Прагматизм

Мир есть то, что мы из него делаем.

Уильям Джеймс

В предыдущих главах шел разговор о европейской философии. Прагматизм же появился в Северной Америке и превратился в одну из наиболее популярных там философских школ. Само название этой школы произошло от греческого слова «pragma» — дело, действие и говорит о тесной связи данной философии с практикой. Для представителей этой школы философия — не метафизические размышления о мире и человеке, а метод разрешения проблемных ситуаций.

Родоначальником прагматизма стал Чарлз Сандерс Пирс (1839—1914) — крупный математик, астроном, логик, философ, читавший лекции в Гарвардском университете.

Теория «сомнения — веры»

На формирование взглядов Пирса самое глубокое влияние оказал Кант, которого он считал гениальным мыслителем. Так же, как и Кант, Пирс хотел примирить науку и христианство. В конце XIX в., после публикации трудов Чарлза Дарвина, религиозные споры приобрели особую остроту: казалось, что наука несовместима более с религией, ее выводом является атеизм. Но Пирс так не считал и попытался создать философскую систему, которая учитывала бы новейшие научные результаты, но в то же время была совместима с христианством.

Опираясь на эволюционную теорию Дарвина, Пирс рассматривал мышление как вид приспособительной функции организма. Получалось, что задачей мышления является не отражение мира, а регуляция отношений между организмом и средой. Человек, живя в мире, вырабатывает различные привычки, свойственные ему типы действий и т. п., которые заменяют ему инстинкты и, будучи осознанными, образуют верования (веру). По Пирсу, вера — это готовность действовать определенным образом. Если мы верим, что завтра — наступит, то мы планируем свой завтрашний день, если верим, что не умеем летать, — пользуемся лестницей, чтобы спуститься с третьего этажа, а не прыгаем с балкона, и т. д. Но в процессе жизни мы сталкиваемся с противоречащими нашим верованиям фактами и явлениями, это порождает сомнение, а сомнение вызывает психологический дискомфорт, беспокойство. Тогда мы исследуем сложившуюся ситуацию — делаем усилие, направленное на преодоление сомнения, чтобы достичь нового верования. Как считал Пирс, единственной целью исследования и познания является достижение верования, устранение сомнения'. «Деятельность мысли возбуждается раздражением, вызванным сомнением, и прекращается, когда верование достигнуто, таким образом, достижение верования есть единственная функция мысли».

Пирс выделил четыре основных метода преодоления сомнения:

  • 1) метод упорства;
  • 2) метод авторитета;
  • 3) априорный метод;
  • 4) метод науки.

Одним из методов преодоления сомнения является метод упорства. Иногда человек предпочитает придерживаться сложившихся взглядов, несмотря ни на что. Представьте себе, например, религиозных фанатиков: для них любые аргументы против их веры не будут иметь никакого значения. Но и обычные люди зачастую упрямо держатся привычных взглядов, отвергая любую, даже обоснованную критику.

Метод авторитета — самый распространенный в истории человечества, мы обращаемся к нему чаще всего. Ребенок, столкнувшись с непонятным явлением, обращается за разъяснениями к родителям, студент изучает различные дисциплины по учебникам, ученый при возникновении вопросов прибегает к помощи научной литературы или коллег, специализирующихся в определенной области, — все это обращение к авторитету. Именно так происходит обучение: ведь мы не открываем каждый раз заново законы физики, химии, биологии, а опираемся на то, что было сделано авторитетными учеными в этой области — Ньютоном, Менделеевым, Дарвином.

Априорный метод тоже достаточно часто используется для преодоления сомнения. Столкнувшись с необъяснимым с точки зрения наших старых верований явлением, мы не всегда беремся за учебники или начинаем научное исследование. Иногда мы вырабатываем объяснение без каких-либо доказательств и фактов (априорно), потому что оно кажется нам логичным и правильным, согласуется с нашими взглядами и установками. По сути, мы произвольно принимаем те объяснения, которые нам нравятся.

Самым сложным, но и самым обоснованным, является преодоление сомнения методом науки. В этом случае новое верование, к которому мы пришли, зависит уже не от нашего произвола, а от некоторого постоянного внешнего фактора (окружающего мира), с которым мы должны считаться. При таком подходе полученные верования будут устойчивыми, так как научное верование (то, что обычно называют научной истиной) возникает в процессе исследования, это такое мнение, к которому пришло сообщество ученых, — людей наиболее компетентных в данной области. Тем не менее, для Пирса наука, по сути, остается лишь средством преодоления сомнения, пусть и привилегированным, своеобразной психотерапией, задачей которой является не постижение мира, а достижение уверенности.

Более того, по Пирсу, ученый (и любой человек) говорит не об объективных вещах, а о значениях для него тех или иных слов, знаков. Если я говорю вам «корова», то это слово (знак) может означать для вас молоко для каши, йогурт по утрам, возможность погладить теплый коровий нос во время прогулки на даче, а может — опасные рога. В любом случае это слово означает для вас определенную совокупность практических последствий: «Рассмотрите, каковы практические последствия, которые могут быть произведены объектом нашего понятия. Понятие об этих следствиях есть полное понятие объекта», — писал Пирс. Принцип Пирса звучал так: «Мы постигаем предмет нашей мысли, рассматривая те его свойства, которые предположительно имеют практическое значение; наше представление об этих свойствах и образует в целом понятие данного предмета». Получалось, что речь идет не о соответствии наших представлений реальному объекту, а о соответствии этих представлений нашей (всегда ограниченной) практике. Истина — это то, во что я верю, а верю я в то, что полезно, что «работает» в моей жизненной ситуации.

Но как в каждый конкретный момент времени отличить истину от лжи? Древние мореплаватели верили, что Земля плоская, и прокладывали свои маршруты, исходя из этого верования. Затем практика мореплавания, открытие новых территорий и другие факты заставили принять другие верования, исходить из того, что Земля кругла. Утверждение, что Земля плоская, было истиной в Древнем мире, оно «работало», было полезно и эффективно для того уровня человеческой практики. Сегодня работоспособным является другое верование, истиной для нас стало иное утверждение. Процесс изменения истин — бесконечен, человечество постоянно будет переходить от одного верования к другому, но на каждом этапе этого движения единственным критерием будет практика, полезность верования, возможность достигнуть успеха в действии благодаря тому или иному верованию.

Теория познания У. Джемса

Идеи Пирса были развиты другим видным американским мыслителем — Уильямом Джеймсом (1842—1910). Джеймс был медиком по образованию, преподавал в Гарварде анатомию и физиологию, первым в Америке стал читать курс лекций по психологии.

Так же, как и Пирс, Джеймс хотел примирить науку и религию. Материализм и вытекающий из него атеизм он считал «мрачным, похожим на кошмар мировоззрением». Веру же в Бога Джеймс сравнивал с «моральными каникулами», так как уверенность в том, что рядом с нами есть высшее существо, дающее человеку силу для осуществления его планов, воздающее каждому по заслугам, облегчает жизнь. Верить в Бога выгодно: вы ничего не теряете от такой веры, но многое приобретаете, — эта вера помогает вам в жизни. Джеймс понимал веру прагматически: существование Бога — недоказуемая, но полезная гипотеза.

В своих философских взглядах Джеймс проповедовал «радикальный эмпиризм»: по его мнению, раз единственным источником нашей информации о мире являются ощущения, опыт, то нет никакой противоположности субъекта и объекта, внешнего мира и внутреннего восприятия: «опыт и реальность составляют одно и то же». Мы имеем дело лишь с отражением мира в нашем сознании. Но наш опыт — это «нерасчлененная Вселенная», «великий цветущий и жужжащий беспорядок», из которого наша избирательная активность выделяет «сгустки», группы ощущений — вещи. «Мысли сделаны из того же самого вещества, что и вещи», — утверждал Джеймс, потому что все сводил к содержанию человеческого сознания.

Мы выбираем из множества впечатлений лишь то, что соответствует нашим интересам. В этом смысле человека можно сравнить с лошадью, которой на глаза надели шоры, чтобы она, не отвлекаясь, могла смотреть только прямо, на дорогу. Так и наши интересы заставляют нас обращать внимание на одно и совершенно не придавать значения другому. Поэтому из «великого... жужжащего беспорядка» мы строим свой собственный уникальный мир (интересы-то наши похожи, но никогда не совпадают полностью). Мой и твой миры различны, но врезаны в первоначальный хаос впечатлений. «Мир есть то, что мы из него делаем», — писал Джеймс.

Инструментализм Дж. Дьюи

Свою версию прагматизма (получившую название инструментализма) предложил известный американский мыслитель и педагог Джон Дьюи (1859—1952).

С точки зрения Дьюи, человек начинает мыслить тогда, когда наталкивается на трудности, которые надо преодолеть (Пирс в этой связи говорил о возникновении сомнения в прежних верованиях). Поэтому понятия, идеи, теории — лишь инструменты, «ключи к ситуации», «планы действия» человека, ценные постольку, поскольку ведут к успеху. Дьюи утверждал, что «функция интеллекта — не в том, чтобы копировать объекты, а в том, чтобы устанавливать с ними наиболее выгодные отношения».

Познание — и здесь Дьюи был согласен с Джемсом — имеет только приспособительное значение: человек должен выжить, для этого он приспосабливается к окружающей среде, используя свои познавательные способности. Значит, основное отношение человека к миру — практическое, заинтересованное, то есть всегда субъективное. Поэтому, считал Дьюи, в процессе познания мы обязательно оцениваем идеи с точки зрения их полезности: истинно то, во что удобнее верить.

Мир вокруг нас неустойчив, он меняется, значит, должны меняться и наши верования. Идеи — это инструменты, с помощью которых мы решаем встающие перед нами проблемы. Поэтому лучшим способом воспитания и обучения является постановка практических задач: Дьюи предложил столь модную сегодня педагогику «деланья», когда обучаемые должны были получать знания в процессе решения конкретных задач, а не как отвлеченные рассуждения.

Прагматизм, став популярным в начале XX в., оказывает влияние и на сегодняшнюю философию. Принципы и идеи прагматизма развивают и ныне живущие философы (например, Ричард Рорти), хотя каждый из них видоизменяет эти идеи, вносит в них что-то свое. Тем не менее, можно выделить несколько положений, общих практически для всех представителей прагматической философии:

  • • во-первых, это рассмотрение мышления как способа приспособления человека к окружающей его среде;
  • • во-вторых, с точки зрения прагматизма, ценность мышления — в его эффективности как средства для достижения успеха;
  • • в-третьих, субъект познания, считают представители прагматизма, не нейтрален, это всегда заинтересованный субъект;
  • • в-четвертых, истина — это не всегда то, что точно отражает реальность, правильнее определить ее как устойчивое верование, приводящее к успеху.

Вопросы и задания

  • 1. Как вы думаете, к какому направлению в философии — материализму или идеализму — можно отнести прагматизм?
  • 2. Согласны ли вы с тем, что истиной для нас является то, во что мы верим? Какие выводы из этого положения сделали представители прагматизма?
  • 3. Каких представителей прагматизма вы знаете? Что характерно для взглядов каждого из них?
  • 4. В чем суть теории «сомнения — веры», предложенной Ч. Пирсом? Какие методы преодоления сомнений он выделил? Каким методом чаще всего пользуетесь вы сами?
  • 5. Почему взгляды Дж. Дьюи называют «инструментализмом»?
  • 6. Объясните фразу У. Джеймса: «Мир есть то, что мы из него делаем».
  • 7. Каким образом Пирс, Джеймс и Дьюи пытались сочетать науку и религию? Каково прагматическое обоснование необходимости веры в Бога? Согласны ли вы с таким обоснованием?
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >