ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Очерк I. Уголовная ответственность корпораций в США и перспективы развития уголовной ответственности

юридических лиц в РФ

Чиненова А.А.,

аспирантка кафедры предпринимательского права

юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Уже давно выдвигаются предложения ввести уголовную ответственность для юридических лиц. Данное предложение подкрепляется в основном ссылками на законодательство зарубежных стран, где такая ответственность весьма распространена.

В частности, она предусмотрена в США, Великобритания, а также во многих странах континентальной Европы, например, Франции, Германии, Голландии. Правда, степень проработанности данного института различна. Так, Германия отличается менее проработанной позицией в отношении уголовной ответственности юридических лиц, чем США и Франция .

Кроме того, уголовная ответственность юридических лиц предусмотрена в таких международных актах, как Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма от 09.12.1999 года”, Конвенция ООН против 3транснациональной организованной преступности от 15.11.2000 года . Россия ратифицировала эти Конвенции .

В конце 2010 - начале 2011 года вновь активизировалась кампания по распространению уголовной ответственности на юридические лица. В частности, были разработаны несколько проектов. В дальнейшем в статье будет рассмотрен законопроект, предложенный Следственным комитетом РФ.

Прежде, чем осветить предполагаемые перспективы развития данного института в РФ, стоит обратить внимание на общие проблемы применения уголовной ответственности юридических лиц и на то, как такая ответственность применяется в США.

'Широков В.А.. Уголовная ответственность юридических лиц: опыт зарубежных стран и перспективы применения в России / ИЦр://уу?. law.edu. гиЛ1ос/боситепГа8р?босШ= 1252244

  • 2 "Бюллетень международных договоров", N 5, 2003.
  • 3 http://www.im.org/ru/documents/decl_conv/conventions/orgcrime.shtml
  • 4 ФЗ от 10.07.2002 № 88-ФЗ «О ратификации Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма»; ФЗ от 26.04.2004 № 26-ФЗ «О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности и дополняющего ее протокола против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю, воздуху и протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, и наказании за нее».

Общие проблемы применения уголовной ответственности юридических лиц

Основным побудительным мотивом для признания уголовной ответственности юридических лиц сначала в странах англо-саксонского права, а затем и во многих странах континентального права, стала необходимость борьбы с экологическими и хозяйственными преступлениями, так как индивидуальная ответственность служащих корпораций не может даже в малой мере возместить причиняемый вред и предупредить совершение новых аналогичных правонарушений . Юридическими лицами также часто совершаются коррупционные преступления, в том числе дача взяток государственным служащим и должностным лицам, предоставление откатов.

Одной из основных проблем применения уголовной ответственности юридических лиц является применение понятия «вина» к юридическому лицу. Юридическое лицо по своей природе является фикцией и не обладает психикой, а, следовательно, «психическим отношением к содеянному», то есть виной. Кроме того, традиционное понятие «наказания» также малоприменимо к уголовному лицу, скорее на него распространяются меры ответственности.

Правовое регулирование уголовной ответственности корпораций в США

Следует, прежде всего, отметить, что в США не существует однозначной позиции в оценке института уголовной ответственности юридических лиц. Большинство американских исследователей критикует существующую систему привлечения к уголовной ответственности корпораций, но отменить полностью саму уголовную ответственность как институт никто из них не предлагает.

Уникальность Америки в данном вопросе проявляется в том, что значительная уголовная ответственность накладывается в дополнение к административным и гражданско-правовым мерам ответственности". Даже в Англии, родоначальнице данного явления, система привлечения к уголовной ответственности компаний не является такой суровой. Уголовная ответственность корпораций не заменяет широкомасштабную схему управления, которая также применяется к компаниям. Такие органы как Управление по контролю за качеством пищевых продуктов, медикаментов и косметических средств, Комиссия по ценным бумагам и биржам и Федеральная комиссия по торговле наделены всеми полномочиями в регулировании и правоприменении. Они могут использовать свои полномочия в сфере правоприменения для расследования и «обвинения» в совершаемых правонарушениях . Все вышеуказанные органы могут налагать

  • 1 Додонов В. Ответственность юридических лиц в современном уголовном праве, Законность, 2006, № 4, СПС «Консультант Плюс».
  • 2 Discant В. Edward Corporate Criminal Liability: Exploring the Uniquely American Doctrine Through Comparative Criminal Procedure, p. 130.
  • 3 Discant B. Edward Coiporate Criminal Liability: Exploring the Uniquely American Doctrine Through Comparative Criminal Procedure, p. 142.

крупные штрафы за нарушение своих постановлений, что наносит значительные издержки для репутации наказываемых компаний.

В США существуют два стандарта привлечения юридических лиц к уголовной ответственности. В обоих из них для привлечения компаний к уголовной ответственности используется подход «идентификации» (отождествления), впервые появившийся в Англии. Согласно данному подходу на компании возлагается ответственность за действия других лиц (ответственность за чужую вину), то есть за действия, совершаемые представителями компании.

Позиция «пусть принципал отвечает» (respondeat superior) является одним из таких стандартов. Это правило, возникшее в обычном праве, развивалось в первую очередь в федеральных судах США и использовалось затем некоторыми судами штатов . Возникнув из принципов агентских правоотношений в деликтном праве, данная позиция (теория) устанавливает, что компания «может быть привлечена к уголовной ответственности за действия любых своих агентов (представителей), которые 1) совершили преступление 2) в рамках своих трудовых правоотношений 3) с намерением принести пользу (прибыль) корпорации» . Данный стандарт весьма широк и позволяет реализовать уголовную ответственность юридических лиц за действия любого представителя компании, даже работника самого нижнего звена. Такая теория развивалась просто и, казалось бы, логично: корпорация, являясь всего лишь субъектом права, а не реальным лицом, может действовать только ч^ерез своих сотрудников, за которых она должна считаться ответственной . Таким образом, если уголовная ответственность юридических лиц должна существовать вообще, тогда корпорация должна быть ответственной за действия своих работников, через которых такая корпорация действует.

Возникновение доктрины уголовной ответственности корпораций в США имеет весьма неоднозначную историю. История развития уголовной ответственности юридических лиц является, по сути, «историей практики в поисках теории» . Решения о том, налагать или нет уголовную ответственность на корпорации, был, главным образом, не итогом обоснованной политики выбора, а результатом меняющихся тенденций в правовом формализме. Так, по «признанию» таких исследователей как Фишел и Сайкс, «доктрина уголовной ответственности ^юридических лиц развивалась без каких-либо теоретических оправданий»^.

Верховный суд США впервые признал соответствующим стандарт «пусть принципал отвечает» для наложения уголовной ответственности

  • 1 Corporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html
  • 2 Andrew Weissmann with David Newman, Rethinking Criminal Coiporate liability, p.412.
  • 2 Andrew Weissmann with David Newman, Rethinking Criminal Coiporate liability, p.412/ http://www.law.indiana.edu/ilj/volumes/v82/no2/5_Weissmannpdf
  • 4 Kathleen F. Brickey, Corporate Criminal Accountability: A Brief History and an Observation, 60 Wash. U.L.Q.393 (1982), supra note 7
  • 5 Daniel R.Fischel and Alan Sykes, Corporate Crime, 25 Legal Stud. 319,320 (1996).

на юридические лица за умышленные преступления в дел^ New York Central & Hudson River Railroad v. United States в 1909 году . Центральный вокзал Нью-Йорка был признан виновным во взяточничестве, в связи с тем, что помощник руководителя транспортного отдела предоставлял «скидки» по железнодорожным тарифам определенным пользователям железной дороги. В результате данных скидок действительная (фрахтовая) ставка по перевозке для некоторых пользователей была ниже, чем обязательные ставки, что нарушало Акт Элкинса, предусматривающий применение уголовного наказания. В обоснование виновности Центрального вокзала Нью-Йорка Верховный суд США применил гражданско-правовой стандарт «пусть принципал отвечает», придерживаясь той позиции, что, так как представитель Центрального вокзала Нью-Йорка совершил преступление, в то время как исполнял свои обязанности, то Центральный вокзал Нью-Йорка виновен . Суд применил этот весьма широкий стандарт к Центральному вокзалу практически не анализируя, является ли позиция «пусть принципал отвечает» подходящим стандартом для определения умысла на преступление. При этом Суд отметил, что принцип ответственности принципала являлся традиционным для гражданского деликтного права, а затем просто установил, что «каждое основание в публичном порядке» обосновывает «продвижение всего на шаг вперед» и применение ответственности принципала в уголовном праве. Другие суды Америки последовали прецеденту Центрального вокзала Нью-Йорка. Так, суд 8-го округа установил: «Больше не существует, по существу, разницы между гражданско-правовой и уголовной ответственнрстью корпораций, исходя из элемента умысла или противоправной цели» .

Вышеуказанные прецеденты критиковались, как не способные оценить сущностное различие природы гражданско-правовой и уголовной ответственности, не способные найти гражданско-правовые варианты привлечения к уголовной ответственности юридических лиц и не способной изучить альтернативные стандарты привлечения к уголовной ответственности корпорации .

Критики отмечают тот факт, что судебные споры о деликтах были созданы, прежде всего, для компенсации одной стороне убытков, нанесенных ей другой стороной. Презумпция, лежащая в основе ответственности за причинение вреда, является более справедливой для работодателей лиц, совершивших правонарушение, (tort-feasor) с целью покрытия финансовых убытков, вызванных действием их агентов, чем для отдельных потерпевших, поступающих таким образом. За исключением редких дел о причинении вреда, умысел не является основным вопросом для

  • 1 http://lawschool.courtroomview.com/acf_cases/8748-new-york-central-hudson-river-railroad-co-v-united-states
  • 2 Corporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html
  • 3 Egan v. United States, 137 F.2d 369 (8th Cir.), cert, denied, 320 U.S. 788 (1943).
  • 4 Coiporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html признания уголовно ответственным. В соответствии с общепринятой доктриной даже угроза наложения ответственности за причиненный вред может удержать от совершения действия. Именно взыскание убытков, а не удержание от совершения противоправного действия в будущем, является важнейшей целью деликтных исков . Наконец, в целом, ответственность за причинение вреда не несет морального или карательного клейма, это всего лишь цена ведения бизнеса.

Высказывается позиция о том, что умысел, удержание от совершения деяния и клеймение являются ключевыми ингредиентами во всех уголовных делах . В делах, связанных с уголовной ответственностью юридических лиц такие элементы отсутствуют или не являются главными. Пока точка зрения о том, что позиция «пусть принципал отвечает» является подходящей для деликтов, это является проклятием для уголовного права .

Также такие юристы, как Э. Вайссманн и Д.Ньюман считают, что правовая система не должна устанавливать уголовную ответственность отдельно от гражданско-правовой ответственности на корпорацию каждый раз, когда сотрудник компании совершает преступление в рамках трудовых отношений, включая случаи, когда сотрудник приносит выгоду компании в целом или частично . Такая абсолютная ответственность (т.е. ответственность независимо от наличия вины) прямо противоположна двойным целям уголовного права - сдерживанию и возмездию.

Таким образом, основная критика уголовной ответственности юридических лиц в США связана с неоправданным расширением возможностей привлечения любой компании к уголовной ответственности за действия ее сотрудника, в том числе и самого низкого звена. Даже угроза обвинения является сокрушительной для компании: уголовное преследование предвещает незамедлительную реакцию рынка, потерю лидирующих позиций, многомиллионные 1^трафы и, естественно, вероятность вынесения обвинительного приговора'. Последствиями для компании будут не только наказание за преступление, но и потеря репутации и финансовые убытки. На практике компании рассматривают такое обвинение как потенциальный смертельный удар для себя , причем даже если компания невиновна, это не значит, что она сможет восстановиться.

В решении по делу Центральный вокзал Нью-Йорка против США также выделяют такой недостаток как неспособность найти гражданско-

  • 1 Corporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html
  • 2 Coiporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html
  • 3 Coiporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html
  • 4 Andrew Weissmann with David Newman, Rethinking Criminal Coiporate liability, p.412
  • 5 Discant B. Edward Coiporate Criminal Liability: Exploring the Uniquely American Doctrine Through Comparative Criminal Procedure, p. 128.
  • 6 Ellard George, Making the Silence Speak and the Informed Wary, 42 Am.Crim.L.Rev.985, 987 (2005).

правовые варианты привлечения к уголовной ответственности юридических лиц. Суд устанавливает, что невозможность возложения уголовной ответственности на корпорации «фактически уберет единственное средство эффективного контроля предмета и направленного на корректирование злоупотреблений». Данное утверждение является ошибочным. Существуют две основные возможности наложения ответственности на юридические лица: уголовная ответственность ответственных личностей внутри компании и гражданско-правовые средства защиты против корпораций. Необходимо учитывать, что в 1909 году, когда было принято решение по делу Центрального вокзала Нью-Йорка, уголовное преследование ответственных должностных лиц корпораций было необычным. С тех пор, однако, такое уголовное преследование стало более обычным и гораздо более простым через развитие доктрин «ответственного должностного лица корпорации» (responsible corporate official) и абсолютной ответственности (ответственности без вины). Кроме того, исследователи отмечают, что в 1909 году административное регулирование и надзор были только на заре своего развития . Суды и законодательные органы так и не пересмотрели уместность использования доктрины ответственности принципала для привлечения к ответственности юридических лиц. Как отмечено в решении одного из судов в подтверждение виновности корпорации, неспособность возложить уголовную ответственность на юридическое лицо «давала иммунитет правонарушителю, которой реально получал выгоду, и широко раскрывала двери для уклонения»'.

Третьим уже указанным недостатком «классического» решения о возложении уголовной ответственности на корпорации является неспособность к изучению альтернативных стандартов привлечения к уголовной ответственности корпораций. В деле Центрального вокзала Нью-Йорка Суд презюмировал, что единственным стандартом, пригодным для наложения уголовной ответственности на корпорации был принцип «пусть принципал отвечает». Такой жесткий взгляд понятен, учитывая положение дел перед Судом и историческое место данного мнения. Однако с учетом того, что в двадцатом веке были выявлены существенные недостатки теории ответственности принципала при привлечении к уголовной ответственности корпораций и были предложены альтернативные концептуальные модели, то существует мало причин придерживаться чрезвычайно упрощенного решения, вынесенного Верховным судом США в 1909 году .

Также стоит обратить внимание, что суды иногда допускают ошибку. Наиболее знаменитой «ошибкой» стало дело компании Arthur Andersen .

  • 1 Coiporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html
  • 2 United States v. George F. Fish, Inc., 154 F.2d 798, 801 (2d Cir.), cert, denied, 328 U.S. 869(1946).
  • 3 Coiporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html
  • 4 Ainsile Elizabeth K., Indicting Coiporations Revisited: Lessons of the Arthur Andersen Prosecution, 43 Am.Crim.L.Rev.107 (2006).

Компания была осуждена за воспрепятствование осуществлению правосудия, вскоре после этого она закрылась. Позднее Верховный Суд США отменил данный приговор на формальных основаниях, относящихся к инструктированию присяжных.

Секция 2.01 Модельного уголовного кодекса США исправляет некоторые проблемы стандарта «пусть принципал отвечает», в связи с тем, что более узко применяет уголовную ответственность в отношении юридических лиц. Подход, предусматриваемый Кодексом, более близко приближается к подходу, принятому по всему миру для корпоративной уголовной ответственности. Кодекс предусматривает уголовную ответственность корпораций только за действия некоторых представителей корпораций. Согласно Кодексу, корпорация несет уголовную ответственность за преступное деяние, которое было «уполномочено, затребовано, приказано, осуществлено или допущено по халатности советом директоров или высокопоставленным представителем управления, действующим от имени корпорации в рамках его службы или трудовых обязанностей». Высокопоставленным представителем управления, по смыслу Кодекса, является любое лицо, «имеющие обязанности с такой ответственностью, что его действие, безусловно, может рассматриваться как представление политики компании или ассоциации».

При этом стоит упомянуть, что и подход, закрепленный р Модельном уголовном кодексе, критикуется по нескольким причинам'. Во-первых, подход считается нереалистичным при учете размера многих современных компаний. Так как противоправная деятельность редко осуществляется открыто, то будет сложно, если не сказать невозможно, получить необходимые доказательства того, что высокопоставленный представитель управления компании осуществлял или допускал по халатности незаконную деятельность .

Во-вторых, данный подход поощряет высокопоставленных представителей управления избегать злоупотреблений внутри корпорации. Так как Кодекс возлагает корпоративную ответственность только, если представители управления высшего уровня вовлечены в правонарушения или допускают их, то отсутствие знания о правонарушении отменяет ответственность. Наконец, стандарты Кодекса весьма узки, даже в случаях, когда политика компании поощряет работника более низкого уровня совершать преступления, корпорация не является ответственной, до тех пор, пока есть свидетельства участия или информированности определенного члена правления или высокопоставленного представителя управления. Кроме того, Модельный уголовный кодекс США не включает в понятие корпорации «учреждение, организованное в качестве правительственного органа или правительственным органом для выполнения правительственной

  • 1 Разработан Американским Институтом права в 1962 году.
  • 2 Corporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html
  • 3 Coiporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html программы» . Таким образом, неправомерно сокращено число субъектов, на которых распространяется уголовная ответственность.

Как уже упоминалось выше, позиция «пусть принципал отвечает» и стандарт, установленный Модельным уголовным кодексом, предусматривают несколько одинаковых требований, ограничивающих их применение. Необходимо, чтобы противоправное действие было совершено в рамках трудовых отношений представителя и предприняты для принесения выгоды компании. Суды толкуют понятие «в рамках трудовых отношений» (within the scope of employment) как «действия, в рамках очевидного объема трудовых функций представителя» . При такой широкой интерпретации даже акты, совершаемые сотрудником компании в нарушение специальных распоряжений компании, считаются подходящими для установления ответственности корпораций. Разумным объяснением этому является то, что действия представителя компании, совершенные пока он находится на службе у компании, будут считаться ^третьими лицами, совершаемыми в рамках полномочий представителя . В ^ачестве примера можно привести дело United States v. Hilton Hotels Corp . Торговый агент отеля Хилтон в Орегоне угрожал поставщику товаров потерей бизнеса, если поставщик не внесет вклад в ассоциацию, созданную для привлечения съездов в Портленд. Президент корпорации дал показания о том, что такие действия противоречат корпоративной политике компании. Как управляющий, так и помощник управляющего дали показания о том, что они специально предупреждали торгового агента, чтобы он не угрожал поставщикам. Несмотря на все вышеизложенное, суд признал виновной компанию Hilton Hotel Corporation в нарушении антитрестовского законодательства согласно стандарту «пусть принципал отвечает» на том основании, что для третьих лиц торговый агент действовал от имени корпорации.

Стоит учитывать, что и при применении гораздо более узкого подхода, закрепленного Модельным уголовным кодексом, возникает проблема «нехарактерных действий» работника . Например, если бы торговый агент отеля Хилтон имел «обязанности с такой ответственностью, что его действие безусловно могло рассматриваться как представление политики компании или ассоциации», то агент бы рассматривался как «высокопоставленный представитель управления», и компания Hilton Hotel Coloration все равно была бы признана ответственной по уголовному праву .

  • 1 Додонов В. Ответственность юридических лиц в современном уголовном праве, Законность, 2006, № 4, СПС «Консультант Плюс».
  • 2 Corporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html
  • 3 Coiporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html
  • 4 United States v. Hilton Hotels Corp., 467 F.2d 1000 (9th Cir. 1972). / http://openjurist.org/467/f2d/1000/united-states-v-hilton-hotels-corporation
  • 5 Coiporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html
  • 6 Coiporate Criminal Responsibility, American Standards of Corporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html

Исследователями отмечается, что второе требование, предъявляемое к привлечению корпораций к уголовной ответственности, - действие «с намерением принести выгоду компании», практически перестало существовать в толкованиях судов. Так, один из судов установил следующее:

«существовало множество дел........в которых компания признавалась

подлежащей уголовной ответственности, даже если фактически компания не получила никакой выгоды» . Суды находили этот элемент уголовной ответственности корпораций даже, когда сама компания являлась жертвой действий агента. Примером такого случая выступает дело United States v. Sun-Diamond Growers of California, 138 F.3d 961 (D.C. 1998)”. Компания, являясь крупным сельскохозяйственным кооперативом, которым владели его участники, была признана виновной в дарении подарков государственным чиновникам, мошенничестве с использованием электронных средств сообщения и совершении незаконных взносов в пользу избирательной компании. Незаконные платежи осуществлял вице-президент компании, он же был вовлечен в совершение всех иных преступных деяний. Компания Sun-Diamond Growers of California утверждала, что вице-президент действовал не для принесения выгоды компании, а с умыслом ее обмануть. Тем не менее, суд все равно признал компанию виновной в связи с тем, что вице-президент действовал с намерением, однако «сбивающим с толку», в интересах своего работодателя.

Следует также добавить, что введение понятия «объединенного (коллективного) умысла» (collective intent) чрезвычайно расширило стандарты, теории ответственности принципала и Модельного уголовного кодекса . Доктрина «объединенного умысла» позволяет судам находить умысел со стороны корпорации даже тогда, когда невозможно определить представителя компании, действующего с преступными намерениями. Данный подход отражен в деле United States v. Bank ofNew England . Банк был признан виновным в том, что не подал отчет в Казначейство США о банковской операции на сумму более 10 000 $. В тридцати одном случае, клиент банка снимал со счета более 10 000 $ наличными с одного счета одновременно несколько чеков на суммы менее 10 000 $ одному банковскому служащему. Банк настаивал на том, что отсутствовал сотрудник компании с преступным умыслом нарушить требования к отчетности. Также, по мнению банка, банковский служащий, который осуществлял операцию, не знал того, что закон требует предоставление отчета в указанных обстоятельствах. А банковские сотрудники, знавшие о такой обязанности, не знали о действиях клиента. В заключение банк сделал вывод об отсутствии сотрудника с достаточным преступным умыслом для обви-

Standard Oil Co. v. United States, 307 F.2d 120 (5th Cir. 1962)/ http://www.cnotes.com/supreme-court-drama/standard-oil-v-united-state8

" United States v. Sun-Diamond Growers of California, 138 F.3d 961 (D.C. 1998)/ http://supreme.justia.com/us/526/398/case.htinl

Corporate Criminal Responsibility, American Standards of Coiporate Criminal Liability http://law.jrank.org/pages/751/Corporate-Criminal-Responsibility.html

United States v. Bank of New England, 821 F.2d 844 (1st Cir. 1987)/ http://openjurist.org/821/f2d/844/united-states-v-bank-of-new-england-na нения корпорации. Суд отклонил доводы банка на том основании, что имел место «объединенный умысел» банковских служащих.

Некоторые ученые считают, что нынешнее развитие системы привлечения к уголовной ответственности связано с «маневрами» уголовного процесса Америки и действиями, которые осуществляются системой уголовного правосудия США . Прокуроры в США имеют право определять выдвигать ли им обвинения или нет, и если да, то какие именно. Более того, они наделены полномочиями вести переговоры по сделкам о признании вины (plea bargains) и требовать от обвиняемых сотрудничества при расследовании“. Под видом «сотрудничества» федеральные обвинители подталкивают компании к отказу от права на адвокатскую тайну, завершать чере^ внутренние расследования и передавать любые результаты прокурорам .

На данный момент объем уголовной ответственности корпораций в США колоссален. Компания может быть обвинена фактически по любому обвинению, включая мошенничество с использованием средств телефонной и уголовной связи, отмывание денег и вымогательство .

Новый этап ужесточения регулирования уголовной ответственности юридических лиц в США начался после 2002-2003 года после выявления преступлений таких крупных корпораций, как Enron, WorldWeb. Американские исследователи называют данный этап «Америка после Enron» (post-Enron America). Enron являлся одной из крупнейших мировых энергетических компаний, доходы которой незадолго до ее банкротства в конце 2001 года исчислялись в 101 миллиард долларов США . Однако в 2001 году стало известно, что заявленное финансовое состояние корпорации являлось лишь результатом систематической фальсификации финансовой документации. Крах Enron считают самым большим банкротством в истории. Enron с тех пор стал символом злонамеренного мошенничества со стороны корпораций в бизнесе и символом коррупции. Более того, именно «дело Enron» послужило поводом для принятия в 2002 году Акта Сарбейнса-Оксли (Sarbanes-Oxley Act), ужесточившего требования к финансовой отчетности компаний и требованиям к ее подготовке, а также

  • 1 Discant В. Edward Corporate Criminal Liability: Exploring the Uniquely American Doctrine Through Comparative Criminal Procedure, p. 131.
  • 2 Discant B. Edward Coiporate Criminal Liability: Exploring the Uniquely American Doctrine Through Comparative Criminal Procedure, p. 131.
  • 3 Discant B. Edward Coiporate Criminal Liability: Exploring the Uniquely American Doctrine Through Comparative Criminal Procedure, p. 132.
  • 4 Подробнее - Discant B. Edward Coiporate Criminal Liability: Exploring the Uniquely American Doctrine Through Comparative Criminal Procedure, p. 139.
  • 3 Edward B.Diskant, Comparative Corporate Criminal liability: Exploring the Uniquely American Doctrine Through Comparative Criminal Procedure, The Yale Law Journal, Vol. 118:126, 2008, p. 128; Andrew Weissmann, David Newman, Rethinking Criminal Corporate Liability, Indiana Law Journal, Vol.82:411, 2007, p. 423.
  • 6 http://en.wikipedia.org/wiki/Enron закрепившего меры по обеспечению достоверности финансовой информации .

В настоящее время некоторые американские исследователи предлагают установить в качестве дополнительного элемента преступления неспособность корпорации установить надлежащую политику деятельности и процедуры для предотвращения действия своего сотрудника . Сужение границ уголовной ответственности юридических лиц поддерживается также аргументацией серии решений Верховного Суда США, которые сокращают применение гражданской ответственности юридического лица за действия третьих лиц (в том числе, работников) в контексте штраф-ньщ убытков и соответствующих требований в соответствии с титулом VII . По мнению г-на Вайссманна и г-на Ньюмана, вдали от предоставления корпорациям защиты для совершения мошенничества, система, которая привязывает уголовную ответственность к отсутствию эффективной программы соблюдения закона, сделает то, что ограниченные по времени и ресурсам обвинители никогда не смогут разрешить - простимулирует руководство компаний по всем штатам разработать, осуществить и контролировать меры по соблюдению закона . Теми же исследователями подчеркивается, что Верховный Суд США сокращает применение строгой ответственности за действия третьих лиц в двух случаях: применение титула VII в определенных делах о сексуальных домогательствах и назначение штрафных убытков в отношении юридических лиц. Анализ судебной практики по таким делам поддерживает тезис о том, что нынешняя сфера действия закона в отношении параметров наложения ответственности за действия третьих лиц при установлении уголовной ответственности юридических лиц должна быть сужена'.

Говоря об уголовной ответственности корпораций в США нельзя не отметить существование такого института, как соглашения об отсрочке уголовного преследования (deferred prosecution agreements). Соглашения об отсрочке уголовного преследования - это, по существу, форма условного освобождения, которая позволяет корпорации избежать признания ее виновной в совершении преступления или даже быть освидетельствованной . Согласно такому соглашению, компания принимает на себя обязательство по совершению определенных согласованных мероприятий и воздерживается от преступлений в течение срока действия соглашения, по окончании которого, если компания выполнила все условия, Прави-

  • 1 Д. Исаев, Кодексы корпоративного управления и прозрачность компаний. Акт Сарбейнса-Оксли, Финансовая газета от 20 марта 2008, http://www.hse.ni/news/l 149119.html
  • 2 Andrew Weissmann with David Newman, Rethinking Criminal Coiporate liability, p. 411.
  • 5 Свода Законов США.
  • 4 Andrew Weissmann with David Newman, Rethinking Criminal Coiporate liability, p.451.
  • 5 Andrew Weissmann with David Newman, Rethinking Criminal Coiporate liability, p стр.433.

° Andrew Weissmann with David Newman, Rethinking Criminal Coiporate liability, p. 413.

тельство снимает все обвинения. Данная практика также не является безупречной и оставляет возможности для злоупотреблений.

Перспективы развития института уголовной ответственности юридических лиц в РФ

Согласно действующему законодательству РФ юридическое лицо может быть привлечено только к гражданской и административной ответственности. Таким образом, юридические лица исключены из числа субъектов уголовной ответственности. Однако существует мнение, что только вышеперечисленных видов ответственности для юридических лиц недостаточно.

Среди сторонников введения уголовной ответственности юридических лиц была профессор Н.Ф.Кузнецова. В качестве одной из среднесрочных перспектив совершенствования уголовного закона в РФ, она называла «устранение пробелов, избыточности, бессистемности, нарушений правил законодательной техники в УК РФ», в том числе установление уголовной ответственности юридического лица для «интенсификации борьбы с экономическими и экологическими преступлениями посредством общей и специальной превенции, то есть угрозы применения мер уголовно-правового характера и ее реализации в таких мерах» . Другие исследователи считают, что введение уголовной ответственности юридических лиц необходима в связи с тем, что «в современных условиях предприятия имеют возможность совершать некоторые экономические, экологические, а также компьютерные преступления, оставляя конкретных исполнителей незамеченными'.

Один из первых законопроектов, предлагавших ввести в законодательство РФ института уголовной ответственности юридических лиц, был принят еще в 1994 году. Тогда в проекте Общей части УК РФ, разработанным Государственно-правовым Управлением Президента и Министерства Юстиции , содержалась отдельная глава «Уголовная ответственность юридических лиц». Глава была отвергнута ввиду концептуального несоответствия основанию уголовной ответственности, понятию преступления и наказания . В качестве оснований уголовной ответственности юридических лиц данный проект устанавливал: 1) неисполнение или ненадлежащее исполнение прямого предписания закона, устанавливающего обязанность либо запрет на осуществление деятельности; 2) осуществление деятельности, не соответствующее его учредительным

  • 1 Кузнецова Н.Ф. О Совершенствовании уголовного закона, Российская юстиция, 2009, № 5, СПС «Консультант Плюс».
  • 2 Комоско А.А. Исторические аспекты целесообразности и возможности применения уголовной ответственности юридических лиц в российском законодательстве, История государства и права, 2007, № 9.
  • 3 Кузнецова Н.Ф. О Совершенствовании уголовного закона, Российская юстиция, 2009, № 5, СПС «Консультант Плюс».
  • 4 Кузнецова Н.Ф. О Совершенствовании уголовного закона, Российская юстиция, 2009, № 5, СПС «Консультант Плюс».

документам или объявленным целям. Второе основание, предложенное в законопроекте, выглядит весьма спорным. Предположим, что юридическое лицо будет осуществлять деятельность, не предусмотренную его учредительными документами, но при этом не являющуюся противозаконной и не приносящую вред третьим лицам. Думается, что в такой ситуации наложение уголовной ответственности на юридическое лицо будет чрезмерным. В качестве наказаний, согласно Проекту 1994 года, устанавливались штраф, запрет заниматься определенной деятельностью, конфискация имущества. Кроме того, указанный законопроект предполагал наличие рецидива юридического лица, то есть «совершение юридическим лицом нового умышленного преступления». Профессор Кузнецова, анализируя данный законопроект, высказала точку зрения, согласно которой «требовалось разъединить преступление и наказание физических лиц и меры уголовно-правового характера юридических лиц, являющиеся видом уголовной ответственности, но не наказания» .

Необходимо отметить, что Нинель Федоровна следовала логике американского законодателя, отмечая, что необходимо устанавливать связь между интересами юридического лица и преступным деянием физического лица. Данная связь, по ее мнению, существует, когда физическое лицо, которое совершает преступление, действует индивидуально или как член коллегиального органа, имело представительские полномочия, право принимать решения от имени юридического лица, осуществлять контроль в пределах юридического лица или находиться на его службе. Суд так же, как и в американской доктрине, должен признавать доказанным для привлечения к уголовной ответственности юридического лица, то что физическое лицо совершало преступления в интересах юридического лица, а последнее знало р совершении деяния и ничего не предприняло для его предотвращения ".

Некоторые исследователи предлагают «срединный путь» - не вводить в российскую уголовно-правовую систему уголовную ответственность юридических лиц, а ограничиться использованием модели «меры уголовно-правового характера в отношении организаций» . Думается, что данный подход весьма разумен, он позволяет воздействовать на юридические лица и применять к ним определенные меры ответственности, при этом, не ломая окончательно, традиционное понимание вины и наказания.

На данный момент Следственным Комитетом РФ подготовлен законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ в связи с введение^! мер уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц» . Согласно данному законопроекту в Уголовный Ко-

  • 1 Кузнецова Н.Ф. О Совершенствовании уголовного закона, Российская юстиция, 2009, № 5, СПС «Консультант Плюс».
  • 2 Кузнецова Н.Ф. О Совершенствовании уголовного закона, Российская юстиция, 2009, № 5, СПС «Консультант Плюс».
  • 3 Щедрин Н., Востоков А. Уголовная ответственность юридических лиц или иные меры уголовно-правового характера в отношении организаций, Уголовное право, 2009, № 1, СПС «Консультант Плюс».
  • 4 Иир:/Ат^8Іес1согп.ги/с1І5си$5Іоп8/?8Ш=1273 деке РФ должна быть введена глава, посвященная мерам уголовноправового воздействия в отношении юридических лиц. Авторы законопроекта в качестве основания применения указанных мер называют причастность юридического лица к преступлению. В причастности юридического лица к преступлению выделяются два аспекта. Во-первых, совершение преступления в интересах юридического лица лицом, выполняющим в нем управленческие функции либо осуществляющим в нем фактическое руководство. Данное основание схоже с позицией в отношении уголовной ответственности корпораций в США, за исключением того, что в США в числе лиц, представляющих компанию, не выделяются лица, осуществляющие в ней фактическое руководство. По смыслу законопроекта таким лицом признается лицо, не занимающее должность в органе управления этого юридического лица, однако фактически определяющее решения, принимаемые таким юридическим лицом в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо вследствие иных обстоятельств. Во-вторых, авторы законопроекта выделяют также в качестве основания для привлечения к ответственности, как использование юридического лица в целях совершения, сокрытия преступления или последствий преступления лицом, выполняющим в нем управленческие функции либо осуществляющим в нем фактическое руководство, в том числе финансирование преступления с использованием денежных средств или счетов юридического лица, приобретение или отчуждение от имени юридического лица имущества, полученного в результате совершения преступления. Таким образом, будут введены меры воздействия на организации, используемые для осуществления противозаконной деятельности.

Преступление, согласно законопроекту, совершается в интересах юридического лица при наличии одного из следующих мотивов: 1. приобретение юридическим лицом выгод имущественного характера, в том числе получение прибыли (увеличение размера прибыли), 2. избежание убытков (уменьшение размера убытков), 3. уклонение от имущественной или иной предусмотренной законодательством Российской Федерации ответственности, 4. приобретение имущественных прав либо освобождение от обязанностей имущественного характера.

Существенным плюсом данного законопроекта является включение в число субъектов, в отношении которых могут применяться меры уголовно-правового характера, государственных и муниципальных унитарных предприятий (далее - ГУП и МУП), учреждений или организаций. В данных организациях существует много возможностей осуществления противоправной деятельности. Интересным представляется положение законопроекта, согласно которому при реорганизации причастного к преступлению юридического лица меры уголовно-правового воздействия будут применены к его правопреемнику.

В законопроекте установлены такие меры уголовно-правового воздействия как предупреждение, штраф, лишение лицензии, квоты, преференций или льгот, лишение права заниматься определенным видом деятельности, запрет на осуществление деятельности на территории Российской Федерации; принудительная ликвидация.

При этом такие меры как лишение лицензии, квоты, преференций или льгот и лишение права заниматься определенным видом деятельности применяются в качестве дополнительных видов мер уголовно-правового воздействия. Думается, что лишение лицензии, также как и лишение права заниматься определенным видом деятельности являются достаточно действенными с экономической точки зрения мерами воздействия на компании. Было бы целесообразно сделать их основными мерами уголовно-правового воздействия.

В качестве общих условий назначения, в частности определения вида и размера меры уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц, должны будут учитываться категория преступления, к которому причастно юридическое лицо; тяжесть наступившего в результате совершения преступления последствия, характер и степень причастности юридического лица к преступлению, меры, предпринятые юридическим лицом для предупреждения и пресечения преступления, нейтрализации его негативных последствий. При этом авторы законопроекта предлагают при назначении мер уголовно-правового воздействия учитывать также данные, характеризующие саму компанию, в том числе предыдущие судимости, благотворительная, меценатская и иная безвозмездная общественно полезная деятельность.

Исходя из сформулированных оснований освобождения юридических лиц от мер уголовно-правового воздействия, остается неясным, кто конкретно от имени компании должен способствовать раскрытию и расследованию преступления, к которому такое юридическое лицо причастно, возмещать причиненный преступлением ущерб или заглаживать вину иным способом. Логично было бы установить хотя бы примерный перечень лиц, чьи действия способствовали бы освобождению юридических лиц от мер уголовно-правового воздействия.

Исследователи выделяют следующие положительные моменты введения уголовной ответственности юридических лиц в РФ: 1) преступная деятельность корпорации не остается вообще безнаказанной, ее владельцы несут убытки; 2)сам факт признания корпорации преступной, в результате чего она может потерять доверие своих клиентов; 3) угроза уголовной ответственности может привести к разоблачению преступной деятельности высокопоставленных служащих .

Таким образом, введение уголовной ответственности юридических лиц является достаточно перспективным.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >