Представление о саморегуляции

Это представление связано с первыми попытками сугубо практического использования знания об упорядоченности (организованности) в природе и человеке.

Из принципа единства человека и природы следует, что внутренняя противоречивость мира и его движения отражается во внутренней противоречивости человеческой натуры. Это послужило основой для представления о нравственной, а если быть последовательным, то и общемировой саморегуляции. Таково, например, учение сторонников кармы о самоконтроле (самьяма).

Уже древневосточная философия подметила объективную связь между такой упорядоченностью (организованностью) как единство человека и природы. Общемировая саморегуляция дуальна в том смысле, что представляет собой саморегуляцию мира через посредство человека (человечества) и одновременно саморегуляцию последнего, стремящегося к воссоединению (единству, тождеству) с миром, природой, вселенной.

Идея единства человека и природы, открывая дорогу как истинным, так и ложным выводам относительно этого единства, естественноисторически приводит не только к обожествлению последнего, но и к идее самопроизвольного отклонения («клинамен») в философии Эпикура. И наконец, в наши дни связь этой идеи прослеживается даже в естественнонаучной идее саморегуляции (самоуправления) в том плане единства «заданного» и «действительного (имеющегося)» состояний системы управления, в каком эта идея рассматривается современной кибернетикой.

Так, в древневосточной философии идеальное, никогда полностью не реализуемое, не достигаемое состояние единства противопоставляется достигаемому в жизни индивида его реальному, «имеющемуся» задуманному, запланированному, «заданному» и т.п. состоянию, которое в пределе может быть сколь угодно близким идеальному состоянию, никогда в реальной действительности не совпадая с ним. Причем «заданное» состояние есть по существу отклонение от первого состояния, возникающее самопроизвольно и вообще прирожденное человеческой натуре.

С этой точки зрения, вся человеческая и общественная жизнь есть непрерывный и необходимый процесс естественноисторического выбора (отбора). А сам человек и человечество — инвари-

антное воплощение, реализация такого выбора (отбора). Человек и человечество выступают как «самоотклонение» от своего «божественного эталона» и вечный его поиск, — то есть поиск своего «заданного» состояния как смысла жизни, ее цели, назначения. Ад — как отклонение от рая и, одновременно, вечное стремление к райской жизни. Земной, реальный мир — как отклонение от религиозного воображаемого мира и вечный, никогда не прекращающийся порыв к нему религиозных душ, никогда его не достигающих. В этом факте «религиозного самоотчуждения» (Маркс) полностью сохраняется идея саморазвития, самодвижения (активности) состояния от «заданного». Позднее мы увидим, какое огромное значение эта идея получила в античной философии. Но с точки зрения кибернетики, именно отклонение лежит в основе управления в самом широком смысле этого слова («авторегуляция в природе») и является его источником.

Принцип естественности как зародыш идеи мирового самодвижения (активности) бытия в древневосточной философии

Этот принцип связывает материю и движение, характеризуя последнее как относительное у вещей мира и абсолютное у самого мира как мира в целом, — т.е. как самодвижение. Согласно этому принципу, движение и изменение вселенной является абсолютно спонтанным, необходимым, хотя и самопроизвольным.

В древневосточной философии считалось, что для «самопо-рождения» или «самовыявления» мира большое значение имеет дуальность, неоднородность. Последняя понималась в самом широком смысле слова и, возможно, скрывала в себе представление о мировой противоречивости как самопротиворечивости. Поэтому самодвижение мира выступало как его самообнаружение, имеющее скорее божественно-религиозный, чем естественнонаучный характер. Мир возникает из единства бытия и небытия, благодаря их имманентному саморазличению, самодифференциации, органически связанной с отклонением и процессом выбора (отбора).

Можно предположить, что спонтанное изменение неоднородности есть та причина, которая управляет становлением упорядоченного бытия (мира) из хаотического бытия, образования. Первозданная, исходная, присущая миру спонтанная творческая сила «саморазличения» — не только причина возникновения вещей, эта сила есть жизнь в ее наиболее абстрактной форме. Очевидно имеющееся сходство этой древневосточной идеи с представлениями материалистической диалектики, в частности, с представлением о дифференциации материи и движения.

В древневосточной философии представление о дуальности, полярном различии и вообще о неоднородности в «самодвижении» — догадка о внутренней противоречивости самодвижения мира.

Дуальность (полярность, неоднородность, различие) является общим моментом для принципа единства человека и природы и принципа естественности. Если внутренняя противоречивость единства человека и природы выступает в древневосточной философии как противоречивость упорядоченности, то внутренняя противоречивость самодвижения мира — как самообнаружение мира путем его саморазличения, самодифференциации, самовыявления. Таким образом, в древневосточной философии вопрос о сущности универсальной дуальности, о сущности различия, разнообразия, разнородности вещей есть, в конечном счете, вопрос об универсальном источнике мирового движения как абсолютного самодвижения. По существу, внутренняя неоднородность (противоречивость) мира обуславливает его постоянно пульсирующее и циклически-поступательное движение, замеченное в философии еще в древности. Уже тогда подметили, что причина циклического движения, круговорота имеет дуальный, внутренне противоречивый характер. Такова, например, борьба созидательной адришты с разрушительной адриштой. Идея круговорота бытия, лежащая в основе буддизма, прорывая горизонт древневосточной философии, выходит за его пределы и успешно продолжается в античной и более поздней философии.

Общность и, так сказать, международный характер некоторых моментов в философском мировоззрении, одинаковый для самых разных стран и времен, обусловлены тем, что народы, которым присуще то или иное определенное, общее для них мировоззрение, находятся, как правило, на одной и той же стадии общественно-экономического и культурного развития; обусловлены тем, что процесс труда, человеческая практика является общим условием существования общества (человечества) на всех стадиях его развития, как бы они ни различались между собой. Так вначале Философские. а позднее общенаучные представления о «строении» и «целостности» объекта превратились в ходе своей эволюции в современные понятия «структурность (организованность)» и «системность». Не исключено, что в дальнейшем своем развитии они опять превратятся из общенаучных в якобы «старые» философские, но уже «на новой основе».

Что же касается мирового самодвижения, которое вытекает из принципа естественности и обусловлено всеобщей противоречивостью, то даже у не связанных друг с другом народов неоднородность (разнообразие) и обусловленная ею способность к различению (самодифференциация) считались в большинстве случаев причиной и результатом мирового движения, присущего самой природе вещей. В форме такой универсальной дуальности (полярности), узко и ограниченно понимаемой как всемирная неоднородность (разнообразие), отражалась и выражалась в умах людей всех стран и народов всеобщая противоречивость мира и его вещей, т.е. объективная диалектика.

Сам же принцип естественности взаимосвязан с принципом единства человека и природы в том смысле, что единство, упорядоченность и активность человека и природы спонтанно изменяются и развиваются. Взаимосвязь этих принципов не была тайной для древневосточной философии. Ее мысль о такой связи, возможно, содержит догадку о необходимости совместить принцип развития с принципом единства мира, движения материи. История взаимосвязи принципа естественности и принципа единства человека и природы есть предыстория взаимосвязи принципа развития с принципом субстанции (материи). Для древневосточной философии мир является самодвижущимся благодаря своему внутреннему единству и упорядоченности (организованности), и наоборот. И это тоже может рассматриваться как одно из выражений древневосточной идеи об универсальной дуальности (полярности) всего сущего.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >