Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Социология воображения международных отношений

Интерпретация событий международной жизни в сюжетах сказок

Человек, который верит в сказку, однажды в нее попадает, потому что у него есть сердце...

Сергей Королев

Рассказать о том, что происходит в мире, так, чтобы разговор не был скучным и нравоучительным, но чтобы из него можно было извлечь назидательные уроки, под силу далеко не всем литературным жанрам. И, пожалуй, лучше всего это удается сделать сказке. Сказка способна даже самый неприглядный образ мира изобразить как загадочный, чарующий, полный тайн и возможностей. В то же время сказочная картина мира повторяет законы картины мира реального.

«Картина мира как глобальный образ мира возникает у человека в ходе всех его контактов с миром. Поскольку в формировании картины мира

принимают участие все стороны психической деятельности человека, начиная с ощущений, восприятий, представлений, и кончая высшими формами - мышлением и самопознанием человека, то всякая попытка обнаружить какой-либо один процесс, связанный с формированием картины мира у человека, с неизбежностью окончится неудачей. Человек ощущает мир, созерцает его, постигает, познает, понимает, осмысляет, интерпретирует, отражает и отображает, пребывает в нем, воображает, представляет себе “возможные миры”»'.

В сказке такая картина мира создается потому, что рассказчик использует особые приемы метакодирования реальных явлений с помощью системы мифопоэтических кодов, совмещая или замещая различные предметы и знаки, заключая их в целостное пространство сказочного мира[1] [2].

Обращение к мифопоэтическому коду отражает тот путь, который проходит сказка, отделяясь от мифа. Она наследует его бережное отношение к ритуалу, способному провести грань между профанным и сакральным, и вместе с тем преодолевает этнографичность мифа и его географическую достоверность, уводя слушателя в мир собственной сказочной географии. Эти особенности пронизывают всю сказку - от фольклорной до авторской. В последней сказочный жанр поднимается на столь высокую ступень, что его язык приобретает черты универсальности, позво-ляющеи узнавать сюжеты, композицию и героев сказки, независимо от каких-либо национальных особенностей. Поэтому выдающийся лингвист и литературовед Виктор Максимович Жирмунский сказки одной тематики и сюжета объединил понятием «международный сказочный сюжет»[3]. Международный характер имеют сюжеты хорошо известных нам европейских и азиатских сказок. Это позволило специалистам создать различные каталоги международных сказочных сюжетов[4]. Например, можно найти много общего между индийской народной сказкой «Золотая рыбка» и «Сказкой о рыбаке и рыбке» Александра Пушкина.

Вероятно, не было случайным совпадением появление интереса к сказке в светском обществе европейских стран в середине XVII в. и возникновение в это же самое время первой системы международных отношений. Вестфальская система стала не только результатом мирных переговоров, завершивших Тридцати летнюю войну, но и свидетельством появления новой ментальности как правящего класса, так и обывателей. Именно в военное время более других оказываются востребованными те сочинения, которые позволяют людям мыслями уходить из атмосферы опасности и страха в прекрасную страну грез и фантазий, страну сказок. Этим обстоятельством объясняется то, почему сказки рождаются не там и тогда, где и когда все просто замечательно, а появляются как спасательный плот на реке сплошных бедствий.

В рамках европейской Тридцати летней войны локальные войны охватывали разные территории, в том числе территорию раздробленной Италии. Например, после войны за Мантуанское наследство (1628-1631) значительная часть итальянских земель была разорена. Север Апеннинского полуострова был охвачен эпидемией бубонной чумы. В общем, жизнь была очень далека от сказки. Но сказки были очень нужны. И весной 1634 г. в издательстве Бельтрамо в Неаполе выходят два первых тома пятитомного сборника «Сказка Сказок» или «Пентамерона», подписанного Джан Алесио Аббаттутисом. За этим именем скрывался незадолго до этого умерший поэт Джамбаттиста Базиле. В «Пентамерон» вошли 50 сказок, написанных на неаполитанском диалекте, основанных на крестьянском фольклоре. Их изложение было разделено на пять дней, а соединялись они сказкой-обрамлением. У Базиле была неисчерпаемая способность выдумывать, комбинировать и модулировать темы, он редко повторяется, удивляя богатством сюжетов и ситуаций[5]. «Пентамерон» представлял собой продуманную литературную конструкцию, использовавшую сюжеты народных сказок, народный язык как строительный материал. Как отмечает Елена Костюкович, «опираясь на них, автор пустил в ход все средства “поэтики изумления” - звукопись, рифмовку, ассонанс, игру слов, рас-пространеннейшие метафоры, перекликающиеся между собой»[6]. Даже композиция книги является знаком комического, полупародийного, развлекательного жанра. «Только смеху ради можно было назвать греческим именем “Пентамерон” цикл, рассказчицы которого - “Дзоза горбатая, Ан-тонелла слюнявая, Чулла мордатая, Чомметелла паршивая и Якова вшивая”. Такими-то именами Базиле заменил нежные боккаччиевские - Ней-фила, Дионео, Панфило, Фьямметта, - которые по традиции несколько столетий кочевали из одного обрамленного сборника в другой. На место поэтичных боккаччиевских канцон между “днями” Базиле вставил сатирические эклоги, каждую из которых назвал именем “низкого” предмета кухонного обихода: “Котелок”, “Печка”, “Красильный чан”, “Крюк”. Эти эклоги составляют вполне самостоятельный цикл, бичующий пороки эпохи. В “Котелке” выплывают наружу козни вельмож и сбиров»[7].

Умберто Эко, переводы многих книг которого на русский язык успешно выполнены Костюкович, выделяет еще одну любопытную деталь сказок Базиле. Это замечание относится к начатой Рабле поэтике списка ради списка, поэтике списка избыточного. Эко убежден, что «Только страсть к избыточности могла вдохновить барочного сказочника Джамбаттисту Базиле вставить в рассказ о семи братьях, которые по вине собственной сестры превратились в голубей (в сборнике “Сказка сказок, или Забава для малых ребят”), бесконечное перечисление названий птиц: коршуны, ястребы, соколы, камышницы, бекасы, щеглы, дятлы, сойки, совы, филины, галки, грачи, скворцы, кулики, петухи, курицы и цыплята, индюки, дрозды, зяблики, синицы, корольки-крапивники, чибисы, коноплянки, зеленушки, клесты, мухоловки, жаворонки, ржанки, зимородки, трясогузки, малиновки, клесты, воробьи, утки, рябинники, вяхири, снегири»[8]. Избыточность мира природы компенсировала представления о недостатке чего-либо в мире людей, внушая оптимизм по поводу возможного пополнения и ряда необходимых для счастливой жизни продуктов или предметов обихода.

В новой картине мира, складывающейся в сознании его представителей, нашлось место для понимания того, что пространство, где существуют европейские монархии, может иметь общие черты, пусть не в реальном, а в сказочном проявлении. Это представление особенно чувствовалось в стране, которая вышла победительницей из Тридцатилетней войны. С середины XVII столетия мода на сказки охватывает высшее парижское общество. В салонах устраиваются чтения сказок старинных, философских, назидательных. Формируется потребность записи этих сюжетов. И такую потребность чутко улавливает Шарль Перро, который в 1697 г. публикует сборник «Сказки матушки гусыни, или Истории и сказки былых времен с поучениями».

Соперницей Перро на сказочном поприще была Мария-Катрина д’Онуа, которой мы обязаны появлением такого жанра, как «сказки фей». Кроме того, она ввела в сказочный мир XVII в. описание России в романе «История Ипполита, графа Дугласа»[9]. Внутри этого произведения есть сказка, действие которой разворачивается на российских просторах, а страна названа «холодной». Интересно, что герой сказки «юный принц по имени Адольф» сражался на ожесточенной войне с московитами. Автор комментариев к русскому изданию романа М.А. Гистер приводит версию специалиста в области французской литературы А.Ф. Строева, считающего, что д’Онуа пыталась передать атмосферу периода начала самостоятельного правления Петра I. Интересно, что роман этот был популярен в России и даже стал литературным материалом для лубка. Как раз лубочное изображение Ипполита свидетельствует в пользу приведенной выше версии. Портрет героя всего произведения, а не Адольфа, являющегося героем вставной сказки, напоминает облик российского императора.

Сюжеты многих сказок были в полном смысле того слова международными, хотя в каждой стране в деталях обозначались особенности повседневного бытия. Так, содержимое корзинки девочки, которую Перро одел в красный плащ с капюшоном такого же цвета, варьировалось: в северной Италии внучка несла бабушке свежую рыбу, в Швейцарии - головку молодого сыра, на юге Франции - пирожок и горшочек масла[10]. В то же время универсальность сюжета оставляла простор для домыслов. Например, был ли в сказке намек на близость ее героинь к движению катаров, поскольку красный головной убор в средневековой Европе указывал на принадлежность к тайным обществам. А может, речь шла о заговорах в рядах знати, так как представителям социальных низов красная краска была не по карману и их одежды окрашивались в цвета коричневой гаммы. Кто-то видел в красной шапочке героини сказки намек на цвета шапки и мантии кардинала Ришелье, которого иногда звали «красным кардиналом». Еще больше интерпретаций смысла этой сказки вызвала ее публикация братьями

Гримм. Из-за того, что это произошло в 1812 г., а готовились к изданию сказки, когда земли Рейнской области были оккупированы наполеоновской армией, некоторые исследователи в волке усматривали французского «злоумышленника», в Красной Шапочке - страдающий немецкий народ, а в охотнике- ожидаемого бескорыстного освободителя. Эту мысль спустя столетие подхватили идеологи Третьего рейха, которые объявили «Детские и домашние сказки» братьев Гримм священной книгой, так как Красная Шапочка воплощает немецкий народ, преследуемый волком еврейства[11].

Невзирая на всевозможные интерпретации, сказки пробуждали у слушателей интерес к узнаванию других земель. В английской народной сказке «Дик Уиттингтон и его кошка» рассказывается о бедном мальчике, отдавшем свое единственное имущество, кошку, капитану, отправившемуся в Африку и там продавшего невиданного маврами зверя за баснословные деньги. Этот сюжет бытует и у других народов, но в английском варианте сказка не просто передает нам быт и нравы «старой доброй Англии», ее столицы, а и то, как лондонские купцы вели морскую торговлю. Хотя такое конкретное место действия не часто встречается в народных бытовых сказках[12].

Понимаемый в разных странах сюжет сказок давал возможность использовать сказочные образы для оценки событий международной жизни тогда, когда восприятие их содержания выходило за рамки рационального мира. И даже самые трагические моменты военных действий воспринимались в гипертрофированном, карикатурном виде. С.Н. Сергеев-Цен-ский описывает одну из карикатур времен Первой мировой войны, в которой обыгрывается международный сказочный сюжет, известный в русском варианте сказки «Репка»: «Алексеев недоуменно взял журнал дрожащей рукой и не сразу смог отыскать глазами рисунок, развеселивший царя бойкостью, потому что рисунков на странице было три и изображали они известную с давних времен историю о репке, но применительно к современному положению в Европе. “Дед”, Франц-Иосиф, будто бы посадив “репку” - войну, - поливает ее из лейки, это был первый рисунок; “репка” - война выросла “большая-пребольшая”, и “дедка”, Франц-Иосиф, пятится от нее в испуге на карачках; а третий рисунок - “репку” тянут Франц-Иосиф, Вильгельм, султан Магомет V и Фердинанд болгарский, ухватясь один за другого, но “тянут-потянут, вытянуть не могут”, а “репка” подмигивает им и скалит зубы»[13].

Несмотря на схожесть сюжетов сказок у разных народов, благодаря имеющимся различиям они позволяли находить отличия и в укладах жизни, системах ценностей, традициях отдельных стран. История про английскую девочку Алису, написанная для английских читателей, стала популярной во всем мире уже вскоре после первого же издания в 1865 г. Через 14 лет после первого выхода в свет сказка была издана в России. Имя переводчика неизвестно, да и по названию сложно догадаться, что речь идет об «Алисе в Стране Чудес», потому что и имя героини, и кое-какие события в сказке «Соня в царстве дива» были перенесены на русскую почву. Эту же линию развил Владимир Набоков, который был поклонником произведения Льюиса Кэрролла. В его пересказе Алису зовут Аней, Кролика - Дворянином Кроликом Трусиковым. Набоков также заменил речь Мыши об истории Англии и Вильгельме Завоевателе на рассказ о Киевской Руси и Владимире Мономахе.

Особенно отчетливо национальные различия видны при сравнении оригинала с переводом или какой-либо иной интерпретацией сказки: кинематографической, мультипликационной и пр. Так, в известной китайской сказке рассказывается о том, что давным-давно жила на берегу моря женщина, у которой было пять сыновей, пять братьев Лю: Лю-первый, Лю-второй, Лю-третий, Лю-четвертый и Лю-пятый. Они были так похожи, что никто не мог их отличить друг от друга. Даже мать иногда путала. У каждого из братьев была своя особенность: старший брат мог выпить целое море, а потом выпустить его обратно; второй брат не боялся огня; третий - мог вытягивать свои ноги на любую длину; у четвертого - тело было крепче самого крепкого железа; пятый - понимал язык птиц и зверей[14]. Однако в советском рисованном мультфильме «Братья Лю» (1953) братьев оказалось только трое. Можно только гадать, почему мультипликаторы не стали рассказывать молодым советским зрителям о талантах братьев, один из которых мог вытянуть ноги, а другой имел тело крепче железа. Может, усмотрели намек на псевдоним вождя, ассоциировавшийся с крепостью стали?

Владимир Марченко, автор популярной книги «Как стать сюнди» о том, как россиянам наладить деловые связи с Китаем, приводит такой пример:

«Я пару лет назад общался с одним китайцем. Сейчас он бизнесмен, но образование получил как филолог русист, специалист по русскому языку и литературе. Он мне говорил, что основные проблемы, вызванные кросс-культурными различиями, возникают потому что люди разных стран в детстве читают разные сказки. И привел такой сюжет из китайского фольклора. Жили-были, говорит, как-то два мужика. Случилось так, что стали они врагами. Смертельными врагами, такими, что один из них должен был умереть, чтобы второй мог жить спокойно. И вот сошлись они в схватке. Один из них был явно сильнее, быстро второго поборол, на землю кинул, вытащил меч и приставил к горлу. Глядит - а поверженный соперник лежит, дрожит, смотрит жалобно, помирать ну совсем не хочет. Пощадил тогда сильный своего слабого противника, плюнул и говорит: “Ты такой жалкий, что мне тебя даже убивать противно. Живи с осознанием своей никчемности, это будет лучшим наказанием”. Вложил меч в ножны и повернулся, чтобы уйти. А этот второй, слабый и жалкий, подскочил быстренько и, не будь дурак, сунул первому кинжал под лопатку.

- И вот как ты можешь охарактеризовать этих двоих? - спрашивает меня мой китайский знакомый.

Я, естественно, говорю:

  • - Первый - сильный и благородный, а второй - ничтожный и презренный предатель, напал со спины на того, кто только что ему жизнь подарил.
  • - Вот-вот, - смеется мой китаец. - В русской, да и в европейской культуре именно такие образцы и обозначены: благородство и честь против трусости и предательства. В китайской же сказке мораль формулируется совсем по-другому. Первый герой - просто дурак: если уж не убил своего врага, то хотя бы никогда не поворачивайся к нему спиной. А вот второй - вовсе не жалкий, он как раз-таки сильный. Потому что в конечном итоге он победил.

Добавлю здесь мораль от себя: как именно победил - для китайца абсолютно не важно, важен только результат»[15].

Также стоит обратить внимание на то, что китайский оригинальный текст сказки про братьев Лю сравнивается не с переводом на русский язык, а с мультипликационной версией. Здесь следует учитывать, что у жанра сказки и жанра мультипликации есть свои особенности. В то же время если расхождения обнаруживаются на уровне текстового материала сказки, то в этом случае критика ее мультипликационного варианта может приобретать весьма жесткие формы и иметь различную аргументацию, в том числе политическую. Именно так обстояло дело с реакцией представителей арабских кругов на диснеевский мультфильм «Аладин» (1992), несмотря на двух «Оскаров» и восторженную встречу у западной публики[16]. Возможно, здесь крылось то, что сказка «Алладин», по мнению некоторых исследователей, не входила в первоначальный источник сказок «1001 и одной ночи». Она была западным «вкраплением» в него начала XVIII в., когда этот цикл сказок был переведен на французский язык Антуаном Галланом.

Вообще, жизнь высшего света во Франции в конце XVII - начале XVIII столетия отличалась тягой к сказочным эффектам. Саму свадьбу Людовика XIV с Марией-Терезией, закрепившую достигнутый мир с Испанией, очевидцы сравнивали со свадьбой из волшебной сказки, так завораживающе красиво было организовано это торжество. Во время правления Людовика XIV власть стремилась придать управлению такие свойства, которые смягчали бы суровые реалии, обращаясь к инструментам сказки, как народов Европы, что проявилось в работах Перро, так и восточной сказки, в частности, ставшей известной благодаря переводам Галлана.

Каким бы мрачным ни был этот мир, то, что он реальный, а не вымышленный, можно почувствовать, обратившись в первую очередь к авторским сказкам. О широте охвата проблем, волнующих не только детей, но и взрослых, нас убеждают сказки известных сказочников - Ганса Кристиана Андерсена, Вильгельма Гауфа, Льюиса Кэрролла, Лаймена Фрэнка Баума, Сельмы Лагерлеф, Корнея Чуковского и многих других. Ценность сказок, во-первых, в их обращении не к взрослой, а детской аудитории, они помогают пытливому молодому уму представить безграничность мира. А во-вторых, сказки используют инструмент иносказания. Благодаря этому, все обычное делается необычным, повседневное - праздничным, далекое - близким.

Правда, сказочники своим волшебным пером могли сделать так, что, наоборот, необычное и даже нарушающее всяческие правила вдруг начинало приниматься за образец. Особенно если казалось, что у этого необычного имеется исключительно авторитетный источник. Гауф пишет сказку о том, как общество маленького немецкого городка было введено в заблуждение неким приезжим, представившим своего племянника, которого все сочли молодым англичанином. В результате выяснилось, что за племянника была выдана обезьяна. А издержки экзотического поведения животного списывались на молодость и непонятный этикет чужой страны[17].

Сказочникам подвластно описание не только характера людей. Даже технические изобретения они могут представить не как достижение человеческого разума, а как чудо. Именно так, в виде большого морского змея показывает Андерсен телеграфную линию, связавшую Старый и Новый Свет:

«Это-то и есть тот большой морской змей, о котором исстари твердили нам песни и предания. Он - порождение человеческого ума. Люди спустили его на дно морское, и он тянется там от восточной страны до западной, передавая вести с такою же быстротой, с какой доходит до земли луч солнца. И змей этот все растет в длину, становится все сильнее год от года, проходит по всем морям, окружает кольцом всю землю, прячась то в бурных, то в тихих и таких прозрачных волнах, что шкипер видит в них - словно плывет в прозрачном воздухе - мириады рыб и целый фейерверк красок. Глубоко-глубоко под водою, на самом дне, покоится этот змей, благодатный змей Мидгорд[18], окружающий кольцом всю землю и кусающий свой собственный хвост. О него с разлету стукаются лбами рыбы и гады и все-таки не понимают значения этой штуки, не понимают, что это - полный человеческих мыслей, говорящий на всех языках и в то же время немой хранитель тайн, чудо из морских чудес, современный большой морской змей»[19].

Когда преподаватель математики и дьякон колледжа Крайст-Черч (Церкви Христа) Оксфордского университета Чарльз Лютвидж Доджсон, известный нам как Льюис Кэрролл, рассказывал трем маленьким девочкам историю о приключении одной из них в сказочной Стране Чудес, он не только вплетал в повествование персонажи и события из оксфордской жизни и перемешивал их с математическими ребусами, загадками, историями, связанными с музейными экспонатами, например, скелетом реликтовой птицы додо. Рассказчик даже не предполагал, что имя героини его сказки войдет в учебники медицины для описания микропсии - дезориентирующего неврологического состояния, проявляющегося в визуальном восприятии человеком окружающих предметов пропорционально уменьшенными, и получит название синдром Алисы в Стране чудес (англ. Alice in Wonderland syndrome; AIWS).

Какими бы сказочными ни были технические изобретения и научные открытия, душевное благородство человека тоже оказывается достойным отражения в сказке. Оскар Уайльд посвятил сказку-притчу «Счастливый принц» (1888) ученому-естествоиспьггателю, революционеру и мыслителю Петру Алексеевичу Кропоткину. Они познакомились, когда Кропоткин был в Лондоне. Уайльда заинтересовали идеи теоретика анархизма, но еще и поразила сама личность русского князя {prince), который, будучи потомком Рюриковичей, мечтал о равенстве, братстве, социальной справедливости и свержении тиранов. Личность Кропоткина вдохновила Уайльда на то, чтобы аллегорически показать радость дарить людям добро, даже ценой собственных лишений.

Множество ассоциаций с британской жизнью было у читателей «Алисы в Стране Чудес», а историю с «бегом по кругу» вообще рассматривали как символ английского парламента.

В 1900 г. выходит в свет детская книга американского писателя Лай-мена Фрэнка Баума «Удивительный Волшебник из Страны Оз»[20]. Дети в ней увидели увлекательный сюжет о приключениях сироты Дороти в Волшебной стране. А перед взрослыми предстал спор в аллегорической форме, какой денежный стандарт лучше: золотой или биметаллический[21]. Более того, за сказочными образами читатели разглядели популярные образы американской политической карикатуры конца XIX- начала XX в.: пугала (Страшила) и «рыцаря» в жестяных латах (Железный Дровосек). Эти образы ассоциировались с конкретными персонажами политической жизни США - президентами Кливлендом, Гаррисоном, Мак-Кинли, нефтяным и газетным магнатами Рокфеллером и Херстом.

В СССР сказочники или читающая сказки публика также искали в сказках ключи к пониманию политических метафор, анализу действий наиболее ярких политических фигур. Некоторые авторы высказывают предположение, что Сталин ощущал, что хотел Евгений Шварц донести людям своей сказкой «Дракон». У либералов «Сталин всегда ассоциируется с образом “дракона” вопреки тому, что Шварц отобразил в ней Сталина в образе Ланцелота. Ланцелот - единственный персонаж этой сказки, который курит трубку, точно так же как и Сталин - единственный глава государства той эпохи, чья трубка стала неотъемлемой частью его образа. Кроме того, перечисление Ланцелотом своих ранений дает число 1953- год смерти Сталина. Последнее невозможно засчитать как “прогиб” Шварца под власть»[22]. Поскольку сказка «Дракон» была завершена Шварцем в 1944 г., то предсказание в ней года смерти Ланцелота-Сталина - можно считать случайностью.

Сказочная повесть, «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями» (1906-1907)[23], написанная Сельмой Лагерлеф, предназначалась в качестве учебного пособия по географии Швеции для учеников первого класса. Лагерлеф была учительницей и, может быть, поэтому ей удалось в увлекательной форме рассказать детям о стране, ее природе, памятниках, причем рассказать так, что и через сто лет мы видим в книге сказку, а не учебное пособие.

Сказки и революцию сближает романтическая вера в счастье и справедливость. Сказки о революции появляются тогда, когда в массах начинает таять эта революционная романтика. Юрий Олеша пишет свое первое большое прозаическое произведение - роман-сказку «Три толстяка» в 1924 г. (публикация в 1928), герои которой - бедные и благородные люди - весело и мужественно борются против господства трех жадных и ненасытных толстяков-властителей. Автор рассказывает, как простые люди спасают усыновленного наследника толстяков Тутти, оказавшегося украденным братом главной героини - девочки-циркачки Суок, и как весь народ порабощенной страны становится свободным. Сказка вызвала огромный читательский интерес и одновременно скептические отзывы официальной критики - «призыва к борьбе, груду, героического примера дети Страны Советов здесь не найдут»[24]. Дети и взрослые восхищались фантазией автора, своеобразием его метафорического стиля. В 1930 г. по заказу МХАТа Олеша сделал инсценировку «Трех толстяков», которая до наших дней успешно идет во многих театрах мира, роман и пьеса были переведены на множество языков. По сказке Олеши поставлен балет (музыка Виктора Оранского) и художественный фильм (режиссер Алексей Баталов).

В задачи любой революции входит не только взятие власти, но и закрепление у ее кормила тех, кто одержал победу в революционной борьбе. Почти все революционеры всех времен и народов понимают, что сделать это можно, лишь опираясь на новое поколение. Но это поколение еще надо вырастить, причем делать это приходится с использованием прежних форм и методов воспитания, но вливая в них новые идеи. Так появляются революционные сказки с юными сказочными героями -Мальчишами-Кибальчишами[25]. Не столь радикально поданные сказочные персонажи часто осуждались, как это происходило с героями сказок Чуковского. В 1930 г. в журнале «Юный коммунист» была опубликована за подписью А. Свердлов статья «Против “старушек” и “крокодилов”», где апофеозом «чуковщины» автор назвал всем известное «Федорино горе», которое, по мнению рецензента, посвящено «самоварной идиллии»: «На протяжении всей книги выдержаны это “русачество” и бессовестная, неприкрытая агитация кухни. Конечно, преподносить такую чушь нашему ребенку в период раскрепощения его матери не просто глупо, а значительно хуже...»[26]

Содержание сказок может подвергаться критике и с позиций политкорректности. Так, в первоначальном варианте сказочной повести Роальда Даля о приключениях мальчика Чарли на шоколадной фабрике эксцентричного кондитера мистера Вонки «Чарли и шоколадная фабрика»[27] (1964) работающие на этой фабрике умпа-лумпы были выведены автором как племя симпатичных чернокожих пигмеев, привезенное мистером Вонкой из джунглей Африки. Однако в 1972 г. канадская писательница Элеонора Кэмерон обвинила автора в том, что изображая умпа-лумпов темнокожими, он фактически изображает владение чернокожими рабами. К ее мнению прислушались и издатели Даля, после чего писатель в новом варианте книги представил умпа-лумпов как маленьких человечков с нежно-розовой кожей и длинными золотисто-коричневыми волосами, бывших выходцами из вымышленной страны Умпландии.

То, что сказочные герои, как правило, не имеют другой родины, кроме Страны сказок, не мешает иногда из-за геополитических соображений менять им имена. В Украине изменили «паспортные данные» героя известной сказки Джанни Родари «Приключения Чиполино». Родари был участником Сопротивления в годы Второй мировой войны, в 1944 г. вступил в Итальянскую коммунистическую партию. В 1948 г. он стал журналистом в коммунистической газете «Унита» (ит. Ь’11пИа) и начал писать книжки для детей, а в 1951 г. опубликовал свое самое известное произведение «Приключения Чиполино». Особенно широкую популярность сказка получила в СССР, где по ней были сняты мультфильм (1961) и фильм-сказка «Чиполино» (1973), в котором сам писатель сыграл эпизодическую роль. Хотя название «Цибулшо» для Украины более точный перевод с итальянского имени героя сказки - луковицы (ит. ЫроПа), за многие десятилетия имя Чиполино, придуманное Родари, прочно закрепилось как имя собственное и самостоятельное.

Реформаторские усилия по изменению содержания сказок, и, естественно, имен сказочных персонажей наблюдаются в Украине не только по отношению к сказкам Родари. М. Применко - автор проекта «Сказочная карта Украины», который развернуло киевское творческое агентство «Традиция», досадовала: «К сожалению, фольклорное наследие не регулируется международными нормами и авторским правом. Поэтому мы можем выразить только свое сожаление по поводу того, что российские коллеги считают украинских сказочных героев своими»[28]. Одной из первых жертв украинизации пал герой Глеба Успенского Чебурашка, преобразовавшись в одном из «национально-свидомых» вариантов сказки в героя с непонятным именем Дебулятко. Затем украинское происхождение было установлено у знаменитого Колобка, имя которого происходит от слова «коло», т.е. - «круг». «В украинство» были взяты Незнайка и его друзья из Цветочного города. Основанием для подобной акции стало двадцатилетнее проживание «отца» Незнайки писателя Николая Носова под Киевом в Ирпене. В. Шестаков предлагает называть происходящее «сказочными войнами» между Россией и Украиной по аналогии с войнами газовыми, молочными и сырными, так как украинские неосказочники преследуют вполне определенную цель - перекодирование сознания детей прямо с пеленок[29].

Переработка сказочных сюжетов - явление весьма распространенное. Иногда она осуществляется для того, чтобы смягчить существующую в них жестокость поведения героев и сделать их адаптированными для детей. В некоторых американских школах запрещена в школьных библиотеках сказка про Красную Шапочку, потому что в англоязычной версии девочка несет бабушке бутылку вина.

Немецкое издательство «Тинеманн» (нем. Thienemann Verlag) из соображений политкорректности переиздало всемирно известную сказку От-фрида Пройслера «Маленькая колдунья», убрав из текста слова «негр» и «негритенок». Подобной цензуре уже подверглась книга Астрид Линдг-рен «Пеппи Длинный чулок», при переводе которой немецкий издатель Фридрих Отингер заменил выражение «негритянский король» на «правитель Южных Морей». В случае с «Маленькой колдуньей» издательство решило не искать замену неподобающим выражениям, а полностью вырезать их из текста, несмотря на протесты самого автора, начавшего писать сказки после возвращения из советского плена в 1949 г. Сказка «Маленькая колдунья» получила в 1958 г. в Германии премию как выдающееся произведение детской литературы. Она была переведена почти на 50 языков.

Иногда правки вносятся на основании соображений морали, а часто -религии. В 2007 г. Палестина стала первым государственным образованием, Министерство культуры и Министерство образования которого придерживаются совершенно разных взглядов на национальный фольклор. Первое 400-страничное издание антологии палестинских сказок, составленной профессором антропологии университета Бир-Зейт на Западном Берегу Шарифом Канааной и арабистом Ибрагимом Мугави «Говори, птица, говори», было издано университетом Беркли на английском языке в 1989 г. В 1997 г. ЮНЕСКО опубликовала французский перевод сказок. А в 2001-м антологию напечатали ив аутентичном, арабском, варианте. Палестинское Министерство культуры высоко оценило издание и распорядилось распределить три тысячи экземпляров сборника по школам автономии. Но в 2007 г. Министерство образования, возглавляемое членами «Хамас», постановило в недельный срок изъять эти книги из школьных библиотек из-за сексуального содержания некоторых сказок. Однако эротический символизм является неотъемлемым свойством фольклорной поэтики. Суть в том, что понять его ребенку очень сложно, а потому на такой подтекст обычно составители сборников сказок не обращают внимания. Действия же Министерства образования обеспокоили палестинскую интеллигенцию, которая усмотрела в них проявления исламского фундаментализма[30].

Проблема усиления религиозной составляющей в сказочных текстах гораздо шире изъятия из них сексуального символизма. В разных государствах, относящихся к различным религиозным традициям, можно заметить тенденцию переработки сказочных сюжетов в соответствии с религиозными канонами. Например, в Турции эта политика затронула серию книг из «Школьной библиотеки», выходящую под грифом Министерства образования. В эту серию входит и сказка Карло Коллоди «Приключения Пиноккио. История одной марионетки». В ней к реплике Пиноккио «Дай мне немного хлеба» в новой версии добавилось «ради Аллаха»[31]. В России в рамках курса «Основы православной культуры» первоклассникам рекомендуется просмотр спектакля «Дорога к храму», по сценарию которого Красная Шапочка отправляется на службу в церковь и по дороге встречает злобного Волка-атеиста[32].

Об обращении к материалу сказок как инструменту политического кодирования пишет профессор лингвистики Калифорнийского университета в Беркли Джордж Лакофф. Он является одним из основателей теории когнитивной метафоры[33]. В своих научных работах он неоднократно обращался к теме войны, отмечая, что газетные публикации о военных действиях часто строятся как модель: война - «сказка о справедливой войне» (англ. fairy tale of the just war"). Главными персонажами такой сказки выступают злодей, жертва и герой, причем жертва и герой могут быть одним лицом. Сценарий сказки разворачивается в такой последовательности: злодей совершает преступление против невинной жертвы; герой, собрав помощников или действуя самостоятельно, совершает долгий поход во враждебную страну, побеждает злодея и освобождает жертву. Метафора «сказка о справедливой войне» возникает в американском политическом дискурсе во время войны в Персидском заливе (англ. Gulf war, 17 января - 28 февраля 1991 г.)[34]. По сценарию официальной пропаганды США, Америка (в лице Джорджа Буша старшего) концептуализировалась как герой (англ. America as Hero, Savior и т.д.); Ирак (в лице Саддама Хуссейна) - как злодей (Villain), которого характеризовали такие лексические единицы, как Baghdad’s Butcher, another Adolf Hitler, monster, madman, moron), а Кувейт - как невинная жертва (Victim), которую потом «спасает» герой. А так как злодей есть зло по своей природе, вопрос о переговорах с ним не возникает. Зло в сказках обязательно надо победить, оно должно быть наказано.

Не менее важно в современных международных реалиях проявление заботы об имидже: имидже государства, региона, компании, отдельного человека. Имидж часто проявляется не в повседневной стороне жизни, как правило, закрытой для глаз посторонних, а во время праздников, торжественных мероприятий по самым разным поводам. В сказочном мире времени праздника уделено немало внимания. Как говорила героиня пьесы-сказки Евгения Шварца Золушка: «Очень вредно не ездить на бал, когда ты этого заслуживаешь». Сказки в каждую эпоху выполняли функцию подготовки человека к реальной жизни с ее проблемами и радостями. А поскольку у каждого исторического периода они свои, то и функции сказки подстраиваются под потребность времени. В наши дни сказки берут на вооружение специалисты по имиджу, справедливо считая, что сказка помогает людям увидеть их ошибки и подкорректировать свой имидж. Так, сказка «Золушка» повествует о том, «как одна барышня, наделенная положительными психогенетическими данными (“...она была приветливая, милая - вся в покойную мать”), будучи трудолюбивой и умной, последовательно создавала свой имидж VIP-персоны. Конечно же, без имиджмейкера не обошлось - эту функцию выполняла фея. Терпение, хорошее воспитание, пунктуальность и грамотный “имиджмейкинг” помогли этой девушке сначала получить подобающий статус “Незнакомой принцессы”, а затем стать женой принца. Главной деталью ее имиджа были хрустальные туфельки, которые были впору только ей. Оставляя сверкающую туфельку на пути Принца, автор сказки показывает нам, как важно для VIP-персоны оставить после себя хороший след, как важно оказать такое влияние, чтобы за тобой “пошли следом”. Кстати, хрусталь символизирует чистоту и благоразумие. Автор сказки показывает нам, как важно быть пунктуальным (“успеть до полуночи”) и слушаться имиджмейкера, который раскроет все достоинства, а потом одним взмахом волшебной палочки составит точный график посещения балов, подберет нужный наряд, превратит тыкву в карету, создаст информационный повод в связи с потерянной драгоценной туфелькой и вовремя устроит обувной фешн-турнир»[35].

Выше отмечалось, что метафора справедливой войны помогает избежать переговоров, когда победителю они представляются излишними, но при этом специалисты по международным переговорам видят в сказке примеры того, как следует вести деловые переговоры. Например, в «Сказке о царе Салтане» Пушкина находят сценарий деловой игры, как делегация работников торговли, возвращаясь с международной ярмарки, нанесла визит правительству небольшого островного государства. Встреча прошла в теплой, дружеской обстановке.

Проникновение в сказку политических реалий определяется и тем, что среди людей, сочинявших и сочиняющих сказки, было немало тех, кто волею судьбы оказывался очень близко к политике. Первой здесь необходимо упомянуть Хайзуран, жену халифа аль-Махди из династии Аббасидов, мать халифов аль-Хади и Харуна ар-Рашида, жившую в VIII в. Ее часто называют прототипом Шахерезады из сказок «Тысячи и одной ночи». По одной из версий, происходила она из Йемена, была похищена бедуинами и продана на невольничьем рынке близ Мекки будущему аль-Махди, который совершал в это время хадж. После того, как аль-Махди стал халифом, он сделал Хайзуран своей женой. Она же уговорила супруга наследником младшего сына - Харуна ар-Рашида. Какое-то время Хайзуран была фактической правительницей Халифата, в чем ей помогали представители рода Бармакидов. Хайзуран была сказочно богата, прославилась общественной и благотворительной деятельностью. Что касается ее сына халифа Харун ар-Рашида, то в его реальном правлении были существенные нестыковки с сюжетами «Тысячи и одной ночи». Например, в 803 г. род Бармакидов был отстранен от власти, что сопровождалось репрессиями. Многие представители Бармакидов, в том числе знаменитый визирь Джафар, которого в «Тысяче и одной ночи» изображают другом и постоянным спутником халифа в его ночных путешествиях по Багдаду, попали в заключение или были казнены[36].

Если о причастности Хайзуран к сочинительству сказок можно спорить, то активность императрицы Екатерины II на этом поприще следует считать вкладом в появление первых литературных сказок в истории русской литературы. Она чутко руководствовалась критериями этого жанра, композицией и традициями волшебных сказок, работая над своими сказками для детей: «Сказке о царевиче Февее» (1783)[37] и «Сказке о царевиче Хлоре» (1781 )[38]. Они отразили идеи эпохи Просвещения, связанные с пониманием важности воспитания честного, добродетельного, справедливого человека. Поэтому сюжет сказки о Февее лишен занимательности и строится на нравоучениях. Екатерина не очень заботилась о логичности и стройности изложения, объясняя, зачем киргизский Хан похитил Хлора, увел его в степь, к чему нужны множество бытовых подробностей. И все же Екатерине удается создать образ живого мальчика, почти такого идеального ребенка, какого она рисует в своих «Наставлениях». «Перед нами просто ребенок, который долго плачет, когда узнает, что его похитили, но одновременно это необычайный ребенок: он не по годам умен и сметлив, полон чувства собственного достоинства, поражает Хана своею благовоспитанностью»[39]. Маленькому Хлору способствует в удаче дочь Хана Фе-лица, которая дает в помощники Хлору своего сына - Рассудок. Он же помогает царевичу вырваться из сборища молодых людей, лежащих в праздности на траве, уйти от Лентяги Мурзы, который соблазняет Хлора мягким диваном и покойной жизнью. Рассудок приводит его к горе, где их встречают два старца - Честность и Правда. Они помогают им найти розу без шипов, которая не колется, что указывает на добродетель, классическую аллегорию XVIII в.

Главный разговор в «Сказке о царевиче Февее» ведется о воспитании наследника престола, начинающегося с воспитания родителей. Это - позиция правящей императрицы, озабоченной будущим государства. Царевич Февей, что значит Красное Солнышко, по мнению Екатерины, эталон государя, он послушен, умен, терпелив, не знает гордыни, трудолюбив. Сказки - иллюстрации к трактатам Екатерины II о воспитании: чтобы стать достойным человеком и правителем, необходимо обрести добродетель, подружившись с рассудком, честностью и правдой.

Начиная с 1786 г., Екатерина II работала над серией комических опер - сценических сказок, допускающих гротеск и претендующих на игру воображения, скрывающих политический смысл. Опера «Февей», построенную на основе одноименной сказки, заключает назидание Павлу Петровичу слушаться матери-императрицы, не выходить из ее воли, не стремиться ездить за границу. Опера «Новгородский богатырь Боесла-вич», т.е. Василий Буслаевич, толкует известный былинный сюжет о новгородском князе, который силой проучил дерзких новгородцев, осмелившихся не слушаться самодержца, отказывавших ему в послушании. Опера о Горе-богатыре Косометовиче, которой предпослана сказка того же содержания, сочиненная Екатериной (1789),- сатира на шведского короля Густава III. Екатерина II подражала известным народным сказкам, но в то же время самостоятельно постигала законы жанра, являясь первооткрывателем в этой области, что подчеркивает уникальность ее личности.

Через два столетия после Екатерины II еще одна королева, бельгийская, Фабиола написала для детей «12 чудесных сказок королевы Фабио-лы», а гонорары от издания и переиздания этой книги перечисляются на благотворительные цели для детей. Пишет сказки для детей и Марта Луиза, принцесса Норвежская. Принцесса является большой поклонницей норвежских народных сказок. Она даже время от времени читает сказки по телевидению и на своих открытых выступлениях перед публикой.

Один из самых интересных французских сказочников Эдуард Рене де Лабулэ[40] (1811-1833) был видным политическим деятелем и профессором французского коллежа. В коллеже де Лабулэ читал курс американской истории, что дало ему материал для книги «Париж в Америке»[41], в которой он в сатирическом ключе выступает против режима Второй империи, противопоставляя ему американскую буржуазную демократию. Де Лабулэ являлся сторонником свободы человека во всех отношениях, в первую очередь в области, касающейся экономики, а роли государства в жизни отдельной личности он отводил незначительное место, ратовал за невмешательство религиозных организаций в светские дела. В 1864 г. выходит сборник «Голубые сказки», содержащий по большей части переработанные фольклорные произведения, в некоторых сказках он высмеивал существовавший в то время режим, облекая свою критику в тонкую форму, плохо понятную для непосвященных. В 1871 г. он был выбран в Национальное собрание, позже получил статус пожизненного сенатора. По сказке «Зербино-нелюдим» в СССР был снят мультфильм, который назывался «Исполнение желаний».

Карел Чапек (1890-1938)- известнейший чешский писатель XX в.-может быть назван не только сказочником, но и общественным деятелем, убежденным антифашистом. Чапек с 1931 г. был членом Комитета Лиги Наций по литературе и искусству, являлся личным другом и многолетним собеседником первого президента Чехословакии Т.Г. Масарика, пропагандировал многие его идеи в книгах «Разговоры с ТГМ» и «Молчание с ТГМ». В 1938 г. незадолго до полной немецкой оккупации Чехословакии Чапек принимал участие в работе по ликвидации наводнения, получил двустороннее воспаление легких, от которого и скончался.

Имя сказочника Кристиана Пино[42] (1904-1995) долгие годы было хорошо известно всем взрослым французам как имя крупного политического деятеля Франции, какое-то время занимавшего пост министра иностранных дел. В то же время в сказках Пино, внешне прозаических и обыденных, много высокой поэзии и доброго чувства. Пино всегда выступал в своих сказках на стороне слабого и несчастного, обиженного или просто маленького человека, ребенка, вступающего в мир. Герои большинства его сказок- дети, судьба которых зачастую нелегка, но, мужественные и честные, они непременно находят свое счастье.

Американская певица, автор песен, продюсер, танцовщица, писательница, актриса, режиссер и сценарист Мадонна (Луиза Вероника Чикконе) является еще и автором детских книг. Ее сказки основаны на традиционных ценностях человечества и дают читателям своеобразные уроки нравственности и морали, а пользуются популярностью не только благодаря ее собственной известности, но и из-за отличного оформления. Первой из детских книжек, написанных Мадонной, стала книга «Английские розы», о жизни неразлучных подруг Николь, Эми, Шарлотты и Грейс в современном Лондоне (2003). Книга «Английские розы» издана на 37 языках более чем в ста странах мира. За этой книгой последовали «Яблоки мистера Пибоди», «Яков и семеро разбойников», «Приключения Абди», «Лотса Тугой Кошель» и др.

Несмотря на успехи сказочников-непрофессионалов, мир не перестает восхищаться сочинениями писателей-сказочников. Известно, что для писателей высшей наградой является Нобелевская премия по литературе, а потому стоит задуматься, что стало причиной, почему в короткий период накануне Первой мировой войны ее были удостоены сразу три авгора-сказочника: в 1907 г. Редьярд Киплинг «За наблюдательность, яркую фантазию, зрелость идей и выдающийся талант повествователя»; в 1909 -Сельма Лагерлеф - «Как дань высокому идеализму, яркому воображению и духовному проникновению, которые отличают все ее произведения»; в 1911 - Морис Метерлинк - «За драматические произведения, отмеченные богатством воображения и поэтической фантазией». Почти через сто лет, в 2012 г., вновь члены Нобелевского комитета проявили благосклонность к сказочникам, назвав лауреатом писателя из Китая Мо Яня и присудив ему награду за «умопомрачительный реализм, который объединяет народные сказки с современностью». Если история повторится и вслед за

Мо Янем премию получат современные другие сказочники, то не будет ли это предупреждением о том, что мир стремится спрятаться в сказку от тех проблем реальной политики и экономики, с которыми ему не под силу тягаться.

Есть специальная международная награда для сказочников - Международная премия имени Г.К. Андерсена[43]. История премии такова. В 1953 г. немецкая писательница Елла Лепман предложила учредить «маленькую нобелевскую премию» по детской литературе, добилась того, что 2 апреля, день рождения Андерсена, решением ЮНЕСКО был провозглашен Международным днем детской книги. Лепман также инициировала создание Международного совета по детской и юношеской книге (IBBY) - организации, объединяющей писателей, художников, литературоведов, библиотекарей многих стран. С 1956 г. раз в два года на очередном конгрессе IBBY присуждает Международную премию имени Г.Х. Андерсена - Золотую медаль с профилем великого сказочника - писателям, ас 1966 г. награда также вручается художникам-иллюстраторам детских книг. Первой обладательницей детской «Нобелевки» в 1956 г. стала английская сказочница Элеанор Фарджон, известная в России по переводам книг «Хочу Луну» и «Седьмая принцесса». В 1958 г. премию получила шведская писательница Астрид Линдгрен. Среди лауреатов немало звезд мировой величины - немецкие писатели Эрих Кестнер и Джеймс Крюс, итальянец Джанни Родари, чех Богумил Ржига, австрийская писательница Кристине Нестлингер. Российских писателей в списке лауреатов нет, лишь художник-иллюстратор Татьяна Маврина была удостоена медали Андерсена (1976). У IBBY есть еще одна награда - Почетный диплом за отдельные книги для детей, за их иллюстрирование и лучшие переводы на языки мира. Среди дипломантов немало советских и российских авторов: писатели Р. Погодин, Ю. Коваль, В. Берестов, А. Барто, С. Михалков, художники Л. Токмаков, Б. Диодоров, В. Чижиков, М. Митурич, переводчики Я. Аким, Ю. Кушак, И. Токмакова и др.

Связь сказок, которые удостаиваются высоких международных наград, с представлениями о пространстве мира, благополучия, возможностей для творчества очевидна. Такая связь часто отражается в речах лауреатов. В 2012 г., когда Европейский союз был удостоен Нобелевской премии мира, то речи высших европейских чиновников постоянного председателя Европейского совета Хермана ван Ромпея и председателя Европейской комиссии Жозе Мануэла Баррозу на церемонии вручения ЕС премии были объединены под одним очень красноречивым заголовком: «От войны до мира - Европейская сказка».

То, что героев сказки давно уже стали воспринимать визуально, начало работать на формирование имиджа той страны, того места, где создавалась эта сказка. Образ Дании и ее столицы Копенгагена неотделим не только от сказок Андерсена, но и от скульптуры Русалочки. Фонтан «Лиза с гусями» (нем. ОатеИезеГ) стал одним из символов Геттингена, где жили и творили братья Гримм, у которых есть несколько сказок, связанных с гусями. Возможно, сюжет одной из них вдохновил на создание скульптуры в Геттингене. Есть версия, что жителей Геттингена подвигло к этому появление в конце 1800-х гг. скульптуры на «гусиную тему» в американском городе Ковингтон, штат Кентукки. Скульптура девочки, несущей гусей на рынок, создана под влиянием сказок братьев Гримм и должна была символизировать традиции, поддерживаемые немецкими поселенцами округа Ковинггон. На самом деле в Гетингене с XVIII в. на участке СатеИеье1 был фонтан, но в начале XIX в. он оказался разрушенным. В 1898 г. муниципалитет решил построить новый фонтан, выбрав проект, который отражал представление о простых горожанах. Новый фонтан «Лиза с гусями», созданный скульптором Паулем Ниссе, был открыт в 1901 г.

Фонтан сказок относится к наиболее запоминающимся городским фонтанам Берлина и находится в народном парке Фридрихсхайн. Он входит в число охраняемых памятников архитектуры. В 1893 г. городские власти приняли решение художественно оформить вход в парк, а в начале XX в. архитектор Людвиг Хофман выдвинул идею создания там фонтана сказок. С 1905 г. по его приглашению над эскизами и созданием фигур сказочных персонажей начали работать скульпторы Йозеф Раух, Игнати-ус Ташнер и Георг Врба. Торжественное открытие фонтана сказок состоялось 15 июня 1913 г. Общая площадь ансамбля впечатляет: 90 метров на 172 метра. Главная часть комплекса выполнена в стиле необарокко. Водный бассейн ансамбля построен в виде четырех плоских каскадных ступеней с одним большим и девятью малыми фонтанами, дополненными семью фигурами лягушек, также выпускающих струи воды, среди которых одна выделена как Царевна-лягушка. Скульптуры в этой части фонтана выполнены из ракушечника. С восточной стороны каскадный водоем замыкается полукруглой аркадой. В девяти проемах аркады установлены массивные каменные чаши, украшенные головами собак. Сверху полукруглая аркада завершается галереей со скульптурами различных животных - героев народных и литературных сказок. Скульпторы выбирали для украшения фонтана, прежде всего, персонажи известных сказок в редакции братьев Гримм - Гензель и Гретель, Кот в сапогах, Золушка, Красная Шапочка, Белоснежка, Спящая красавица, или средневековых легенд-Рюбецаль. В конце Второй мировой войны парковые скульптуры исчезли. Их обнаружили только в 1950 г. за высокой стеной одного из садовых участков в районе Фридрихсхайн в поврежденном состоянии. После реставрации скульптурных групп фонтан вновь стал радовать посетителей парка своим необычным видом и интересными сказочными образами, но скульптуры с этого времени требуют постоянного наблюдения. Финансовые средства на поддержание в достойном состоянии этого памятника архитектуры выделяют частные спонсоры и Европейский союз. Рядом с «Фонтаном сказок» расположен фонтан «Дельфин». Скульптор Георг Врба для украшения этого фонтана создал несколько скульптурных групп, изображающих детей, которые катаются на дельфинах. Восьмиметровый фонтан идеально смотрится на фоне находящегося рядом «Фонтана сказок».

В Бремене в память о сказочных персонажах в самом центре города, возле ратуши установлена главная городская достопримечательность-скульптура работы Герхарда Маркса, изображающая бременских музыкантов: осла, собаку, кота и петуха, стоящих друг на друге. Композиция была отрыта в 1951 г. А еще одну скульптуру бременцы подарили Риге, являющейся городом-побратимом.

Большая скульптурная композиция героев русских сказок работы Зураба Церетели представляет собой бронзовые скульптуры, установленные на искусственной реке Неглинка на Манежной площади в Москве в 1996 г. Здесь можно увидеть Жар птицу, Царевну лягушку, русалку, старика и золотую рыбку. Все скульптуры окружены фонтанами, поэтому вид текущей воды создает картину текущего времени, которое связывает наши дни со сказочными временами.

В Днепропетровске, Воронеже и Оренбурге не сохранились довоенные типовые фонтаны скульптора Ромуальда Иодко, представлявшие собою аллегорию к стихотворению Чуковского «Краденое солнце». А в Сталинграде такой же фонтан был установлен в 1935 г. на привокзальной площади и представлял собой композицию из шестерых детей - грех мальчиков и трех девочек, взявшихся за руки и танцующих вокруг крокодила. Здесь же сидели несколько лягушек, изо рта которых били водяные струи. В народе его называли: «Бармалей», «Танцующие дети», «Дети и крокодил». 23 августа 1942 г. Сталинградский фонтан был запечатлен на фотографиях, на фоне пылающего города. Эти фотографии стали символом битвы на Волге. Они облетели весь мир. После войны фонтан восстановили, но в 1950-е гг. его решено было снести, как не представляющего из себя никакой художественной ценности. Образ фонтана встречается в художественных фильмах «Враг у ворот» и «V - значит вендетта», «Заводной апельсин» и даже компьютерных играх - Commandos 3: Destination Berlin и Red Orchestra 2: Heroes of Stalingrad.

Волгоградский Первый Драматический Театр поставил по воспоминаниям детей, переживших Сталинградскую битву, спектакль «Украденное солнце». Украденное войной солнце становится мощным символом страданий маленьких сталинградцев. Изначально пьесы не было, были записанные на бумаге и диктофоне воспоминания тех, кто детьми оказался в огне Сталинграда. Артисты читали и слушали эти воспоминания, выбирали фрагменты и складывали из них хронику Сталинградской битвы детскими глазами. Многие из авторов этих воспоминаний были живы, поэтому с некоторыми из них артисты встречались, когда готовили постановку. Кто-то из «детей Сталинграда» смог побывать и на премьере спектакля. Этот спектакль невозможно смотреть без слез.

23 августа 2013 г. в Волгограде президент России Владимир Путин принял участие в открытии восстановленного легендарного фонтана «Детский хоровод». Фонтан был восстановлен по инициативе байкера Александра Залдостанова, больше известного как Хирург, на Привокзальной площади напротив выхода в город с железнодорожного вокзала.

Скульптурные композиции по сюжетам сказок визуализируют связь времен. Эту же задачу выполняют туристические маршруты, проходящие по местам, где жили сказочники и персонажи их произведений. Туристический маршрут «Немецкая дорога сказок» открыт в честь 200-летия первой публикации сказок братьев Гримм, проложен из Бремена вХанау[44]. Его протяженность 600 км. Он идет более чем через 70 городов, многие из которых внесены ЮНЕСКО в список Всемирного культурного наследия, через федеральные земли Гессен и Нижняя Саксония, по территории ландшафтно-парковых заповедников, Фогельсберскому нагорью и долинам рек Везер, Фульда, Верра, Лан. В крепости Сабабург прекрасный принц оживил поцелуем Спящую красавицу. Регион Швальм напоминает о Красной Шапочке и Волке, горная гряда Хоэр-Майснер - сказочная страна Госпожи Метелицы, а местечко Полле - место действия сказки о Золушке. Благодаря легенде о Крысолове стал знаменит на весь мир город Гамельн. В городах по «Дороге сказок» проходят фестивали под открытым небом, дни кукольных театров и многочисленные праздники, когда гостей встречают сами герои сказок.

В 35 километрах от Парижа расположились «владения Кота в сапогах» - замок Бретей, возведение которого относится к концу XVI - началу XVII в., являющийся воплощением сказочного мира Шарля Перро. Он работал вместе с министром финансов Людовика XIV Людовиком Бретей, любил бывать здесь в гостях, прогуливаться по прекрасному парку. Владельцы замка решили увековечить память о сказочнике, и после реставрации замка во второй половине XX в. в нем «поселились» 50 восковых персонажей сказок Перро работы мастеров, которые создавали восковые фигуры и для парижского музея Гревен. Герои сказочного мира расположились как в залах замка, так и на территории парка. Настоящим «хозяином» замка Бретей является Кот в сапогах, повсюду обнаруживаемый в виде восковых фигур.

В Финляндии, неподалеку от Турку, на острове близ города Наантали открыт тематический парк «Страна муми-троллей», посвященный героям серии книг Туве Янссон про Муми-троллей. Парк функционирует в летнее время и закрывается в последнюю неделю августа, когда «муми-трол-ли впадают в спячку». В Финляндии изображения семейства муми-троллей, Снусмумрика, Сниффа, Малышки Мю и др. очень популярны. Они стали неотъемлемой частью современной массовой культуры. Доходы от реализации продукции, использующей образы муми-троллей, составляют столь же значимую часть государственного бюджета Финляндии, что и налоговые отчисления корпорации А1о!аа.

По дорогам сказки можно не только идти, но и плыть. В честь стопятидесятилетия того знаменательного дня, когда никому не известная девочка Алиса вошла в историю, став вдохновительницей и героиней «Алисы в Стране чудес», в Оксфорде 7 июля 2012 г. прошел День Алисы. Были устроены сумасшедшее чаепитие у Мартовского Зайца и Безумного Шляпника, празднование не-дня рождения королевы, «бег по кругу» в Крайст-Черч - колледже, а флотилия лодок повторила маршрут, по которому плыли в лодке три девочки и сказочник.

Сказочные пространства наяву есть и в странах Востока. Например, в Туркменистане, в Ашхабаде в 2006 г. был открыт развлекательно-познавательный комплекс «Мир туркменских сказок». Одна из его тематических территорий называется «Миром туркменских чудес». Вход в нее предваряется масштабным макетом карты Туркмении, на которой отражены все основные природно-ландшафтные и климатические зоны страны. В миниатюре выполнены изображения представителей животного мира и образцов местной флоры. В этой части парка размещены многократно уменьшенные копии знаменитых историко-культурных памятников Туркменистана. Есть искусственная река, беседки, аттракционы с учетом национальных традиций. Колесо обозрения высотой 25 м, рассчитанное на 108 человек, напоминает по форме туркменское женское ювелирное украшение «гульяка». Аттракцион «Волшебный ковер» украшен национальными ковровыми узорами. В дизайне аттракциона «Чайные чашки» использованы элементы туркменского орнамента, на круге диаметром 15 м разместились 9 пиал, вмещает за один сеанс 36 человек, дополняет аттракцион огромный чайник в центре, выпускающий пар.

Как и путешествие по сказочным местам, банкноты с портретами сказочников должны пробуждать у их обладателей ощущение сказочных возможностей при покупке товара за эти деньги. Портрет Андерсена располагался на денежной купюре в 10 крон 1954—1974 гг., выпущенной Национальным банком Дании. С 1991 г. портрет Лагерлеф изображается на банкноте 20 шведских крон. В 1992 г. в Германии была введена в обращение купюра достоинством в 1000 марок с изображением братьев Гримм и историческими зданиями города Касселя, где находится посвященный им музей. В 1993 г. Банк Франции выпустил 50-франковую банкноту с портретом Антуана де Сент-Экзюпери и изображением его героя - Маленького принца. И хотя сейчас установилась практика уходить от фиксации реальных исторических лиц на деньгах, память о том, что портреты сказочников когда-то украшали денежные знаки, чем-то тоже похожа на сказку, в которой все были богатыми и счастливыми.

Бессрочные облигации (англ, perpetuity bond) со сроком погашения в сто лет не являются экзотикой в развитых странах. В качестве их эмитентов выступают как правительства, так и крупные корпорации. В 1993 г. такие облигации выпустила корпорация Уолта Диснея. И нет ничего удивительного, что в народе их прозвали «спящей красавицей», которая проспала целое столетие и также в 1959 г. стала героиней знаменитого мультипликационного фильма компании Walt Disney.

Безусловно, нельзя не радоваться сохранению у взрослых людей детской фантазии и основанному на ней креативе. Например, в социалистической Чехословакии был популярный мультсериал «Арабелла» (1979). В этой киносказке можно было увидеть Фантомаса, который представал положительным персонажем - главой Страны Сказок для взрослых, граничащей с Королевством Сказок для детей. В продолжении сериала -«Арабелла возвращается, или Румбурак - король страны сказок» - представлен уникальный ход событий: главный антагонист сериала - Румбурак - превращается в Фантомаса (обычно всегда Фантомас превращается в других людей). И в то же время стоит задуматься, не происходит ли с ростом прагматизма в подходе к сказкам сжимания пространства того волшебного мира, которым является мир сказок. Так ли необходимо человеку стремиться сделать сказку былью, может, лучше стараться быль хоть как-то приблизить к сказке. Имеющиеся попытки интерпретации событий международной жизни в сюжетах сказок доказывают, что ничего невозможного в этом нет.

  • [1] Серебрянников Б.А. Роль человеческого фактора в языке. М.: Наука, 1988. С. 21-24.
  • [2] Маковский М.М. Сравнительный словарь мифологической символики в индоевропейских языках: образ мира и мир образов. М.: Языки русской культуры, 1996. С. 17.
  • [3] Жирмунский В.М. К вопросу о международных сказочных сюжетах: сб. статей к 70-летию акад. Н.И. Конрада. М.: Наука, 1967. С. 283-289.
  • [4] Андреев Н.П. Указатель сказочных сюжетов по системе Аарне. Л.: Гос. рус. геогр. о-во, 1929.
  • [5] Базиле Дж. Сказка сказок / пер. с итал. и вступительная статья Петра Епифанова // Иностранная литература. 2012. № 8. С. 150-194.
  • [6] Памятные книжные даты // URL: http://www.elkost.it/essays/1984- pamyatnyie-knizhnyie-datyi-dzhambattista.
  • [7] Там же. Сбиры - в прошлом в Италии, а именно в Папской области, судебные и полицейские служители, которые были вооружены и имели военную организацию.
  • [8] Эко У. Откровения молодого романиста. М.: ACT: CORPUS, 2013. С. 261— 262.
  • [9] Мадам д’Онуа. Кабинет фей / изд. подгот. М.А. Гистер. М.: Ладомир; Наука, 2015.
  • [10] Воронцова Т. Подлинная история Красной Шапочки // Литература. 2004. № 44 // иЛЬ: http://lit.lseptember.rU/2002/44/4.htm.
  • [11] Воронцова Т. Подлинная история Красной Шапочки // Литература. 2004. № 44 // URL: http://lit.lseptember.rU/2002/44/4.htm.
  • [12] Будур Н.В. Английская литературная сказка. М.: АСТ, 2003. С. 350.
  • [13] Сергеев-Ценскый С.Н. Преображение России. Эпопея. Лютая зима. Роман / Собр. соч. в 12 т. Т. 10. М.: Правда, 1967 // URL: http://militera.lib.ru/prose/rus sian/sergee v-tsensky4/05. html.
  • [14] Братья Лю // 1ЖЬ: http://skazka.mifolog.ru/books/item/f00/s00/z0000031/ 8ГО01.81ТОп1.
  • [15] Марченко В.А. Как стать сюнди. СПб.: Амфора, 2013. С. 207-208.
  • [16] Wingfield М., Кагатап В. Arab Stereotypes and American Educators // American Arab Anti-Discrimination Committee (ADC). March 1995 // URL: http://www. adc.org/ index.php?id=283.
  • [17] Гауф. В. Молодой англичанин // 1ЖЬ: http://allskazki.ru/autor/gauf.
  • [18] Мидгорд - в германо-скандинавской мифологии гигантский змей, окружающий кольцом всю землю и при Рагнароке способствующий истреблению богов.
  • [19] Андерсен Г.К. Большой морской змей И Андерсен Г.Х. Сказки и истории. В 2 т. Л.: Художественная литература, 1969 // 1Л1Ь: аг.ПЬ.ги>Классика>апс1ег зеп_ §_ЬДех1...
  • [20] Баум Ф. Волшебник страны Оз. М.: Эксмо, 2010.
  • [21] Чиркова Е.В. История капитала от «Синдбада-морехода» до «Вишневого сада». М.: Кейс, Омега-Л, 2011.
  • [22] «Арбитраж» главы государства как основа «разводняка» в отношении «элитарных» кланов. Аналитическая записка. С. 4 // 1ЖЬ: http://kobtv.narod.ru/ flles/Knigi-KOB/130219_Arbitrazh_glavy_gosudarstva_kak_osnova_razvodniaka_v_ otnoshenii_elitarnykh_clanov.pdf.
  • [23] Лагерлеф С. Удивительное путешествие Нильса Хольгерссона с дикими гусями по Швеции / пер., предисл. Л.Ю. Брауде. М.: Эксмо, 2008.
  • [24] 1ЖЬ: http://www.peoples.ru/art/literature/story/olesha.
  • [25] Мальчиш-Кибальчиш - положительный персонаж сказки Аркадия Гайдара «Сказка о Военной тайне, о Мальчише-Кибальчише и его твердом слове», опубликованной в газете «Пионерская правда» в апреле 1933 г., а также снятых по этой сказке советских художественного и мультипликационного фильмов «Сказка о Мальчише-Кибальчише». Антипод персонажа - Мальчиш-Плохиш.
  • [26] Свердлов А. «Против “старушек” и “крокодилов”» // Юный коммунист. 1930. №4. С. 55.
  • [27] Даль Р. Чарли и шоколадная фабрика / пер. с англ. М. Барон и Е. Барон. М.: МП «Нимак», МП «КТК», 1991.
  • [28] Цит. по: Шестаков В. «Бандеро-сказки» и война за детство // URL: http://rusedin.ru/2012/03/22/bandero-skazki-i-vojna-za-detstvo.
  • [29] Там же.
  • [30] Арабские заветные сказки // Коммерсантъ-Власть. 2007. № 9. С. 53.
  • [31] В переводе на исламский // Коммерсантъ-Власть. 2006. № 37. С. 50.
  • [32] Основы православной культуры в первом классе: книга для учителя / сост. О.К. Харитонова под ред. протоиерея В. Дорофеева. М.: ПОКРОВ, 2002.
  • [33] Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем. М.: Едиториал УРСС, 2004; Lakoff G. Metaphor and War. The Metaphor System Used to Justify War in the Gulf // URL: http://metaphor.uoregon.edu/lakoff-l.htm.
  • [34] Матыгина Е.Б. Сказка о справедливой войне в официальных заявлениях Кондолизы Райс // Политическая лингвистика. 2009. № 1 (27). С. 72-84.
  • [35] Флэтчер М. Имидж «У1Р»-персоны // 1ЖБ: http://www.chipnews.ru/html.cgi/ агЫу/00_ 10/81а1_54.1Пт.
  • [36] Кпо А. Харун ар-Рашид и времена «Тысячи и одной ночи» / пер. с фр. СПб.: Евразия, 2012.
  • [37] Екатерина II. Сказка о царевиче Хлоре // Русская словесность. 1994. № 2. С. 11-18.
  • [38] Екатерина II. Сказка о царевиче Февее // Сочинения Екатерины II. М.: Советская Россия: 1990. С.126-127.
  • [39] Синельникова Г.П. Екатерина II и литература для детей // Текст: проблемы и методы исследования: межвузовский сборник научных статей / под. ред. Э.П. Хомич. Материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции. Барнаул: АлтГПА, 2008. С. 69.
  • [40] Лабулэ Э. де. Избранные сказки / пер. с фр. Свердловск: Банк культурной информации, 1991.
  • [41] Лабулэ Э. де. Париж в Америке. М.: Издание М.М. Ледерле и Ко, 1893.
  • [42] Пино К. Сказки. М.: Иностранная литература, 1959.
  • [43] Международная премия имени Г.К. Андерсена // URL: http://school-sector. relam.ru/web-dart/08 mumi/medal.html. 2011. 8 июля.
  • [44] Имс Э. В гостях у крысы // Ведомости. Пятница. 2012. № 16 (298). 4 мая.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы