Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Общая геополитика. Вопросы теории и методологии в географической интерпретации

ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

ГЕОПОЛИТИКА В КОНТЕКСТЕ ГЕОАДАПТАЦИИ1

Общее проблемное поле

При изучении геополитики неизбежно возникает вопрос о ее месте в системе различных видов деятельности и научного знания. Для осмысления места геополитики в общественной жизни и в системе знания требуется выявить ее родовое понятие. Самым простым решением данного вопроса было бы считать геополитику (геополитическую науку) видовым понятием либо политики [см., напр.: Махонин 2012, с. 149] (политологии), либо только территориальной организации общества (общественной географии). Большинство авторов так и поступает. Однако очевидно, что обе стороны ГПО и отражающие их области знания не сводимы друг к другу. (Мы не будем здесь обсуждать мнение некоторых политологов, что геополитика якобы может обойтись без учета географических факторов.)

Любая политическая деятельность имеет пространственное выражение, но таким свойством обладает и деятельность вообще. Все прочие функциональные виды деятельности общества, также как и политическая, взаимосвязаны с условиями геопространства. В результате выделяется особый «сквозной», полифункциональный вид деятельности, характеризующийся взаимосвязями любого вида деятельности и геопространства. Предположим, что, по аналогии с геополитикой, различные «гео»-общественные науки должны находиться на стыках соответствующих географических и обществоведческих дисциплин, отражать данный специфический вид деятельности. Именно он и является родовым понятием для геополитики, геоэкономики и других частных видов деятельности в геопространстве. (Если же считать родовым понятием политику, то признак географичности просто отбрасывается, и на еще более абстрактном уровне «деятельности вообще» уже не может появиться вновь.) Можно называть выделенный таким образом вид деятельности по-разному: «географическим управлением», «управлением территориальной организацией общества», «деятельностью в геопространстве» и тому подобными терминами, которые, однако, этимологически подчеркивают лишь одну сторону процессов взаимодействия или слишком общи. Возможно, одним из оптимальных наименований был бы предложенный нами в данном широком смысле термин «геоадаптация» [Бланков 2000а, с. 124; Бланков 2011]. Он разнопланов и богат смыслами. Конечно, он не охватывает все возможные аспекты человече-

Подробнее см. в [Бланков 2011].

ской деятельности, но в нашем случае это выступает как раз его преимуществом. Другие авторы, сознающие потребность подняться «над» геополитикой, геоэкономикой и другими смежными отраслями, предлагают иные варианты. Например, концепт «геопланетарной рамки» [Пере-слегин 2005, с. 12].

Предложенный нами вариант подтверждается и тем, что сам геополитический процесс с точки зрения деятельностно-геопространственного подхода рассматривается как взаимоадаптация политики и геопространства, как самоадаптация субъекта и адаптация им среды [Каледин 1996, с. 87]. Данный термин нашел применение у авторов, рассматривающих схожие проблемы как с общественно- [Каледин 2003, с. 113], так и с эколого-географических позиций [Эльдаров 1998]. Распространение самого понятия адаптации на различные виды человеческой деятельности представляется вполне правомерным. Болгарский философ И. Калайков также рассматривает понятие адаптации как общенаучное применительно к развитию цивилизации [Калайков 1984, с. 23]. Д. Харвей считал адаптивными системами такие, которые имеют привилегированные состояния, обеспечиваемые посредством обратных связей. Такие системы представляют большой интерес для географии [Харвей 1974, с. 445-446]. Адаптационный подход широко используется в естественных, общественных и технических науках. Еще Г. Спенсер в конце XIX века применил его для изучения эволюции общественных институтов. Э.М. Эльдаров, одним из первых предложивший сам термин «геоадаптация» в социально-геоэкологическом аспекте, как синоним «территориальной адаптации», отмечает повышение значимости адаптационного подхода в современной географии [Эльдаров 1998, с. 3-4]. На Западе изредка встречаются аналогичные «узкие» трактовки геоадаптации (geo-adaptation): как регионального геоинжиниринга, включающего управление климатом; как локального приспособления популяций организмов; как приспособление технологий/стратегий/моделей при их переносе в иные географические условия. Мы рассматриваем их как частные случаи.

Так или иначе, независимо от наименования рассматриваемой стороны жизнедеятельности общества, адаптация является одним из ее ведущих механизмов. При этом «в основе методологии адаптационного подхода лежит теория эволюции как наука о причинах, движущих силах и общих закономерностях развития живой природы» [Эльдаров 1998, с. 6]. Дж. Паркер представляет и геополитический процесс как процесс именно эволюционный, обусловленный объективными закономерностями геополитического пространства [Parker 1998, р. 155-167]. С эволюционной же точки зрения почти все признаки организации являются адаптивными. Отметим сразу, что геоадаптацию общества мы рассматриваем в качестве интегрального процесса, т.е. включающего в себя не только общественно-природные, но и внутриобщесгвенные взаимодействия в геопространстве. Социально-экологический аспект геоадаптации - лишь одна из сторон этого сложного и многогранного явления.

Таким образом, геополитика предстает в качестве частного случая геоадаптации общества, или как геоадаптация политического типа. Аналогичные по структуре области деятельности в геопространстве - геоадаптация экономического, социального, духовного и экологического типов. Как и геополитика, они интегративны и для разрешения внутренних противоречий вовлекают в свою орбиту другие функциональные отрасли геоадаптации. Так, геоэкономика становится расширением геополитики, но можно рассматривать и обратную ситуацию, и их пересечение. В качестве отраслей геоадаптационного процесса и геополитика, и геоэкономика могут «играть гранями», изменяя свое соотношение в разные исторические эпохи. Так, в эпоху глобализации геоэкономика зачастую выходит на первый план и даже отчасти поглощает собой геополитику.

Любая деятельность человека и общества в геопространстве может адекватно рассматриваться через призму геоадаптации. Это и использование природных ресурсов, и берегозащитные мероприятия [Эльдаров 1998, с. 29], и прокладка магистралей, и процесс расселения, и планировка городов, и размещение предприятий, и многие другие феномены. Ю.Г. Саушкин критиковал отечественного антропогеографа 1920-х годов А.А. Крубера за использование им адаптационного подхода, «архаичного» в эпоху ГОЭЛРО [Саушкин 1973, с. 92]. Да, возможно в антро-погеографическом выражении адаптационный подход устарел, но сам по себе он остается важным и сегодня. Тот же план ГОЭЛРО был, фактически, именно геоадаптационным проектом. В рассматриваемом ряду находятся и геополитические явления. Так, и межгосударственные союзы, и политические границы, и даже войны (особенно те, которые имеют целью территориальную экспансию или защиту от нее) можно рассматривать в ракурсе геоадаптации.

ГАО и ГПО в контексте геопространства и видов деятельности

Рис. 3. ГАО и ГПО в контексте геопространства и видов деятельности

С точки зрения деятельностно-геопространственного подхода в самом общем виде можно считать, что геоадаптация проявляется в системе разнокачественных отношений между разноплановой деятельностью субъектов и геопространством, а как мышление и деятельность она представляет собой выявление и организацию этой системы отношений. Исходя из контекста, назовем эти отношения гео адаптационными (ГАО) [Елацков 2000а, с. 125; Каледин 2003, с. 113]. Они различаются по сферам деятельности, так что ГПО выступает как один из множества их видов (рис. 3). При данном подходе можно заметить, что все иные виды ГАО оказывают опосредованное влияние на ГПО двумя путями: через сферу деятельности и содержанием геопространства. Н.В. Калединым предложено понятие геообщественного отношения как объекта общественной географии и синоним геоадаптационного отношения [Каледин 2003, с. 113]. Однако с нашей точки зрения, ГАО общества и геооб-щественные отношения - понятия разные. Исходя из аналогии с ГПО, геообщественные отношения представляют собой совокупные ГАО общества в целом. Кроме того, категория «общество», в отличие от «политики» и «адаптации», обозначает не вид деятельности, а ее субъекта.

Но геоадаптации как отдельной области исследований пока не существует, и картина вырисовывается более сложная. В 1920-30-х годах на волне популярности геополитики в Германии предпринимались попытки сформировать целый блок специфических «геонаук» - от геопсихологии до геоюриспруденции. А. Дикс предлагал даже «геоэкономику» [Dix 1925]. Позже идея формирования геонаук оказалась дискредитирована политизированностью их содержания. Лишь общественная география остается пока единственной познавательной системой, охватывающей, хотя и односторонне, общественно-геоадаптационные процессы в целом. Еще А. Геттнер рассматривал геополитику именно как одну из отраслей «практической географии» [Геттнер 1930, с. 144]. Заново родилась и геоэкономика.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >
 

Популярные страницы