Этика в формальных науках

Разумеется, и формальные науки не нейтральны в этическом отношении. И применительно к ним имеет смысл различать онтологическую и эпистемологическую этику. Для примера я обращусь к математике. Здесь позиции этики наиболее энергично отстаивают Рубен Хёрш и По Эрнест.

Хёрш выражал свое воззрение в тезисах следующим образом.

  • 1. Математика свойственна человеку. Она является частью человеческой культуры и соответствует ей.
  • 2. Математическое знание подвержено ошибкам. Подобно науке математика может расти на фоне ошибок и их коррекции.
  • 3. Существуют различные версии доказательства и точности. Стандарты точности могут зависеть от времени, места и других обстоятельств.
  • 4. Эмпирическая очевидность, вычислительный эксперимент и доказательство с использованием вероятностей - все это может помочь нам решить, во что именно следует верить в математике.
  • 5. Математические объекты являются специальной разновидностью социально-исторических объектов.

На мой взгляд, Хёрш опрометчиво характеризует математические объекты в качестве социально-исторических предметов. Строго говоря, социально-историческими являются только те объекты, которые воспроизводятся концептуально в социальных науках. Но математические объекты таковыми не являются. Авторы, придерживающиеся приблизительно того же воззрения, что и Херш, часто квалифицируют себя в качестве сторонников практически ориентированного реализма. Но многие авторы ссылаются на практическую ориентированность главным образом для подчеркивания своей антиреалистической позиции.

Следует отметить, что такие термины, как практика и социальное, следует использовать достаточно осторожно. Любая деятельность, в том числе и математическая, вполне может быть признана практической. Практика - это целеполагающая деятельность. Математик ставит перед собой определенные цели, это невозможно отрицать. Но все эти цели концептуально осмысливаются исключительно в самой математике, а не в социальных науках. В математике нет ничего социального. Нет никаких оснований отождествлять математику с социальными науками. Другое дело, что тщательно должны осмысливаться связи математики с социальными науками. Они обеспечиваются посредством соответствующего моделирования.

Что касается Эрнеста, то он придерживается следующих положений.

  • 1) Знание не пассивно присваивается, а активно конструируется.
  • 2) Знание не открывает онтологическую реальность, а функционирует в составе эмпирической организации человеком своего мира.
  • 3) В результате конструируются теории, основанные на социальном согласии, и вырабатываются образцы и правила использования языка.
  • 4) Математика - это теория форм и практик, которые возникают вместе с языком.

По моему мнению, Эрнест напрасно отказывает математике в открытии онтологической реальности. Сам он, как и Хёрш, делает акцент на эпистемологической стороне деятельности математика, которая обоими ошибочно отождествляется с социальной антологией. Состояние этических исследований в области математики оставляет желать много лучшего.

Положение этических дел в логике и информатике приблизительно такое же, как в математике. Многие исследователи, не обращая внимания на эпистемологию, не испытывают к этике особого интереса. Ошибочность такой точки зрения особенно отчетливо видна на примере оценки программного обеспечения. Здесь невозможно идти вперед без соответствующих оценок ценностей. А где есть ценности, там непременно пробивает час этики.

Заканчивая ряд этических зарисовок, посвященных различным наукам, непременно следует отметить, что современное знание представляет собой целостное образование. В концептуальном отношении оно кульминирует именно в этике. За счет процессов моделирования все науки устремляется к указанной вершине. Впрочем, пока это обстоятельство плохо осознается.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >