Культурно-исторические типы Н. Я. Данилевского

В условиях постнеклассической рациональности Данилевский Николай Яковлевич (1822-1885) сотворил труд «Россия и Европа», предложив нестандартный способ построения картины всемирной истории. Однонаправленному линейному процессу он противопоставил «веер перекрещивающихся линий развития культур», где каждая культура располагает своей системой ценностных ориентиров, а стало быть, имеет собственную историю и свою судьбу.

Стимулом к созданию концепции культурно-исторических типов была, обострившаяся после реформ 1861 г., дискуссия западников и славянофилов. Примыкая к славянофилам, Данилевский демонстрировал открытую неприязнь к тем, кто смотрел на жизнь через «европейские очки», стараясь уложить российскую действительность в нормы европейской жизни, основанной на нетерпимости и враждебности, насилии и колонизации. Опираясь на принципы естественной системы, Данилевский критикует теории, согласно которым народы развиваются по единому всемирно-историческому плану, проходят одни и те же фазы. Он предлагает классифицировать существующие народы по типам их развития. Основу типологии составляют пять правил необходимости:

  • • определить культурно-исторический тип, язык и свое уникальное сочетание различных видов деятельности, а так же духовную жизнь общества;
  • • акцентировать внимание на политическую независимость и государственную самостоятельность народа;
  • • принять во внимание, что, несмотря на возможность народа выработать собственные начала цивилизации, его опыт не передается народам других культурноисторических типов, ибо это его и только его опыт жизни;
  • • понять, что цивилизация достигает своего расцвета только в случае, когда народы одного исторического типа не поглощены политическим целым, а сохраняют относительную независимость;
  • • акцентировать внимание на специфическое, собственное развитие культур. В соответствии с этим правилом период становления культуры неопределенно продолжителен, но период «цветения и оплодотворения» относительно короткий. Это время «раз и навсегда истощает их жизненную силу». Прогресс сменяется застоем и естественным упадком. Угасание и закат цивилизаций имеют внутренние причины. Что касается внешних факторов, то они могут ускорять или тормозить этот процесс.

Таким образом, по Данилевскому, развитие человечества осуществляется через самобытные культурно-исторические типы. Их своеобразие обусловлено особенностями конкретного народа. Единая судьба человечества невозможна, ибо каждая культура имеет свое основание и свою направленность развития, имеет свою судьбу, свою систему ценностей, свою историю.

Установка на то, что каждый народ, имея право на свой путь развития, проходит свое становление, расцвет и угасание сближает Данилевского с Гердером и Гегелем, но Н. Я. Данилевский отрицает однонаправленность прогресса и возможность конца истории в форме единой общечеловеческой цивилизации с одним государством и одним правительством, на том основании, что общечеловеческое отдает «европоцентризмом». Кроме того, общечеловеческое обесценивает самобытность, превращая суверенные культуры в кирпичи сомнительного общечеловеческого строительства.

В работе Н. Я. Данилевского «Россия и Европа» поставлены принципиальные вопросы. В ней рассматривается концепция культурно-исторических типов. Эта книга — замечательный памятник общественной мысли XIX века. Она сочетает в себе элементы естественнонаучного, этнографического и философского понимания культуры. В книге, не равноценной в отношении качества отдельных глав и страниц, необходимо различать три смысловых слоя, три плана рассмотрения одних и тех же проблем. Автор выступает как бы в трех лицах: рассерженный патриот-журналист, стоящий на страже имперских интересов России; беспристрастный, вдумчивый натуралист-обществовед и религиозный мыслитель. Он занимает, таким образом, три различных позиции, рождающих своих критиков и апологетов. Однако, все это не мешает, оценить книгу как значительное произведение, оригинальное по языку и манере мыслить, рассматривать и решать эпохальные вопросы.

Первый слой книги весьма тенденциозный. Его можно характеризовать как идейно-публицистический. Здесь книга предстает как острый политический памфлет, отвечающий на вопрос «почему Европа ненавидит Россию». Ответ на него дается в духе традиционного славянофильства. Утилитарности, эгоизма и «насильственности» европейского человека противопоставляются соборность, нравственность и бескорыстие русского характера. Данилевский постоянно полемизирует с европейским общественным мнением, говорит о реальных и мнимых пороках «гниющего Запада», обосновывает идею всеславянского союза во главе с Россией. С легкой руки философа и критика Н. Н. Страхова — защитника и пропагандиста идей Н. Я. Данилевского — его книга получила своеобразную визитную карточку в качестве «библии славянофильства».

В книге есть и другой, более глубокий естественнонаучный слой, являющийся в сущности ее смысловым ядром. Это концепция культурно-исторических типов. Три причины, по словам Данилевского, вызвали ее к жизни:

  • • засилье традиционной просветительской концепции прогресса, требующей «однолинейного» построения истории, проникнутой духом «европоцентризма»;
  • • ложная трактовка соотношения национального и общечеловеческого, вызванная игнорированием наиболее ценных, рожденных национальным гением продуктов культуры;
  • • предрассудки в отношении того, что называют «Востоком» и «Западом», имея при этом в виду только культурные регионы. На самом деле, Россия и Европа, по Данилевскому, — это совершенно самостоятельные культурно-исторические организмы, взаимодействующие по тем же законам, по которым относятся друг к другу отдельные виды растений и животных.

И, наконец, на заднем плане его рассуждений вырисовывается третий, философско-исторический слой книги, где автор, вступая в противоречие с предыдущими заявками, восстанавливает единство человечества, логическую нить мировой истории, единую религию. Оказывается, что народы каждого культурно-исторического типа работают не только на себя. Результаты их труда включаются в мировую сокровищницу культуры. Смысл и исход мировых событий обусловлены не только законами естественной эволюции, но и «миродержавным Промыслом». Борьба Европы и России оказывается не межвидовой борьбой за существование, а продолжением общеисторического противоборства между «градом Земным» и «градом Божьим», и победит в ней — Россия, как носительница истинной православной религии и «синтезатор» всего лучшего, что было создано человечеством. Если «град Земной» является эталоном для Европы, то «град Божий» выступает идеалом для России.

Идеи Данилевского заняли весомое место в развитии мировой историографии. Они предвосхитили широко распространившееся с конца прошлого века в европейской науке представление об историческом процессе как о совокупности изолированных друг от друга локальных культур, проходящих ограниченные во времени и пространстве свои жизненные циклы.

Главной целью своих культурологических и историко-философских исследований Данилевский считает развенчание европоцентристских претензий, опирающихся на идею политического, экономического и культурного превосходства европейцев над другими народами мира. По его мнению, Европа предписывает зависимым от нее народам несвойственные им цели и задачи. Она расценивает любые проявления самобытного, не подчиняющегося ей национального развития как исторический пережиток, как нечто лишнее, мешающее осуществлению идеалов, которые рассматриваются как бесконечно превосходящие любые другие. Сохранению этого сложившегося на протяжении десятилетий стереотипа способствует прямое или косвенное признание того, что история есть неуклонное шествие вперед, где одни народы обгоняют другие, и этот процесс связан с делением наций и народностей на совершенные и несовершенные. Для того, чтобы уничтожить этот предрассудок, необходимо отрешиться в первую очередь от общепринятой классификации исторических явлений и событий по принципу отнесения их к периодам древней, средневековой и новой истории. Эта классификация искажает реальный смысл истории. Она оставляет в тени, как якобы не заслуживающие внимания, целые регионы мира — Индию, Китай, Египет, на том основании, что они выпадают из схемы, нарушают стройность искусственной систематики, превратившей Европу в некий идеальный образец, достойный только подражания и поклонения.

Данилевский считает, что подобная историческая периодизация связана с нарушением основных принципов систематики, поскольку в основу ее положена идея временного синхронизма или одновременного сравнения государств и регионов, с целью выявления общих, характерных для данного периода тенденций и особенностей развития. Сопоставляются не одинаковые, а различные ступени развития народов, ибо зарождаются, расцветают и дряхлеют они не одновременно. На этом основании делается не имеющий ничего общего с реальностью вывод о превосходстве одних народов и неразвитости других.

Традиционное деление истории на периоды содержит в себе ошибочное смещение ступеней и типов развития. Вместо того чтобы проводить параллели между народами, для которых одна и та же эпоха имеет совершенно разное значение, (одни только начинают формироваться, другие, увенчанные плодами тысячелетнего развития, уже завершают свой жизненный цикл), а гораздо целесообразнее было бы выделять реальности культурно — исторических типов, (относительно самостоятельных, своеобразных пластов религиозного, социального, бытового, промышленного, политического, научного, художественного, одним словом, исторического развития).

Как равнозначны и одинаково важны для сохранения природной гармонии разнообразные виды растительного и животного мира, так же эквивалентны всевозможные проявления человеческого духа, формы искусства, языки, порожденные тем или иным народом. Ядром культурноисторического типа выступает национальное начало, обладающее определенным запасом жизненной энергии и способностью к саморазвитию, вызванное к жизни божественной креативностью. Связывая появление наций и народностей мира с действием сверхъестественной силы, Данилевский дает им более простое, обыденное определение. Мыслитель полагает, что национальность — это накопившаяся через наследственность сумма физических, умственных и нравственных особенностей, составляющих характерные черты социальных групп и накладывающих свой отпечаток на политическую, промышленную, художественную и научную деятельность и тем самым вносящая элемент разнообразия в общую жизнь всего человечества. Нация способна постигать самое себя как целое, так же как личность осознает себя таковой в сравнении с другими личностями. Лишь сознанием людей, принявших стадии развития культуры как свою собственную историю, укрепляется национальная целостность. По мнению Данилевского, как в природе, так и в истории царит пространственная и временная упорядоченность. Различные типы организации «не суть ступени развития в лестнице постоянного совершенствования существ, а совершенно различные планы, в которых своеобразными путями достигается доступное для этих существ разнообразие и совершенство форм». Ни исследование природы, ни углубление в историю общества и религии не дает оснований для заключений о существовании закономерного перехода от менее совершенных форм к более совершенным, а лишь представляет опыт о множественности различных культурно-исторических типов.

Данилевский выступил с идеей обоснования «естественной системы истории», предложив считать главным основанием ее периодизации деление на обособленные, замкнутые национально-государственные образования или культурноисторические типы, с присущими им специфическими чертами в художественно-эстетической, нравственной, религиозной, экономической, социально-политической сферах. Историю он интерпретировал как циклический процесс возникновения, расцвета и упадка, поочередно сменяющих друг друга разнообразных национальных культур. Таким образом, история становилась чередованием локальных, мало связанных друг с другом культурно-исторических типов, среди которых мыслитель выделяет: египетский; китайский; ассирийско-вавилонско-финикийский, халдейский или древне-семитический; индийский; иранский; еврейский; греческий; римский; славянский; ново-семитический или аравийский; романо-германский или европейский, а так же мексиканский и перуанский, не успевшие завершить свое развитие. Помимо этих типов, подобных планетам, есть еще и «кометы», появляющиеся время от времени и потом надолго исчезающие. Это гунны, монголы, турки. Кроме того, есть еще космическая материя вроде «падающих звезд». Это племена без всякой роли и цели с назначением быть строительным материалом для других народов.

Мыслитель сформулировал основные законы функционирования культурно-исторических типов, вытекающие из предложенной им системы: «Народы рождаются, достигают различных степеней развития, стареют, дряхлеют и умирают». Развитие и изменение в рамках отдельных национальных образовании, где прогресс, движение к своему совершенству вовсе не избавляет от последующей деградации и есть реальная история». Историки, ослепленные «европоцентризмом», как бы не замечают этого трагизма, произвольно фиксируя и суммируя в единую преемственную линию моменты восхождения различных народов, забывая о периодах упадка и разрушения культур и считая их случайным, противоестественным вкраплением в фатальную прогрессивность.

Н. Я. Данилевский не исключает теоретической возможности одновременного зарождения, расцвета и падения всех земных цивилизаций, соответствующих «великим этнографическим группам». В том, что эта возможность не осуществилась, и народы сменяют друг друга на исторической арене, он не видит никакой закономерности, полагая, что конечные итоги истории в обоих случаях были бы почти одинаковыми. Различие между этими вариантами развития заключается только в том, что процесс последовательной смены культурно-историческими типами друг друга стал фактором продления человеческого цивилизованного бытия, т. к. «ни одна культура не может быть вечной, и если бы все разом проливали свет свой, то все разом (или почти разом) и померкли бы, и мрачная ночь варварства распространилась бы над всей землей». Каждый народ проходит в своем развитии три состояния, которым соответствуют:

  • • «образовательный», неопределенно-длительный этнографический период;
  • • этап, характеризующийся построением государства, способного ограждать политическую независимость народа;
  • • «деятельный» период, когда накопленные в предшествующий период силы и возможности народа реализуются в создании самобытной цивилизации, но тем самым и исчерпывают себя.

Свершившие свой, предписанный свыше цикл развития, и разложившиеся культурно-исторические типы могут

вновь возродиться к историческом жизни, превратившись на какое-то время в этнографический материал, в ожидании, пока новый «образовательный» период опять не соединит их с другими элементами в новый исторический организм, не пробудит к самостоятельной исторической жизни, в форме нового культурно-исторического типа.

Идея изолированности и непередаваемости начал одних типов другими оказывается относительной в связи с признанием, что большинство цивилизаций, за исключением Индии и Китая, были преемственными. Подобные отступления нарушали строгость историко-философских рассуждений Данилевского. Тем не менее, систематизация исторических явлений по культурно-историческим типам давала возможность по-новому взглянуть на историю и реальности современного мира, обнаружить тенденции, ускользающие от внимания современных ему мыслителей, подвергнуть критике прямолинейно-утопические концепции постижения истории.

По мнению Данилевского, культурно-исторические типы были созданы народами, заслуживающими право именоваться положительными деятелями истории. Каждый из них развил до высшей степени индивидуализации и совершенства свое самобытное национальное начало, и все они «содействовали многосторонности и проявления человеческого духа, в чем собственно и заключается прогресс» всего человечества. Народы, в силу различных исторических причин не поднявшиеся до уровня культурно-созидающихся, мыслитель делил на две категории: «отрицательные деятели человечества или бичи божие», разрушающие остатки изживших себя цивилизаций, и племена, которым «не суждено ни зиждительного, ни разрушительного величия». Племена, представляющие собой простой «этнографический материал» истории — это народы, которые не жили самостоятельной исторической жизнью и не развивались до осознания ее необходимости. Они оказались в таких условиях, которые препятствовали формированию их как политически независимой нации. Судьба таких племен — быть ассимилированными другой «исторической» народностью, служить разнообразию ее проявлений, при необходимом условии обладания теми же правами личной гражданской и общественной свободы, которые имеются в распоряжении «формообразующей» национальности.

Существуют так же народы, апогей развития которых давно прошел. Их живая деятельность замерла в недрах, оставив лишь «животную жизнедеятельность», «растительную прозябаемость». Такие погибшие цивилизации также нисходят на уровень внешнеисторического бытия. Внешние вторжения, которым они уж не могут противиться, разлагают их на составные части, и они замирают в неподвижности в ожидании нового «образовательного» принципа.

Одним из основополагающих принципов в концепции Н. Я. Данилевского явилось предпочтение специфического, особенного общему, идея приоритета в истории национального над общечеловеческим. Это не означало, что он отвергал существование общечеловеческих ценностей, которые были для него факторами исторического развития. Он ставил перед собой цель осмыслить историю в ее специфике, отказавшись от традиции, где она совершалась по законам нравственной необходимости. Данилевский не порывал с религиозным мирообъяснением в плане признания божественного начала как первопричины эстетической гармонии Вселенной, но философия истории его была в определенной степени секуляризованной, ибо он не признавал идеи о моральном правлении Бога над миром.

Данилевский ограничивает сферу приложимости моральных категорий и оценок, когда анализирует политические и культурные взаимодействия, отказывается от применения понятий добра и зла в отношении реалий социокультурного бытия. Однако сие не следует считать издержками его мышления. Это лишь попытка, во многом определяемая сильным влиянием методологии позитивизма на обществоз-нание второй половины XIX века. Увлекаясь биологизатор-ством он превращает историю из естественно-исторического в естественно-органический процесс. Его поиски вовсе не лишены смысла. Они сопровождаются ценными находками. Каждая культура имеет свои циклы становления, развития и угасания. Такой подход свидетельствовал о нежелании разделять обанкротившийся принцип европоцентризма. Вероятно, этим объясняется популярность концепции Данилевского, которая и нашла свое развитие в творчестве О. Шпенглера и А. Тойнби.

Резюме: Для Данилевского культурно-исторический тип — это форма исторической жизни, которая имеет право быть, как и любая форма биосферы.

Рассматривая историю отдельного типа культуры конкретного народа, можно определить этапы ее развития, констатировать их потенциал, прогнозировать перспективы. Чего нельзя сделать с мировой историей, которая не располагает своей эмпирической базой. На долю каждой культуры могут выпасть три роли: положительная (естественная) жизнедеятельность самобытной культуры; разрушительная деятельность «бичей Божьих»; служение чужим целям в качестве этнографического строительного материала.

Каждый культурно-исторический тип в своем развитии подчиняется действию соответствующих законов. Они обеспечивают канон развития культуры конкретного народа. Что касается всемирной истории и общечеловеческой цивилизации, то таковых нет. Если эти модели и существуют, то исключительно благодаря культурно-историческим типам и локальным цивилизациям, которые своей деятельностью подтверждают, что «короля делает свита». Культура каждого народа вносит свой уникальный вклад в сокровищницу всего человечества. Таким образом, история человечества, по Данилевскому, — это совокупность взаимодействующих культурно-исторических типов, где каждый тип имеет собственные фазы развития от рождения и до смерти. Период становления культуры продолжителен, культурное «плодоношение» кратковременно. Формы взаимодействия культурных типов реализуют такие понятия, как «колонизация», «прививка», «удобрение», «строительный материал».

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >