ПРАГМАТИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕКСТА

Как уже отмечалось, общим для значительного числа психолингвистических исследований, посвященных политическому тексту, является то, что все они осуществляются в рамках коммуникативного подхода, который, в свою очередь, основывается на различных положениях когнитивной лингвистики , теории речевых актов[1], психолингвистической теории речевой деятельности[2]. Специфика коммуникативного подхода заключается прежде всего в том, что текст понимается как дискурс, как речевое высказывание, предполагающее субъекта (говорящего, автора), объекта (слушающего, адресата), а также наличие у первого намерения повлиять на другого с помощью лингвистических средств. Приведем еще раз цитату о том, что «текст существует только в процессе его смыслового восприятия или в процессе его производства».[3]

Письменный текст также рассматривается в терминах речевого общения как своеобразный диалог, как процесс взаимодействия читателя с автором текста (об этом много писали российский библиопсихолог Н.А.Рубакин и последователь его идей Ю.А.Сорокин). Политический текст выступает здесь как материал для анализа эффективности речевого воздействия в сфере массовой коммуникации. «Речь - это деятельность, предполагающая использование языка с целью воздействия, регуляции мыслительной деятельности собеседника. Текст - это инструмент такого воздействия. Его природа, его устройство подчинены необходимости выполнения этой функции».[4]

Коммуникативный подход к языку, несомненно, выступает ведущим в современной лингвистике, поскольку «только в коммуникации реализуются все качества языка, начиная от его звучания и кончая сложным механизмом однозначного выявления смысла конкретных речевых актов».[5]

Признание прагматического аспекта языка является важным положением современной лингвистики. Обращение к прагматической стороне языкового функционирования объясняется в первую очередь тем, что именно учет воздействия позволяет рассматривать коммуникацию в связи с социально-психологическими аспектами жизнедеятельности людей, пользующихся языком. «Прагматический аспект общения целесообразно рассматривать как категорию оценки эффективности текста, включающую в себя как интралингвистические, так и экстралингвистические факторы, способствующие достижению определенной цели, присутствующей в каждом акте коммуникации».[6]

Сам термин «прагматика» был введен в лингвистическую теорию одним из основателей семиотики Ч.Моррисом в 30-х гг. XX века. Ученый разделил семиотику - общую теорию знаков - на семантику - учение об отношении знаков к объектам действительности, синтактику - учение об отношениях между знаками, прагматику - учение об отношении знаков к их интерпретаторам, т.е. к тем, кто пользуется знаковыми системами.[7] Относительно прагматики Ч.Моррис писал: «...достаточной характеристикой прагматики должно быть указание на то, что она имеет дело с биотическими аспектами семиозиса, иначе говоря, со всеми психологическими, биологическими и социологическими явлениями, которые наблюдаются при функционировании знаков».[8]

Данное определение, конечно, носит достаточно общий характер. Тем не менее, понимание прагматики как науки, изучающей отношение знаков к человеку, который пользуется языком, у многих авторов получило дальнейшее развитие. Один из исследователей писал: «В настоящее время массовая коммуникация осуществляется в устной и письменной сфере. И в том, и в другом случае единицей коммуникации является текст, который организуется с целью достижения максимального воздействия на реципиента».[9] Тем самым, представляется возможным подходить к анализу политического текста именно в аспекте эффективности его воздействия на получателя информации при учёте лингвистических и психологических факторов, обусловливающих достижение цели такого воздействия.

Это вдвойне касается политического текста. Сама задача массовой коммуникации - «утверждать духовные ценности данного общества и оказывать идеологическое, политическое, экономическое и организационное воздействие на оценку, мнения и поведение людей»1 - предполагает не просто сообщение новостей и обмен фактической информацией, а разнообразное речевое воздействие на аудиторию и ответную реакцию на него.

Как уже отмечалось, реципиент, будучи не связанным отношениями подчинения с субъектом речевого воздействия (автором текста), обладает известной свободой выбора своих действий. Поэтому он изменяет свою деятельность только тогда, когда это отвечает его потребностям, его мотивам. Обратимся ещё раз в этой связи к наличию двух различных видов речевого воздействия - внушения и убеждения. Согласно Н.Н.Трошиной, существует два вида информации. Первый - предметно-логическая информация (она же интеллектуальная, дескриптивная, объективная, факту-альная), не связанная с ситуацией и участниками общения. Второй вид -прагматическая информация (она же оценочная, субъективная), функцией которой является воздействие на реципиента и передача ему своего (авторского) отношения к предмету речи, иными словами, формирование у реципиента эмоционального отношения к тому, о чем говорится в тексте.[10]

Желательные для субъекта речевого воздействия эмоции возникают у реципиента в том случае, если автор текста учитывает сформировавшиеся ранее у реципиента установки.[11] В сфере политики и СМИ ориентация происходит прежде всего на установки социальные. Напомним, что под установкой понимаются глубинные психические образования, ориентирующие субъекта по отношению к внешнему миру, служащие основой целесообразной избирательной активности человека. Установка «предполагает наличие определенной ценностной ориентации человека и готовность действовать в соответствии с этой ориентацией».[12] [13] При этом установки, как правило, не осознаются нами. Как указывал сам Д.Н.Узнадзе, «бессознательное действительно существует, но это бессознательное не что иное, как установки субъекта».

С концепцией установки связаны глубинные механизмы функционирования ряда психических проявлений. Так, социально-психологическая дихотомия «мы - они» (а соответственно, «свой - чужой») опирается на подсознательно сформировавшуюся у человека внутреннюю норму. Согласно теории социальной идентичности, личность склонна определять себя в терминах своей принадлежности к той или иной социальной группе. У социальной группы, в свою очередь, существует потребность создавать положительно оцениваемые отличия от других групп, чтобы обеспечить своим членам позитивные самооценки. Учитывая это, политики нередко используют в своих текстах категориальные оппозиции свой - чужой, голодный - сытый, добро - зло, приемлемо - неприемлемо и т.п. В процессе общения, особенно при направленном воздействии, отмечает О.Л. Михалёва, чрезвычайно важна фаза установления контакта, который создаёт видимость общих интересов, позволяя провоцировать у слушателей чувство солидарности и готовность действовать по угодной манипулятору схеме.[14] Феномен установки во многом объясняет такие явления, как предубеждение, ксенофобия, национализм.

Например:

Мы - патриоты, но не национал-популисты. В отличие от разного рода демагогов мы считаем неприличным кричать и политически спекулировать очень личным чувством - своей любовью к Родине. Мы уважаем такое чувство у граждан всех стран и национальностей. Наша цель - процветание России.

Программное заявление «Яблоко в современной политике». Политическая партия «ЯБЛОКО», 1999 г.

При рассмотрении вопроса о прагматической стороне речевого общения также следует учитывать два важных положения. Во-первых, положение о подобии интеллектов А.Шаффа, из которого следует, что текст воспринимается наиболее адекватно тем читателем, психологические особенности которого наиболее близки авторским (Рубакин 1977; Белянин 1983 и др.). В настоящее время эту идею нередко высказывают в многочисленных научных теоретических работах и подтверждают в экспериментальных исследованиях.

Во-вторых, тот факт, что текст никогда не может быть воспринят полностью адекватно. Ещё А.А. Потебня в своей работе «Мысль и язык» приводил высказывание В. Гумбольдта: «Воздействие неделимого на язык уяснится нам, если возьмем во внимание, что индивидуальность языка — только относительная, что истинная индивидуальность заключена только в лице, говорящем в данное время. Никто не понимает слова именно так, как другой... Всякое понимание есть вместе непонимание, всякое согласие в мыслях - вместе разногласие. В том, как изменяется язык в каждом неделимом, обнаруживается, в противоположность указанному выше влиянию языка, власть человека над ним...».[15]

Однако, создавая текст, автор имеет возможность отбирать и варьировать языковые формы так, чтобы, с одной стороны, они максимально полно и адекватно выражали его замысел, а с другой - максимально соответствовали типу личности реципиента, учитывали его интересы, потребности, установки. Иными словами, в процессе создания текста автор некоторым образом прогнозирует его восприятие реципиентом, корректируя свой замысел. И.А. Шведов приводит слова Л.А. Близниченко, который, размышляя о внушаемой речи, утверждал, что задача всякого вступления в публичную речь заключается в том, чтобы «расшатать волю аудитории», чтобы сразу же создать «проблемную ситуацию», вовлекая в этот процесс аудиторию, и, таким образом, сконцентрировать эту волю, организовать и направить в нужное русло.1 Так подготавливается почва для создания новых установок.

  • [1] 2007 и др.
  • [2] См., прежде всего, работы: Остин 1974; Searle 1965, 1980. См., например, работы: Костомаров, Леонтьев, Шварцкопф 1974; Пруха 1974;
  • [3] Рубакин 1977; Тарасов 1979 и др. Тарасов Е.Ф., Соснова М.Л. О формах существования текста // Речевое общение:
  • [4] цели, мотивы, средства. - М., 1985. С.30. Рудяков А.Н. Язык, речь, текст в регулятивной функции // Функциональная семантика языка, семиотика знаковых систем и методы их изучения. Междунар. конф. Тезисы докладов. 22-24 апреля 1997 г. М., 1997. Ч. I. С. 73.
  • [5] Колшанский Г.В. Коммуникативная функция и структура языка. - М.: Наука,
  • [6] 1984. С. 3.
  • [7] Там же. С. 131. Арутюнова Н.Д., Падучева Е.В. Истоки, проблемы и категории прагматики. // НЗЛ - Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. Лингвистическая прагматика.
  • [8] -М„ 1985. С. 3. Моррис Ч. Основания теории знаков. //Семиотика. /Под ред. Ю.С.Степанова.
  • [9] М., 1983. С. 63. Zammuner V.L. Speech production: Strategies in discourse planning: A theoretical and empirical planning. - Hamburg, 1981. C. 102.
  • [10] Большая советская энциклопедия: в 30 т. 3-е издание. - М., 1974. Т. 15. С. 631. Трошина Н.Н. Стилистические параметры текстов массовой коммуникации и реализация коммуникативной стратегии субъекта речевого воздействия // «Ре-
  • [11] чевое воздействие в сфере массовой коммуникации». - М.: Наука, 1990. Общепсихологическая теория установки разработана Д.Н.Узнадзе и его школой
  • [12] (1956 г.). Скуленко М.И. Убеждающее воздействие публицистики: Основы теории. - Ки-
  • [13] ев: «Вища школа», 1986. С. 126. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. - Тбилиси, 1961. С. 178.
  • [14] Михалёва О.Л. Политический дискурс как сфера реализации манипулятивного
  • [15] воздействия. - Иркутск: Иркут, ун-т, 2005. Потебня А.А. Собрание трудов. Мысль и язык. Глава «В.Гумбольдт». // Сб. «Слово и миф» в серии «Приложение к журналу «Вопросы философии». - М., 1989. С. // На сочинение В.Гумбольдта «Uber die Verschiedenheit des menschlichen Sprachbaues etc.» А.А.Потебня ссылается по изданию его в VI т. Собр. соч. (Humboldt, 1841 - 1852, Bd 1 - 7, т. 6). С. 65-66. Шведов И.А. Искусство убеждать: Ленинский стиль пропаганды и проблема пропагандистской практики. - Киев: ЦК ЛКСМУ «Молодь», 1986. С. 83. См. Белянин В.П. Психолингвистические аспекты художественного текста. - М.: МГУ, 1988; Белянин В.П. Психолингвистическая типология художественных текстов по эмоционально-смысловой доминанте. Дис. соиск. уч. ст. д. филол. н. - М., 1992; Белянин В.П. Что структурируют литературные тексты. // Этнокультурная специфика языкового общения. - М., 1996; Белянин В.П. Основы психолингвистической диагностики: модели мира в литературе. - М.: Тривола, 2000. Слово в действии. Интент-анализ политического дискурса. / под ред. Ушаковой Т.Н., Павловой Н.Д. - СПб.: Алетейя, 2000. С. 3. Ухтомский А.А. Доминанта. - М.-Л.: Наука, 1966.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >