Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Техника arrow Процесс формирования научного знания (онтологический, гносеологический и логический аспекты)

Субъект как абсолютный субъект

Кантовская идея, в том что «Я» сопровождает все наши представления, была подхвачена и развита Г.Фихте. Фихте был убежден в том, что невнимание к своей собственной деятельности есть самое глубокое основание наших ошибок. Пока при рассмотрении вещей не думают о самодеятельности собственного «Я», до тех пор, что делается нами самими, кажется чем-то данным извне. Так именно поступают догматики, не узнающие себя в своих собственных творениях. Догматизм как начальный этап в развитии сознания необходим. Занятый познанием внешней действительности, субъект не может первоначально одновременно анализировать и сам процесс исследования, то есть возвысится до самосознания.

Однако такое возвышение - неизбежный этап в развитии духа, этап, на котором субъект делает себя предметом исследования. При этом субъект обнаруживает, что последовательность достигнутых им результатов есть не что иное, как восходящий процесс его собственного становления, или другими словами, становления его самосознания. Самосознание есть, следовательно, такая деятельность «Я», которая присутствует во всех актах нашего познания, но которая не сводится ни к одному из них. Эту деятельность самосознания Фихте и берет в качестве абсолютного безусловного, из которого может быть дедуцировано знание о том, как рождается анализ, то есть система наукоучения.

Фихте, таким образом, не нуждается в пресловутой «вещи в себе», и его основоположением является утверждение «Я полагает самое себя». В этом основоположении указывается только на факт деятельности самосознания, а потому оно не требует никакого обоснования. Каждый конкретный акт самополагания всеобщего и абсолютного «Я» внутренне противоречив, ибо такое полагание неизбежно включает не только эмпирическое «Я», но и эмпирическое «не-Я», то есть все то, что познается субъектом.

Следует отметить, что «не-Я» не есть «вещь в себе». С таким вещами фихтиевская концепция вообще не имеет дело. «Не-Я» - это «вещь для нас», субъективно сконструированный объект, но находящийся в пределах развивающего самосознания, абсолютного субъекта. Противоречие между «Я» и «не-Я» разрешается в синтезе, приводящем а обоюдному ограничению.

Фихте подчеркивает, что «не-Я» ограничивает и тем самым определяет «Я». Такая ситуация имеет место в начале познания, когда эмпирический субъект не узнает в объекте своего собственного продукта и считает его окончательно завешенным. На этом этапе деятельность самосознания в эмпирическом субъекте тормозится. Преодолевая этот тормоз, самосознание через эмпирическое «Я» ограничивает «не-Я». Это ограничение имеет место тогда, когда эмпирический субъект узнает в противостоящем ему объекте свой собственный продукт. Тем самым он поднимается с низшей ступени на более высокую. «Я», ограничиваемое «не-Я», то есть деятельное «Я», он определяет как практическое. Только в практическом «Я» проявляется бесконечное познавательное стремление абсолютного субъекта (самосознания). Эмпирический субъект стремится через практическую деятельность возвыситься до абсолютного субъекта. Но его сознание отягощено миром его конкретных восприятий, то есть «не-Я». В каждом новом акте полагания самосознания эмпирический субъект освобождается от этого груза, возвышаясь тем самым над своим эмпирическим содержанием, В таком прогрессивном возвышении и состоит процесс развития научного знания, присущий как познавательным этапам становления индивидуума, так и духовным ступеням человечества.

Наукоучения, по Фихте, это «прагматическая история человеческого духа» Этому естественному теоретическому развитию «Я» следовали Шеллинг в «трансцендентальном идеализме» и Гегель в «Феноменологии духа». Содержанием такого развития является становящееся самопознание, абсолютный субъект. Форма реализации этого содержания представляет собою бесконечное движение через все новые противоположности к новым соединениям, в которых вновь обнаруживаются противоположности, требующие своего соединения и т.д. и т.п. Выявленная таким образом схема движения самосознания через тезис, антитезис к синтезу и образует форму и метод систематически развивающего наукоучения.

Таким образом, содержание и форма наукоучения взаимно определяют друг друга, в результате чего мышление субъекта приобретает имманентный характер. «...Благодаря наукоучению, - отмечает Фихте, - ум человека приходит в себя и к самому себе и покоится отныне в самом себе, отказывается от всякой чужой помощи и овладевает полностью самим собой, подобно тому, как танцор владеет своими ногами или борец своими руками»[1].

Итак, если Кант индуктивно выстраивает свою систему, и лишь в заключение приводит ее к диалектически устремленному разуму, то Фихте, начиная с этой посылки, дедуктивно выводит всю систему наукоучения. Кант фиксирует факт активности субъекта. Фихте, исходя из этого факта, развертывает содержание и форму субъективной активности в познавательном процессе. Дуализм Канта трещиной проходил по всей его системе. Отказавшись от сверхчувственного («вещей в себе»), Фихте получает один мир - мир развивающегося самосознания. Из этого субъективного мира он вынужден дедуцировать мир объективный, и в этом идеализм концепции Фихте. Но только таким путем можно было, в пределах кантовских воззрений, возвыситься до диалектического понимания субъективной активности. Интересно в этой связи признание Фихте в том, что он только тогда впервые нашел истинный смысл кантовской критики, когда собственным путем открыл наукоучение. Однако сам Кант, как известно, не узнал своего учения в другой, более развитой системе, не мог отделить своего учения от формы, которую ему придал Фихте.

Итак, если Кант в абстрактно-общей форме лишь провозглашает идею активности субъекта, то Фихте, анализируя форму его (субъекта) функционирования, развивает эту идею, наполняя ее более конкретным содержанием. Однако, как и у Канта, в концепции Фихте эта активность носит лишь субъективный характер. Отводя объективной действительности роль пассивной внешней среды, в оболочке которой осуществляется саморазвитие познания, Фихте вынужден сочетать субъект с самим собой. Деятельность фихтиевского субъекта, направленная не на овладение объективной действительностью, а на полагание своих собственных форм представляет собой самодеятельность субъекта.

  • [1] Фихте И.Г. Ясное как солнце сообщение публике... М., 1937, с.84.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы