Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Обществознание

Культуры и история

Культуры позволяют измерять историческое время, самое историю. Их возникновение, расцвет и упадок составляют содержание исторических эпох. По мнению Освальда Шпенглера (1880—1922), кризис и гибель культур неизбежны. Подобную судьбу он предрекал и Старому Свету в книге «Закат Европы». Шпенглер рассматривал культуру как некий закрытый для изменений, раз и навсегда сложившийся и неповторимый феномен: он может существовать и 1000, и 1500 лет, но затем гибнет безвозвратно, почти не оставляя следов для преемственности. Шпенглер выделяет и описывает семь культур прошлого: египетскую, индийскую, вавилонскую, китайскую, греко-римскую, майя, византийско-арабскую — и ныне существующую западноевропейскую, а также «пробуждающуюся» русско-сибирскую. Он фактически отрицает единство мировой культуры и преемственность в рамках старых и новых культур. Но возможно ли отрицать преемственность между греко-римской и современной западноевропейской (да и русской) культурами? Ведь европейские языки буквально усеяны латинскими и греческими словами и корнями, а романские языки вообще основаны на латыни. В дореволюционной России классическое гимназическое образование включало в себя изучение древнегреческого и латинского языков. Произведения древних авторов издаются на многих языках, идут в театрах, по их мотивам снимаются кинофильмы.

Русский ученый Н.Я. Данилевский (1822—1885) также считал, что культуры рождаются, живут, дряхлеют и умирают. Дряхлеют и умирают они потому, что теряют свой жизнеутверждающий пафос. Каждая культура представляет собой «культурно-исторический тип», который «загерметизирован» — прочно закрыт от взаимовлияний. Данилевский полагал, что лишь немногие народы смогли создать великие цивилизации, которые стали «культурно-историческими типами». К великим цивилизациям, по его мнению, относятся египетская, древнесемитская (то есть ассирийско-вавилонско-фи-никийско-хладейская), китайская, индийская, иранская, еврейская, греческая, римская, аравийская, германо-романская. Мексиканская и перуанская цивилизации погибли насильственной смертью.

Данилевский утверждал, что народ представляет собой «культурно-исторический тип», если имеет свой язык, достиг политической независимости, духовно способен к историческому развитию и миновал стадию «детства» (то есть приобрел письменность и преодолел языческую мифологию).

Трудно согласиться с Данилевским, что лишь немногие народы создали великие цивилизации. Данное утверждение он опровергает своим же перечнем «культурно-исторических типов». Сколько народов охватывает европейская цивилизация? А сколько — древнесемитская? Думается, напротив, есть немного народов, которые не внесли свой вклад в становление культуры. Спорным представляется и такое условие создания «культурно-исторического типа», как достижение политической независимости. Яркий пример тому — Италия, которая достигла национального единства и полной национальной независимости лишь в середине XIX века Как раз потому, что итальянская культура выполняла космополитическую функцию, Италия оставалась раздробленной и зависимой от соседних держав (Австрии, Франции). Конечно, национальная независимость стимулирует развитие национальной культуры, но и сама может быть достигнута лишь при достижении определенного уровня национально-культурного единства и сплочения народа.

Свою теорию об упадке и смерти культур как законе их существования Данилевский разрабатывал для доказательства славянофильской идеи об упадке и разложении западной культуры и подъеме и расцвете молодой славянской. Вряд ли, однако, у Данилевского были основания говорить об упадке западной культуры в XIX веке, когда творили великие ученые, писатели, художники, композиторы, распространялось образование и росла политическая культура населения. С другой стороны, вряд ли верно считать «молодой» славянскую культуру. Иное дело, что эта культура в ряде славянских стран характеризовалась сильными крепостническими, патриархально-общинными традициями, что сдерживало развитие страны по пути материального и духовного прогресса.

Целую эпоху в исторической науке и культурологии составила теория английского ученого Арнольда Тойнби (1889—1975) о развитии и упадке цивилизации. Под «цивилизациями» он понимает виды общества и насчитывает 26 таких цивилизаций, связанных и не связанных между собой, из них 10 — мертвые. Тойнби выдвигает два условия, при наличии которых у народов складываются цивилизации: во-первых, наличие в народе творческого меньшинства и, во-вторых, не очень благоприятные, но и не очень враждебные условия окружающей среды. При благоприятной среде, когда бананы и кокосы сами падают под ноги, нет нужды прилагать творческие усилия для обеспечения жизни. При очень враждебной среде такие усилия оказываются бесплодными, они могут обеспечить только выживание. Если же среда неблагоприятна именно настолько, что создаваемые ею трудности можно преодолеть, тогда творческое меньшинство мобилизует народ на необходимые для развития усилия.

Рост цивилизации означает, по мнению Тойнби, движение от простых и грубых форм религии и культуры к более возвышенным и сложным формам религиозного сознания и духовной культуры. Упадок цивилизации Тойнби связывает с тем, что она не может дать ответа на вызовы окружающей среды и потребности людей. Последнее может случиться в результате утраты меньшинством творческих сил и ослаблением «мимезиса» (добровольного подражания) у большинства. В обществе утрачивается социальное единство. Упадок цивилизации завершается ее исчезновением, хотя от первой фазы упадка — надлома — до исчезновения могут пройти тысячелетия. Надлом египетской цивилизации, по мнению Тойнби, произошел в XVI веке до н. э., а исчезла она в V веке н. э. Чтобы сколько-нибудь убедительно объяснить такую длительность упадка, Тойнби вводит понятие «окаменевшей» цивилизации.

Нетрудно заметить, что Шпенглер, Данилевский и Тойнби не придают приоритетного значения преемственности культуры. Они не видят в отдельных культурах звенья единой мировой культуры. Но может быть, такое утверждение верно? Разве не исчезли полностью египетская, вавилонская и иные древнейшие культуры, оставив после себя только черепки в Британском музее?

На подобные вопросы ответил немецкий ученый Карл Ясперс (1883—1969). Он рассматривает историю культуры как единый мировой процесс и делит ее на четыре периода: доистория, древние культуры, «осевое время», технический век.

Доисторическое время — дописьменный период истории, когда человек формировался биологически и духовно, время обретения огня, языка, орудий. Затем в трех областях земного шара возникают три древнейшие культуры: а) египетская, шумеро-вавилонская и эгейская — за 4000 лет до н. э.; б) доарий-ская культура в долине реки Инд, связанная с Шумером, — за 3000 лет до н. э.; в) культура Китая — за 2000 лет до н. э.

Третий период — «осевое время». Оно охватывает период между 800 и 200 г. до н. э. В это время человечество совершило духовный прорыв. В Китае работали Конфуций и

Лао-цзы, оформились различные направления философии. В Индии возникли Упанишады (основа религиозно-философских систем Индии), жил Будда. В Иране основал древнеиранскую религию Заратустра. В Палестине выступали пророки Илия, Исайя, Иеремия и другие. В Греции творили Гомер, Парменид, Гераклит, Платон, Аристотель, Архимед и Фукидид.

«Осевое время» означало растворение в нем великих культур древности, они исчезли. Хотя вначале процессы «осевого времени» были ограничены в пространстве, постепенно они стали всеобъемлющими, захватывая в свою орбиту новые народы. Общества, не принявшие идей «осевого времени», остались на уровне природного существования. Их жизнь, по мнению Ясперса, неисторична, потому что не меняется на протяжении тысяч лет. «Осевое время» — точка отсчета и в прошлое, и в будущее, период духовного основоположения человечества. Отсюда начинается наша духовная история.

При всей значительности идеи «осевого времени» следует заметить, что за его пределами в прошлом осталось возникновение иудаизма, а в будущем — христианства и ислама. Современные ученые именно религиозно-культурный элемент считают интегрирующим, объединяющим цивилизации. Сегодня наиболее крупные среди них — буддистская, исламская, западнохристианская (евро-атлантическая) и православная цивилизации. Россия вплоть до 1991 г. оставалась цивилизацией имперского типа, то есть системообразующим началом в ней выступало полиэтническое, поликонфессиона-льное государство.

Наконец, четвертый период в истории культуры, отмеченный Ясперсом: с конца Средневековья зарождается научно-техническая эра, которая вырабатывает свою духовную среду в XVII веке, приобретает всеохватывающий характер с конца XVIII и получает очень бурное развитие в XX веке. К последствиям такого бурного развития мы еще вернемся.

Вопрос

Как вы думаете, чего более всего не хватает культуре научно-технической эры?

Культура — не только образ жизни людей. Она формирует стойкие социальные отношения в гражданском обществе между потребителями и производителями культуры. Такие отношения в XX веке складываются под сильным воздействием двух факторов: технологизации и коммерциализации культуры. Первый из них связан с развитием высоких информационных технологий, с появлением радио, телевидения, распространением компьютеров, Интернета. Интеллектуальные, духовные и материальные продукты культуры стали доступны людям во всех уголках мира. Теперь миллиарды людей одновременно смотрят спортивные матчи или гала-концерты, следят за политическими дискуссиями или наблюдают природные катастрофы. Возникает эффект «глобальной деревни», как бы одного поселения, в котором все жители получают одну и ту же информацию, одни и те же стереотипы подачи явлений культуры. Да и сами эти стереотипы выступают как артефакты современной культуры: ток-шоу, телевизионные игры, сериалы детективов и «мыльных опер», мировые премьеры новых музыкальных произведений и т. д.

«Глобальная деревня» — элемент массовой культуры, то есть культуры, доступной скверно образованным массам и любимой ими. В массовой культуре можно различить две стороны: организованную и стихийную. Организованная массовая культура — целенаправленное массовое поточное производство «культурного продукта» для чтения, просмотра, прослушивания: книги, кассеты, диски, концерты поп-«звезд» на стадионах и т. д. В данном секторе массовой культуры складываются духовно-информационные отношения между производителем и потребителем. Производитель играет активную роль, постоянно меняя моду на те или иные продукты культуры (хит сезона, месяца и т. д.), чтобы подогревать интерес публики — пассивного потребителя предлагаемой продукции, хотя и выбирающего продукт.

Особый элемент организованной массовой культуры — культ «звезд». «Звездой» может быть певица, спортсмен, спортивная команда, рок-группа и т. д. Успех «звезды» — прежде всего коммерческий успех ее продюсеров.

Социальный институт современной массовой культуры — мода. Она жестко диктует внешние формы социального престижа: человека, одетого не по моде, воспринимают как «чужака», как недостаточно культурного и образованного. Воздействие моды опирается на психологические законы подражания, внушения и заражения. Профессиональная система производства моды включает поэтому в качестве «ударной силы» целый корпус топ-моделей: физическое совершенство или широкая известность делают их привлекательными, побуждают следовать их внешнему облику и манерам поведения.

Мода — важный рычаг воздействия на социальную психологию: следование моде делает поведение человека более предсказуемым и стереотипным, дает ему удовлетворение своим положением в обществе. Мода помогает самоутверждаться. Вместе с тем она служит средством внешнего проявления индивидуальности и показателем уровня свободы общества. Неслучайно тоталитарные режимы насаждают единообразие в одежде и во всем облике человека. В Китае в 1960—1970-е годы вся страна — мужчины и женщины — была одета в одинаковые стеганые штаны и телогрейки. В СССР в начале 1950-х годов комсомольские патрули отлавливали «стиляг»: «широкобрючников» — любителей брюк клеш — и «узкобрючников» — любителей брюк «дудочкой», — принудительно стригли молодых людей с длинными волосами.

Вместе с тем мода не может вырваться за границы социальной психологии данного общества и данного времени. При всем разнообразии искусства мастеров моды их модели не могут выйти за пределы определенного культурного стереотипа.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы