ЭТАПЫ ЭКСПЕРИМЕНТА

Эксперимент проводился в четыре этапа. Для участия в эксперименте были приглашены студенты четвертого и пятого курсов технических и гуманитарных вузов. Мы называем этих людей не испытуемыми, а экспертами. Это название нам кажется точнее, т.к. в эксперименте акцент в целом делается не столько на исследование личностных особенностей студентов, принявших участие в эксперименте, сколько на их оценку того, какое эмоциональное воздействие оказывает на них тот или иной политический текст, какое неравновесное психическое состояние и в какой степени этот текст у него вызывает.

Всего в эксперименте приняло участие 50 человек (22 юноши и 28 девушек). Из них 25 - студенты технических вузов, 25 - студенты гуманитарных вузов Москвы. Эксперимент проводился в 1999-2001 годах.

Для исключения эффекта пристрастности были приглашены эксперты политически не ангажированные. Среди них не было членов политических партий (течений, движений и т.п.), они не являлись их прямыми сто-

ронниками и никогда не принимали участие в каких-либо политических митингах, забастовках и т.п.

Первый этап эксперимента.

Выявление зависимости восприятия текстов от личностных

особенностей экспертов.

На первом этапе было проведено тестирование экспертов с целью выявления зависимости характеристик восприятия текстов от личностных особенностей реципиентов, а также от их психического состояния в момент восприятия. Из психологической литературы мы знаем, что любое восприятие зависит в том числе и от эмоционального состояния человека. В нашем эксперименте от эмоционального состояния самих экспертов зависела точность оценки ими эмоционального воздействия на них политических текстов.

В качестве основного экспериментального приема служила методика диагностики самооценки Ч.Д. Спилберга, Ю.Л. Ханина1. Данный тест является способом самооценки уровня не только личностной тревожности, как устойчивой характеристики человека, но и уровня тревожности человека в конкретный момент времени (реактивная тревожность как состояние), что явилось для нас основным при выборе теста.

Личностная тревожность (ЛТ) характеризует устойчивую склонность воспринимать большой круг ситуаций как угрожающие, реагировать на такие ситуации состоянием тревоги. Реактивная тревожность (РТ) характеризуется напряжением, беспокойством, нервозностью. Очень высокая реактивная тревожность вызывает нарушение внимания, иногда нарушение тонкой координации. Очень высокая личностная тревожность прямо коррелирует с наличием невротического конфликта, с эмоциональными и невротическими срывами и с психосоматическими заболеваниями. При этом подчеркнем, что тревожность не является изначально негативной чертой. Определенный уровень тревожности - это естественная и обязательная особенность активной личности. При этом существует оптимальный индивидуальный уровень «полезной тревоги».

Шкала самооценки состоит из двух частей, раздельно оценивающих РТ и ЛТ. В результате эксперимента мы получили следующие данные, которые были внесены в табл. Т.

Таблица 1

Уровень тревожности экспертов до прочтения экспериментальных текстов

низкая ЛТ умеренная РТ

низкая ЛТ высокая РТ

низкая ЛТ низкая РТ

количество

человек

0

0

3

Практическая психодиагностика. Методики и тексты. Учебное пособие. Редактор-составитель Райгородский Д.Я., 1998.

умеренная ЛТ низкая РТ

умеренная ЛТ умеренная РТ

умеренная ЛТ высокая РТ

количество

человек

25

5

0

высокая ЛТ низкая РТ

высокая ЛТ умеренная РТ

высокая ЛТ высокая РТ

количество

человек

13

4

0

Второй этап эксперимента.

Оценка политических текстов экспертами.

Второй этап эксперимента был связан с оценкой экспертами политических текстов. Основным методом здесь служил метод семантического дифференциала (СД). Впервые эта измерительная техника была предложена в 1955 г. группой американских психологов во главе с Ч.Осгудом как способ измерения прагматического или коннотативного значения. Впоследствии он получил широкое применение в исследованиях, связанных с восприятием и поведением человека, с анализом социальных установок и личностных смыслов.1 Его используют в психологии, социологии, теории коммуникаций и других областях научного знания.[1] Сам Ч.Осгуд писал, что «СД является в основном комбинацией метода контролируемых ассоциаций и процедур шкалирования».[2]

Как отмечает В.Ф. Петренко, который много лет посвятил изучению методов экспериментальной психосемантики и исследованию категориальных структур индивидуального и общественного сознания, «СД принадлежит к методам экспериментальной семантики и является одним из методов построения семантических пространств».[3] Построение семантического пространства включает выделение семантических связей анализируемых объектов. Мерой сходства этих объектов является сходство их оценок, данных испытуемыми по биполярным градуальным шкалам.

В нашем эксперименте при выборе оценочных шкал мы обратились к понятию неравновесных психических состояний, введенному А.О. Прохоровым (см. предыдущую главу). Это такие состояния, которые возникают как реакция на различные значимые ситуации жизнедеятельности. Из 65 выделенных учёным психических состояний мы отобрали 28 (поскольку некоторые их них были близки друг другу семантически), а именно:

беспокойство, тревога, страх, ужас, гнев, ярость, ненависть, презрение, озлобленность, отвращение, раздражение, беспомощность, отчаяние, униженность, обида, чувство пустоты, подавленность, грусть, тоска, стыд, чувство вины, чувство ущербности, раскаяние, радость, гордость, воодушевление, восхищение, весёлость.

Экспериментальным материалом были тексты агитационного характера 1990-х годов, принадлежащие наиболее известным и влиятельным на тот момент политическим силам. Большинство из них, за исключением листовок, были предъявлены испытуемым в компрессированном (сжатом) виде. Дело в том, что если читатель видит имя политика или партийную «принадлежность» текста, это может отвлечь его, помешать непосредственному эмоциональному восприятию текстового материала. Поэтому из текстов были удалены названия политических партий (движений, течений и т.п.), фамилии и имена политиков, характерные для той или иной партии слова, выражения, цитаты и даже целые текстовые абзацы, которые могли бы дать испытуемым возможность распознать принадлежность текста к той или иной политической партии.

В процессе эксперимента реципиентам предлагалось заполнить матрицу: слева сверху вниз были перечислены 28 неравновесных психических состояний (= шкал), сверху - номера 35 отобранных нами экспериментальных текстов, которые были даны экспертам на отдельных пронумерованных карточках. Задача экспертов состояла в том, чтобы оценить каждый текст по 28 семизначным шкалам в баллах от 0 до 6, а именно: насколько, с их точки зрения, тот или иной текст вызывает у них представленные в списке психические состояния. «6 баллов» испытуемые ставили, если текст вызывал эмоциональное состояние в максимальной степени. «0 баллов» - если текст совсем не вызывал данного эмоционального состояния. Для промежуточной оценки испытуемые использовали баллы «1», «2», «3», «4», «5», где: «1 балл» - текст почти не вызывает данного эмоционального состояния, «2» - вызывает в слабой степени, «3» - вызывает данное эмоциональное состояние, «4» - вызывает в сильной степени, «5» - в очень сильной степени.

В результате мы получили 50 заполненных матриц (25 матриц были заполнены студентами гуманитарных вузов, 25 - студентами технических вузов). Следует отметить, что в большинстве своем студенты гуманитарных вузов (80%) оценивали тексты в среднем чуть выше, чем студенты-технари. Однако расхождение в оценках по одним и тем же шкалам не превышало одного балла, поэтому мы позволили себе в дальнейшем не разделять реципиентов на студентов гуманитарных и студентов технических вузов. Подчеркнем также, что в оценках мужчин и женщин не было замечено явной тенденции к расхождению, которое имело бы существенное значение для дальнейшего исследования. Таким образом, все 50 матриц были сведены в единую сводную матрицу с усредненными значениями - т.е. средним арифметическим оценок экспертов, которые они давали 35 текстам по 28 эмоциональным шкалам.

Внимания заслуживают данные, полученные при подсчете оценок экспертов с разным уровнем тревожности. Результаты эксперимента

показали, что по мере возрастания тревожности возрастала в целом оценка текстов в баллах. Эксперты с низкой реактивной тревожностью и низкой личностной тревожностью (3 человека) в среднем давали текстам максимальную оценку 3, реже 4 балла. Эксперты с низкой реактивной тревожностью, но с умеренной личностной тревожностью (25 человек) или высокой личностной тревожностью (13 человек) в среднем оценивали тексты выше. Максимальная оценка составляла 4-5, реже 6 баллов. Примерно также оценивали тексты эксперты, обладающие умеренной реактивной тревожностью и умеренной личностной тревожностью (5 человек). Эксперты с умеренной реактивной тревожностью и высокой личностной тревожностью (4 человека) максимально оценивали тексты в 5-6 баллов (см. табл. 2).

Оценка экспериментальных текстов экспертами с разным

уровнем тревожности

Таблица 2

Уровень тревожности

количество

человек

максимальная оценка текстов (в баллах)

низкая реактивная тревожность низкая личностная тревожность

3

3-4

низкая реактивная тревожность умеренная личностная тревожность

25

4-5

низкая реактивная тревожность высокая личностная тревожность

13

4-5

умеренная реактивная тревожность умеренная личностная тревожность

5

4-5

умеренная реактивная тревожность

высокая личностная тревожность

4

5-6

Однако максимально одни и те же тексты оценивались примерно по одним и тем же шкалам. Например, если текст вызывал сильное беспокойство, то по данной шкале (шкале беспокойства) эксперты с низкой реактивной тревожностью и низкой личностной тревожностью давали оценку в 3-4 балла (т.е. свою максимальную оценку), эксперты с умеренной реактивной тревожностью и высокой личностной тревожностью оценивали тот же самый текст в 5-6 баллов (т.е. давали свою максимальную оценку). Таким образом, понятно, что и у первых, и у вторых экспертов один и тот же текст вызывает сильное беспокойство.

Для доказательства утверждения о том, что тенденции оценок экспертов с низкой реактивной и низкой личностной тревожностью и экспертов с умеренной реактивной и высокой личностной тревожностью совпадают, мы использовали непараметрический статистический метод критерия знака.1 С помощью данного метода мы установили, что две числовые переменные (характеризующие среднюю оценку экспертов с низкой реактивной и низкой личностной тревожностью и экспертов с умеренной реактивной и высокой личностной тревожностью) связаны неслучайным образом. Иными словами, стало очевидно, что политический текст может оказывать вполне конкретное и ощутимое эмоциональное воздействие на людей с разным уровнем тревожности. Хотя степень воздействия все же зависит и от психического состояния, и от личностных особенностей реципиента.

Третий этап эксперимента.

Оценка состояния экспертов до и после прочтения текстов.

На третьем этапе эксперимента ставилась цель еще раз подтвердить наше предположение о том, что политический текст может оказывать эмоциональное воздействие на получателя информации. Для этого мы оценили динамику состояния тревоги, т.е. сравнили уровень тревожности экспертов до прочтения и оценки ими политических текстов с уровнем тревожности после этого. Основным методом здесь служил укороченный вариант шкалы самооценки Ч.Д. Спилберга, Ю.Л. Ханина для оценки динамики состояния тревожности (т.е. реактивную тревожность до и после прочтения) политических текстов.

В результате мы получили следующие данные, которые вместе с данными Таб. 1 были внесены в общую сравнительную табл. 3.

Уровень тревожности экспертов до и после прочтения

экспериментальных текстов

Таблица 3

низкая ЛТ умеренная РТ

низкая ЛТ высокая РТ

низкая ЛТ низкая РТ

до

после

до

после

до

после

количество

человек

0

3

0

0

3

0

умеренная ЛТ низкая РТ

умеренная ЛТ умеренная РТ

умеренная ЛТ высокая РТ

См., например, Холлендер М., Вулф Д.А. Непараметрические методы статистики. / Под ред. Ю.П. Адлера, Ю.Н. Тюрина; пер. с англ. - М: Финансы и статистика, 1983.

до

после

до

после

до

после

количество

человек

25

6

5

24

0

0

высокая ЛТ низкая РТ

высокая ЛТ умеренная РТ

высокая ЛТ высокая РТ

до

после

до

после

до

после

количество

человек

13

0

4

12

0

5

Данные в Таб. 3 показывают, как изменилось состояние тревожности экспертов сразу после прочтения и оценки ими текстов политической направленности по сравнению с тем состоянием тревожности, которое было у них до прочтения экспериментального материала. Эти данные еще раз подтвердили гипотезу о том, что политические тексты обладают способностью оказывать эмоциональное воздействие на человека.

Поскольку основной целью эксперимента было выявление степени эмоционального воздействия политического текста и его характера (какие эмоциональные состояния он вызывает), мы позволили себе в дальнейшем не разделять экспертов по уровню тревожности, а суммировать данные всех 50 заполненных экспертами матриц и внести их среднее арифметическое в единую сводную матрицу.

Четвёртый этап эксперимента.

Построение семантических пространств политических текстов.

На четвертом этапе была предпринята попытка построения семантического пространства (СП)[4] экспериментальных текстов с использованием факторного анализа.[5] Построение СП включает выделение семантических связей анализируемых объектов, в нашем случае - политических текстов. Мерой сходства этих объектов является сходство их оценок экспертами, данных по биполярным градуальным шкалам. В нашем случае -по 28 семибалльным шкалам, представляющим собой 28 неравновесных психических состояний.

Как отмечает В.Ф. Петренко, этап математической обработки не порождает новое содержание, но позволяет представить исходные данные в компактной, хорошо структурированной форме, удобной для анализа и дальнейшей интерпретации.1 Таким образом, сводная матрица с усредненными значениями оценок экспертов (см. второй этап эксперимента) была обработана методом факторного анализа. Данные, полученные в результате обработки, позволили построить СП экспериментальных текстов.

В результате факторного анализа было выделено шесть относительно независимых, ортогональных (перпендикулярных) факторов, интерпретация которых дается ниже. При геометрическом представлении СП факторы задают координатные оси некоторого многомерного семантического пространства, где анализируемые объекты (тексты) описываются через их координаты в этом пространстве, а срезы семантического пространства представляют собой содержательно однородные семантические поля. Факторная нагрузка отражает корреляцию вектора (соответствующего той или иной шкале) и выделенного фактора и показывает, насколько выражено в данной шкале содержание, которое описывает фактор. Знак факторной нагрузки содержательного смысла не имеет и показывает, к левому или правому полюсу фактора относится та или иная шкала.

Первый фактор включает следующие шкалы, перечисляемые в порядке убывания веса факторной нагрузки: презрение (0.9), раздражение (0.8), униженность (0.8), обида (0.8), ненависть (0.7), озлобленность (0.7), ярость (0.6), воодушевление (-0.5), радость (-0.4).

По этому фактору наиболее контрастными оказались большинство текстов «Коммунистической партии РФ» (№1, 12, 23), хотя и в меньшей степени все тексты «Движения в поддержку армии» (№11, 22, 33), «Русского национального единства» (№9, 20, 31), «Либерально

демократической партии России» (№5, 16, 27) и «Яблока» (№3, 14, 25), один текст движения «Наш дом - Россия» (№28), в меньшей степени тексты «Демократического союза» (№29) и «Национально-патриотического фронта «Память» (№2, 13, 24), с одной стороны, и тексты «Духовного наследия» (№.10, 21, 32), «Отечества» (№4, 15, 26), в меньшей степени тексты «Союза правых сил» (№8, 19, 30), один текст «Коммунистической партии РФ» (№34), в малой степени один текст движения «Наш дом -Россия» (№6), с другой стороны. Значения текстов №7, 18 «Демократический союз», №35 «Коммунистическая партия РФ», №17 «Наш дом - Россия» по данному фактору приближены к нулю.

Второй фактор включает следующие шкалы, перечисляемые в порядке убывания веса факторной нагрузки: стыд (0.9), чувство вины (0.9), чувство пустоты (0.8), подавленность (0.8), раскаяние (0.7), воодушевление (-0.3), ненависть (-0.2).

По этому фактору наиболее явно контрастируют тексты «Демократического союза» (№7, 18, 29), «Национально-патриотического фронта «Память» (№2, 13, 24), в слабой степени некоторые тексты «Союза правых сил» (№8, 19), один текст «Наш дом - Россия» (№28) и один текст «Движения в поддержку армии» (№22), с одной стороны, и некоторые тексты «Коммунистической партии РФ» (№1, 12), «Русского национального единства» (№9, 31), один текст «Яблока» (№14) и один текст «Движения в поддержку армии» (№22), с другой стороны. Значение остальных текстов приближено к нулю.

Размещение текстов в семантическом пространстве (Ф1, Ф2) неравновесных (эмоциональных) психических состояний

Рис. 1. Размещение текстов в семантическом пространстве (Ф1, Ф2) неравновесных (эмоциональных) психических состояний

Третий фактор включает следующие шкалы, перечисляемые в порядке убывания веса факторной нагрузки: ужас (0.9), гнев (0.8), страх (0.8), тревога (0.7), радость (-0.3), гордость (-0.2), восхищение (-0.1).

Наиболее контрастными по данному фактору оказались некоторые тексты «Коммунистической партии РФ» (№1, 12), некоторые тексты «Движения в поддержку армии» (№22, 33), «Русского национального единства» (№9, 20, 31), «Либерально-демократической партии России» (№5,16, 27), «Демократического союза», некоторые тексты «Национально-патриотического фронта «Память» (№2, 13), с одной стороны, все тексты «Отечества» (№4, 15, 26), «Коммунистической партии РФ» (№23, 34, 35), «Духовного наследия» (№.10, 21, 32), «Наш дом - Россия» (№6, 17, 28), один текст «Демократического союза» (№7) с другой стороны. Значение остальных текстов по данному фактору приближено к нулю.

Слабый четвертый фактор включает следующие шкалы, перечисляемые в порядке убывания веса факторной нагрузки: веселость (0.7), униженность (-0.4), обида (-0.4).

По этому фактору наиболее контрастными являются некоторые тексты «Демократического союза» (№7, 18), некоторые тексты «Национально-патриотического фронта «Память» (№2, 13), один текст движения «Наш дом Россия» (№28), с одной стороны, и тексты «Союза правых сил» (№8, 19, 30), большинство текстов «Коммунистической партии РФ» (№1, 12, 23, 35), все тексты «Русского национального единства» (№9, 20, 31), «Движения в поддержку армии» (№11,22, 33), один текст «Национальнопатриотического фронта «Память» (№24), в меньшей степени некоторые тексты «Либерально-демократической партии России» (№16, 27), с другой стороны. Значение других текстов по данному фактору приближено к нулю.

Размещение текстов в семантическом пространстве (ФЗ, Ф4) неравновесных (эмоциональных) психических состояний

Рис. 2. Размещение текстов в семантическом пространстве (ФЗ, Ф4) неравновесных (эмоциональных) психических состояний

Пятый фактор включает следующие шкалы, перечисляемые в порядке убывания веса факторной нагрузки: беспомощность (0.4), чувство ущербности (0.3), гордость (-0.8), радость (-0.7), воодушевление (-0.6).

По этому фактору наиболее контрастируют большинство текстов «Демократического союза» (№7, 18), все тексты «Национально

патриотического фронта «Память» (№2, 13, 24) и один текст движения «Наш дом Россия» (№6), с одной стороны, и все тексты «Коммунистической партии РФ» (№1, 12, 23, 34, 35), «Духовного наследия» (№10, 21, 32), некоторые тексты «Движения в поддержку армии” (№11, 33), движения «Наш дом Россия» (№17, 28), «Русского национального единства»

(№9, 31), «Движения в поддержку армии» (№11, 33), некоторые тексты «Союза правых сил» (№8, 19, 30) и один текст «Либерально

демократической партии России» (№27), а также, хотя и в слабой степени, все тексты «Отечества» (№4, 15, 27), с другой стороны. Значение остальных текстов по данному фактору приближено к нулю.

Слабый шестой фактор включает следующие шкалы, перечисляемые в порядке убывания веса факторной нагрузки: беспомощность (0.7), беспокойство (0.6), тоска (0.6), восхищение (-0.1).

По этому фактору наиболее сильно контрастируют один текст «Отечества» (№15), один текст движения «Наш дом Россия» (№17), один текст «Коммунистической партии РФ» (№35), некоторые тексты «Демократического союза» (№18, 29), все тексты «Национально-патриотического фронта «Память» (№2, 13, 24), с одной стороны, и все тексты «Движения в поддержку армии», «Русского национального единства», «Либеральнодемократической партии России» и некоторые тексты «Коммунистической партии РФ» (№1, 12, 23). Значение остальных текстов по данному фактору приближено к нулю.

Размещение текстов в семантическом пространстве (Ф5, Ф6) неравновесных (эмоциональных) психических состояний

Рис. 3. Размещение текстов в семантическом пространстве (Ф5, Ф6) неравновесных (эмоциональных) психических состояний

Результаты эксперимента

Графическое представление экспериментальных текстов дало возможность, во-первых, отметить тот факт, что тексты каждой политической партии, как правило, близки друг другу по своим психолингвистическим параметрам, т.к. чаще всего вызывают схожие эмоциональные состояния. Во-вторых, выделить факторы, по которым одни и те же тексты имеют наиболее явные и приблизительно одинаковые отметки на коорди-

натных векторах. Например, по первому, третьему и пятому положительным факторам наибольший вес имеют тексты «Коммунистической партии РФ», «Движения в поддержку армии», «Русского национального единства», а также некоторые тексты «Либерально-демократической партии России» и «Яблока». Эту группу текстов мы назвали агрессивными текстами, исходя из семантического содержания шкал, составляющих эти факторы.

По третьему и четвертому положительным факторам наибольший вес имеют тексты «Демократического союза», «Союза правых сил», «Национально-патриотического фронта «Память», а также некоторые тексты «Либерально-демократической партии России». Эту группу текстов мы назвали эпатажными. Некоторые тексты этой группы, принадлежащие «Союзу правых сил», также выделяются по второму фактору.

По второму положительному и третьему отрицательному факторам больший вес имеют тексты «Отечества» и «Духовного наследия». Эту группу текстов мы назвали энергичными. Некоторые тексты этой группы, принадлежащие «Отечеству», выделялись также по пятому и шестому положительным факторам.

Некоторые тексты не попали четко ни в одну из выделенных нами групп, но таких меньшинство. Еще раз отметим, что вряд ли возможна такая классификация, которая охватит всю совокупность текстов.

Эксперимент, таким образом, решил две важные задачи. Во-первых, он подтвердил гипотезу о том, что политический текст объективно обладает способностью воздействовать на эмоциональную сферу человека. Во-вторых, он помог выявить степень и качество (характер эмоции) такого воздействия на получателя информации.

  • [1] Там же. С. 77.
  • [2] См. работы: Osgood 1966; Haygood 1966; Феофанов 1974 и др. Цит. по Петренко В.Ф. Основы психосемантики: учеб, пособие. - М.: Изд-во Моек, ун-та, 1997. С. 111.// Osgood Ch. Studies on generality of affective meaning
  • [3] system // American Psychology, 1962. V. 17. Петренко В.Ф. Основы психосемантики: учеб, пособие. - М.: Изд-во Моек, унта, 1997. С. 77.
  • [4] Семантическое пространство (СП) - пространственно-координатная модель индивидуальной или групповой системы представлений. Оси СП образуются с помощью факторного анализа (или с помощью других алгоритмов многомерного шкалирования) и представляют собой обобщенные смысловые основания, которыми стихийно пользуются испытуемые для соотнесения и противопоставления объектов. Образы отдельных объектов представлены в СП в виде точек (векторов), положение которых задано координатными проекциями на оси СП.
  • [5] // www.adalin.mospsy.ru/dictionary Факторный анализ - многомерный статистический метод, применяемый для изучения взаимосвязей между значениями переменных. Он позволяет представить меры сходства значений в виде матрицы корреляций, полученных через отнесение значений к опосредующему звену. В нашем случае факторный анализ проводился по программе центроидного метода и включал подпрограмму поворота факторных структур по принципу Уаптах. Для обработки сводной матрицы с помощью факторного анализа использовался математический статистический пакет БРЗЗ. См. Окунь 1974; Харман 1972; Иберла 1980; Петренко, Митина 1997; Дубров, Мхитарян, Трошин 2000; Митина 2008 и др. Петренко В.Ф. Основы психосемантики: учеб, пособие. - М.: Изд-во Моек, унта, 1997.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >