Идея единства системности, организованности и самодвижения (активности) в классической немецкой философии

В истории философии можно указать на следующие этапы, которые категория «самодвижение» прошла в своей эволюции:

  • 1- й этап. От древневосточной и античной философии до философии эпохи Возрождения складывались основные и необходимые предпосылки для философского анализа самодвижения с позиции диалектики.
  • 2- й этап. Эпоха классической немецкой философии, в которую отдельные предчувствия, догадки и мысли философов предшествующего этапа получили дальнейшее обобщение, а понятие самодвижения, став всеобщим, превратилось в философскую категорию. Ко второму этапу относятся также философские учения английских и французских материалистов XVIII века. В этих учениях понятие самодвижения (активности) будучи в основном метафизическим, антидиалектическим, было понятием с материалистической точки зрения.
  • 3- й этап. Наконец, понятие самодвижения (активности) обретает диалектико-материалистическое содержание, применяется в теоретических и конкретно-практических отношениях к обществу, его явлениям и развитию, к естествознанию и исследованию природы и мышления, к конкретному анализу социально-экономических явлений. Однако на данном этапе значимость идеи самодвижения (активности) в социальном плане оценить трудно, ибо ее применение методологически основано на ряде теоретических положений, которые страдают ограниченностью и односторонностью.

Несмотря на то, что английский материализм XVIII в., опираясь на естествознание, приблизился к диалектико-материалистическому пониманию самодвижения (активности) и его всеобщего характера, а также обнаружил в его рамках существование взаимодействия притяжения и отталкивания, круговорота мира, — этот материализм по существу был не диалектическим, метафизическим. Для него был характерен неисторический взгляд на природу и мир. Напротив, идеализм классической немецкой философии (прежде всего, Гегеля), усиленно развивая (в отличие от материализма) самодеятельную, творческую, активную сторону бытия, пришел к выводу об историческом и диалектическом характере самодвижения (активности), взаимодействия притяжения и отталкивания как идеальных по своей природе сил, тенденций, круговорота в мире сознания, абсолютного Я духа или мировой души, начисто отказав в этом миру природы, материи.

Классическая немецкая философия вырастала в сфере мистических чувств и глубокой интуиции, во многом справедливой борьбы с рационализмом, который в то время находился на подъеме и был прогрессивным явлением в общественном сознании, отличаясь вдохновенным педантизмом и мелочностью, а также осмотрительной безудержностью мысли.

Классическая немецкая философия, которая в качестве немецкой уже привыкла жить в постоянно разреженной атмосфере абстрактной мысли, стала «горней» областью избранных прорицателей и гениальных дилетантов. Они хорошо размножались в этом бесплотном мире отвлеченнейших идей, сдобренных конкретнейшей житейской политэкономической практикой; в мире, куда кроме философов могли проникнуть в те времена лишь поэты и мистики.

А ныне там обитают и всем-все-обещающие общественно-политические деятели, в том числе депутаты и президенты, до умопомрачения поглощенные осуществлением своего стремления к собственности и власти. Современная мифология облегчает им путь к достижению цели — это ее занятие. Поэтому на наших глазах уже давно процветает особый, мистико-этический, идеологически переосмысливающий реалии общественной жизни и естествознания род философствующих ученых и радикально мыслящих философов, которые наряду с поэтическими философами и философствующими поэтами, негосударственно мыслящими государственными деятелями и всезнающими невеждами-болтунами непрерывно вещали и вещают истины. Подобно древнееврейским пророкам и оракулам, но без присущего тем вдохновения, душевной искренности, увлечения и заботы о благе всех и каждого...

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >