Правовое регулирование сети Интернет

На современном этапе общественного развития особую актуальность приобрели вопросы правового регулирования информационнокоммуникационных технологий, и в первую очередь информационно-телекоммуникационной сети Интернет. Современные технологии связи и обработки информации, мобильная телефония и т. д. послужили основой того, что Интернет стал необходимым инструментом в повседневной жизни большинства людей в мире. Его воздействие распространяется практически на все социальные сферы и процессы, что, в свою очередь, требует четкой нормативной регламентации отношений в виртуальном пространстве.

Проблемой законодательного регулирования интернет-отношений в первую очередь является отсутствие точного законодательного определения Интернета, которое отражало бы его современную сущность. Наиболее часто для описания данного явления используются технические признаки глобальных информационных сетей, об Интернете говорят как «о всемирной системе объединенных компьютерных сетей для хранения и передачи информации»1. Такое понимание не в полной мере отражает правовую сущность Интернета и не может быть использовано юридической наукой и практикой.

П. У. Кузнецов отмечает, что одной из актуальных задач юридической науки в настоящее время является мобилизация теоретических и методологических исследований, направленных на осмысление новых информационных феноменов и на разработку соответствующих им правовых инструментов (понятий, конструкций и т. д.)[1] [2]. Наука информационного права призвана решать конкретные проблемы, среди которых выделяется проблема формирования понятийного аппарата информационного права, в том числе и разработка юридического понятия «Интернет».

В Федеральном законе от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» была предпринята попытка ликвидировать пробел и дать определение Интернета. Законодатель пошел по уже проторенной дороге определения Интернета через его техническую составляющую и даже не выработал легальное определение для включения его в ст. 2, содержащую определения основных понятий, используемых в Законе, а охарактеризовал Интернет через понятие «информационно-телекоммуникационная сеть». Анализ текста Закона дает понимание сети Интернет как информационно-телекоммуникационной сети, которая является технологической системой, предназначенной для передачи по линиям связи информации с доступом к ней средствами вычислительной техники.

Такое определение, на наш взгляд, является довольно неудачным, поскольку согласно нормативно технической документации информационно-технологическая система представляет собой набор информационно-технологических ресурсов, обеспечивающих услуги по одному или нескольким интерфейсам1. При этом понятие технологической системы еще более ограничено: конечная совокупность предметов производства и исполнителей для выполнения в регламентированных условиях производства. Таким образом, нормативно закреплено, что Интернет — это конечное количество компьютеров, участвующих в каком-либо технологическом процессе. В настоящее время все понимают, что это далеко не так и основными характеристиками Интернета являются его безграничность и мультисистемность.

В Модельном законе об основах регулирования Интернета, принятом 16 мая 2011 г. на 36-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ, дано более удачное определение: Интернет — это глобальная информационно-телекоммуникационная сеть, связывающая информационные системы и сети электросвязи различных стран посредством глобального адресного пространства, основанная на использовании комплексов интернет-протоколов (Internet Protocol, IP) и протокола передачи данных (Transmission Control Protocol, TCP) и предоставляющая возможность реализации различных форм коммуникации, в том числе размещения информации для неограниченного круга лиц[3] [4].

Здесь об Интернете говорится не только как о технической системе, но и как о глобальном информационном пространстве. Несмотря на некоторые шероховатости данной формулировки, ее все же можно принять за основу, но, к сожалению, этот положительный международный опыт не был учтен российским законодателем.

Представляется, что понимание Интернета как информационного пространства решило бы проблему описания его правовой сущности. В то же время такая точка зрения не была закреплена в отечественном законодательстве, хотя уже используется в нем. В качестве примера можно привести Указ Президента РФ от 1 июня 2012 г. № 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012— 2017 годы», в котором говорится о правилах безопасного поведения в интернет-пространстве, и еще ряд документов, в том числе концепции развития международной информационной безопасности, подготовленные Советом Безопасности РФ[5].

И. М. Рассолов выделил круг специфических проблем, которые необходимо решить юридической науке в свете информатизации и глобального распространения Интернета. Среди них — разработка понятийного аппарата; проблема идентификации лиц, повышения уровня правосознания пользователей, проблема профессиональной этики и качества поведения субъектов права; проблема более четкого определения источников права; уточнения характера действия права в пространстве и по кругу лиц; проблема сбора доказательств и подтверждения так называемых сетевых юридических фактов, которые перестают существовать в доступной форме к моменту рассмотрения дела в суде; допустимость таких доказательств, их достоверность; проблема противодействия киберпреступности и др.1

Обратимся к международному опыту определения понятия сети Интернет. Так, в Декларации принципов «Построение информационного общества — глобальная задача в новом тысячелетии», принятой на Всемирной встрече на высшем уровне по вопросам информационного общества в Женеве (2003 г.) и в Тунисе (2005 г.), сказано, что Интернет превратился в публичный ресурс глобального масштаба и его регулирование должно осуществляться государствами с учетом данной его особенности[6] [7].

Проходивший со 2 по 5 сентября 2014 г. в Стамбуле Девятый Всемирный форум ООН по управлению Интернетом (Internet Governance Forum, IGF) в своих решениях полностью подтвердил выработанный международным сообществом курс[8].

В Российской Федерации ведется работа по созданию современного определения сети Интернет. Так, в проекте Концепции правоотношений, возникающих при использовании сети Интернет в Российской Федерации (2013 г.), предложенном Советом при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, четко указано на необходимость выработки современного юридического определения понятия «Интернет»[9].

Большинство российских ученых-юристов пришли к выводу, что при определении понятия «Интернет» необходимо отойти от его технической первоосновы.

И. М. Рассолов говорит об Интернете как о кибернетическом пространстве; И. Л. Бачило — как о сфере непрерывного информационно-коммуникационного процесса обработки информации (сведений) в цифровой форме; А. В. Минбалеев — как о виртуальной сфере, в которой массовые коммуникации находят свое реальное отображение и развитие в самых различных формах и проявлениях, и в узком смысле как о совокупности информационных технологий, с помощью которых происходит создание, размещение и распространение информации для неограниченного круга лиц1.

Существуют и другие мнения. Так, Е. С. Андрющенко предлагает рассматривать Интернет как глобальную децентрализованную систему информационно-телекоммуникационных сетей, соединяющих на основе единых протоколов различные типы компьютеров, а С. В. Петровский — как международную сеть электросвязи общего пользования, предназначенную для обмена машиночитаемыми сообщениями (данными), т. е. сведениями об окружающем мире, его объектах, процессах и явлениях, объективированных в форме, позволяющей провести их непосредственную машинную обработку[10] [11].

Таким образом, на основе анализа различных подходов к сети Интернет, закономерностей ее построения и управления можно сделать вывод, что юридическое определение понятия «Интернет» как информационного пространства могло бы решить проблему описания его правовой сущности.

Однако в российской юридической науке доминирует мнение о том, что Интернет — явление неправовое и он не может быть субъектом или объектом права. С этой точкой зрения нельзя согласиться, так как налицо специфика отношений, связанных с работой в сети Интернет. Его появление и развитие вносит много принципиально нового в характер взаимоотношений между людьми и организациями, связывающимися между собой через сеть. При этом главной целью текущего периода является законодательное закрепление основ регулирования отношений в сети Интернет, а также регулирования определенных областей, сторон, вопросов[12].

В то же время упоминание о сети Интернет как о пространстве можно встретить в качестве отдельных новелл в отечественном законодательстве, например в Концепции развития международной информационной безопасности, подготовленной Советом Безопасности РФ[13]. В Указе Президента РФ «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012—2017 годы» говорится о правилах безопасного поведения в интернет-пространстве.

  • [1] ШНл https://ru.wikipcdia.org/wiki/HHTepHeT.
  • [2] См.: Кузнецов П. У. Социальная миссия электронного государства: ценности и терминологические проблемы // Информационное общество и социальное государство: сб. науч. работ. М., 2011. С. 16.
  • [3] См.: Рекомендации по стандартизации. Информационно-телекоммуникационные игровые системы. Термины и определения. Р 50.1.048-2004 (утв. постановлением Госстандарта РФ 9 марта 2004 г. № 87-ст).
  • [4] См.: Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств — участников Содружества Независимых Государств. 2011. № 51. С. 191 — 198.
  • [5] См.: URL: http://www.scrf.gov.rU/documents/6/112.html.
  • [6] См.: Рассолов И. М. Право и Интернет. Теоретические проблемы. 2-е изд. М., 2009.
  • [7] См.: URL: http://cogsys.ru/sites/default/ files/library/Declaration.pdf (дата обращения: 29.11.2014).
  • [8] См.: URL: WWW:URL:http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewslD=22210#. VGMZMTSsXg8 (дата обращения: 29.11.2014).
  • [9] См.: URL: http://www.president-sovet.ru/structure/gruppa_po_svobode_ informatsii/ materialy/kontseptsiya_pravootnosheniy_voznikayushchikh_pri_ispolzovanii_seti_internet. php?sphrase_id=37192 (дата обращения: 29.11.2014).
  • [10] См.: Рассолов И. М. Указ, соч.; Бачило И. Л. Указ. соч. С. 356; Минбалеев А. В. Основы правового регулирования сети Интернет // Право и кибербезопасность. 2014. № 1. С. 20- 26.
  • [11] См.: Андрющенко Е. С. Интернет-отношения: государственное регулирование и самоуправление: авторсф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2010. С. 15; Петровский С. В. Интернет-услуги в российском праве. М., 2003. С. 17.
  • [12] См.: Минбалеев А. В. Указ. соч.
  • [13] См.: 1ЖЬ: http://www.scrf.gov.ru/ с1оситеЩ5/6/112.html (дата обращения: 29.11.2014).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >