ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ОПАСНЫМИ ОТХОДАМИ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ

По данным Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации, полученным в 2000 г., в целом по России не обезврежено 62% токсичных видов отходов, а самых токсичных I класса опасности — 82%'. Но, как будет показано ниже, реальная ситуация с производством и утилизацией опасных отходов значительно хуже признаваемой официально. Существующие в настоящее время в стране мощности по переработке опасных отходов позволяют обезвредить только совсем незначительную их часть.

Так, специалисты считают, что в наиболее передовом в техническом оснащении населенном пункте страны городе Москве «существующие... мощности позволяют решить проблемы переработки и обезвреживания опасных отходов не более чем на 20%»[1] [2]. А это означает, что с высокой вероятностью можно утверждать: в России в целом утилизируется менее 20% опасных отходов.

Для сравнения: в Норвегии процент неучтенных и, следовательно, необезвреженных отходов оценивается от 3 до 10%[3] т.е. экологически чисто утилизируется от 90 до 97% опасных отходов, произведенных в стране.

Уничтожение опасных отходов в России на столь низком уровне происходит по двум основным причинам. Во-первых, действующая в стране система учета опасных отходов в условиях сложившейся институциональной среды оказывается практически неработоспособной. Во-вторых, действующие объемы мощностей по переработке опасных отходов, как показывает анализ, явно недостаточны.

Причем утилизация отходов — это серьезная проблема не только России, но и ряда высокоразвитых стран, а также одна из важнейших проблем, стоящих перед человечеством. Понятие «опасные отходы» соответствует принятому в Базельской конвенции ООН UNEP/IG. 80/3 о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением, к которой присоединилась Россия[4].

В Москве, как и во всей стране, основной фактор, не позволяющий решать назревшую проблему, связан с тем, что «действующая система учета и контроля за обращением опасных отходов, в том числе медицинских, недостаточно эффективна, не отвечает современным требованиям и должна быть усовершенствована. Не создана городская централизованная система управления обращения с опасными отходами»[2].

Следствие сложившейся ситуации — недопустимо заниженная оценка реального объема опасных отходов, в частности отходов производства

I—III классов опасности. Например, в документе «Объемы основных видов опасных отходов, подлежащих термической и физико-химической обработке, актуальных для г. Москвы», разработанном МГУП «Промот-ходы», приводятся данные по четырем источникам информации: банк данных, который действовал в 2003—2005 гг.; «Годовой доклад департамента природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы» (последний вышел в 2006 г.); данные Ростехнадзора; расчетные оценки специалистов.

Максимальный объем опасных отходов дают расчетные оценки. Они ориентируют на цифру, близкую к 150 тыс. тонн в год. Суммарные объемы опасных отходов, рассчитанные по банку данных, «Годовому докладу департамента природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы» и данным Ростехнадзора, несколько ниже. Причем данные из разных источников по ряду позиций различаются более чем в 3 раза.

Между тем, по оценке некоторых независимых экспертов[6], «объем образования опасных отходов, без учета отходов лечебно-профилактических учреждений, составляет 385 тыс. тонн в год». В результате, по их мнению, «отсутствие прямого государственного контроля и доля участия города в объектах переработки и захоронения отходов менее 51% приводит к ненадежности в работе системы обращения с отходами».

В другом документе отмечается: «по экспертной оценке, среднегодовой объем образования опасных отходов (от чрезвычайно опасных I класса до умеренно опасных III класса) в городе Москве составляет около 300 тыс. тонн в год»[7]. Кроме того, в этом же документе признается, что «большая часть (отходов) размещается несанкционированно, без всякого контроля и отчетности, что особенно угрожает здоровью населения и экологической безопасности всего региона».

К сожалению, есть основание считать, что ни 300, ни 385 тыс. тонн не отражают реальной картины. С тех пор как был определен объем ежегодно генерируемых в столичном регионе опасных отходов I—III классов в размере 300—350 тыс. тонн, шел процесс непрерывного нарастания размера ежегодной генерации отходов. Это подтверждается рядом документов. Так, в постановлении Правительства Москвы от 23.03.2004 № 164— П П «О концепции обращения с отходами производства...» говорится, что «объемы переработки отходов будут возрастать примерно теми же темпами, что и рост выпуска продукции, в которой используются отходы, т.е. 3—6% в год». А так как эти цифры характерны и для экономики страны в целом, то подобная ситуация должна считаться типовой.

Таким образом, за 7—10 лет, даже без учета сложного процента, объемы отходов могли увеличиться в полтора раза. С учетом же недеклари-руемых и не выявляемых в процессе проверок опасных отходов I— III классов опасности их реальный размер может быть в 2—4 раза больше официально принятого.

С учетом значительного расхождения значения объемов опасных отходов, генерируемых в Московском регионе, экспертно оценим нижнюю границу их значений в 150 тыс. тонн в год, а верхнюю — в 500 тыс. тонн опасных отходов в год.

В расчете на миллион жителей этого региона (11,5 млн человек) получаем границы удельной оценки генерации опасных отходов для России в целом.

Нижняя удельная оценка генерации опасных отходов I—III классов опасности для России: 150 : 11,5 = 13 тыс. тонн в год на млн чел., или 13 кг опасных отходов на человека.

Верхняя удельная оценка генерации опасных отходов I—III классов опасности для России: 500 : 11,5 = 43 тыс. тонн в год на млн чел., или 43 кг опасных отходов на человека.

Кроме того, для оценки ежегодного объема образования опасных отходов необходимо учитывать их весомую составляющую, возникающую в лечебно-профилактических учреждениях (медицинские отходы классов Б, В, Г) и биологические отходы.

Актуальность проблемы обезвреживания отходов лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) в свете современных представлений здравоохранения предельно высока. В современных условиях России она должна рассматриваться как важнейшая эпидемиологическая и экологическая компонента безопасности населения страны. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) с 1979 г. относит медицинские отходы к группе опасных и рекомендует создание специальных служб по их переработке.

Базельская конвенция 1989 г. открывает список опасных отходов «клиническими (больничными)» отходами.

Отходы медицинских учреждений, контаминированные болезнетворными микроорганизмами и вирусами, представляют серьезную эпидемиологическую и экологическую опасность.

Вследствие нарушения регламентирующих требований по их сбору, обеззараживанию, временному хранению, удалению из ЛПУ, переработке и захоронению может возникнуть угроза инфекционных болезней, отравлений и даже летальных исходов при контакте с ними персонала, пациентов ЛПУ, населения и животных.

Оценка размеров отходов лечебно-профилактических учреждений для Москвы сводится к цифре 240 тыс. тонн (см. постановление Правительства Москвы от 23.03.2004 № 164-ПП).

Вместе с тем согласно официальным данным объем опасных отходов лечебно-профилактических учреждений в Москве выше, чем в среднем по России. Так, в документе «Организационные и эпидемиологические аспекты обращения с отходами лечебно-профилактических учреждений» (табл. 11, 12) приводятся следующие данные: «В Российской Федерации в настоящее время ежегодно образуется 0,6—1 млн тонн медицинских отходов, что составляет около 2% от общего количества отходов потребления». В расчете на число жителей Москвы такая интенсивность возникновения медицинских отходов привела бы к образованию порядка 80 тыс. тонн отходов. Эта цифра в 3 раза ниже, чем оценки по Москве (240 тыс. тонн).

Если учесть плотность медицинских учреждений в Москве и значительный объем медицинского обслуживания приезжих, соотношение 1:3 по размерам медицинских отходов в среднем по России и Москве можно считать достаточно корректным.

Нормативно-правовая база обращения с опасными медицинскими отходами в настоящее время достаточно развита. Ее представляют:

  • 1) Федеральный закон от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»;
  • 2) Федеральный закон от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления, СанПиН № 2.1.7.7.728—99;
  • 3) «Правила сбора, хранения и удаления отходов лечебно-профилактических учреждений» — СанПиН № 2.1.3.1375—03 от 2003 г.;
  • 4) «Гигиенические требования к размещению, устройству, оборудованию и эксплуатации больниц, родильных домов и других лечебных стационаров» и другие инструктивно-методические документы.

Объем отходов лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) можно оценить по количественным нормам[8] накопления отходов в ЛПУ. Так, в России норма накопления отходов на одну койку в больницах 1,3— 2,7 кг в сутки. В Москве около 105 тыс. больничных коек. Тогда расчетный годовой объем отходов (при занятости коек 300 дней в году) будет около 63 тыс. тонн.

Кроме того, в Москве, например, в 2007 г. зафиксировано 361 тыс. посещений поликлиник в смену. Удельная норма накопления отходов для поликлиник 0,1 кг на одно посещение. Исходя из двухсменной работы поликлиник и шестидневной недели, получаем

52 х 6 х 2 х 361 000 х 0,1 = 22 526 400 кг (около 22 тыс. тонн).

Следовательно, по нормативам в Москве образуется всего 63 + 22 = = 85 тыс. тонн отходов лечебно-профилактических учреждений, т.е. близко к средней цифре для России в целом.

Причем при проведении эксперимента по организации безопасного обращения с медицинскими отходами, проведенного в 2007 г. в ЛПУ ЮВАО г. Москвы, цифра получилась только незначительно выше.

Что же касается биологических отходов, то в различных документах их объемы варьируются1 от 200 до 265 тыс. тонн.

Таким образом, оценка общего объема отходов медицинских учреждений и биологических отходов для Москвы колеблется от 85 + 200 = = 285 тыс. тонн в год до 250 + 265 = 515 тыс. тонн в год.

Для оценки количества опасных отходов, генерируемых в России в целом, можно принять нижнюю границу объема медицинских и биологических отходов, возникающих в Москве, в размере 280 тыс. тонн в год, а верхнюю границу — в размере 400 тыс. тонн в год, т.е. на 20% ниже максимальной оценки, полученной для Москвы.

С учетом размера отходов I—III классов опасности получаем нижнюю границу значений совокупных опасных отходов в экспертно выбранном регионе в размере 150 + 280 = 430 тыс. тонн в год, а верхнюю — в размере 500 + 400 = 900 тыс. тонн опасных отходов в год.

Тогда, рассматривая выбранный регион как представителя для страны в целом, получим:

• нижняя удельная оценка совокупной генерации опасных отходов

для России: 430 : 11,5 = 37 тыс. тонн в год на млн чел.;

• верхняя удельная оценка совокупной генерации опасных отходов

для России: 900 : 11,5 = 78 тыс. тонн в год на млн чел.

Сравнительный анализ уровня генерируемых опасных отходов в России и за рубежом позволяет уточнить полученный результат.

В соответствии с поставленной целью настоящей работы, как указывалось выше, опасными будем считать отходы, являющиеся объектами Базельской конвенции 1989 г., подписанной всеми странами Западной

Европы, которую Россия ратифицировала в декабре 1995 г. Конвенция охватывает 45 групп опасных отходов, перечисленных в Приложении 1 Конвенции.

Даже простое сравнение цифр удельной генерации опасных отходов в размере 37 и 78 тыс. тонн в год на миллион человек с данными других стран, в которых учет ведется, несомненно, лучше, чем в России, заставляет серьезно пересмотреть оценку генерируемых в России опасных отходов.

Так, в Норвегии с населением 4,4 млн человек, известной своей приверженностью к экологически чистым способам производства продукции, «вырабатывается 645 тыс. тонн опасных отходов ежегодно (1995 г.)» 161, т.е. 645 000 : 4, =147 тыс. тонн в год на миллион человек. Это почти в 4 раза больше, чем размер опасных отходов, полученный по нижней экспертной оценке и в 1,9 раза больше верхней оценки.

Если бы в Москве (11,5 млн человек)[9] производилось такое же количество опасных отходов на миллион жителей, как в Норвегии, общее количество опасных отходов в год характеризовалось бы цифрой в 1690 тыс. тонн. А для Москвы и Московской области (18 млн человек)[10] [11] — около 2600 тыс. тонн.

Еще одна оценка объема опасных отходов может быть сделана по данным немецкой компании AVG, эксплуатирующей «Центр обезвреживания опасных отходов» в Гамбурге[10]. Центр производит сбор и утилизацию опасных отходов города Гамбурга с населением 1,78 млн жителей, считающегося вторым крупнейшим экономическим мегаполисом Германии.

Ежегодно здесь перерабатывается в общей сложности 130 тыс. тонн отходов. В расчете на 1 млн жителей это 76,5 тыс. тонн. Для Москвы объем отходов, генерируемых в темпе Гамбурга, должен быть примерно 800 тыс. тонн в год. Но если учесть, что сравниваются переработанные и образуемые отходы, то следует оценить объемы образуемых отходов в городе размером с Москву, но с уровнем генерации отходов Гамбурга значительно большей величиной.

С учетом же того, что Гамбург — портовый город со сравнительно небольшой промышленностью, хорошей экологией, оценка объема генерируемых Москвой опасных отходов должна быть значительно выше, чем в Гамбурге, и вполне может быть около 900 тыс. тонн в год, т.е. совпадает с верхней границей экспертной оценки.

По данным Агентства по охране окружающей среды (Environmental Protection Agency), в 1998 г. жители США «примерно 40 млн тонн отходов относили к категории опасных». В расчете на 1 млн жителей страны (население около 300 млн человек в 2000 г.) получаем 133 тыс. тонн в год на миллион человек. Такая интенсивность генерации отходов для Московского региона означала бы, что в нем производится опасных отходов в 1,7 раза больше их максимальных значений, полученных экспертно. Дополнительное уточнение экспертных значений размеров генерируемых опасных отходов можно получить при сравнении Москвы с аналогичным городом в развитой стране.

Несомненно, таким аналогом является Нью-Йорк, а для Московского региона (Москва и Московская область) — штат Нью-Йорк. Для сравнения: в Нью-Йорке проживает около 8,0 млн жителей, в Москве — 11,5. В штате Нью-Йорк —18,1 млн человек, в Московском регионе — 18 млн.

Штат Нью-Йорк в 2002 г. занимал 8-е, т.е. далеко не ведущее, место среди всех штатов США по производству опасных отходов[13]. В настоящее время в нем генерируется 1130 тыс. тонн опасных отходов в год, которые утилизируют около 1300 предприятий. Так как штат Нью-Йорк занимает

2-е место по числу генераторов опасных отходов, но занимает 8-е место в стране по объему опасных отходов среди всех штатов, то, по всей видимости, на его территории находится много небольших производителей.

На территории штата в городе Hopewell Junction располагается и крупный генератор опасных отходов — производство IBM corporation, которое дает более половины (796,8 тыс. тонн) всех опасных отходов штата. Компания практически полностью перерабатывает свои отходы.

Другая широко известная компания, Eastman Kodak, производит на территории штата 28,1 тыс. тонн, перерабатывает 105,6 тыс. тонн. Компания Dupont пессо park производит 26,9 тыс. тонн, но все их вывозит за границы штата.

Для Нью-Йорка показателен факт, что по сравнению с 1995 г. производство опасных отходов снизилось к 2002 г. примерно в 2 раза (с 2306 тыс. тонн). Население штата практически не изменилось, с 18,2 млн в 1995 г. до 18,1 млн жителей в 2002 г. При этом число компаний—производителей опасных отходов уменьшилось почти в 2 раза: с 2144 в 1995 г. до 1339 в 2002 г.

Эта тенденция отличается от доминирующей в стране и свидетельствует о том, что значительная часть производителей опасных отходов была выведена за пределы штата.

Вне сомнения, положение с опасными отходами в Москве следует сравнивать с положением в Нью-Йорке в 1995 г., а не в 2002 г. Тогда, по аналогии с Нью-Йорком, в Москве должно образовываться 1310 тыс. тонн, а в Московском регионе — 2140 тыс. тонн опасных отходов в год. При этом удельные показатели генерации опасных отходов в Нью-Йорке сначала превышали их экспертно полученные значения для Москвы (126 тыс. тонн в Нью-Йорке и 78 тыс. тонн в Москве), а затем вошли в расчетный диапазон экспертной оценки. Показатель Нью-Йорка последних лет: 62 тыс. тонн опасных отходов на миллион человек в год входит в полученный выше диапазон от 37 до 78 тыс. тонн опасных отходов на миллион человек в год в Москве.

Сравнение положения с опасными отходами в Москве и Нью-Йорке позволяет прогнозировать снижение размера образования опасных отходов в крупных городах, но не в стране в целом.

По оценкам экспертов, основанным на опыте технологически развитых стран, если не будут приняты немедленные кардинальные меры, объемы опасных отходов в крупных городах России будут расти еще 10—15 лет, но замедленными темпами. По прошествии указанного периода проблема настолько назреет, что в любом случае будет решена и годовой объем опасных отходов в них начнет снижаться.

Особый интерес приобретают эти цифры, если их сравнить с величиной производственных мощностей по утилизации опасных отходов.

Оценку необходимых России мощностей по переработке опасных отходов сделаем на примере Московского региона. В Москве применяются три главных метода утилизации опасных отходов, созданных в мире. Официальная оценка в необходимости мощностей по утилизации опасных отходов следующая.

  • 1. Физико-химические методы необходимы для ликвидации 22,4 тыс. тонн образующихся в городе за год опасных отходов[14]. Официально признанные существующие мощности — 10,4 тыс. тонн в год, создаваемые мощности — 2 тыс. тонн, т.е. требуемые мощности — 9,9 тыс. тонн в год. Если в Москве действительно образуется 22,4 тыс. тонн в год отходов этого типа, то на сегодня можно утилизировать только 47% всех отходов.
  • 2. Термическое обезвреживание необходимо для ликвидации 309,5 тыс. тонн образующихся в год отходов[10]. Существующие мощности — 27,5 тыс. тонн в год, создаваемые мощности — 74 тыс. тонн, требуемые мощности — 208 тыс. тонн в год, т.е. можно утилизировать только 9% всех отходов.
  • 3. Микробиологическая переработка необходима для ликвидации 200 тыс. тонн медицинских отходов. Существующие мощности — 10 тыс. тонн в год, создаваемые мощности — 10 тыс. тонн в год, требуемые мощности — 180 тыс. тонн в год. Практически можно утилизировать только 5% всех отходов этого типа. То есть мощностей для ликвидации опасных отходов явно недостаточно для города.

Получение более точной информации о действующих мощностях по утилизации опасных отходов, например по данным реестра таких предприятии, заведомо не увенчается успехом из-за неточности самого реестра и сформировавшейся в Москве системы обслуживания этой потребности города. Из разработанного МГУП «Промотходы» «Анализа существующих мощностей по переработке опасных отходов» следует, что «основная масса предприятий-переработчиков (включенных в реестр) работает на первой стадии (оказание услуг по вывозу отходов) цепочки обращения с отходами. Сдача отходов на дальнейшую переработку осуществляется ими на основе контрагентских договоров с предприятиями, осуществляющими промежуточную или глубокую (финишную) переработку».

Согласно документам, предоставленным МГУП «Промотходы»[16], в Москве размер мощностей по утилизации опасных отходов составляет 53—350 тыс. тонн. Реальный же размер мощностей экспертно можно оценить в диапазоне от 100 до 300 тыс. тонн.

При сравнении даже самых оптимистичных оценок действующих мощностей (353 тыс. тонн) с официально признаваемым объемом опасных отходов в размере около 700 тыс. тонн приходится констатировать их нехватку. При самой оптимистической оценке приходится считать, что около половины опасных отходов не уничтожается, а накапливается в воде, земле и атмосфере.

Учет же сравнительных данных анализа генерации и утилизации опасных отходов в Москве, Гамбурге, Нью-Йорке, США, Норвегии дает следующие результаты. При сделанной оценке размера минимальных мощностей утилизации опасных отходов в диапазоне от 100 до 300 тыс. тонн ориентация на аналогию с интенсивностью производства опасных отходов в Гамбурге приводит к выводу, что в Московском регионе, а в России в целом еще хуже, утилизируется от 10 до 30% опасных отходов (100 : 900 = 0,11 и 300 : 1000 = 0,3).

При ориентации на аналогию с интенсивностью производства опасных отходов в Нью-Йорке получаем уровень утилизации опасных отходов от 7,6 до 23% (100 : 1310 = 0,076 и 300: 1310 = 0,228).

При ориентации на аналогию с интенсивностью производства опасных отходов в США в целом получаем уровень утилизации опасных отходов от 6,5 до 20% (100: 1529 = 0,065 и 300: 1529 = 0,196).

Близость расчетных значений уровня утилизации опасных отходов в России при использовании информации о генерации опасных отходов в самых разных, но развитых зарубежных странах и городах очень высокая. Это может оцениваться как статистическое подтверждение корректности используемого метода оценки.

В результате формируется следующий вывод. В России утилизируется от 6 до 30% всех опасных отходов.

Как уже отмечалось выше, в Норвегии утилизируется 90—97% опасных отходов, произведенных в стране.

Ситуация с утилизацией опасных отходов, рассмотренная на примере одного из самых благополучных регионов страны, заставляет сделать вывод, что для России в целом проблема утилизации опасных отходов практически не решена. Необходимо принять самые серьезные и экстренные меры по совершенствованию системы обращения с опасными отходами в стране в целом.

Этот вывод полностью корреспондируется с заявлением бывшего Президента России Дмитрия Медведева, который в июле 2011 г. утверждал, что «в стране к данному моменту накопилось больше 30 миллиардов тонн опасных отходов». И далее «В России много экологических проблем, как новых, так и унаследованных из прошлого...»[17].

Механизм правового регулирования в области охраны окружающей среды в условиях экологически опасных производств должен включать требования к испытаниям токсичных веществ, их производству, хранению, транспортированию, использованию и удалению. На производителя или импортера химического вещества до поставки его на рынок (во Франции и других государствах) или до их производства (в США), что более предпочтительно, возложена обязанность уведомить компетентные государственные органы о намерении продавать (производить) вещество. Эти органы принимают решение о разрешении продажи, производства вещества, ограничении или запрете.

Масштабы производства опасных промышленных отходов, а также причинения реального и потенциального вреда окружающей среде при неправомерном обращении с ними предопределили принятие во многих государствах специальных законов о хранении, использовании и удалении отходов. Это Закон об удалении отходов (Япония, 1971 г.); Закон о хранении ядовитых отходов (Великобритания, 1972 г.); Закон об удалении отходов (ФРГ, 1972 г.); Закон о сохранении и переработке сырьевых ресурсов (США, 1976 г.), Закон о сбросах в океан (США, 1972 г.). В последующие годы в эти законы вносились изменения и дополнения. Аналогичные законы в то же время были приняты в других государствах.

В соответствии с указанными законами ответственность за экологически вредное удаление отходов возлагается на производителя. Законодательство устанавливает разрешительный порядок их удаления и четко регулирует порядок отчетности операций с отходами.

Например, 1-й экземпляр манифеста (белый) в течение 30 дней направляется полигоном по захоронению отходов в Департамент по контролю за токсичными веществами Агентства по охране окружающей среды соответствующего штата; 2-й экземпляр (голубой) производитель отходов в течение 30 дней посылает в этот же департамент; 3-й экземпляр (желтый) полигон в течение 30 дней сохраняет у себя. Таким образом, для каждого экземпляра устанавливается свой порядок документооборота, что, в свою очередь, обеспечивает контроль за движением опасных отходов.

Объем и характер мер по охране окружающей среды, предусматриваемых этими законами, в значительной степени отличаются. Так, Закон США о национальной политике в области окружающей среды возложил на Президента США обязанность подготовки и представления ежегодного доклада о качестве окружающей среды и тенденциях ее изменения. В нем установлены также общие требования по оценке воздействия планируемой деятельности на окружающую среду и планирование природоохранной деятельности.

  • [1] По материалам: Девяткин В. В. и др. Вторичные материальные ресурсы и их использование в России, http://www.waste.ru/modules/section/item.php?itemid=100. 08.09.11.
  • [2] Распоряжение Правительства Москвы от 24.02.2004 № 253-РП «О развитии городской системы обращения с опасными отходами».
  • [3] Норвежский опыт управления отходами, http://www.akros-eco.com. 09.09.11.
  • [4] Базель, 22 марта 1989 г. Конвенция вступила в силу для России 01.05.1995.
  • [5] Распоряжение Правительства Москвы от 24.02.2004 № 253-РП «О развитии городской системы обращения с опасными отходами».
  • [6] Кочуров А.В., Абрамов Н.Ф. Основные положения концепции управления отходами производства и производственного потребления в Москве // Чистый город. 2004. № 3(27). Июль—сентябрь.
  • [7] «Пояснительная записка о городской системе обращения с отходами производства и опасными отходами потребления (исключая радиоактивные)». М ГУП «Промотходы», 2006.
  • [8] См.: Правила сбора, хранения и удаления отходов лечебно-профилактических учреждений: СанПиН 2.1.7.728—99. М.: Федеральный центр Госсанэпиднадзора Минздрава России, 1999.
  • [9] По итогам Всероссийской переписи населения 2010 г. Росстата, в Москве проживает 11,5 млн человек. http://ru.wikipedia.org/wiki/%...
  • [10] Там же.
  • [11] См.: Проспект Центра обезвреживания опасных отходов в Гамбурге «Abfall — Verwertungs -Gesellschaft».
  • [12] Там же.
  • [13] См.: National Biennial RCRA Hazardous Waste Report: Based on 2003, Statistical Abstract of the United States: 2007.
  • [14] См.: «Отходы производства и производственного потребления города Москвы». Основные положения Концепции управления отходами производственного потребления в г. Москве. Постановление Правительства Москвы от 23.03.2004 № 164-ПП.
  • [15] Там же.
  • [16] См.: «Анализ существующих мощностей по переработке опасных отходов». МГУП «Промотходы». Рабочий документ службы «Одного окна», осуществляющей деятельность в соответствии с распоряжением Правительства Москвы от 21.03.2005 № 339-РП «Об организации обращения с опасными отходами в городе Москве».
  • [17] РИА Новости, http://www.inosmi.ru/ecology/20110610/170524681.html. 2.09.2011.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >