Марксистская философия

Не сознание людей определяет их бытие, а наоборот, их общественное бытие определяет их сознание.

Карл Маркс

Возможно, именно марксизм стал тем философским течением, которое оказало наибольшее воздействие на общество в XX столетии. В СССР и целом ряде других стран была предпринята попытка построить новое, социалистическое общество, опираясь на эти философские идеи. Да и сегодня, уже в XXI в., марксизм влияет на политику, существуют многочисленные партии в разных уголках мира, которые опираются на выводы марксистской теории. Что же представляет собой эта философия?

Начиная разговор о марксизме, мы, как ни странно, должны вспомнить о Гегеле. Дело в том, что марксизм буквально «вырос» из гегелевской философии. После смерти Гегеля его последователи образовали два лагеря — «старогегельянцев» и «младогегельянцев», которые по-разному понимали гегелевское учение. Старогегельянцы делали из философии Гегеля консервативные выводы: если все действительное разумно, а все разумное — действительно, то любой этап в развитии общества закономерен, его нельзя «перепрыгнуть», историю невозможно «пришпорить» и подтолкнуть в нужном направлении. Младогегельянцы же, опираясь на гегелевскую диалектику, сделали из гегелевского учения прямо противоположные, радикальные выводы: если все разумное — действительно, а все действительное — разумно, то право на существование имеет только то, что не противоречит законам разума, все остальное же (как неразумное) подлежит разрушению. К кругу младогегельянцев принадлежал и Карл Маркс (1818—1883) —немецкий философ, социолог и экономист, один из наиболее глубоких критиков капитализма в истории человечества.

Родился К. Маркс в городе Трир в семье адвоката, учился на юридическом факультете Боннского, затем Берлинского университета. В 1842 г. Маркс стал редактором демократической «Рейнской газеты», а в 1843 г. переехал в Париж, потом в Брюссель. В 1844 г. началась дружба Маркса с Фридрихом Энгельсом (1820—1895), продолжавшаяся до конца жизни Маркса. Вместе с Энгельсом Маркс участвовал в работе международной организации «Союз коммунистов», для которой в 1848 г. они написали программу — «Манифест Коммунистической партии». 1848 г. был временем революционных потрясений в Европе, и именно тогда Маркс и Энгельс стали издавать «Новую Рейнскую газету», на страницах которой излагали свои убеждения. После поражения революции Маркс уехал в Париж, потом переехал в Лондон, где и прожил до последних дней. Энгельс, будучи материально обеспеченным человеком, практически взял на себя финансовое обеспечение теоретической и общественной работы Маркса, которого считал гениальным мыслителем.

В 1864 г. Маркс организовал / Интернационал — Международное товарищество рабочих, целью которого было освобождение пролетариата от эксплуатации и создание нового, коммунистического общества. В 1867 г. вышел главный труд Маркса, где он анализировал экономические законы капиталистического об-

щества, — «Капитал» (1-й том). Следующие тома Маркс не успел завершить, их подготовил к изданию уже после его смерти Энгельс.

Теория отчуждения

Свое научное становление Маркс начинал как гегельянец и идеалист. Но с первых шагов он (в числе других младогегельянцев) пытался сделать из философии Гегеля практические, прежде всего революционные выводы. Такая нацеленность на практику, на преобразование общества сохранилась в марксизме навсегда: учение марксизма носит ярко выраженный практический характер. Именно внимание к реальной общественной жизни и осознание потребности ее преобразования способствовали тому, что Маркс отошел от гегельянства и стал упрекать философов, что они «воюют с фразами, а не с миром, который они отражают». Вывод Маркса был таков: надо соединить теорию с практикой! «Философы лишь различным образом объясняли мир, а дело заключается в том, чтобы изменить его», — эта мысль выражала задачу марксизма.

Конечно, марксизм сформировался не сразу. Взгляды Маркса эволюционировали, изменялись. Но еще молодой Маркс поставил проблему, которая оказала большое влияние на дальнейшее развитие марксизма уже во второй половине XX столетия — проблему отчуждения.

Частная собственность, справедливо заметил Маркс, меняет характер труда, делает его принудительным. Представьте себе рабочего, собирающего часы на заводе, который не является его собственностью. Очевидно, что и часы тоже ему не принадлежат. Результат труда противостоит рабочему как нечто чуждое, чем он не может распоряжаться по своему усмотрению. Таким образом, получается, что в результате господства частной собственности происходит отчуждение производителя от продуктов его труда. Если, скажем, сваренным на досуге вареньем вы можете распоряжаться как угодно, — съесть его, подарить или даже выбросить, то в ситуации, когда вы продаете свою рабочую силу (свои навыки, умения, способности) собственнику средств производства (завода, фабрики, мастерской, ресторана, плантации), продукт вашего труда — не в вашей власти. Он становится товаром и принадлежит собственнику, на которого вы работаете.

А что такое товар? Товар — это, во-первых, вещь, удовлетворяющая какую-нибудь потребность человека, а во-вторых, вещь, которую можно обменять на другую. Полезность вещи, ее способность удовлетворить ту или иную потребность человека — это ее потребительная стоимость. Меновая же стоимость (или просто стоимость) выражается в отношении, пропорции при обмене некоторого числа вещей (потребительных стоимостей) одного вида на некоторое число вещей (потребительных стоимостей) другого вида. Например, часы как потребительная стоимость удовлетворяют потребность человека знать точное время. Но их меновая стоимость, выраженная, например, как тысяча рублей, позволяет приравнять эти часы к ста компьютерным дискетам или к двум калькуляторам. Но как это возможно? Ведь часы совсем не похожи на два калькулятора! Ежедневный опыт показывает нам, что миллионы и миллиарды таких обменов приравнивают самые различные вещи друг к другу, поскольку все они — продукты труда.

Обменивая продукты (как правило, через посредство денег), люди сравнивают самые разные виды труда. Каждый отдельный товар — это частичка общественно-необходимого труда, который выражается, прежде всего, в затраченном на производство данного товара времени. Если среднее время, затраченное на производство часов или компьютерных дискет, уменьшится благодаря техническим новшествам, их стоимость упадет и они будут обмениваться на меньшее количество калькуляторов. Получается, что в условиях рынка рабочий отчуждается не только от продуктов труда, но и от собственной трудовой активности: труд для рабочего — лишь средство к существованию, мотив трудовой деятельности (нравится или не нравится вам эта работа, соответствует или нет она вашему характеру и т. д.) становится делом второстепенным. Ни средства труда, ни продукт труда не принадлежат рабочему, а это значит, что и сам он в процессе труда принадлежит не себе: он продает свою рабочую силу собственнику за определенную заработную плату. Значит, в условиях господства частной собственности процесс труда меняет свой характер: он тоже отчуждается от человека.

Это приводит к отчуждению человека от самой своей человеческой сущности: труд — это специфически человеческая характеристика, свойственная только людям; именно в труде человек выражает свое «я», проявляет себя. Но наличие частной собственности на средства производства в корне меняет ситуацию: именно в труде человек не ощущает себя свободным, он вынужден трудиться, чтобы заработать себе на жизнь. А вот свободным он себя ощущает в тех ситуациях, которые не являются чисто человеческими, но присущими многим животным. У Маркса есть примечательная фраза: «Рабочий чувствует себя свободно действующим только при выполнении своих животных функций: при еде, питье, половом акте, у себя в жилище, украшая себя и т. д., а в своих человеческих функциях (в труде. — Лет.) он чувствует себя животным».

Такое положение вещей было подвергнуто Марксом критике, в результате которой он пришел к созданию своей оригинальной социально-философской теории.

Материализм во взглядах на общество

В то время появились различные подходы к пониманию истории: с одной стороны, каждое историческое событие — уникально, неповторимо, оно совершается один-единственный раз, а значит, никакой повторяемости в истории нет. Но можно ли тогда говорить об исторических законах? Ведь закон — это повторяющаяся необходимая связь явлений. С другой стороны, интуитивно было ясно, что и в истории есть некие взаимосвязи, определяющие ее развитие и ход. Что же определяет историческое развитие человечества? Маркс предложил оригинальный подход к истории и общественной жизни: он распространил материализм не только на природу, но и на общество. Если материалисты признают, что в природе материя определяет сознание, то и в обществе надо признать приоритет материальных факторов жизни над духовными явлениями. Что является такими материальными факторами, определяющими жизнь общества? Маркс обратил взгляд на экономику: «В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли независящие, отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а наоборот, их общественное бытие определяет их сознание».

Таким образом, марксизм постулировал, что экономические отношения лежат в фундаменте общественной жизни, являются ее «материей». Следующим шагом было выделение нескольких типов таких экономических (производственных) отношений, каждому из которых соответствовал и определенный тип общества: первобытно-общинный, рабовладельческий, феодальный, капиталистический и — в будущем — коммунистический. Базисом общества является экономика, а надстройкой, которая вырастает из этого базиса, — определенные политические учреждения, законы, культура и т. д. Совокупность определенного базиса и надстройки дает своеобразный тип общества — общественно-экономическую формацию. Если так рассматривать историю, в ней можно увидеть повторяемость и закономерность: хотя французская история не похожа на английскую или немецкую, мы, тем не менее, можем выделить общие черты, присущие, например, феодальному обществу в этих регионах Европы. Причем смена одной общественно-экономической формации другой тоже закономерна: на определенной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, внутри которых они до сих пор развивались. Устаревшие производственные отношения начинают сдерживать развитие производительных сил, становятся их оковами. Тогда наступает эпоха социальной революции: возникает необходимость смены производственных отношений, перехода к новой формации. А когда экономическая основа меняется, быстро или медленно, но происходят изменения и во всей надстройке, — меняются государственные институты, законы, система образования, культура.

Теория классов и классовой борьбы

В каждой общественно-экономической формации Маркс выделил два основных противостоящих друг другу по своим интересам класса. Наиболее полное определение класса дал, анализируя идеи Маркса, В. И. Ленин: «Большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению... к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следственно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают». Основным признаком класса, по Марксу, стало именно отношение к средствам производства — являются ли представители класса собственниками средств производства (как рабовладельцы были собственниками рабов, феодалы — земли, капиталисты — фабрик, заводов и т. и.) или нет. В конечном счете получалось, что любую общественно-экономическую формацию, имевшуюся в истории человечества (кроме первобытно-общинной, где не было еще частной собственности), можно рассматривать как противостояние двух основных классов: при рабовладении это рабовладельцы и рабы, при феодализме — феодалы и зависимые крестьяне, при капитализме — рабочие и капиталисты. Поскольку их интересы объективно противоположны, в этих обществах неизбежна классовая борьба: «История всех до сих пор существовавших обществ, — писали Маркс и Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии», — была историей борьбы классов. Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной... короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов». Именно борьба классов была, по Марксу, основным «локомотивом истории», двигателем важнейших исторических событий, их «пружиной».

Современную ему эпоху Маркс тоже рассматривал как борьбу пролетариата (рабочего класса) и буржуазии (капиталистов). Но противостояние буржуазии и пролетариата Маркс считал последней точкой развития классового общества: по его мнению, при капитализме классовая борьба достигла своей вершины, и победа пролетариата в этом противостоянии будет означать освобождение всех угнетенных и эксплуатируемых. «Пролетариату нечего терять, кроме своих цепей», поэтому его требования, считали и считают марксисты, наиболее последовательны и радикальны: трудящиеся заинтересованы в самом уничтожении частной собственности, в разрушении классового общества, в установлении коммунизма. Под коммунизмом принято понимать тип общества, основанный на общественной собственности на средства производства. Первой стадией коммунистического общества является социализм, когда государство еще сохраняется, хотя и становится орудием интересов рабочего класса (Маркс писал о диктатуре пролетарита), а не эксплуататоров (как это было ранее), при построении же полного коммунизма государство должно отмереть, «заснуть».

Неизбежность наступления коммунизма Маркс выводил из тенденции все большего обобществления производства: от маленьких фабрик с локальным рынком сбыта человечество перешло к огромным корпорациям и международным монополиям. Значит, рано или поздно встанет задача контроля за производством в мировом масштабе, что возможно только тогда, когда производство будет поставлено на службу интересам всего общества. Он считал, что союзы и объединения капиталистов, создание ими монополий и раздел между ними рынков сбыта приведут к уменьшению конкуренции между собственниками, оборотной стороной чего станет обнищание рабочих масс: собственники, не опасаясь конкуренции, смогут установить предельно низкую заработную плату рабочим. В результате, по его мнению, социалистическая революция, разрушение несправедливого общества станут неизбежными: на одном полюсе будут находиться обнищавшие рабочие, составляющие подавляющее большинство общества, на другом — кучка капиталистов, владеющая всеми богатствами. Столкновение между ними приведет к переворачиванию «социальной пирамиды»: к власти придет пролетариат и установит свою диктатуру для подавления сопротивления свергнутых эксплуататоров; собственность на средства производства будет уничтожена; классы постепенно отомрут; человечество будет развиваться гармонично и в интересах большинства.

Эта идея Маркса буквально захватила умы многих его современников и последователей. В разных странах были созданы политические партии рабочего класса, ставившие перед собой задачу построения коммунизма. Но уже при жизни Маркса появились и первые критики его учения. За что же критиковали марксизм чаще всего?

Во-первых, за абсолютизацию экономики как единственного решающего фактора исторического развития. Например, другой известный немецкий историк, экономист и социолог Макс Вебер (1864—1920) показал в своих исследованиях обратное влияние «надстройки» на «базис» — вещь немыслимая для марксистского учения, в котором экономические отношения определяли все остальные проявления общественной жизни! Вебер проанализировал роль протестантизма в становлении капиталистического общества и заявил о решающей роли религии в формировании способа производства.

Во-вторых, многие теоретики критиковали марксизм за принижение роли личности в истории. Марксистов с юмором стали называть «партией лунного затмения»: действительно, если все определяется экономическими отношениями, интересами классов и их борьбой, то человек и даже политическая партия мало что могут изменить в истории, — время наступления социальной революции зависит не от забастовок, манифестов и восстаний, а от объективных законов развития производства. Как ни одна партия не в силах приблизить или отсрочить лунное затмение, так не под силу ее идеологам и активистам изменить экономические процессы.

В-третьих, Маркса стали критиковать за неприменимость его теории общественно-экономических формаций ко многим обществам. Подумайте, например, о российской истории, — очевидно отсутствие в ней рабовладельческой общественно-экономической формации. Да и с переходом от капиталистического общества к социализму в России все не так уж ясно: согласно Марксовой теории, такой переход возможен в наиболее развитых странах, где производственные капиталистические отношения уже начали мешать развитию передовых производительных сил, а в России этого не было. Россия не была самой развитой капиталистической страной в Европе, пролетариат не составлял в ней большинства населения, поэтому с точки зрения классического марксизма, она была просто не готова к социалистическим преобразованиям (о чем, кстати, спорили с Лениным многие видные марксисты — Г. В. Плеханов, Р. Люксембург, К. Каутский и другие).

Кроме того, многие прогнозы Маркса не подтвердились историей. Маркс, например, предсказывал нарастание классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией, но развитие демократии и возможность использования для решения возникающих проблем демократических средств, наоборот, сделало эту борьбу гораздо менее острой. Маркс говорил о грядущем абсолютном обнищании рабочих масс, но и этот прогноз в силу ряда причин не сбылся: квалифицированный рабочий сегодня по уровню своего достатка мало чем отличается от буржуа. Не победил социализм в самых развитых в экономическом отношении странах; из-за того, что рабочие многих предприятий стали акционерами этих предприятий, конфликт экономических интересов рабочих и капиталистов не усилился, а ослабел. И т. д., и т. п. Все это привело к частичному изменению, «ревизии» учения Маркса со стороны его последователей.

Диалектический материализм

В принципе, философия марксизма распадается на две основные части — исторический материализм (взгляды Маркса на общество) и диалектический материализм (взгляды на природу).

В разработке диалектического материализма большую роль сыграл Ф. Энгельс, написавший несколько фундаментальных работ, определивших позицию философов марксистского направления в рассмотрении природы.

Само название этого раздела марксизма — диалектический материализм — раскрывает его суть: с одной стороны, это последовательный материализм, признание первичности материальных процессов перед духовными, сознательными, а с другой — это использование диалектического метода, заимствованного у Гегеля, для описания мира. Гегелевскую диалектику, как всестороннее и глубокое учение о развитии, Маркс и Энгельс считали величайшим достижением классической немецкой философии. Маркс писал, что диалектика является «наукой об общих законах движения как внешнего мира, так и человеческого мышления». Именно диалектика стала методологическим основанием учения Маркса о перспективах развития истории: если диалектика видит во всем борьбу противоположностей, то Маркс конкретизировал это положение, рассмотрев историю как историю борьбы классов; если диалектика говорит о переходе количественных изменений в качественные, то для Маркса это проявляется, в том числе, в необходимости смены производственных отношений в результате развития производительных сил; если диалектике присущ закон отрицания отрицания (помните гегелевские триады?), то иллюстрацией этого закона может стать движение человечества от бесклассового первобытно-общинного строя через историю классовой борьбы к установлению бесклассового коммунистического общества. Согласно марксизму, «для диалектической философии нет ничего раз навсегда установленного, безусловного, святого. На всем и во всем видит она печать неизбежного падения, и ничто не может устоять перед нею, кроме непрерывного процесса возникновения и уничтожения, бесконечного восхождения от низшего к высшему. Она сама является лишь простым отражением этого процесса в мыслящем мозгу».

Неомарксизм

Как вы знаете, марксизм стал официальной идеологией в СССР после революции 1917 г. Но советский марксизм, опиравшийся не столько на работы К. Маркса, сколько на их трактовку В. И. Лениным, был не единственной версией. На Западе марксистские идеи тоже получили свое продолжение, особенно в той части, которая была центральной для творчества молодого

Маркса, — в теории отчуждения. В XX в. возникает неомарксизм, — этим термином называют творческое развитие положений марксистской теории, для которого, прежде всего, свойственен гуманизм и критика тоталитарных форм организации общественной жизни (в том числе, и той формы тоталитаризма, что сложилась в Советском Союзе). Большинство представителей неомарксизма отказались от предложенной Марксом и развитой позднее Лениным идеи диктатуры пролетариата, считая, что развитие демократических институтов в современном обществе позволяет достичь цели освобождения трудящихся без насилия. Некоторые теоретики стали сомневаться и в осуществимости самого коммунистического идеала: совершенного общества не бывает, это недостижимая мечта. Надо вести речь о постоянном совершенствовании, реформировании общественных институтов, но понимать, что идеального состояния человечество никогда достигнуть не сможет. В то же время, неомарксизм унаследовал многие черты марксистского учения: он тоже делал акцент на роль общественной практики, критиковал современное ему буржуазное общество, пытался наметить пути преодоления отчуждения во всех сферах общественной жизни.

Наиболее интересная версия неомарксизма сложилась в Институте социальных исследований в Германии, она получила название «Франкфуртская школа». Институт социальных исследований возник в 1930 г. благодаря усилиям философа и социолога Макса Хоркхаймера (1895—1973) и просуществовал около 45 лет, хотя во время второй мировой войны в связи с приходом к власти нацистов многие представители Франкфуртской школы вынуждены были покинуть Германию и уехать в США и другие страны.

Основной задачей, которую ставила перед собой Франкфуртская школа, было критическое осмысление социальной реальности. Усиление нацизма в Германии подтолкнуло М. Хоркхаймера и его соратника, музыканта, философа и социолога Теодора Адорно (1903—1969), к опубликованию программной работы «Диалектика Просвещения». В этой работе они показали, что развитие науки и технологий толкают человечество к «новому типу варварства». По сути, они критиковали саму установку мыслителей Нового времени — установку на просвещение. Проект Просвещения — просветить умы людей, разрешить с помощью науки, образования, технологий стоящие перед человечеством проблемы, по их мнению, потерпел крах. Около трех столетий этот проект был господствующим во всех странах Европы (тут уж нельзя пожаловаться на недостаточность времени и усилий по его осуществлению), но к чему пришло европейское сообщество? К печам Освенцима, созданию оружия массового уничтожения, экологическим проблемам. Значит, сделали вывод Хорк-хаймер и Адорно, что-то в этом проекте было неверным с самого начала.

Проект Просвещения был задуман как проект господства человека над природой. Но господство, власть не имеют пределов, поэтому «оптимальной», «рациональной» власти быть не может. Человек, движимый желанием господства, никогда не сможет остановиться в своем стремлении, — он будет стараться простирать свое господство на все новые области жизни. Сначала целью было господствовать над природой, а потом и над человеком. Овладение внешней природой возможно только при подчинении внутренней, искоренении всего того в самом человеке, что мешает установлению господства. Человек стал лишь средством, инструментом власти, человеческие желания и устремления деформировались. В итоге сегодня человек вынужден использовать свой разум как инструмент для выживания. Просвещение, начатое как гимн человеческому разуму и его могуществу, пришло к собственному отрицанию: разум стал рассматриваться лишь как полезный инструмент для решения тех или иных задач, играть служебную роль.

Мыслители Франкфуртской школы говорили о саморазрушении Просвещения. Для разъяснения своих позиций они использовали аллегорию — образ Одиссея, плывущего на своем корабле мимо острова, где жили Сирены, полуптицы-полуженщины, поющие божественными голосами. Их сладкозвучное пение так действовало на гребцов, что они направляли свои корабли к берегу, на острые скалы, и находили там свою погибель. Чтобы услышать пение, но при этом уцелеть, Одиссей залил гребцам уши воском, а себя велел крепко-накрепко привязать к мачте, дабы не спрыгнуть с корабля, как бы ему этого ни захотелось. Хоркхай-мер и Адорно нашли в этом мифе много общего с Просвещением: тот, кто гребет, — не слышит звуков извне, он не в состоянии оценить то, мимо чего проплывает корабль. Тот же, кто воспринимает окружающее, — не может повлиять на ход корабля, в его руках нет весел. Одиссея эта выдумка спасла, но человечество такое положение дел может погубить: те, кто понимает пагубные тенденции развития культуры, не в силах повлиять на ход событий, а те, кто определяет ход истории, не понимают опасности выбранного курса.

Итак, человеческий разум болен, и эту «болезнь разума породила жажда человека господствовать над природой». На первый план в современной культуре вышел «инструментальный разум», то есть то мышление, которое направлено на решение конкретных задач, а не на осмысление судеб общества и индивида. Востребовано только то мышление, которое обслуживает интересы социальных групп, имеющих власть: «придворные» мыслители пропагандируют стандартизированный образ жизни, общепринятые нормы поведения, усредненные желания и стремления. Разум порабощается социальными целями. Критерием всей культуры стала инструментальная ценность, полезность, чтобы господствовать над людьми и природой. Прикладная наука победно торжествует «на руинах философии». Где же выход? Франкфуртская школа призывала развивать критическое мышление, которое и станет подлинной философией, не имеющей социального заказа от власть имущих. Если критической мысли не станет, — исчезнет сама возможность изменений, ведь для любых изменений требуется несогласие с существующим положением дел.

Таким образом, марксистское учение сильно изменилось в XX столетии: от пропаганды диктатуры пролетариата и классовой борьбы до проповеди гуманизма и обоснования свободы мышления.

Вопросы и задания

  • 1. Когда возникла марксистская философия? Какие две части можно в ней выделить?
  • 2. Объясните, что такое отчуждение. Существует ли отчуждение в современном обществе? В каких формах оно проявляется?
  • 3. Объясните, почему взгляды Маркса и его последователей на общество могут быть названы материалистическими.
  • 4. Что такое базис и надстройка общества согласно марксистскому учению? Какова их взаимосвязь?
  • 5. Что такое теория общественно-экономических формаций? Какие формации выделил Маркс? Является ли социализм особой общественно-экономической формацией?
  • 6. С точки зрения сторонников теории общественно-экономических формаций, в истории действуют объективные законы. Но законы подразумевают повторяемость явлений. Объясните с помощью примеров, в чем марксисты усматривали такую повторяемость.
  • 7. Маркс назвал революции «праздником угнетенных и эксплуатируемых», «локомотивом истории». Объясните, что он имел в виду.
  • 8. Что такое социальный класс? Как вы думаете, какие классы существуют в современном российском обществе? Посмотрите в учебниках по обществознанию, социологии или в Интернете, что сегодня понимают под «средним классом».
  • 9. В литературе часто говорят об особом марксистском течении — «русском марксизме». Наиболее яркими его представителями были Г. В. Плеханов и В. И. Ленин (Ульянов). Найдите материал о взглядах этих мыслителей и расскажите о них.
  • 10. Что такое неомарксизм? Чем он отличается от взглядов К. Маркса?
  • 11. За что мыслители Франкфуртской школы критиковали «проект Просвещения»?
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >