ФЕНОМЕН ЛИДЕРСТВА В ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

Террористических лидеров можно назвать идеологическими и религиозными «предпринимателями», искусственно усиливающими процессы группового сплочения. Они не терпят возражений внутри группы или лагеря, постоянно поддерживают позитивную групповую идентичность «борцов за правое дело», «мучеников», «героев». Те, кто находится за пределами групповых границ, рассматриваются ими как источник угрозы. Демонический образ внешнего врага постоянно поддерживается, а переживания фрустрации и гнева искусственно усиливаются, так как именно в этом кроется залог влияния террористического лидера на его последователей.

Известно, что действия террористических групп часто идут вразрез с их собственными интересами: «Террористические формирования постоянно ищут оправдание своего существования. Террористическая группа должна совершать террористические действия. Поэтому акты насилия часто совершаются не по тщательному расчету, а для поддержания положительной самооценки группы, подтверждения легитимности ее существования. Таким образом, террористы часто совершают действия, объективно неэффективные и даже прямо противоречащие их заявленным целям» (Центр исследований терроризма, 2001).

Постоянное осуществление террористических актов необходимо не только для поступления денег на финансирование террористических групп и на счета их лидеров. Акты насилия, организуемые террористическими лидерами, не только поддерживают групповую сплоченность, но и позволяют лидеру быть «прототипом» (т. е. образцом) для членов группы. Авторитарность и беспощадность к врагам могут специально подчеркиваться лидером, даже в ситуациях, когда в проявлении этих качеств нет непосредственной нужды.

Эффективность лидерства в значительной степени зависит от того, в какой мере используемые лидером стили руководства и их восприятие подчиненными совпадают с культурным прототипом (образцом) лидера, разделяемым представителями данной социальной или этнической группы. Например, в более маскулинной культуре (т. е. культуре, ориентированной на лидерство в обществе мужчин — Ближний Восток, Юго-Восточная Азия, Латинская Америка) чувствительность руководителя в отношении переживаний и мнений подчиненных может быть воспринята как признак слабости, тогда как в более феминной культуре (т. е. культуре, признающей равенство мужчин и женщин — Северная Европа) такая чувствительность может считаться чертой эффективного лидера. В культурах с высокой дистанцией власти (т. е. с невозможностью или, по крайней мере, непоощряемостью установления межличностных отношений между лицами, имеющими в обществе разный социальный статус[1]) авторитарный стиль руководства считается более эффективным. В культурах с низкой дистанцией власти (например, Северная Ирландия) эффективность этого стиля будет меньше.

История терроризма знает два типа террористических организаций, различающихся по степени централизации власти. Первый тип можно назвать «рациональным»: деятельность группы тщательно планируется, теракты направлены на заранее определенные цели, у них есть заказчик, показатели эффективности и т. д. К таким организациям относятся «Ирландская републиканская армия», «Аль-Каида», ХАМАС, «Тамильские тигры» и др. Будучи инструментом политической борьбы, такая террористическая организация должна быть четко, по-армейски организованной боевой и пропагандистской силой. Лидер в таких организациях опирается прежде всего, на принуждающее и легитимное влияние.

Второй тип террористической группы можно назвать «экспрессивным»: это организация анархического толка, идеология которой предполагает спонтанные действия — как базовую форму протеста личности против социальной несправедливости, и выражает героические ценности. Примерами таких организаций могут быть «Организация 17 ноября», «Народные силы 25 апреля», «Бригады возмездия за геноцид армянского народа», группа Баадер-Майнхоф и др. (характеристики ряда террористических групп см.: Соснин, Нестик, 2008). Эффективность действия здесь может быть принесена в жертву яркому проявлению партийного, гражданского, национально-патриотического или религиозного чувства. В таких группах, как правило, нет особых традиций, постоянного спонсора и четких критериев оценки эффективности терактов. Ту роль, которую в других организациях выполняет дисциплина, здесь играет общее эмоциональное состояние группы, совместные переживания. В таких группах лидер опирается прежде всего на свое влияние как харизматического лидера, которому члены группы верят в силу его личностных качеств. Здесь умение управлять эмоциональным состоянием группы, собственными эмоциями — одна из важнейших характеристик лидера. Успешность решения этой задачи зависит от способности лидера понимать свои эмоции, их саморегуляции, способности мотивировать себя и других, эмпатии (т. е. способность понимать эмоциональные состояния других людей) и навыков общения. Вместе с тем принуждение как форма влияния лидера на своих сторонников в таких группах может использоваться более широко, чем в «рациональных» группах. Здесь принуждение служит инструментом формирования определенной социально-психологической атмосферы в группе (например, японская «Красная армия» неоднократно прибегала к показательным казням своих членов за пораженческие настроения). Имеющиеся данные о жизни в террористических лагерях позволяют предположить, что умение целенаправленно использовать эмоциональное заражение является одной из ключевых характеристик лидера во всех террористических организациях — как экспрессивного, так и рационалистического типа.

Исследования показывают, что у индивидов, продолжительное время работающих вместе, формируется склонность испытывать одинаковые позитивные или негативные эмоциональные состояния. Причем склонность испытывать позитивные эмоции увеличивает продолжительность существования и устойчивость состава группы. Состав группы постепенно становится однородным по эмоциональному тонусу.

Это наблюдение имеет прямое отношение и к террористическим группам, которые на протяжении длительного времени (недели, месяцы и годы) частично или полностью отрезаны от окружающего мира. Чем постояннее состав террористической группы, чем дольше группа находится в условиях изоляции, тем больше власть лидера зависит от умения управлять организационным настроением. Регулярные молитвы, проповеди и наставления эмиссаров, коллективные просмотры специально подобранных видеоматериалов — все это служит лидеру инструментом контроля над групповыми переживаниями.

  • [1] К которым относятся такие сообщества, как Ливан, Афганистан, Пакистан, Ирак, Турция, Индия, Кения, Сомали.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >