Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Философия истории

Фридрих Ницше об истории как осуществлении «воли к власти»

Фридрих Ницше (1844-1900) жил в условиях болезненного процесса объединения Германии, осуществление которого требовало радикальных перемен. Только немногие, в том числе и Ницше, разделяли необходимость этих перемен. В целом, немецкая интеллигенция была против реформ, которые могли бы разрушить сложившуюся духовную жизнь всемирно известных философов и писателей, поэтов и музыкантов. Вероятно, этим отчасти можно объяснить причину, почему мир духовной жизни с пристрастием наблюдал за деятельностью молодого профессора, а затем отвернулся от незаурядного мыслителя. Ницше оказался в одиночестве, заплатив безумием за непокорность своей вопрошающей мысли, за предложение нестандартных ответов на «вечные» вопросы бытия человека и бытия общества.

В возрасте восемнадцати лет Ф. Ницше подготовил два философских эссе: «Рок и история» и «Свобода воли и рок», в которых уже содержались основные идеи его будущих сочинений. Наблюдая период подъема немецкой истории, Ницше публикует работу «О пользе и вреде истории для жизни». Он не против истории, но он против преклонения перед историей как слепой силой фактов, которая способна разрушить человеческую жизнь, сделать человека своим заложником. История не только благо, но и зло. Это бремя, которое отягощает память и мешает жить здесь и сейчас. Ницше различает три вида истории: монументальную, антикварную и критическую.

Монументальная история дарит примеры величественного и возвышенного. Она учит тому, что если «великое» однажды существовало, то, при необходимости, его можно повторить. Такая история нужна как собрание образцов, но приоритетность этого вида истории ведет к искажению прошлого. Все, кроме ярких фактов и впечатляющих событий, предается забвению.

Антикварная история помогает хранить и почитать прошлое. По своей природе эта история консервативна. Она способна сохранять жизнь, а не порождать ее. Кроме того, антикварная история культивирует мир определенного народа и пренебрежение к культуре других народов.

Ницше импонирует критическая история, основу которой составляет тезис: «всякое прошлое достойно осуждения», но такой подход таит опасность потерять чувство меры или ограничиться условным пониманием того, что хорошо и что плохо.

По Ницше, все виды истории могут быть востребованы по необходимости. При любом раскладе, история как прошлое не должна деформировать настоящее и довлеть над будущим, ибо она не только воодушевляет, но и подавляет «слепой силой фактов», мощь которых может раздавить не только слабого, но и сильного человека, искажая его сознание, заставляя жить по чужим образцам. Поэтому от истории нужно брать только то, что требуется для осуществления настоящего. История нужна для жизни, но не для уклонения от жизни или оправдания своих слабостей. Если она не обслуживает жизнь, тогда она создает условия для ее угасания и даже гибели. История должна присутствовать в настоящем, но не угнетать его.

По мысли Ницше, человек в своей жизни ориентирован на счастье. Для обретения счастья необходима способность к забвению. По-настоящему испытывают «счастье» только животные и дети. Первые не знают, что это такое, а вторые еще не поднялись до уровня, на котором начинают задавать эти вопросы. Для первых и для вторых естественным состоянием является их «неисторичность». Меру счастья определяет неисторичность момента. Дар забывать — не меньший, чем дар помнить. Поэтому искусству забвения надо учиться, отдавая себе отчет в том, что человек «навсегда прикован к прошлому», которое «пригибает его вниз или отклоняет в сторону». Искусство забвения — это абсолютная сосредоточенность на текущем моменте. Такая концентрация внимания на проблемах настоящего и является условием их успешного решения.

Увы, без прошлого можно худо — хорошо жить, но нельзя жить без возможности забыть прошлое хотя бы на время. Другими словами, отсутствие забвения то же состояние, которое нам «дарит» и бессонница или постоянное пережевывание «жвачки» (событий прошлого), что в конечном итоге приводит к гибели отдельного человека или целого народа. То, что нельзя подчинить себе, то следует надежно забыть для своего же блага.

Ф. Ницше соглашается, что история обеспечивает основу для осмысления настоящего, но ничего хорошего не получается, когда из нее пытаются сделать будущее. Средства против «исторической болезни» Ницше видит в неисторическом и надисторическом. Неисторическое — это способность забывать прошлое и жить внутри своего горизонта, а надисторическое — это те силы искусства и религии, которые придают бытию характер вечного и неизменного. Вначале следует научиться жить, освоив способность видеть в истории добро и зло, пользу и вред, а затем постигать историю, рассматривая прошлое в монументальном, антикварном или критическом виде и не забывая, что история должна служить жизни, а не жизнь обязана прислуживать истории. Истинная история и жизнь взаимозависимы.

Фридрих Ницше воспринимал свою эпоху как трагическое время переоценки всех «великих ценностей и идеалов», которое сопровождалось «радикальным нигилизмом» на волне убеждения в абсолютной несостоятельности мира, в его «видимости, соблазняющей даже рассудительных». Основанием нигилизма Ницше считает кризис христианской морали с ее любовью к ближнему. В условиях «формальной» рациональности она обретает собственную противоположность, рождая чувство отвращения к фальши. Вторая причина нигилизма заключается в человеке. Он уже не является абсолютной ценностью. Человек измельчал, демонстрируя статус средства, а не самоценности. Процветает посредственность с характерным лицемерием. Бал правит «стадная добродетель», исключающая проявление индивидуальности. Волна нигилизма порождает «напряжение культуры». Это знак приближающейся катастрофы, свидетельствующий, что нигилизм нужен и полезен для того, чтобы осуществить инвентаризацию ценностей, выявить новое и с новых позиций осмыслить прошлое, настоящее и грядущее. Ф. Ницше ищет основание иерархии ценностей мира и видит его в признании, что «жизнь есть воля к власти» и в первую очередь над собой. Это стремление к самоопределению и утверждению своей индивидуальности, ибо человек — «центр силы», мера мира, инструмент его организации. Вне человека мир — хаос, приобретающий смысл только в процессе ценностно-волевой деятельности человека. Роль разума второстепенна. Разум обобщает, усредняет, регистрирует, определяет, тогда, как воля к власти очеловечивает мир, делает его средой для человека. Мерой воли человека является свобода его духа, воля к власти, как постижение мира, так и самопостижение.

Из волюнтаризма Ф. Ницше следует, что не существует бытия как объективной и независимой от человека реальности, Есть только бытие «как жизнь в смысле дышать, желать, действовать». Есть бытие как постоянное становление, доступное пониманию в процессе интерпретации бесконечного толкования. Стало быть, все разговоры об историческом прогрессе не стоят «ломанного гроша». История предстает как процесс вечного становления, где периоды упадка воли к власти сменяются возрастанием воли к власти и наоборот. Через проекцию смены упадка и подъема в осуществлении воли к власти, Ф. Ницше рассматривает время ХУ1-Х1Х веков и делает вывод об «убывании жизненной силы», о пренебрежительном отношении к человеку как ценности, о нарастании тотального нигилизма.

Нигилизм Ницше делит на «активный» и «усталый». Первый знак мощи духа, который находит себя в насилии и размышлении. Второй — знамение истощения духа, что проявляется через потерю веры в себя и через желание одеть «маску», используя механизм компенсации — алкоголь, наркотики, сиюминутные забавы. Нигилизм создает социальную проблему в форме пороков и преступлений, отчуждения от всего и самого себя, но он необходим как условие жизненного роста. Он создает кризис, а кризис очищает и разрушает противоречия, обеспечивая предпосылки к оздоровлению общества и человека. Если процесс «очеловечивания» сможет преодолеть формы проявления нигилизма, то «восхождение жизни», рост «воли к власти» можно оценить как прогресс, выстраивание мира по меркам человека, которому не нужно больше обманывать и са-мообманываться, ибо он ощущает способность «постоять за себя» и самовыразиться.

Философские воззрения Ф. Ницше основываются на принципе антропологизма волюнтаристического толка. Человек, существенной характеристикой которого является «воля к власти», единственное в мире существо, способное к осмыслению и истолкованию действительности, что равнозначно ее созиданию. Воля к жизни автономна и ничем не обусловлена извне. Источник жизненной активности находится в самой воле. Очеловечивание мира тождественно конструированию его символов в форме субъективной реальности.

Пафос философии Ницше заключается в защите и утверждении субъективного, индивидуально-личностного начала в человеке. В акте волевой оценки человек пересотворя-ет мир по своему образу и подобию, создает мир для себя. Поэтому понятие истории применимо только к человеку, который в процессе своей жизнедеятельности создает культурные ценности. Иными словами, история — это история культуры, чей смысл, направление, хронология определяется и осуществляется человеком, где все уникально и неповторимо. История по Ницше, — это жизненный поток индивидуальностей, их деятельность, растворяющая необходимое в мире случайного.

Ницше не приемлет просветительскую концепцию истории как процесса «преодоления ошибок» на пути совершенствования человечества. Не разделяет он и гегелевский телеологизм истории, утверждавший приоритет разума. Не принимает он и оптимистический натурализм эволюционной концепции Г. Спенсера. Он протестует против иллюзии историцизма, идолопоклонства перед фактом. Факты сами по себе тупы. Осмысленность фактам придают интерпретации, что чревато чистым субъективизмом, где достоверность подменяется правдоподобием. Кто верит в силу факта, тот мало верит в себя, а кто не верит в себя, находится под влиянием государства или мнения большинства. Претензия на рационализм истории — это только выражение человеческой потребности в смысле и порядке перед лицом хаоса. Люди не могут жить без непрерывной «фальсификации» мира. Фальсификацию они осуществляют через историю как средство надежды выжить и как инструмент оправдания своего подчас бессмысленного бытия. История возможна только как проявление «жизненных сил» человека, периодически приходящего в состояние подъема или упадка. Причины «ритма» для Ницше загадка, которая не поддается разумному

пониманию. Вполне возможно, что эту загадку Ницше разгадал Л. Чижевский в своей концепции о ритмах Вселенной.

Резюме: Ф. Ницше сделал попытку обосновать закономерность становления нигилизма и необходимость переоценки ценностей в результате смены упадка подъемом через «волю к власти». Между упадком и подъемом существует переходный период «обессмысливания», рождающий потребность и условия формирования новых смыслов. Сверхчеловек для Ницше — это философ, возвещающий о появлении человечества, способного стать «по ту сторону добра и зла». Среди худшего зло, от которого должно избавиться человечество. Это поклонение государству. Ницше не разделяет гегелевскую симпатию к государству как к высшей форме развития мирового разума, которая обеспечивает структурную организацию общества, регламент жизнедеятельности людей. С точки зрения Ницше этот монстр (государство) дурно пахнет, как и все те, кто ему поклоняется. Подлинный человек начинается там, где заканчивается влияние государства. Культура и государство антагонисты. Посему историю следует осваивать и объяснять не через деятельность государства, а через развитие культуры. Ницше напомнил вновь, что мера всех вещей — сам человек, дающий бытие новым ценностям. Поэтому история есть не что иное, как процесс «очеловечивания» мира с позиции антропоцентризма, который демонстрирует единство психики и сознания, воли и разума, сохраняя приоритет за волей.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы