Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Психология современного терроризма

ЛИЧНОСТЬ ТЕРРОРИСТА: ОБЪЯСНИТЕЛЬНЫЕ МОДЕЛИ

Полученные в исследованиях данные позволяют представить индивидуально-личностные качества, характеризующие личность террориста: агрессивность, депрессивные состояния, чувство вины, приписывание себе и другим недостатка мужественности, эгоцентризм, крайняя экстраверсия, потребность в риске и принадлежности к группе, поиск сильных ощущений.

Большинство исследователей мотивации терроризма на индивидуальном уровне отмечают, что явная психопатология среди террористов — достаточно редкое явление, и для этого утверждения есть основания. Вместе с тем можно выделить ряд личностных предрасположенностей, которые часто становятся побудительными мотивами вступления индивидов на путь терроризма. Это сосредоточенность на защите своего Я с постоянной агрессивно-оборонительной готовностью; неадекватная личностная идентичность, (низкие самооценки); неудовлетворенная потребность в присоединении к группе; переживание социальной несправедливости со склонностью проецировать на общество причины своих неудач; социальная изолированность и отчужденность, определение своего места на обочине общества и потеря жизненной перспективы.

При этом нельзя утверждать, что приведенный набор характеристик является каким-то обобщенным профилем личности типичного террориста. В ряде случаев значение имеют идеологические и религиозные мотивы вступления в террористическую группу. Но нельзя исключать, что они могут являться формой рационализации глубинных личностных мотивов, стремления к укреплению личностной идентичности и — что особенно важно — потребности в принадлежности к группе.

Террористическая группа в психологическом смысле снимает у индивида ущербность своей идентичности (своей Я-концепции). Группа становится для террориста стабилизирующим психологическим основанием, позволяющим чувствовать себя полноценной личностью. Она становится важной опорой его самосознания и обретения смысла жизни (неважно, что это будет суррогатным замещением подлинных смыслообразующих ориентаций) и в то же время — мощным психологическим механизмом духовной, ценностной и поведенческой защиты (о чем говорилось выше).

В психологической исследовательской практике были предложены (с некоторыми вариациями) три модели личности террориста (см., напр.: Психологи о терроризме: круглый стол, 1995). Первая модель — это террорист по идеологическим, политическим и религиозным убеждениям. Террорист такого типа искренне считает, что его действия независимо от конкретных результатов полезны для общества и что любые жертвы для достижения «справедливых» целей оправданны. Сфера сознания у такого террориста крайне сужена идеологическими, религиозными доктринами, им же подчинена его эмоциональная сфера. Поэтому он способен совершать все, что угодно. В политической терминологии он является фанатиком, в психологической — это либо идейный сторонник своих мировоззренческих установок, либо — психопат.

Вторая модель опирается на теории человеческой агрессивности: террорист — это просто крайне агрессивный человек по своим личностным особенностям, а его участие в террористической деятельности — один из возможных вариантов проявления природной агрессивности. Для объяснения этой модели привлекается ряд теорий человеческой агрессивности, предложенных психологической наукой. Хотя эти теории были подвергнуты критике, их объяснительный потенциал позволяет выдвигать предложения для изучения поведения террористов.

Третья модель террориста — это психопатологический или социально-патологический тип развития личности ребенка (ввиду ненормальных отношений в семье). Жестокое обращение родителей с ребенком, его социальная изоляция, дефицит добрых отношений могут привести к формированию агрессивно-озлобленной личности с антисоциальными наклонностями. При определенных условиях люди такого психологического склада легко могут стать адептами террористической организации.

Кроме этого, изолированность террористических групп от остального сообщества определяет особенности их внутригрупповой динамики. С одной стороны, отсутствие или нарушение межгрупповой коммуникации способствует формированию у членов террористических групп предрассудков и группового фаворитизма (моя группа самая важная и «правильная») и межгрупповой дискриминации при объяснении действий «своих» и «врагов». С другой стороны, изолированность группы и постоянная угроза преследований усиливают сплоченность и групповое давление. Влияние лидера на остальных членов группы приводит к развитию феноменов «группового мышления»: усилению групповой поляризации «мы — они», размыванию ответственности («мы в одной лодке»), недооценке последствий, склонности совершать рискованные поступки. Наконец, необходимость конспирации делает непроницаемыми границы группы изнутри: тот, кто покидает группу, угрожает безопасности остальных ее членов и подвергается преследованию. Эти внутригрупповые факторы ослабляют внешнее социальное влияние, оказываемое на членов террористических групп со стороны близких родственников и значимых других (подробнее см. гл. 6 настоящего пособия).

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы