лишь отдельным составам преступлений, они являются обязательными для одних составов и необязательными для других. Например, охота будет признана преступлением, если она совершена либо с причинением крупного ущерба; либо с применением механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей; либо в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена; либо на особо охраняемой природной территории либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (ст. 258 УК РФ).

Однако для хулиганства (ст. 213 УК РФ) эти признаки будут безразличны.

Крайне важен вопрос соотнесения преступления и состава преступления. Преступление — это явление объективной действительности, совершаемое в определенное время в конкретном месте винов-

ным (С. выстрелом в грудь причиняет смерть П.). Состав преступления — это трафарет, закрепленный в уголовном кодексе. По мнению А. В. Наумова, состав преступления — обобщенное и предусмотренное в уголовном законе представление об этом преступлении, выраженное в исчерпывающей совокупности признаков данного деяния, необходимых и достаточных для идентификации деяния как конкретного преступления, обладающего типовой общественной опасностью по своему характеру и степени1.

При изучении уголовного права следует учитывать, что все признаки состава преступления не могут быть закреплены в одной статье Особенной части уголовного закона. Достаточное количество значимых признаков определены в Общей части УК РФ. К ним относятся, в частности: ст. 20 «Возраст, с которого наступает уголовная ответственность», ст. 25 «Преступление, совершенное умышленно», ст. 26 «Преступление, совершенное по неосторожности», ст. 30 «Приготовление к преступлению и покушение на преступление», ст. 33 «Виды соучастников преступления» и др.

В теории уголовного права существует ряд классификаций составов преступлений. Согласно первой классификации — по степени общественной опасности преступлений — все составы преступлений подразделяются на три вида:

  • — основной (без смягчающих или отягчающих обстоятельств);
  • — привилегированный (со смягчающими обстоятельствами);
  • — квалифицированный (с отягчающими обстоятельствами).

Основной состав преступления — это состав преступления без смягчающих и без отягчающих обстоятельств, как, например, в ч. 1 ст. 105 УК РФ — «убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку».

Привилегированный состав преступления — это состав преступления со смягчающими обстоятельствами, законодатель их учел и смягчил уголовную ответственность. Показательные примеры — ст. 106 «Убийство матерью новорожденного ребенка» УК РФ, ст. 107 «Убийство, совершенное в состоянии аффекта» УК РФ, ст. 108 «Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление» УК РФ.

Квалифицированный состав преступления — это состав преступления с отягчающими обстоятельствами, законодатель их учел и усилил уголовную ответственность. Например, ч. 2 ст. 105 УК РФ устанавливает квалифицированные составы преступления: «Убийство: а) двух

или более лиц; б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека; г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; д) совершенное с особой жестокостью; е) совершенное общеопасным способом; е[44]) по мотиву кровной мести; ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом; и) из хулиганских побуждений; к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера; л) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы; м) в целях использования органов или тканей потерпевшего».

В научной литературе также выделяют помимо квалифицированного особо квалифицированные составы преступления — это те, которые предусмотрены частями 3, 4 и далее статей УК РФ.

  • [1] См.: Учение о составе преступления в уголовном праве России и Китая: сравни-тельно-правовое исследование / под ред. В. С. Комиссарова, А. И. Коробеева, Хе Бинсуна. СПб., 2009. С. 8.
  • [2] Там же. С. 241.
  • [3] См.: Таганцев И. С. Русское уголовное право. Часть Общая. СПб., 1902. Т. 1. С. 336.
  • [4] Козлов А. П. Понятие преступления. СПб., 2004. С. 173—186.
  • [5] См.: Маркунцов С. А. О соотношении понятий «состав преступления» и «уголовно-правовой запрет» // Российская юстиция. 2012. № 7. С. 19—22.
  • [6] См.: Таганцев Н. С. Указ. соч. С. 336.
  • [7] См.: Кузнецова Н. Ф. Проблемы квалификации преступлений: лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / науч. ред. и предисл. В. Н. Кудрявцева. М., 2007. С. 7.
  • [8] См.: Уголовное право России. Общая часть / под ред. А. И. Рарога. М., 2009. С. 72.
  • [9] Пикуров Н. И. Уголовное право в системе межотраслевых связей. Волгоград, 1998. С. 90, 91.
  • [10] См.: Учение о составе преступления в уголовном праве России и Китая: сравнительно-правовое исследование / под ред. В. С. Комисарова, А. И. Коробеева, Хе Бинсуна. С. 8.
  • [11] Фролов Е. А. Спорные вопросы общего учения об объекте преступления // Уч. тр. Свердловского юридич. ин-та. Вып. 1. Свердловск, 1969. С. 198.
  • [12] См.: Мальцев В. Понятие общего объекта преступления. С. 25—30.
  • [13] См.: Галиакбаров Р. Р. Указ. соч. С. 116.
  • [14] Козаченко И. Я. Объект преступления // Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. Л. Л. Кругликова. М., 2005. С. 134.
  • [15] Мальцев В. В. Учение об объекте преступления: в 2 т. Т. 1. Волгоград, 2010. С. 182-222.
  • [16] Фролов Е. А. Указ. соч. С. 204.
  • [17] Гаухман Л. Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2001. С. 82.
  • [18] См.: Мальцев В. Понятие непосредственного индивидуального объекта преступления //Уголовное право. 2011. № 5. С. 13—19.
  • [19] Там же.
  • [20] См.: Кузнецова Н. Ф. Указ. соч. С. 168.
  • [21] См.: Кригер Г. А. К вопросу о понятии объекта преступления в советском уголовном праве // Вестник Московского ун-та. 1955. № 1. С. 123.
  • [22] См.: Бойцов А. И. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 118, 119.
  • [23] См.: Яшков С. А. Информация как предмет преступления: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С. 21.
  • [24] См.: Баландюк В. Н. Уголовно-правовая характеристика экологических преступлений. М., 2000. С. 6.
  • [25] См.: Винокуров В. Н. Предмет преступления: отличие от смежных понятий // Журнал российского права. 2011. № 12. С. 56—63.
  • [26] См.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник / под ред. В. С. Комиссарова, Н. Е. Крыловой, И. М. Тяжковой.
  • [27] Наумов А. А. Обстановка совершения преступления // Словарь по уголовному праву / отв. ред. А. В. Наумов. М., 1997. С. 292.
  • [28] См.: Букаева И. Н. Обстановка совершения преступления, получение и использование информации о ней при расследовании уголовных дел: дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень, 2005. С. 52.
  • [29] Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (РСФСР) и Верховного Суда СССР по уголовным делам / под рсд. Г. А. Есакова. М., 2010. С. 47.
  • [30] Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации). М., 2003. С. 6.
  • [31] См.: Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. А. В. Иногамовой-Хегайу А. И. Рарога, А. И. Чуйкова. М., 2007. С. 34.
  • [32] См.: Галиакбаров Р. Р. Указ. соч. С. 53.
  • [33] См.: Чикин Д. С. К вопросу о понятии длящегося преступления и моменте его окончания // Общество и право. 2010. № 3. С. 148—150.
  • [34] В данном виде указанные документы опубликованы не были.
  • [35] См.: Становскии М. Понятие продолжаемого преступления // Российская юстиция. 1995. №11.
  • [36] См.: Бернер А. Ф. Учебник уголовного права. Части Общая и Особенная. СПб., 1866. С. 322, 323.
  • [37] См.: Тарасова Ю. В. История формирования понятия специального субъекта преступления // Российский следователь. 2007. № 8.
  • [38] См.: Тарасова Ю. В. История формирования понятия специального субъекта преступления // Российский следователь. 2007. № 8.
  • [39] Дагель П. С., Котов Д. П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974.
  • [40] См.: Утевский Б. С. Вина в советском уголовном праве. М., 1950. С. 147, 148.
  • [41] См.: Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. Л. Л. Кругликова. С. 99.
  • [42] См.: Скляров С. В. Вина и мотивы преступного поведения как основание дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2004. С. 119.
  • [43] См.: Иванов Н. Г. Мотив преступного поведения. М., 1997. С. 33.
  • [44] См.: Шумихин В. Г. Правила квалификации преступлений. М., 2003. С. 77; Соковых Ю. Ю. Информационные основы квалификации преступлений: дис. ... д-ра юрид. наук. М„ 1999. С. 219.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >