Герберт Спенсер и его учение об эволюции социального мира

Если для Чарльза Дарвина теория Мальтуса послужила основанием для объяснения эволюции видов, то Г. Спенсер (1820-1903) идет дальше. Он отдает себе отчет в том, что дебаты по концепции эволюции мира не завершены ни на эпистемологическом уровне, ни на этическом, ни на уровне наших представлений о человеке, ибо мир сохраняет свою тайну, а человек — свою загадку. Он видит свою задачу [1] в том, чтобы выявить различие эволюции на уровне животного мира и социума, определить и обосновать специфику социальной эволюции.

Общество, по Спенсеру, не условное название определенного числа индивидов, а особый феномен с присущей ему спецификой бытия, который сохраняет себя в течение ряда поколений и претендует на особый статус быть организмом, который имеет определенное сходство с биологическим организмом. Тот и другой проходит свое становление и развитие, в ходе которого усложняется его структура, совершенствуются функции. Организм как целое в течение определенного времени сохраняет свою целостность и претензию на самодостаточность. Различие социального и биологического организма в том, что в биологическом организме часть и целое демонстрируют абсолютную взаимосвязь. Часть не может существовать без целого, чего не скажешь о социальном организме, где часть автономна по отношению к целому. Эта автономия обеспечивается сознанием на индивидуальном уровне. Наконец, в биологическом организме часть существует ради целого, а в социальном — наоборот. Биологический и социальный организмы, как и все другое во Вселенной находятся в состоянии процесса эволюции, в ходе которой осуществляется «перераспределение материи и движения»[1].

В обществе закон эволюции находит свое специфическое выражение, которое обусловлено факторами: неравенства людей и усилением социального неравенства.

Неравенство закрепляется на уровне больших и малых социальных образований, что исключает возвращение к первоначальной гомогенности рода. Из простого организма общество становится сложным образованием. История свидетельствует, что общество начинается как военное, а завершается как индустриальное. Если для военного общества характерны экспансия и защита территории, жесткие санкции и ограничение свободы в условиях доминанты [3] вертикали власти, то для индустриального характерно производство и обмен товарами (услугами), гражданский договор, на страже которого стоит государство. В первом случае речь идет о прямом господстве и подчинении, а во втором случае — о конкуренции и партнерстве в системе горизонтальных (коммуникативных) отношений, где растет, а не перераспределяется объем общественного богатства. В результате выживают и процветают слабейшие, что, в свою очередь, ведет к угасанию, деградации и разложению индустриального общества.

Герберту Спенсеру удалось создать свою систему «синтетической философии», которая привлекла к себе внимание. В духе методологии эмпиризма Г. Спенсер заявляет о том, что реальность, как она есть в действительности, непостижима, ибо в опыте мы имеем дело с символами реальности как продуктом нашего сознания. Поэтому наше знание о мире — относительно, но накопленный опыт свидетельствует, что первопричиной всего существующего является «Неведомая Сила», которая обеспечивает «материю мира» и его движение. Опираясь на это положение, Г. Спенсер строит свою концепцию эволюции природы, общества, человека. В самом общем виде эволюция мира представляет собой процесс интеграции материи и одновременно процесс ее дифференциации. Между этими процессами устанавливается состояние динамического равновесия, которое обеспечивает адаптацию сложившейся системы к условиям существования и закрепления обретенного качества. Нарастание процесса дифференциации системы ведет к усугублению специализации ее частей. Нарастание процесса интеграции приводит к гармонии частей целого. Взаимосвязь процессов дифференциации и интеграции обеспечивает эволюцию системы, ее состояние прогресса, со своей спецификой на уровне природы, общества, человека.

В отличие от О. Конта, для которого индивид вне общества «абстракция», Г. Спенсер полагает, что «жизнь целого принципиально иная, чем жизнь составляющих его единиц, хотя и образуется ими». Общество существует для индивида. Более того, развитие общества зависит от самоосуществле-ния личности.

Неизбежность эволюции имеет силу «естественного закона», что не исключает, а даже предполагает специфику его проявления. Если обстоятельства изменяются, то рано или поздно изменяется и тип системы. Акцент на обстоятельства, благоприятствующие или препятствующие эволюции (прогрессу) свидетельствуют о действии объективных и субъективных факторов. Обстоятельства могут быть такой силы, что система не только теряет перспективу, но может вернуться к изначальным структурам. Из этого не следует, что процесс развития системы, особенно социальной можно ускорить волевыми усилиями. «Как нельзя сократить путь от детства до зрелости, избежав нудный процесс всхода и медленного роста ростков, так нельзя ждать, чтобы из низших социальных форм сразу образовались высшие без серии небольших последовательных модификаций». Эволюция предполагает факторы преемственности, но прогресс может быть двух типов: обеспечивает устойчивость системы или способствует изменению системы. Эволюция как прогресс не имеет линейного характера. Она находится в зависимости от условий развития системы: от факторов, ускоряющих или тормозящих развитие; обеспечивающих стабильность системы или ее изменение.

Рассматривая общество как развивающуюся систему, Г. Спенсер выделяет два типа структурной организации. Первый тип организации Спенсер называет «военным», ибо он основан на принуждении и абсолютном авторитете власти. Второй тип организации мыслитель называет «промышленным», ибо там формируются горизонтальные коммуникативные отношения естественной кооперации. Для второго типа характерно правило: «ты не должен делать это», а не императив: «ты обязан это делать». С точки зрения Спенсера, история Европы — это история трансформации общества «военного» типа в общество «промышленного» типа. В первом случае люди существуют для государства, во втором — государство существует для людей. Согласно Закону постоянства силы, неуничтожимости материи и непрерывности движения, достигнутая гармония и равновесие системы автоматически прекращает действие механизма эволюции и включает механизм диссолюции (разложения), в ходе которого на гибель обречена органическая и социальная жизнь. Это не конец сценария, а новое начало запуска механизма эволюции. Другими словами, существует циклическая модель развития мира, где речь идет не о повторении прошлого, а о структурной «реконструкции» мира как системы и т.д. до бесконечности.

Таким образом, история в концепции Г. Спенсера предстает как высшая фаза эволюции мира на уровне социума, который подчиняется универсальным «естественным» законам, но имеет свою специфику их проявления. Поскольку движущей силой эволюции выступает «неведомая Сила организации материи и движения», то направление истории лишено предопределенности. Представление о социальной эволюции как двуединстве процесса прогресса и регресса исключало традиционный финализм истории. Кроме того, эволюция снимала необходимость революционных изменений. Она актуализировала момент преемственности.

Резюме: По Спенсеру эволюция носит кумулятивный характер. Она не отбрасывает старый материал, а реорганизует его. Человек общества вправе вступать в диалог, кооперацию или игнорировать их, если они ставят под сомнение осуществление его интересов. Механизмом эффективной адаптации к среде обитания является конкуренция и партнерство. Эти качества социального человека заложены самой природой эволюции. Соревновательный характер и чувство партнерства это не только прерогатива отношения людей, но и отношения целых народов. Все отмеченное выше составляет достоинство

концепции Герберта Спенсера. Что касается погрешностей его концепции, то они проявляются:

  • в недостаточном разграничении биологического и социального;
  • роль человека ограничена только возможностями приспосабливаться к условиям среды;
  • в абсолют возведен принцип преемственности, что порождает скрытую форму предопределенности и формирует сверхоптимизм в то, что силой эволюции будет построено совершенное общество справедливости, где каждый индивид реализует свое счастье.

  • [1] Конт О. Курс позитивной философии // Антология мировой философии: в 4 т. — М.: Мысль, 1971. — Т. 3. Буржуазная философия конца XVIII в. — первых двух третей XIX в. — С. 559.
  • [2] Конт О. Курс позитивной философии // Антология мировой философии: в 4 т. — М.: Мысль, 1971. — Т. 3. Буржуазная философия конца XVIII в. — первых двух третей XIX в. — С. 559.
  • [3] См.: Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. — Минск: Современный литератор, 1998. — 1407 с.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >