Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow Социалистическая и радикальная традиции в литературе США

НЕГРИТЯНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ: ГОЛОСА ПРОТЕСТА

Но решающие достижения в освещении этой проблемы относятся к поре негритянской революции 1960-х гг. и тем глубинным процессам, которые она вызвала. Протестное движение в эту пору приняло мощные формы. Сегодня ему посвящено немало историко-культурных исследований.

Мартин Лютер Кинг: «Есть у меня мечта». Лидером темнокожих американцев был Мартин Лютер Кинг (1929—1968), баптистский священник, последователь Ганди, сторонником тактики ненасильственных действий и «гражданского неповиновения» («civil disobedience»), «барабанщиком справедливости», фигурой общеамериканского масштаба. Вдохновитель массового похода «черных» на Вашингтон, в ознаменование 100-летия отмены Линкольном рабства, он произнес свою судьбоносную речь «Есть у меня мечта» (I Have a Dream). В 1964 г. он стал лауреатом Нобелевской премии мира. Во второй половине 1960-х гг. движение негров за свои права стало сливаться с антивоенными выступлениями против агрессии США во Вьетнаме. В 1968 г. в Мемфисе Кинг был убит расистом Джоном Реем, что вызвало бурные протесты в негритянских кварталах. Позднее день рождения Кинга (15 января) был провозглашен государственным праздником в честь национального героя США.

Кинг был блестящим оратором и публицистом, он осуждал сторонников экстремистской линии в негритянском движении в многочисленных статьях, речах, интервью, а также книгах («Сила любви», Strength of Love, 1963; «Почему мы не можем ждать», We Can’t Wait, 1964); они стали классикой американской документалистики.

В начале 1960-х гг. в стране прошли массовые «марши свободы». Они получили общеамериканский резонанс. Во время торжеств по поводу столетия со дня отмены рабства Джеймс Болдуин сказал горькие слова: «Страна празднует столетие со дня отмены невольничества на сто лет раньше, чем следовало сделать». Именно в это время прозвучал лозунг: «Свободу сейчас!» Эти выступления возымели действие. Под давлением масс в 1963—1964 гг. был принят ряд законов, запретивших расовую сегрегацию и дискриминацию.

В условиях «негритянской революции» укрепилось этническое самосознание и расовая гордость темнокожих. Был провозглашен новый лозунг: «Черное — это прекрасно!» Темный цвет перестал восприниматься как символ второсортности, неполноценность как это было в недавнем прошлом. Темнокожие американцы стали рассматривать себя как наследники и носители африканских культурных традиций. Начали не только носить африканские одежды и прически. Отныне они стали «афроамериканцами» и «черными». Само слово: «негр» и производные от него понятия стали восприниматься как оскорбительные и неприемлемые, поскольку ассоциировались с унизительным:«ниггер».

В самом освободительном движении черных обозначились две полярные, соперничающие тенденции. Это «интеграционисты», возглавляемые М.Л. Кингом (их защищали те, кто составлял цвет негритянской литературы: Болдуин, Эллисон, Хенсберри, Хьюз и др.) и «сепаратисты» (Л. Джонс, Э. Буллинз). Интеграционисты выступали за творческое освоение западной культуры, за слияние с ней. Сепаратисты стояли на экстремистских позициях, они отрицали западную цивилизацию (которую назвали «сифилизацией») как глубоко враждебную.

В итоге острой полемики сепаратисты постепенно сошли на нет.

В процессе негритянской революции сформировалось авторитетное направление в гуманитарной науке, ориентированное на изучение всех аспектов жизни черных американцев в прошлом и настоящем. Исследования такого рода, весьма малочисленные и основательные, были положены в основу университетских курсов и фондов. Эти так называемые «черные исследования» (black studies) имели не только новаторское научное, но и общественное значение, сделав «забытое прошлое» (lost past) «полезным прошлым» (useful past).

Болдуин: романист и публицист. Авторитетнейшим голосом негритянской революции был Джеймс Болдуин (James Baldwin, 1924— 1987); романист, публицист, блестящий эссеист. Его публицистика, представленная в цикле книг: «Никто не знает моего имени» (1961), «В следующий раз пожар» (1963), «Имени его не будет на площади» (1972), образующие своеобразный триптих, — это яркая хроника народного протеста и одновременно классика жанра. Их стиль эмоционален, метафоричен, иногда достигает библейского пафоса.

Качественно новые для негритянской литературы настроения сказались в повести Болдуина «Если Бийл-стрит могла бы заговорить» (1974). В центре ее типичная история двух черных молодых людей, любящих друг друга, один из которых, Фронки, стал жертвой полицейской провокации. Если в прежних произведениях Болдуина звучал мотив отчуждения черных и белых, их непонимание друг друга, то теперь — мотив солидарности; люди разных национальностей готовы прийти на помощь темнокожему.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы