Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Философия истории

Основная идея философии истории

Историческое как составляющая онтологии и как объект эпистемологии имеет свою систему координат, которая позволяет опознать историческое и адекватно его выразить. Система включает основную идею, принципы и категории. Центральной идеей философии истории является идея развития как осуществление определенного смысла. Чтобы оценить значимость заявленной идеи, следует развести понятия «изменение» и «развитие».

Если движение можно рассматривать как абсолютную характеристику бытия мира, способ существования структурно организованных уровней бытия в мире, то любое изменение можно рассматривать как модификацию движения в многообразии своего проявления. Уже на уровне повседневности можно фиксировать непрерывное изменение всего и всех. Изменчивость мира не подлежит сомнению и гераклитовский принцип «все течет, все изменяется» по-прежнему остается житейской констатацией этого факта. В привычном для нас окружении исчезают одни признаки и появляются другие. Ты начинаешь осознавать, что перед тобой тот же мир, но и уже другой, ибо действительно «нельзя войти в одну и ту же реку дважды». Изменение является базовым основанием движения как способа бытия мира, которое проявляется в различных его модификациях на уровне микро, макро и мегамира, включая явленные и неявленные формы. Это может быть взаимодействие частиц, атомов, молекул, а могут быть химические, физические процессы. Это могут быть механические перемещения объектов косной природы или активность живой природы в форме поведения, а может быть деятельность людей или жизнедеятельность отдельного человека в форме его поступков. В любом случае это будет изменение местоположения объекта, приобретение или утрата им каких-либо признаков или свойств. Традиционно различают три типа изменений:

  • • изменение имеет место, но объект сохраняет свое качество;
  • • объект изменяется существенным образом, но проходит определенное время, — и он возвращается в исходное состояние;
  • • изменение имеет место, в результате чего объект обретает новое качество.

В первом случае исследователь сталкивается с изменениями количественного характера. Во втором он наблюдает циклические изменения, а в третьем — изменение, которое по своей сути равно развитию.

Развитие — это направленное, закономерное изменение, которое неотвратимо ведет к новому качеству. Для развития характерны: трансформация структуры, необратимый характер, определенная направленность, момент преемственности, закономерное нарушение меры старого качества.

Отправной точкой отсчета для философии истории является не любое изменение, а только то, которое тождественно развитию. Такой подход дает возможность, рассматривая историческое, установить источник развития; выявить механизм развития и определить направленность развития. Чтобы реализовать заявленные цели, методология философии истории располагает своим особым инструментарием. Это категории: становление и ставшее в форме отчуждения (опредмеченного состояния), а также деятельность. В своем единстве они образуют категориальный каркас «исторического», создают дисциплинарную матрицу исследования.

Становление — это переход от одной определенности бытия к другой в процессе формирования нового качества. В философию истории эта категория пришла из философии, где она заявила о себе еще в античности как активное начало, которое превращает возможность в действительность. В философии Средневековья это начало обретает статус интенции, способной при определенных условиях активизировать сознание, придать ему направленный характер. Позже эта категория прорабатывается в философии Г. Лейбница, Ф. Шеллинга и особенно в философской системе Г. Гегеля, где она обретает статус перехода «абсолютной идеи» из состояния неопределенности в свою противоположность. В современной философии категория становления обеспечивает отличие развития от простого изменения, процесса от результата. Эта категория характеризует необратимость развития, его направленность. В этом заключается методологическое значение заявленной категории.

Ставшее — это уже фиксированный результат перехода от одной определенности бытия к другой, когда речь идет уже не о процессе, а о результате; когда можно констатировать новое качество единства объективных условий и субъективного фактора той деятельности людей, которая образует событие, как актуальное бытие истории. В категории ставшего просматривается четыре взаимосвязанных вида воплощения или опредмечивания:

  • • переход от одной определенности бытия к другой, от старого качества к новому;
  • • «диалог» наличных условий и реального субъективного фактора, в ходе которого осуществляется объективация субъективного (опредмечивание) и субъективи-зация объективного (распредмечивание);
  • • овеществление интеллектуальной активности и физических усилий в результате общественной деятельности людей;
  • • в результате деятельности людей складывается событие как та объективная реальность, которая, обретая самостоятельность, может выходить за рамки контроля участников события. Другими словами, опредмечивание еще не отчуждение, но первый шаг к нему, когда люди становятся заложниками события, когда включается механизм персонификации общественных отношений и деперсонификации людей. В этих условиях человек превращается в одномерное существо. Он вос-требуется только в качестве общественной функции в рамках сложившегося события. В этом случае естественный процесс опредмечивания трансформируется в отчуждение. Событие превращается в силу, господствующую над людьми.

Через призму философских категорий общего и единичного можно ответить на вопрос, где опредмечивание еще не тождественно отчуждению. Через категории формы и содержания расшифровывается состояние новой определенности. Ответив на вопрос, как срабатывает механизм опредмечивания — отчуждения, можно ответить и на вопрос, почему этот механизм действует так, а не иначе. Решение этого вопроса обеспечивается такими парными философскими категориями как необходимость и случайность, возможность и действительность, причина и следствие, а также — через учет вероятности как неопределенности ситуации в диапазоне от возможного до действительного, от локального до тотального. Благодаря этим категориям, историческое событие поддается и постижению, и адекватной интерпретации; преодолевается субъективность исследователя и возможность аберраций.

Что касается деятельности, то эта категория философии истории имеет особое значение для освоения исторического прошлого. Она обеспечивает способ существования исторического как особого бытия в мире, задает ему смысл и определяет его значение. Понятие деятельности сродни понятиям движения, активности, поведения. Если движение является способом бытия мира, активность — условием жизни, а поведение животных — способом их существования, то деятельность людей в форме конкретных поступков можно определить как способ бытия людей, способ освое-

ния мира и осуществления интересов людей, удовлетворения их потребностей.

Деятельность как категория социальной (практической) философии имеет целевой характер. Она предполагает возможность самокорректировки. В ней заложена тенденция к совершенству. Она изначально ориентирована на познание и преобразование мира. Человек становится субъектом деятельности благодаря активности, факторами которой выступают интересы (потребности). Единицей деятельности являются поступки. Поскольку потребности и интересы можно классифицировать по различным основаниям, то открывается впечатляющая картина возможностей деятельности как одной из категорий философии истории наряду с категориями становления и ставшего. Благодаря расшифровке деятельности, историческое событие обретает конкретное содержание. Поскольку общество как определенный уровень бытия в мире является аналогом бытия мира, то в нем можно обнаружить все виды бытийной реальности, включая объективную, субъективную и трансцендентную, что позволяет вести речь о различных видах деятельности, выделяя деятельность как познание и самопознание; как освоение и преобразование мира; как глубинное, невербальное общение и приобщение к вечному и бесконечному.

Все виды деятельности являются составляющими развития общества и человека в обществе, где конкретная форма общественного сознания предполагает наличие определенного социального института, определенной формы общественных отношений и определенной формы деятельности. Будучи всеохватывающей и всепроникающей, деятельность обеспечивает событие, наполняет историческое конкретным содержанием. Через категорию деятельности можно в историческом событии расшифровать его смысл, определить его значение, выявить знаки будущего.

Благодаря отмеченным категориям исторического, событие демонстрирует свою начальную фазу — становление,

а затем и состояние ставшего, заявляя о себе как результат в форме опредмеченного состояния исторической памяти.

Идея развития исторического базируется на аксиоме изначального несовершенства объекта истории, который нуждается в преодолении своей неполноценности. Правда, смущает не столько неопределенный характер этой аксиомы, сколько ее критерии, которые апеллируют к мировой истории, требуют выхода за привычные рамки эмпирического материала региональной истории. Ситуация усугубляется еще и тем, что историческое развитие нельзя воспринимать по аналогии развития в естествознании. Естественные науки имеют дело с законами развития природы, а историк — с проявлениями ограниченной или неограниченной свободы субъектов социальной активности. Поэтому историк должен четко придерживаться соответствующих принципов развития:

  • • определить объект, который подвергается последующей философской рефлексии;
  • • вскрыть источник, мотив и стимулы конкретного объекта;
  • • исследовать механизм перехода количественных изменений в качественные;
  • • выявить перспективы через представление о цели, направлении и идеале развития.

Объект исторического развития есть то, что в потоке информационного материала о прошлом проходит по реестру «историческое». В качестве объекта может быть самоосу-ществление духа (Гегель), или законы общественного производства (Маркс), или мера самодостаточности человека (классическая философская антропология), но в любом случае в качестве исторического может выступить только результат процесса развития в целом или его фрагменты. Процесс исторического развития хранит свою тайну, пока сохраняет загадку источник развития. Следовательно, нужно установить основное противоречие, выявить мотивы и стимулы развития. Основным противоречием исторического развития является классическое противоречие между сущим и должным, но форма его в каждом случае всегда конкретна, ибо обусловлена: конкретным несовершенством общества и человека, и также их отношением к природе; мерой свободы людей, которая побуждает к поступкам, к проявлению социальной активности, и которая обеспечивает жизнедеятельность людей.

В отличие от природы, пребывающей в состоянии относительно спокойного круговорота с ориентиром на простое воспроизводство, человек — «недоделанное», эксцентрическое существо вечной неудовлетворенности и устремленности в будущее. У него нет выбора, кроме одного: самостоятельно выстраивать свою жизнь, реализуя свое предназначение и преодолевая противоречие внутри себя и противоречия, обусловленные его отношением с миром социума и миром природы. Так складывается история становления и развития человека и человечества. Процесс исторического развития предполагает включение конкретных мотивов и стимулов, которые могут ускорять или тормозить развитие, направлять его в ту или другую сторону.

Вопрос о механизме исторического развития есть вопрос о том, как оно осуществляется. Принято считать, что история — это процесс сознательной и целесообразной деятельности людей. Однако парадокс исторического развития заключается в том, что в результате сознательной, целенаправленной деятельности людей получается нечто иное, чем задуманная цель. Складывается впечатление, что усилия людей тщетны, ибо есть Некто, кто определяет ход истории, оставляя за человеком роль наблюдателя или свидетеля.

В действительности все обстоит гораздо проще. Мировой исторический процесс включает реальные объективные условия, которые не зависят от сознания и воли людей, а также конкретный субъективный фактор. Последний определяется условиями, но в определенной ситуации фактор может заявить о том, что он решает судьбу результата развития. Осуществляется субъективный фактор не через совокупную деятельность людей, преследующих свои интересы как форму выражения своих потребностей, а через деятельность исторически значимых личностей (в диапазоне от прогрессивных до реакционных, от умных до бестолковых и так далее), которые были востребованы в ходе поиска ответа на вызов объективных условий. При этом всегда остается открытым вопрос: насколько удачным был этот ответ?

И, наконец, о цели развития, смысле и направленности истории. Проблема направленности исторического развития, казалось бы, особых трудностей не вызывает. Здесь доминирует точка зрения об историческом развитии как направленности от несовершенного состояния к более совершенному. Практика Х1Х-ХХ веков, разрыв связи культуры и цивилизации, потеря эстафеты поколений, глобальные проблемы современности свидетельствуют, что концепция линейного прогресса обанкротилась, попав в число объектов заслуженной критики со стороны представителей философии постмодернизма.

Неопределенность сохраняет вопрос о цели и смысле истории. Есть ли цель и смысл у истории? Философское наследие в форме различных концепций постижения истории предлагает разные подходы к решению этой проблемы и разные ответы. В Античности бытовало мнение о развитии человечества от золотого века к деградации в условиях железного века[1]. В Античности складывается еще одна концепция — «пульсация» истории как вечного огня, то мерно угасающего, то мерно воспламеняющегося[2]. Идея «пульсации» нашла свое продолжение в концепции Дж. Вико, а позже в теории «круговорота» Н. Я. Данилевского, О. Шпенглера, А. Тойнби и других философов истории. В библейском варианте история человечества — это интервал от сотворения мира до Страшного суда[3]. Имеет место и представление об истории как поступательном движении к более совершенным формам (Вольтер, Конт, Тюрго, Кондорсе, Гегель, Маркс). При любом раскладе просматривается ставка на взаимосвязь мировой истории и истории региональной с явно выраженным приоритетом в пользу мировой истории. С проблемой смысла и цели напрямую связана и проблема конца истории, которая на уровне обыденного сознания рассматривает финал истории как «конец света». Речь идет не о физической летальности мира, не о завершении существования человеческого рода, а о реализации смысла истории, когда человечество преодолеет свои комплексы, свое несовершенство и перейдет на этап постисторического развития.

История человечества начинается с перехода его из «царства необходимости» в «царство свободы». До этого человечество пребывало в состоянии предыстории — торжества царства необходимости и полной зависимости от среды обитания. В этой фазе развития человеческий род существует как часть природы, демонстрируя через тотем свое родство с природой, законы которой ориентированы на простое воспроизводство бытия в мире, в том числе и бытия общества.

Человечество завершило свое «инкубационное» развитие тогда, когда место культуры мифа заняла культура религии и культура философии, когда сложились архетипы мировоззрения как системы взглядов на мир и на место человека в этом мире, на его отношение к миру дальнему и ближнему. В этой фазе развития человечество борется за выживание. Обретая независимость от природы, человеческий род превращает природу в объект эксплуатации, которая на уровне общества оборачивается эксплуатацией человека. Реальностью становится перманентная война всех против всех. Торжествует формула «человек человеку волк». Это правило имеет свое исключение. Увы, ни Ганди, ни Толстой, ни Сковорода, ни Соловьев, ни А. Швейцер и др. определяют историю, а то большинство, которое разделяет принцип «как все».

XXI век знаменует переходный период от традиционного и индустриального общества к постиндустриальному. Реальностью становится информационное общество. Ему предшествуют этапы трансформации общественного сознания в ходе переоценки ценностных ориентиров, вычленения основополагающей идеи дальнейшего развития и созидания нового качества системы «природа-общество-человек».

Переходный период — это начало, первые вехи постистории, когда человечество получит новые возможности жизни, обеспечивающие оптимальные условия самовыражения и самоосуществления человеческого рода и человека, когда в рамках «Общего Дела» заработает процесс коэволюции элементов системы «природа-общество-человек», установления между ними паритетных отношений, когда человек начинает жить, а не только выживать.

Чтобы уяснить специфику исторического события на уровне его становления и ставшего, методология философии истории ориентирует исследователя на необходимость востребовать в полном объеме принципы когерентности, синергии и каузальности как исходные принципы освоения развития человечества, освоения его истории.

Принцип когерентности (взаимосвязи) является методологическим основанием вывода о том, что взаимосвязь явлений, вещей, процессов, — это существенный признак, который отличает космос от хаоса мироздания, номос от аномии в обществе. Достаточно разорвать эти скрепы, — и жизнь мира, его структурная организованность окажется у опасной черты. Организация бытия мира, его космос (порядок) определяется законами развития. Закон есть ничто иное как существенный, устойчивый, необходимый, воспроизводимый тип связи. Стало быть, методологическое значение принципа когерентности состоит в требовании рассматривать все связи исследуемого события. Только установив внутренние и внешние связи, генетические и функциональные, причинно-следственные и другие, можно отделить закономерные связи от случайных, выявить их основания, и тем самым избежать погрешностей в формировании отношения к исследуемому событию и на уровне его реконструкции, и на уровне его интерпретации.

Принцип синергии (взаимодействия) является методологическим основанием для вывода о том, что явления, вещи мира не только взаимосвязаны, но и активно воздействуют друг на друга. Взаимодействие выступает уже не условием, а фактором интеграции частей в единое целое. Эта тенденция сохраняет свою интенциональность и на уровне взаимодействия региональных историй в контексте всемирной истории. Методологическое значение принципа синергии в историческом измерении заключается в том, что он обеспечивает возможность выявить сущность события, а не довольствоваться представлением о событии на феноменальном уровне. Принцип синергии обеспечивает возможность исследовать закономерности социальной самоорганизации на уровне взаимоотношений порядка и хаоса. Побудительной силой самоорганизации выступает социальный отбор, о чем свидетельствует становление развития человечества, его история'. Синергетическая концепция социального отбора существенно отличается от дарвиновской теории биологического отбора. Она предполагает выбор возможных структур, а не отдельных элементов. Она ориентирована на кооперацию и партнерство, а не только на конкуренцию. Эволюция не приемлет противоестественных, революционных вмешательств. Принцип синергии позволяет адекватно реагировать на одну из актуальных проблем философии истории: существуют ли у социальной истории окончание (завершение)? Ответ на этот вопрос выявил «финалистов», признающих конечность истории и «инфинитов», отрицающих завершенность. С точки зрения синергетики такая постановка вопроса не корректна, ибо исключает однозначность ответа, дисгармонирует с многоликостью и многомерностью человека, который был и остается началом и завершения любой истории. [4]

Принцип каузальности (взаимообусловленности) является методологическим основанием для выявления причинно-следственных отношений. Он ориентирует исследователя не ограничиваться констатацией факта взаимосвязи и взаимодействия частей, составляющих целостность исторического события, а заставляет в каждом случае искать и находить реальную причину события; расшифровывать условия, которые вызвали к жизни конкретное событие, как оно проходило свое становление и развитие, как оно сложилось как результат. Методологическое значение принципа каузальности заключается в том, что он требует от исследователя исторического события принять во внимание, что в мире нет явлений, которые возникли без причины. Причина и следствие взаимосвязаны. Каждая причина имеет свое конкретное основание. Время задает интервал причинно-следственной связи, определяет ее направленность и необратимость.

Резюме: ориентируясь на идею развития и опираясь, в первую очередь, на категории становления, ставшего и деятельности, а также руководствуясь принципами когерентности, синергии и каузальности, философия истории видит в истории не беспорядочность событий, фактов, имен, а внутренний смысл, ее логику, что и позволяет адекватно исследовать историческое и реконструировать его должным образом, ориентируя исследователя на расшифровку конкретной взаимосвязи части и целого, единичного и общего, региональной и всемирной истории; «физики» и «метафизики».

Общие выводы:

I. Реконструкция прошлого и его интерпретация несет на себе печать субъективности и возможность аберраций, которых можно избежать, обратившись к философии истории. Философия истории реализует связь общего и единичного, целого и части, обеспечивает единство исторического и логического.

II. Если объектом истории как науки является эмпирическое прошлое, а предметом — историческое в его конкретности, то объектом философии истории выступает социокультурный мир, явленный в историческом сознании, а предметом — опредмеченное состояние исторической памяти с ориентиром на вскрытие предельных оснований исторического события, рассмотрение события как особого бытия в мире.

III. Историческое является особым видом бытия в мире. Оно принципиально иное по сравнению с другими уровнями структурной организации мира. Историческое имеет свой способ бытия — опредмеченное состояние деятельности людей, — располагая своей формой проявления — опредмечен-ным социокультурным пространством (тексты, памятники, фрагменты прошлого). Наконец, оно имеет и свою форму осуществления — прошлое как историческое время.

IV. Центральной идеей философии истории является идея развития исторического, которая предполагает свой категориальный каркас: становление, ставшее в форме результата деятельности и деятельность как особый способ бытия социума.

V. Опираясь на принципы взаимосвязи, взаимодействия и взаимообусловленности, философия истории обретает способность определить объект развития, вскрыть источник развития, исследовать механизм развития и выявить аспекты преемственности в исследуемом событии, уяснить, как люди делали свою историю вчера и как они делают ее сегодня (в прошлом и настоящем с ориентиром на будущее).

Вопросы контроля и самопроверки:

  • 1. Охарактеризуйте достоинства и недостатки взглядов на историческое историка и философа.
  • 2. Определите историческое как особый вид бытия в мире, охарактеризуйте способ его существования, форму его проявления и форму его осуществления.
  • 3. Охарактеризуйте единство истории и определите ее границы.
  • 4. В чем суть основной идеи философии истории.
  • 5. Определите основные категории философии истории и установите их методологическое значение.
  • 6. Охарактеризуйте основные принципы философии истории и определите их методологические возможности.

  • [1] См.: Гесиод. Полное собрание текстов. Поэмы, фрагменты. Работы и дни. Теогония. Щит Геракла. — М.: Лабиринт, 2001. — 256 с.
  • [2] См.: Гераклит // Фрагменты ранних греческих философов. — М.: Наука, 1989. — Ч. 1. От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики. — С. 176-257.
  • [3] См.: Августин А. Исповедь. — М.: Республика, 1992. — 332 с.
  • [4] Бранский В. П. Социальная синергетика как постмодернистская философия истории // общественные науки и современность. — М.: Президиум РАН, 1999. — № 6. — С. 117-127.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы