НОРМАТИВНАЯ СТРУКТУРА ДОМИНАНТНЫХ ГРУПП И ФОРМИРОВАНИЕ КОЛЛЕКТИВНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

В государствах, занимающих невыгодное, «ущербное» положение в мировом социуме, влияние международной политики наиболее развитых и «сильных» стран вынуждает членов этих сообществ как-то сопротивляться и защищать свой суверенитет, опираясь на свою коллективную идентичность. Молодое поколение этих стран не имеет такой сильной привязанности к своей коллективной идентичности, как старшее. И перед ними встает проблема получения ясного ответа на вопрос: почему их социально-культурная общность так страдает и ущемляется в общем геополитическом ландшафте? Убежденность в существовании несправедливости и «зловредного врага», распространяющего несправедливость, приписывание этому врагу ответственности за ущемленное положение своей этнокультурной группы в огромной степени упрощают для членов террористических организаций понимание истоков социальной несправедливости, перед которыми оказалось их социально-культурное сообщество. Для рядовых членов угнетенных социально-культурных групп этот объяснительный механизм зачастую принимает форму глобальной мировоззренческой установки (как защитной реакции) и убежденности в несправедливости мироустройства.

Эта установка имеет психологическую ценность потому, что может выступать объяснительной основой существования межгруппового неравенства и поддерживаться членами угнетенной группы, обеспечивая тем самым разумное руководство коллективным действием. Даже если эта установка объективно не совсем верна, непротиворечивое понимание социальной несправедливости, которое она обеспечивает (как происходящей от зла и внешней доминантной группы), обладает специфической психологической ценностью. Она снимает неопределенность и позволяет возложить вину на внешний мир и тем самым защитить и сохранить собственную самооценку. Фактически, чем больше неопределенность в подтверждении ценности и значимости собственной группы, тем больше вероятность того, что потенциальные террористы будут стремиться к формированию ясной, до предела упрощенной картины мира, позволяющей им определять себя как «не принадлежащих к внешней группе».

Таким образом, осознанное показное отрицание влияния «врага» может обеспечивать террористическим организациям психологическую основу для формирования собственного коллективного Я и ориентации для коллективных действий, позволяющих сформировать коллективную идентичность. Поэтому, если говорить о странах мусульманского мира, то можно сказать следующее. «Совмещенность» слабых силовых возможностей этих сообществ в достижении своих жизненных целей на мировом уровне с убежденностью в ответственности западного культурного сообщества (прежде всего американского), препятствующего достижению целей своего существования, становится основой деятельности террористических организаций, направленной на реализацию негативных последствий для внешних доминантных групп.

Именно поэтому, как это ни парадоксально, структура норм и ценностей доминирующих социально-культурных групп оказывает влияние на действия, которые предпринимают террористы. В той степени, в которой социокультурный подход к объяснению мотивации террористической деятельности позволяет приблизиться к пониманию терроризма, следует еще раз повторить: доминирующая социально-культурная ценностная парадигма западной цивилизации — это тот главный мотивирующий фактор (с социально-психологической точки зрения), который детерминирует глобальный ответ сообществ, имеющих коллективную идентичность для своей защиты, в том числе и мотивацию террористической деятельности.

* * *

В заключение кратко рассмотрим еще один вопрос. Анализ проблемы мотивации терроризма с позиций социокультурного подхода опирался на различие социокультурных характеристик обществ с коллективистическим и индивидуалистическим типами культур. Воплощением последней является доминирующая западная индивидуалистическая культура. Но в традиционных обществах также есть, по меньшей мере, два типа культур. С одной стороны, это страны мусульманского мира с пассионарной включенностью в политическую активность, социально-культурная идентичность которых с точки зрения духовно-религиозных ценностей может способствовать активизации террористической деятельности как глобальной реакции на доминирование западной культуры и угрозу своей социально-культурной идентичности и независимости, с другой — социально-культурная идентичность традиционных обществ с православной христианской основой.

Отличительной чертой традиционных обществ этого типа является то, что базовые ценности их членов (такие, как смирение, милосердие, послушание, терпимость к членам иных этнических групп и т. д.) принципиально препятствуют мотивации террористической деятельности при защите своей социально-культурной группы. В истории нашего государства есть примеры участия его граждан в террористических организациях и осуществления террористической деятельности. Но важно подчеркнуть, что эта террористическая активность, как свидетельствует история, была направлена не на защиту традиционных устоев общества, а на их разрушение (т. е. эти террористические организации и их члены были своеобразными «проводниками», инструментом и орудием экспансии западной цивилизации на устои традиционного общества).

Для традиционных обществ, принадлежащих к православной ориентации, конечным глобальным ответом на угрозу своего культурного существования, как показывает история, оказывается не террористическая активность, а сопротивление в форме всеобщего бунта. Естественно, это тема отдельного анализа. Но в условиях глобализирующегося мира и доминирования западного образа жизни конечным «ответом» одной наиболее «объемной» этнокультурной группы — русских — и других этнокультурных групп, близких им по мировоззрению, будет не терроризм, а сопротивление в форме глобального бунта. И об этом свидетельствует многовековая история нашей страны.

Борьба с международным терроризмом — это глобальная проблема, связанная с пересмотром отношений мирового устройства. Еще раз можно подчеркнуть, что движение к однополярному миру по «лекалам» западной цивилизации — это губительный путь мирового развития. Если мы принадлежим к роду разумных существ, то должны осмыслить и признать необходимость смены существующей цивилизационной тенденции развития. Другими словами, понять и начать предпринимать действия, пока еще есть время для глобального межкультурного диалога, в том числе и на уровне политической воли руководителей стран. Именно реального диалога, а не его декларации, и устройства мира с учетом более справедливых норм межгруппового взаимодействия.

Контрольные вопросы

  • 1. Как вы понимаете понятие «социокультурная идентичность общества»?
  • 2. Почему, по вашему мнению, социокультурная идентичность является основой для индивидуальной идентичности человека?
  • 3. Как, по вашему мнению, действует механизм идентичности в регуляции поведения человека?
  • 4. Почему идентичность террористической группы так привлекательна для молодого поколения исламских обществ?
  • 5. Назовите основные параметры идентичности террористической организации, которые мотивируют людей к вступлению в террористическую организацию.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >