Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Философия истории

Возможности философии истории

Современность, отягощенная глобальными проблемами, не без оснований ставит под сомнение идею прогресса и актуализирует вопрос о смысле истории. Вчерашняя уверенность в прогрессивном развитии человечества достаточно успешно заменяла проблему смысла истории и отодвигала смысл истории на задний план. В обществе господствовало убеждение, что все идет «своим чередом», от менее совершенного к более совершенному состоянию, что наука и труд все проблемы «перетрут». XX век породил сомнение в ставке на разум и прогресс, продемонстрировав самые разрушительные войны, безжалостные диктатуры, геноцид, массовое обнищание, кризис природы и человека. Начало XXI века заявило о себе необходимостью «инвентаризации» ценностных ориентиров вчерашнего дня. В условиях перехода общества от индустриального к информационному не работает старая шкала ценностей. Новая шкала еще не сложилась, ибо интервал переходного периода включает три этапа: разрушение старых оснований, поиск новых идей, ответа на исторический вызов и этап созидания, основу которого составят иные ценностные ориентиры. На долю поколений начала XXI века выпало время с единственной проблемой: где остановиться, разрушая прошлое, чтобы сохранить исторический опыт развития человечества и обеспечить преемственность поколений.

В условиях, при которых люди не живут, а выживают, существенно обострился вопрос о целостности исторического процесса. Люди трудятся, напрягая свои физические и интеллектуальные силы. Они создают новую технику и технологии, приумножают материальные и духовные ценности, а жизнь большинства людей не становится богаче. Люди не делаются лучше. Они не становятся добрее и справедливей. Все это и заставляет искать смысл истории среди очевидной бессмыслицы повседневной жизни, ибо этот поиск обусловлен историческим вызовом, на который следует дать адекватный и достойный ответ. В противном случае включается механизм распада социума, который заявляет о себе тем, что «болеет» культура и язык, деградирует цивилизация. Не следует забывать, что труд и язык являются факторами антропосоциогенеза. Если их состояние носит проблемный характер, то легко просчитать последствия ближайшего будущего.

Современный человек вряд ли в состоянии помыслить себя «вне истории». Мы живем в истории, претерпеваем ее повороты, подчас грозящие нашей жизни катастрофическими последствиями, задаемся вопросами, как выжить и что мы можем для этого делать. При этом располагаем противоречивыми представлениями о том, что есть история как реальность, имеет ли она смысл и цель; существует ли история как региональная или она может заявлять о себе в статусе всемирной; является ли история одной из отраслей науки или это псевдонаука. Ответы на эти и другие вопросы составляют прерогативу философии истории, ориентированной на уяснение и обоснование самой возможности истории и, соответственно, ее постижения. Интерес к философскому осмыслению истории особенно возрастает в кризисные периоды общественного развития, когда рушится привычный, устоявшийся строй жизни.

В природе, где доминируют процессы круговорота, история отсутствует. Отсутствует история и в эпоху «детства» человечества, которое проходит свое становление в границах парадигмы космоцентризма, где нет прошлого времени, ибо его уже нет; где нет будущего времени, ибо его еще нет, а есть только настоящее: здесь и сейчас в условиях противостояния космоса и хаоса на уровне мироздания, номоса и аномии (закона и беззакония) на уровне общества. Только в эпоху Средневековья, когда время «квантуется» на прошлое, настоящее и будущее, история человечества заявляет о своем становлении. Как одна из отраслей науки, история заявляет о себе через полемику Ф. Бэкона и Р. Декарта, которые заложили методологию эмпиризма и рационализма в философии Нового Времени и заявили о принципиально противоположных позициях по отношению к истории и ее роли в жизни общества.

Что касается философии истории, то она складывается в период крутых поворотов в судьбах народов. Это время перехода от традиционного к индустриальному обществу. На смену феодальных общественных отношений приходят буржуазные отношения. В этот период в рамках философии Просвещения складывается философия истории, для которой были характерны надежда и оптимизм во взглядах на будущее. Надежда не декларировалась, а обосновывалась через ставку на разум человека и его совершенствование. Мыслители обращаются к истории как времени прошлого, пытаясь найти и расшифровать в ней «знаки» будущего, а затем уже выстраивать его проекты через сравнительный анализ прошлого с настоящим, через критику и преодоление настоящего во имя будущего. В работах мыслителей Просвещения выстраивается концепция линейного прогресса с вектором в будущее из прошлого через настоящее.

Современная философия истории принципиально отличается от предшествующего этапа ее развития. Осмысление «исторического» приобрело оттенок трагичности. Будущее воспринимается как вызов и духовное испытание для человека и человечества. Все это подтверждает вывод о том, что каждая историческая эпоха не без основания располагает своей философией истории.

Философия истории — это пограничная сфера философии и науки. В отличие от истории как отрасли научного знания, она способна обрести статус метанауки и обеспечить предпосылочное знание для истории как науки. В отличие от философии, объектом философии истории выступают не предельные основания бытия мира, а только то, что проходит по реестру исторического и его фактов. В качестве отправной точки отсчета философия истории рассматривает не эмпирический факт в системе гносеологического отношения субъекта к объекту, а «событие» в системе субъектно-субъектного отношения с претензией на открытие его сущности средствами анализа исторического сознания. Явную субъективность философия истории устраняет, решая три методологические проблемы:

  • • формирует систему способов обобщения «исторического» через его концептуальное представление;
  • • разграничивает правдоподобное и достоверное;
  • • вырабатывает методологическую культуру адекватного освоения и объяснения исторического.

Философия истории выступает оппонентом обыденного сознания, в рамках которого сложились устойчивые стереотипы: история не знает сослагательных наклонений, а поэтому бессмысленно размышлять о вероятном ходе исторических событий; история ничему не учит, ибо люди совершают те же ошибки, что и их предки.

Оба тезиса сплошь и рядом подтверждаются эмпирическим опытом. При более глубоком осмыслении эти стереотипы утрачивают свой абсолютный характер. Действительно, история не знает сослагательных наклонений. Что было, то и было. Польза истории состоит в том, что она хранит опыт и обеспечивает возможность принять его во внимание при проектировании будущего. Что касается второго стереотипа, то история не учит только того, кто не учится. Более того, она проучивает, наказывает тех, кто ее игнорирует. Таким образом, существует причинно-следственная связь первого и второго заблуждения. Только философии истории, с опорой на свою методологическую культуру, под силу профилактировать издержки субъективного восприятия, обеспечив объяснение прошлого и прогнозирование будущего, но и философия истории сама должна состояться, пройти дорогу становления и развития, обрести потенциал своих возможностей, стать инструментом освоения и объяснения прошлого.

Для становления философии истории необходимы минимум три условия:

  • • социальная жизнь должна демонстрировать исторические вызовы в форме нестандартных проблем, не имеющих аналогов своего решения и соответствующих ответов;
  • • историческое сознание должно сформироваться как определенная рефлексия социальной жизни в форме исторической памяти;
  • • философия должна заявить о своей готовности вскрывать предельные (онтологические) основания исторического сознания в его динамике и вырабатывать для исторической науки предпосылочное знание смысла истории, формировать методологическую культуру освоения части и целого, единичного и общего через установления их взаимосвязи и взаимообусловленности.

В рамках европейской цивилизации сложились три формы отношения к истории: теология истории, философия истории и историография. Первая повествует о творчестве Бога, а третья — бесстрастно описывает прошлое с точки зрения его феноменальности. Что касается философии истории, то она с помощью своей методологии, ориентированной на открытие предельных оснований человеческого бытия, ищет ответ на вопрос о его сущности, пытается объяснить его трансформации, увидеть в прошлом знаки будущего.

Каждая из трех означенных форм отношения к истории имеет право быть, ибо имеет свой объект анализа и свой предмет исследования, но между ними нет рядоположенности. Только с натяжкой можно говорить о преемственности этих форм освоения истории. Все три формы понимания истории объединяет претензия на статус фактора формирования мировоззрения людей с апелляцией к их прошлому и призывами к созиданию будущего, осуждая или оправдывая совокупную деятельность субъекта истории, сохраняя и защищая свое представление относительно субъекта истории.

Изучая историческое сознание в динамике, философия истории ориентирована на установление условий и факторов исторического развития, его структурную организованность и упорядоченность. Каждый период исторического времени, будучи обусловлен предыдущими, играет определяющую роль для будущего времени. Мировая история обретает один из векторов направленности в форме круга, линии или спирали. Такой подход позволяет определить характер отношения между прошлым, настоящим и будущим, но оставляет открытым вопрос о смысле истории, рождая две крайности его решения в диапазоне от принятия исходного положения, что смысл истории предзадан на пути преодоления несовершенства, до утверждения: смысл истории перманентно рождается, постоянно созидается субъектом исторического процесса. Стало быть, исторический смысл совпадает с историческим существованием.

Концептуальное постижение истории в различные эпохи и сравнительный анализ этих концепций позволяет выделить протоисторию, историю и постисторию, что, в свою очередь, обеспечивает формирование гипотезы родовой истории человечества, движимой собственными противоречиями. Эти противоречия и формы их разрешения определяют смысл и назначение истории. Они демонстрируют источник развития, механизм развития и преемственность развития.

Первостепенной задачей философии истории является не привнесение в историю смысла, а его выявление. Задача совсем не простая, ибо каждая эпоха имеет свой смысл и нуждается в той новой философии истории, которая заявит о своей способности вскрыть и расшифровать этот смысл, сохраняя преемственность с наработанным опытом прошлого.

Предложенный учебник не претендует на новую философию истории, но и не повторяет то, что несет на себе печать времен минувших. Он ориентирован на ситуацию, которая сложилась в условиях XXI века, когда европейская цивилизация заявила о кризисе европоцентризма; когда на 1/6 части земного шара обрушилась старая шкала ценностных ориентиров, а новая еще не сложилась. Человеческая цивилизация заявила об очередном переходном периоде.

История хранит память об Эллинизме и Ренессансе. Благодаря Сократу, Платон увидел, что общество его времени движется к гибели. Дифференциация общества не только по полу и возрасту, но и по этнической принадлежности, конфессиональным пристрастиям, социально-политическим и экономическим интересам поставила под сомнение власть авторитета. Кроме того, прибавочная стоимость в форме частной нуждалась в эффективных средствах защиты. Шел поиск замены власти авторитета на иное, более совершенное средство укрепления вертикали в системе общественных координат. Платон обращается к нестандартным средствам из сферы мечты и фантазии, противопоставив иррациональной действительности миф, утопию. Объективный идеализм древнегреческого мыслителя был социально обусловлен. Миф в его диалогах обретает протообраз рационализированного творчества с надеждой, что за Словом последует Дело. Платон принял значимость мифа как колыбели человеческого рода. Более того, он увидел в мифе и вечного спутника общественного человека с претензией быть индивидуальностью, а не абсолютной частью целого — общества (общности людей). Обращение к Идее как «линии горизонта» обусловило достойный ответ историческому вызову. Эллинизм проложил дорогу к эпохе Средневековья европейской цивилизации, связав ее «детство» и «юность».

Средневековье также выполнило свое предназначение. Обеспечив духовные скрепы общества и привив человеку человечность, оно через Ренессанс передает эстафету обществу индустриальной цивилизации с ее ставкой на разум и научно-технический прогресс. За выход в новое качество расплатился человек. Он обрел статус одномерности, потеряв свою индивидуальность в условиях персонификации общественных отношений. Социальный и антропологический кризис заявили о себе как «визитная карточка» очередного исторического вызова и необходимости очередного общества переходного периода. Таковым является общество постмодерна. Выполнив задачу критики общества модерна как «расколотой цивилизации», Постмодерн находится в состоянии поиска добротного ответа очередному историческому вызову. Основу этого ответа должна обеспечить Идея Общего Дела и участного сознания в его осуществлении. В рамках этого периода просматриваются три этапа: разрушения старого качества перед лицом исторического вызова, поиск дееспособных идей достойного ответа и созидание общества на качественно иных основаниях, отвечающих своему времени, но сохраняющих преемственность со своим прошлым.

При подготовке учебника принимался во внимание опыт отечественной и зарубежной практики, что реализует определенную преемственность и объясняет неизбежность повтора некоторых известных позиций. Содержание глав логически взаимосвязано и в целом обеспечивает изложение учебного курса, который завершается глоссарием. Глоссарий предлагает ключевые понятия и термины, которые составляют понятийный аппарат. Учебник включает также список рекомендованной литературы.

Цель заявленного учебника заключается в обосновании положения о том, что философия истории является своеобразной пропедевтикой теории исторического познания, помогая исследователю сформировать определенную методологическую культуру постижения и объяснения событий прошлого.

Задачи учебника:

  • • помочь студенту понять принцип «историзма»;
  • • принять «событие» как исходную категорию философии истории;
  • • рассмотреть «событие» через призму эпохальных парадигм;
  • • познакомиться с различными точками зрения на постижение истории;
  • • сформировать определенный уровень методологической культуры;
  • • освоить методы аксиологии, герменевтики и компаративистики;
  • • уяснить смысл истории и его исторические интерпретации.

Заявленный учебник по философии истории предполагает, что студенты получили подготовку по философии, культурологии, логике и политологии, а посему материал учебника ориентирован на дальнейшее развитие гуманистического мировоззрения и формирование методологической культуры молодых исследователей.

Вглядываясь в прошлое, человечество пытается найти в нем знаки будущего, обрести надежду, практически утраченную в жестоком XX веке. В этих условиях философия истории предлагает:

  • • рассмотреть идею становления и развития человеческой истории;
  • • проанализировать общие формы осуществления исторического процесса;
  • • определить характер отношений между прошлым, настоящим и будущим, согласно которым история имеет форму прямой линии (времена не могут повторять друг друга), или форму круга (исключается какая-либо новизна), или форму спирали (сочетание линейного и кругообразного движения), или форму колебаний между относительно устойчивыми полюсами, или нечто иное;
  • • изучить главные факторы исторической эволюции (предопределенность истории волей Бога или особыми законами; обусловленность определенной системой ценностей или их отсутствием; взаимодействие материальной и духовной культуры);
  • • исследовать смысл истории, ее направленность и цели, если смысл, направления и цели истории вообще существуют;
  • • постичь процесс постепенного формирования единого человечества и, соответственно, становления и развития всемирной истории;
  • • проанализировать предмет науки истории и выявить те факторы, которые связывают исторические дисциплины (политическая история, экономическая история, история культуры, история религии, история искусства) в определенное единство.

Решение этих задач зависит от уровня взаимосвязи философии истории с исторической наукой. Без исторической науки философия истории пуста, а историческая наука без философии истории — слепа.

История исследует прошлое на феноменальном уровне с позиции своей субъективности, укорененной в настоящем и обремененной возможными аберрациями. Ориентируясь на предельные основания бытия мира, философия истории располагает объяснением бытия прошлого на сущностном уровне, определением возможных вариантов этого бытия и аксиологической интерпретацией в пределах сравнительного анализа «что было» и «что могло быть». Если для историка «настоящее» является причиной его субъективности, которая мешает адекватно определить свое отношение к «прошлому», то для философии истории настоящее — это отношение связи прошлого и будущего. Погружая исторические события в контекст взаимосвязи с будущим через настоящее, философия истории очищает эти события от случайного, привнесенного и придает истории логическую ясность, выявляя смысл и значимость истории. Место субъективности, открывающей дорогу к произволу, в философии истории занимает гносеологический принцип объективности. Через освоение «события» он демонстрирует меру ответственности познающего и профилактирует произвол субъективности. Содержание исторического события можно открыть, но нельзя конструировать. Чтобы процесс расшифровки исторического события был продуктивным, необходимо следовать методологическим рекомендациям. «Когда я мыслю, — отмечал Г. Гегель, — я отказываюсь от моей субъективной особенности. Углубляясь в пред-

мет, я представляю мышлению действовать самостоятельно, и я мыслю плохо, если я прибавляю что-нибудь от себя»1.

Ориентир философии истории на поиск смысла истории задает философии истории особый статус. Если в обществе исчезает «смысл», тогда в нем поселяются нигилизм и анархия. Возникает революционное желание разрушить этот мир до основания и создать новый, с ориентиром на принцип «как получится». В результате получается очередная утопия или очередной исторический вызов. Отсутствие достойного ответа на этот вызов определяет дорогу в никуда (кладбище истории). Осмысление единства истории, уяснение ее направленности и смысла в каждую историческую эпоху обеспечивает канон развития общества:

  • • для эпохи Просвещения смысл истории представлялся как движение человечества к «царству разума» (Вольтер, Дидро);
  • • для эпохи Нового времени смысл истории заключался в сбережении человеческого рода и утверждении вечного мира через возвращение к абсолютной идее Платона (Кант, Гегель);
  • • для эпохи Новейшего времени смысл истории — в обеспечении единства человечества средствами культуры, включающей единство рациональности и иррациональности (Бердяев, Данилевский, Шпенглер, Шопенгауэр, Ницше, Бергсон).

В таком подходе к осмыслению истории человечества нет ни разночтения, ни вульгарной субъективности, а есть лишь возможность реализовать принцип дополнительности в границах преемственности. Это и есть достойный ответ на вызов конкретной исторической эпохи.

Резюме: исходная позиция философии истории (историософии) заключается в том, что историю делают люди, которые живут и действуют «здесь и сейчас». Своей жизнедеятельностью они вносят смысл в историю, где прослеживается преемственность исторических эпох, уникальность каждой эпохи и ее составляющих культур. Осознание прошлого и конструктивное осмысление настоящего выступают базой выработки новой стратегии развития человечества в третьем тысячелетии. Через философию истории история как наука может уже не только декларировать, но и обеспечивать свою заявку быть Учителем жизни.

Эмпирический и теоретический материал, накопленный историей как одной из отраслей научного знания, нуждается в переосмыслении, в новом методологическом подходе. Этот материал может дать не только иную, более эффективную теорию классификации полученного знания, но и быть применимым к расширяющемуся знанию на обозримую перспективу. Задача актуальна для современной исторической науки, кризис которой появляется в распаде сообщества историков на субгруппы. Каждая из них по-своему определяет историческую науку и говорит на своем языке. Кризис нельзя преодолеть на базе конвенции, но его можно разрешить средствами философии истории. Она вносит посильный вклад в оптимальное решение актуальных проблем современности, истоки которых уходят в далекое прошлое. Это феномены маргинала, отчуждения, разрыва связи поколений; противостояния богатства и нищеты, этнического и конфессионального «превосходства». Рассмотрение означенных предпосылок кризисных явлений с учетом событий прошлого является своеобразной пропедевтикой и надеждой на разрешение очередного исторического вызова.

Общие выводы:

I. Современная историческая наука находится в кризисе, который определяется ее активным развитием. Накопленный эмпирический и теоретический материал требует нового методологического осмысления. Это, в свою очередь, ставит историческую науку перед необходимостью поиска ответа на базовые онтологические, гносеологические, аксиологические и праксиологические вопросы.

II. Ответы на эти вопросы в значительной степени лежат в области философии истории. Без существенного прорыва в философии истории невозможно преодолеть кризис исторической науки.

III. Философия истории так же находится в кризисном состоянии, так как ее классические теории не адекватны новым реалиям. Как возможна современная философия истории? Ответ на вопрос надо искать в методологической плоскости, в четком позиционировании философии истории, социальной философии, ноосферологии, футурологии, гуманистики, параистории, историографии и теоретической истории.

Вопросы контроля и самопроверки:

  • 1. Определите объект и предмет истории.
  • 2. Установите характерные признаки кризиса истории.
  • 3. Определите объект и предмет философии истории.
  • 4. Решение каких вопросов обеспечивает востребованность философии истории.
  • 5. Определите отличие современной философии истории от прежней философии истории.
  • 6. Установите взаимосвязь философии истории с социальной философией и футурологией.
  • 7. Ныне история все больше заявляет о себе как одна из отраслей науки. Ставит ли этот процесс под сомнение необходимость философии истории.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы