Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Психология современного терроризма

ОСНОВНЫЕ ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА, СВЯЗАННЫЕ С МАССОВЫМИ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМИ СОБЫТИЯМИ

В целом терроризм как явление содержит в себе неожиданные насильственные действия или угрозу использования насилия с целью вызвать состояние массового террора у населения и «заставить» руководство страны — объект терроризма выполнить условия террористов в соответствии с их идеологическими, политическими и мировоззренческими установками.

Безотносительно к способам и методам осуществления террористических актов, террор — это психологическое оружие. Он может быть единичным или массовым, но с точки зрения последствий его воздействия он более «злокачествен», чем естественные и техногенные катастрофы. Его воздействие распространяется далеко за пределы непосредственных жертв, которые были убиты или получили ранения. Исследования показывают, что травматические события, которые намеренно «сотворены» людьми, которые неожиданны и насильственны, имеют намного большее разрушительное воздействие, чем естественные катастрофы.

Массовая паника, характеризующаяся асоциальными и иррациональными проявлениями, как это показывается в фильмах, посвященных этой тематике, фактически является редкой реакцией на катастрофическое событие. А такие реакции, как массовое беспокойство и проявление множественных и малообъяснимых психических и психосоматических симптомов у жертв насилия, — это обычное и широко распространенное явление.

Психические травмы, которые связаны с катастрофическими событиями и массовыми жертвами, включают:

  • - посттравматическое стрессовое расстройство;
  • — острое стрессовое расстройство;
  • - большое депрессивное расстройство;
  • — синдром психологического выгорания или истощения;
  • — тревожность;
  • - нарушения сна и злоупотребление алкоголем и наркотиками.

В некоторых случаях специалисты сталкиваются с внезапным возникновением так называемого «синдрома множественных необъяснимых симптомов». Это расстройство отражает современную интерпретацию более традиционных описаний «массовых психогенических заболеваний» и «массовой истерии» или «психологического заражения» (Рощин, Соснин, 1995 и др.). В целом синдром массовой истерии наблюдается как неконтролируемая реакция на заражение окружа-ющеи среды, реальное или предполагаемое, и появляется во множестве симптомов без видимых физических причин.

Исследователи отмечают такой потенциальный эффект воздействия террористического акта на психику людей, переживших трагическое событие, как переживание травматического горя. Это расстройство можно определить как совокупность ряда симптомов: сосредоточенность на погибших близких; состояние тоски, болезненного сочувствия, потери веры в себя и жизненной перспективы; неспособность принять смерть близких; состояние горечи или гнева в отношении смерти; избегание людей (в том числе близких), «напоминающих» о потерях близких людей.

Нижеследующее краткое описание клинических диагностических критериев этих психических расстройств, за исключением некоторых, взяты из четвертого издания «Диагностического статистического руководства психических расстройств» (ЭЗМ-ГУ)[1]. В целом основное внимание, исходя из имеющегося опыта, будет уделено вопросам психотерапии острого стрессового расстройства и предотвращения возникновения хронического ПТСР. Это связано с тем, что при лечении этих двух расстройств возникают проблемы, связанные с воздействием травмы. С этими проблемами неизбежно сталкиваются практические работники, и эти же проблемы находятся в фокусе внимания исследователей в литературных источниках по психологии катастрофических событий.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Посттравматическое стрессовое расстройство может возникать после воздействия экстремального травмирующего события, когда индивид является прямым свидетелем ситуаций со смертельными жертвами и сталкивается с непосредственной угрозой смерти и/или получения физического вреда. Реагирование индивида на такую ситуацию включает сильный аффективный компонент интенсивного страха, беспомощности или ужаса. Один или несколько основных симптомов повторного переживания события, три или более симптомов избегания и/или оцепенения и два или более симптома повышенного возбуждения необходимы для того, чтобы соответствовать полному клиническому критерию возникновения расстройства. Симптомы должны проявляться, по меньшей мере, 1 месяц и считаются острыми, если они длятся менее чем 3 месяца. Они считаются хроническими, если присутствуют более чем 3 месяца.

Острое стрессовое расстройство. Проявление этого расстройства в целом аналогично симптоматике ПТСР, но проявление симптомов короче по длительности во времени. Считается, что острое стрессовое расстройство «...является развитием характерного беспокойства, диссоциативных и иных симптомов, проявляющихся в течение 1 месяца после воздействия экстремального стрессора» (ОБМПУ). Симптомы должны проявляться, по меньшей мере, в течение двух дней до того, как будет поставлен диагноз. Как и в случае с ПТСР, индивид должен быть непосредственным свидетелем/участником события, которое угрожало его жизни или завершилось нанесением физического вреда самой жертве или другим людям, и представлять интенсивную аффективную реакцию, включающую страх, беспомощность или ужас. Для диагностики этого расстройства необходимо проявление трех или более диссоциативных симптомов, выраженное избегание, беспокойство или симптомы возбуждения.

Большое депрессивное расстройство. Депрессия диагностируется в период от 2-х и более недель после события, в течение которого индивид сообщает свое депрессивное состояние или отсутствие воли к жизни в отношении большинства сфер своей жизненной активности. Депрессия в целом связана с совокупностью вегетативных симптомов, таких как трудности со сном и летаргия. Часто возникают переживания о своей личностной ненужности, никчемности и суицидальные мысли.

В ситуации с массовыми жертвами симптомы, связанные с лишениями, утратами, должны отделяться от потенциального диагноза, а лечение следует специально адресовать к проблеме переживания горя, если индивид потерял близких родственников или друзей.

Синдром психологического выгорания. Хотя это расстройство не включено в классификацию ОБМПУ, тем не менее синдром выгорания является результатом крайне стрессовых ситуаций на работе/службе и может разрушительно влиять на результаты трудовой и служебной деятельности. Индивид, переживающий ситуацию психологического выгорания, может проходить несколько различных стадий, а симптомы будут аналогичны симптоматике стрессов, тревожности/беспокойства и депрессивного расстройства. Постепенно, после пролонгированного переживания интенсивных стрессовых состояний и тревожности, индивид может социально изолироваться, стать апатичным и, возможно, невыносимым (крайне раздражительным) в общении с окружающими людьми. После этой стадии он может впасть в депрессию и проявлять многие классические симптомы депрессивного состояния.

Синдром тревожности/беспокойства. Клинические симптомы тревожности могут быть общими в условиях массового катастрофического события с человеческими жертвами. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что чувство испуга или тревоги, возникающее сразу после крупномасштабной катастрофы, может повышать риск возникновения ПТСР. Однако клинический диагноз обобщенной психопатии тревожности требует того, чтобы симптомы присутствовали (проявлялись) постоянно в течение 6-месячного периода.

Люди, страдающие синдромом тревожности, обнаруживают для себя трудным контролировать свои эмоциональные состояния и проявляют, по меньшей мере, сочетание трех из следующих симптомов: суетливость, утомляемость, ослабление концентрации внимания, раздражительность, мускульная зажатость, нарушения сна (либо сонливость, либо бессонница). Для постановки диагноза для детей достаточно проявления одного из этих симптомов.

Нарушения сна. Диагноз бессонницы устанавливается тогда, когда индивид испытывает трудности с засыпанием, с прерыванием сна или с отсутствием сна, восстанавливающего силы, в течение 1-го или более месяцев. Бессонница вызывает серьезное истощение жизненных функций и не обусловлена биологическими проблемами со сном, такими как остановка дыхания или расстройство сердечного ритма. У травма-тизированных людей могут возникать ночные кошмары как специфическое расстройство сна. Обычно это сопровождается частым прерыванием сна с детальным припоминанием кошмарного сновидения или с развернутыми пугающими фантазиями, связанными с безопасностью, вопросами жизни и смерти или с потерей самооценки. Чтобы удовлетворить клиническому критерию диагноза расстройства, ночные кошмары должны вызывать ряд значимых трудностей в жизненном функционировании человека и не должны проявляться при наличии другого расстройства, такого как ПТСР.

Злоупотребление наркотиками, алкоголем и состояние зависимости. Психотерапевты, клиницисты и социальные работники, подозревающие у травматизированных жертв террористических актов наличие той или иной специфической формы зависимости, должны обращаться за дополнительной информацией к руководству ЭБМ-ГУ. Ограничимся описанием общих критериев для выявления этих злоупотреблений. Поскольку алкоголь повсеместно доступен, клиницисты-практики должны проявлять особое внимание к возможному злоупотреблению алкоголем у жертв террористических актов. Критерии для установления злоупотребления включают дезорганизующие модели поведения человека в различных сферах жизнедеятельности: неспособность полностью выполнять свои

функциональные обязанности на работе, в школе или дома; повторяющиеся злоупотребления алкоголем, которые ставят индивида на грань риска физической травмы; возникновение трудностей с законом, связанных с злоупотреблением алкоголем, и продолжающееся его использование, несмотря на социальные или личные проблемы, связанные с интоксикацией. Эти критерии должны присутствовать на протяжении 12-ме-сячного периода. Как и в случае с депрессией, зависимость от злоупотребления сигаретами, алкоголем или наркотиками, судя по имеющимся результатам, особенно вероятна при возрастании последующих террористических атак.

Синдром множественных необъяснимых симптомов. Это расстройство не входит в таксономию руководства Э8М-1У. В отличие от классической массовой паники, этот феномен случается достаточно часто и периодически наблюдается как реакция на специфические средовые факторы. Проявление этого синдрома часто подкрепляется СМИ, слухами и наглядным реагированием экстренных и специальных служб на катастрофическую ситуацию.

Как уже отмечалось, этот феномен относят к «массовой тревожности» или «массовой истерии». Однако, поскольку это расстройство является, скорее всего, реагированием на потенциально неизвестный патогенный фактор, его не следует рассматривать как целиком дисфункциональную реакцию. Этот феномен может генерировать реальные психосоматические симптомы, включая рвотные рефлексы, диарею, кожную аллергию, затруднение дыхания, которые трудно отделить от симптомов, вызванных воздействием химических, радиологических или биологических компонентов при совершении террористических актов. Это явление часто обозначается как «психологическое заражение» или «социальная передача» симптомов. Этот феномен рассматривается как социальная и психологическая реакция на потенциальные средства заражения, часто в отсутствие актуальной угрозы, вызывая соматические симптомы, которые быстро распространяются среди населения и имеют обычно переходный характер.

  • [1] Эти описания даны только с информационными целями. Заинтересованный читатель может обратиться к «Руководству» для более детального описания и формальных диагностических процедур.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы