Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Обществознание

Искусство и его роль в обществе

Особенности искусства

Наряду с наукой и религией искусство также представляет собой форму осознания окружающего мира, восприятия и воспроизведения реальной действительности. Как и наука, искусство — творческая деятельность, но его духовный продукт — художественное произведение. В способе познания и освоения действительности искусство коренным образом отличается от науки. Результат художественного творчества — не истина с ее доказательствами, а живые картины действительности. И они не зеркало, а плод фантазии автора. Художник может изобразить на картине предметы и их отношения с реальным миром, а может изобразить их в фантастическом ракурсе, нереальном виде. Если ученый связан опытными данными и логикой теории, то художник свободен в полете своей творческой фантазии, в выборе сюжетов и идей, в способе их изображения.

Наука и искусство отличаются и по главному «инструменту» освоения действительности: наука оперирует понятиями, а искусство — художественными образами. Художественный образ — альфа и омега искусства. Что это такое? Какими качествами обладает художественный образ? Обратимся к известному образу Митрофана из комедии Д. Фонвизина «Недоросль». Мы вспоминаем его и видим (чувствуем) как живого человека, слышим (чувствуем), как он бубнит: «Не хочу учиться, а хочу жениться». Иными словами, Митрофан предстает перед нами в конкретно-чувственной форме. В этом и состоит особенность искусства: оно изображает явление, человека, вещь в конкретно-чувственной форме. Мы постигаем искусство не только умом, но и органами чувств.

Вернемся к Митрофану. Фонвизин придает ему черты индивидуальности: Митрофан обладает присущими только ему характером, повадками, привычками. У образа есть и «задний план»: можно сказать, что Митрофан ведет себя как типичный избалованный барский сынок. Он, конечно, все делает по-своему: по-своему отлынивает от учебы, по-своему паразитирует на любви матушки. Другие подобные барские сынки делали бы то же самое, но по-другому. Здесь заключена еще одна особенность художественно образа: через индивидуальные черты данного человека раскрываются типичные, то есть общие для данного типа людей, свойства.

Образное мышление используется и в науке: вспомним модель солнечной системы или резерфордовскую модель атома. Но научные модели оцениваются по шкале «истинно — не истинно».

Художественный образ и художественное произведение оценивают по принципиально иному критерию: насколько они совершенны с точки зрения идеала прекрасного, эстетического идеала. Прекрасное воздействует на человека через созерцание, то есть восприятие органами чувств; прекрасное возбуждает в человеке восхищение, волнение, душевный подъем. Трудно оторваться от созерцания Джоконды или архитектурного совершенства в храме Спаса-на-Нерли или от чтения интересной книги. В утверждении идеала прекрасного, высокого и благородного — одна из социальных функций искусства. Искусство делает нашу жизнь более содержательной, украшает ее прекрасным.

Действительно, в искусстве создано немало образов, вызывающих отвращение. Что привлекательного можно найти, например, в образе Иудушки Головлева из романа М. Салтыкова-Щедрина? Прекрасны в искусстве не образы, сюжеты или идеи, а их изображение. Писатель прекрасно изобразил тип лицемера и негодяя. Мы восхищаемся не Иудушкой (его мы презираем), а тем, как тонко, глубоко, выпукло, как картинно и красочно выписан этот тип. Бодлер прекрасно изобразил падаль, Тулуз-Лотрек — обжору, а Босх — страх. Прекрасное — синоним художественности. Сюжеты становятся

прекрасными произведениями благодаря их художественной форме, которая преодолевает негативное жизненное содержание и заставляет зрителя или читателя, завороженных изображением, постоянно возвращаться к истории Головлевых и села Степанчикова так же, как к картинам мастеров. В жизни читатель избегает общаться с лицемером и негодяем, а зритель — смотреть на падаль, обжору или лица, искаженные страхом. Произведение заражает зрителя, читателя, слушателя теми чувствами, которые вложил в него автор. В подобной способности искусства — зажечь пламя самых сильных и бурных чувств — состоит его главная социальная функция. Можно сказать, что религия наполовину обязана своему успеху в обществе силе искусства мастеров, украшавших храмы. Тысячи картин на библейские сюжеты в церквах и монастырях силой своего художественного воздействия заражали верующих глубоким религиозным чувством, где любовь к Богу усиливало чувство восхищения прекрасным.

В чем секрет художественной формы, которая так искусно преображает действительность?

Тайну прекрасного пытались разгадать еще в Древней Греции Платон и Аристотель. Конечно, они исходили из практики античного искусства, где идеал составляли физическое совершенство и героический дух. В древнегреческом искусстве нет отрицательных героев. Если античные персонажи совершают отрицательные поступки, то не по своей злой воле, а в силу рока, предопределенности — от них никуда не уйти. Поэтому и Платон, и Аристотель в первую очередь выдвигают такие формальные признаки прекрасного, как гармония, мера, соразмерность, порядок (в пространстве), определенность. Платон считал, что сам вид физического совершенства вызывает волнующее побуждение, чувственную тягу, любование предметом искусства. Подобное любование не связано ни с какими соображениями выгоды или пользы: это духовное, бескорыстное чувство.

Облегчающее, очищающее и облагораживающее воздействие художественного произведения на человека древние греки называли катарсисом. Аристотель определил смысл катарсиса применительно к греческой трагедии: зритель, посмотревший ее, испытал удовлетворение и очищение духа, очищение чувств благодаря пережитому страху за героев и состраданию им. Но вот что на первый взгляд странно. Мы наблюдаем на сцене убийства, смертельные поединки, катастрофы, предательства и т. д. — и этим удовлетворены? На такой вопрос нет окончательного ответа. Почему? Изложу одну версию. Для переживания катарсиса очень важно ощущение зрителем собственной безопасности. С одной стороны, он как бы находится на сцене вместе с героем или даже вместо него, а с другой — понимает, что перед ним — художественный вымысел: одновременное ощущение себя и участником действия, и зрителем рождает сопереживание, вызывающее катарсис.

Но тогда возникает другой вопрос: есть ли красота в действительности и какое отношение она имеет к искусству? Существует она объективно, или красота — дело вкуса и субъективного мнения каждого? Иными словами, вещь считается красивой потому, что я считаю ее красивой, или я считаю ее красивой потому, что она действительно красива? Если красота существует объективно, если она присуща самим вещам и явлениям, то ее одинаково должны воспринимать все люди или, по крайней мере, большинство. Древние полагали, что прекрасное — объективное свойство природы, что существует некая «красота в себе» как идеал, к которому должны стремиться художники, создавая свои произведения.

Действительно, природа красива, она может быть лирически красивой, когда «отдыхает глаз», или обладать величественной красотой; она красива на суровом Севере и в пальмовых рощах Юга. Но ее красоту мы не объясним разумом, мы можем только чувствовать и понимать ее. Конечно, у каждого есть свой любимый уголок, пейзаж, ландшафт, но это говорит лишь о том, что в чувствовании красоты есть большой элемент субъективности, зависящий от воспитания. Однако при всех различиях восприятия люди четко отличают красивое от безобразного.

Но если искусство просто воспроизведет красоту, скопирует ее, сфотографирует, то результатом будет, как говорил великий испанский живописец Гойя, «ложь и ослепление». Получившееся будет красивым, но не будет искусством, чем-то художественным. Мастер-ремесленник по всем канонам ремесла до мельчайших подробностей зарисует пейзаж или жанровую сценку, и такую картину приятно повесить в жилой комнате — как образец бытовой или салонной живописи. По канонам ремесла изготовляют вещи и в других жанрах искусства: в литературе, музыке и т. д. Копия действительности, фотография действительности всегда мертва, в ней нет жизни, которая есть у действительности.

Настоящее искусство не отражает, а преображает действительность в художественных образах и формах. Художник по своим, одному ему известным, принципам отбирает, концентрирует и располагает материал действительности в соответствии со своим замыслом.

Можно ли себе представить, чтобы одинаковые произведения написали два художника? Вопрос риторический, ответ на него заранее ясен. А между тем, в литературе насчитывают всего несколько десятков основных сюжетов. Но художник вкладывает в произведение свою индивидуальность, свою манеру изложения, свое настроение. Вспомните стихотворение М.Лермонтова «Парус». Присутствие автора кажется здесь осязаемым. Все средства художественной выразительности мобилизованы на то, чтобы сказать о наболевшем и чтобы его услышали другие. Как этого достигает художник — тайна за семью печатями даже для него самого. Обратите внимание на то, что подобные стихи невозможно изложить прозой и, мало того, нельзя истолковать однозначно. Их смысл многозначен, они говорят гораздо больше, чем выражено словами. Такая многозначность, скрытый, прямо не выраженный словесно смысл — признак подлинного художественного произведения. И «Парус» Лермонтова — образ паруса! — читатель воспринимает как существующий более реально, чем парус, который можно увидеть, стоя на берегу моря. Читатель знает о лермонтовском парусе гораздо больше, чем о том, что действительно мелькнул на горизонте. Художественный образ зачастую более реален, чем сама натура, реальная жизнь. Герои художественных произведений не раз становились образцом для подражания. Л. Толстой заметил о тургеневских портретах женщин: «Может быть, таких, как он писал, и не было, но, когда он написал их, они появились».

Автор «Паруса» аксиоматически завершает последнюю строфу: «А он, мятежный, ищет бури, как будто в бурях есть покой!» И мы верим, что парус действительно ищет бури, хотя о нем самом мы знаем только одно — что он белеет в тумане моря. Поэтический гений убедил нас без всяких доказательств в правде своего заключительного утверждения. Правда искусства не требует доказательств.

Вопрос

Почему спортивное соревнование иногда бывает интереснее, чем детективный сериал?

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы