Пространственное планирование как средство экологического обеспечения проектов

Нормирование техногенных воздействий с помощью предельно допустимых выбросов (ПДВ) в атмосферу и предельно допустимых сбросов (ПДС) в водоемы основывается на обеспечении нормативов ПДК в точках контроля. Для атмосферного воздуха это граница санитарно-защитной зоны предприятия. Для стоков в водные объекты, расположенные в черте населенного пункта, — это расстояние от места выпуска до расчетного створа, где достигается

ПДК. Если выпуск расположен за пределами населенного пункта, точка контроля размещается в 1 км от него или за 2 км от организованного питьевого водозабора.

Нормы образования и размещения отходов определяются на основе комплексного анализа технологических процессов и региональных характеристик природной среды.

Схемы функционального зонирования территорий. С учетом интеграционного характера отдельных частей территории (трансграничные водоемы, ареалы аэротехногенных выпадений, транспортные сети, ресурсные взаимосвязи и т.п.) на ней выделяются зоны и объекты интеграции на уровне межгосударственного сотрудничества, сопредельных субъектов Федерации, соседних территориальных образований в пределах региона, соседних хозяйствующих субъектов в пределах административной единицы. Они конкретизируются по местным уровням управления.

Эколого-хозяйственное зонирование территории включает:

  • • оценку хозяйственно-градостроительной территории;
  • • комплексную оценку территории по природно-ресурсному потенциалу;
  • • комплексную оценку экологического состояния территории;
  • • регламенты природопользования.

Например, при разработке Интегрированного стратегического плана развития Ломоносовского района Ленинградской области было установлено следующее:

  • 1) хозяйственная освоенность территории имеет высокий уровень урбанизированности, так как соотношение хозяйственно-освоенных и эколого-компенсаторных территорий (29 : 71%) близко к пороговому значению для Ленинградской области (30 : 70%). Это указывает на необходимость при размещении новых объектов тщательно изучать территорию с учетом того, что здесь концентрируются федеральные, региональные и местные хозяйственные интересы;
  • 2) основу природно-ресурсного потенциала (65% территории) составляют земли, пригодные для сельскохозяйственного использования. Минерально-сырьевая база может обеспечить развитие местной промышленности строительных материалов, жилищно-коммунальной сферы, сельского хозяйства. Высокий рекреационный потенциал формируется природными рекреационными качествами ландшафтов побережья Финского залива, а также богатым историко-архитектурным наследием. Значителен рыбохозяйственный фонд. Потенциал лесосырьевых ресурсов низок, 68,5% площади лесного фонда занято лесами 1-й группы, основным назначением которых является выполнение водоохранных, санитарно-гигиенических, защитных, оздоровительных функций. Все леса 2-й группы (имеющие ограниченное эксплуатационное значение) входят в 30-километровую санитарную зону Ленинградской АЭС и исключены из расчета главного пользования. Территория обладает дефицитом пресных поверхностных и подземных вод, что лимитирует размещение водоемких производств и крупных населенных пунктов;
  • 3) на экосистемы территории, наряду с собственными источниками (коммунальные, сельскохозяйственные, промышленные предприятия, транспорт), оказывают трансграничное влияние Санкт-Петербург (аэротехногенное загрязнение и загрязнение Финского залива), Эстония (трансграничный перенос), загрязнение р. Систы, поступающее из Кингисеппского района. По комплексу неблагоприятных факторов выделяются три зоны с различной степенью экологической напряженности:
    • • высокая (40% территории) техногенная нагрузка приходится на восточную часть — воздействие выбросов и сбросов Санкт-Петербурга, рекреационное давление,
    • • средняя (30% территории) — на юго-западную (сельскохозяйственная деятельность) и северо-западную части (воздействие энергетическо-транспортного комплекса на воздушный и водный бассейны, леса, почвенные и земельные ресурсы),
    • • низкая (30% территории) — на центральную часть (30% территории), где изменения природных комплексов имеют минимальный размер.

Пространственное планирование с учетом эколого-хозяйственного зонирования позволило выявить три планировочных района, объединивших по экономико-географическому признаку интеграционные зоны и объекты.

Необходимость введения экологических ограничений и мер обосновывается формированием в перспективе на территории проекта крупного экономического узла, негативные результаты влияния которого на экосистемы и здоровье населения необходимо предотвратить.

Специфика проектирования в криолитозоне. Опасные геологические процессы и явления способны проявиться в любых ландшафтных зонах, но наиболее легко они провоцируются при антропогенном вмешательстве в условиях многолетнемерзлых пород: термопросадки, термокарст, солифлюкция, деградация мерзлоты, образование наледей и морозное пучение. Эти процессы, являющиеся следствием теплофизической неоднородности многолетнемерзлых грунтов и пород, представляют серьезную опасность для инженерных сооружений. Немалое значение в распространении этих процессов приобретает эндогенная разломная тектоника, способная инициировать их активизацию. В свою очередь, приповерхностные механические напряжения способны вызвать активизацию тектонических нарушений.

В соответствии с международными соглашениями приоритет в природоохранных мерах в арктической зоне отдается снижению нагрузок от тяжелых металлов и органогалогенных соединений; препаратов с пестицидами ДДЕ, ДДД, ДДТ, полихлорированных бифенилов и терфенилов, оловоорганических красящих соединений; ограничению применения в качестве пестицидов ряда вредных веществ по списку ООН, в том числе соединений кадмия, свинца, ртути, селена.

При значительном площадном распространении загрязнение тяжелыми металлами имеет ограниченное значение, затрагивая обрамление Кольского и Норильского горнопромышленных комплексов. Глобальное распространение имеют воздействия топливно-энергетического комплекса, нефтегазодобычи, транспорта, судоремонта, объектов ядерного цикла, разработки золотоносных россыпей, лесной и целлюлозно-бумажной промышленности. Поэтому приоритетными поллютантами оказываются: оксиды углерода, серы и азота, тяжелые металлы второй и третьей групп опасности, ртуть, нефтепродукты и их производные, галогеноорганика, радионуклиды, взвешенные вещества. Необратимые изменения арктических ландшафтов связаны с термокарстовыми явлениями, сопровождающими урбанизацию территорий.

Необходимо отметить, что ни одна страна мира не проводила в Арктике полномасштабных экологических исследований. Имеющиеся данные отрывочны и фрагментарно освещают различные природные среды.

Распространение и интенсивность изменений арктических ландшафтов могут быть оценены по дистанционным материалам, которые также позволяют определять характер трансформации токсических веществ и получать численные коэффициенты, используемые при расчетах атмосферных выпадений и критических нагрузок на почвы и водоемы. В конечном счете с их помощью формулируются критерии качества окружающей среды, затем — стандарты качества природных ресурсов и наконец — стандарты ПДК.

Значительную работу по исследованию распространения основных загрязнителей проводят скандинавские страны, выделяющие также необходимые средства для практического решения проблемы сокращения техногенных нагрузок на морские экосистемы. Результаты исследований и опыт по прогрессивным инженерным решениям регулярно обсуждаются на объединенных семинарах Ао/т/-серии. Накоплены данные о загрязнении хлорорга-никой донных осадков и моллюсков Северного и Балтийского морей. По остальной части Арктического бассейна сведения отсутствуют, хотя наличие хлорорганического загрязнения, например, от предприятий целлюлозно-бумажной промышленности на водосборе Белого моря представляется очевидным. Более того, с ним можно связать «необъяснимые» факты массовой гибели тюленей в этих водах.

Следует считаться, как показано В.К. Донченко (1989), с выносом хлорорганики и токсичных соединений тяжелых металлов со льдом при ледоходах, в результате чего возникают своеобразные эффекты залповых выбросов. Подобные явления следует ожидать в эстуариях всех крупных рек Европейского Севера, а также Оби, Енисея, Лены.

Наиболее изученным в Арктике является радиоактивное загрязнение. Атомные станции и предприятия ядерного топливного цикла расположены как непосредственно за Полярным кругом (Кольская и Билибинская атомные электростанции (АЭС)), так и в верховьях крупных рек Арктического бассейна (горно-химические предприятия в бассейнах Енисея, Томи, Оби). Показательно радиоактивное загрязнение от Красноярского горно-химического комбината (ГХК): загрязнение реки прослеживается на протяжении более 800 км, а поймы — 1500 км вниз по течению от места сброса.

По широте распространения и захвату отдельных компонентов окружающей среды радиоактивное загрязнение соизмеримо с распространением нефтепродуктов, загрязняющих более половины российского сектора Арктики. Последнее усугубляется в результате возрастающего количества аварий на предприятиях нефтегазового комплекса. Контролю в аварийных ситуациях подвергаются водотоки, почвы, мясо диких и домашних животных и птиц, молочная продукция, биосреды человека (Усинская катастрофа). Основное воздействие оказывает не столько сама нефть, сколько ароматические углеводороды, являющиеся наиболее токсичными продуктами низкотемпературной деструкции нефтепродуктов в почвах мерзлотно-таежных районов. Пролитые нефтяные продукты не разлагаются на составные части полностью из-за низкой скорости биохимических процессов в областях вечной мерзлоты. Например, в Сургуте питьевая вода содержит нефтепродукты в количестве 0,56-1,53 мг/л (10-30 ПДК).

Только в Тюменской области проливы нефти составили в 1980-е гг. свыше 3 млн т/год, что в 80 раз больше разлива при аварии танкера «Эксон Валдез», от которой пострадало все побережье Аляски.

Ежегодно в окружающую среду в России попадает несколько миллионов тонн нефти. По данным1, в среднем за год только водами р. Оби переносилось около 120 тыс. т нефти, включая наиболее токсичные быстрорастворимые формы — бензол, нафталин, бенз(а)пирен и их производные. На основании данных непосредственных измерений Росгидромета, в 2009 и 2010 гг. вынос нефтепродуктов составил 190 и 135 тыс. т. Всего на сток Оби в Карское море приходится около 50% поступающих туда нефтепродуктов.

С рекой Леной в море Лаптевых может поступать до 108 тыс. т нефтепродуктов. Общий объем выноса нефти реками в Северный Ледовитый океан с территории России может составлять 500 тыс. т в год и более. Так, по данным Мурманского морского биологического института, суммарный вынос нефтепродуктов реками в бассейны арктических морей составляет 510 тыс. т.

Утверждение о чрезвычайной ранимости местных ландшафтов давно уже стало общей темой при обсуждении хозяйственной деятельности в Арктике. Его основу составляют термическая неустойчивость многих геоморфологических элементов, крайняя замедленность и специфичность процессов самоочищения природных комплексов, низкая ассимиляционная емкость последних и узкие физико-химические рамки сложившихся циклов обмена вещества и энергии в северных биоценозах.

Анализ урбанизации ландшафтов Севера как геохимического процесса показывает, что он происходит примерно одинаково в различных природно-климатических и социально-экономических условиях.

Основополагающая роль в этом принадлежит химическому загрязнению, сопровождающему урбанизацию. В мерзлотных районах на урбанизируемых территориях развивается ощелачивание почв, что предопределяет резкую смену биоценозов и утрату изна-

Лдам Л.М., Мамин Р.Г. Природные ресурсы и экологическая безопасность Западной Сибири. М.: НИА— Природа, 2001.

чально существующего биоразнообразия. Техногенному прессингу подвергаются лесотундрово-северотаежные ландшафты котловин и предгорных равнин, а также прилегающие участки низкогорий с редколесно-тундровыми ландшафтами. Природная среда отличается пониженной способностью к самоочищению в условиях недостатка тепла и избытка влаги. Переувлажненные ландшафты Севера отличаются особо низким потенциалом самоочищения от химических загрязнений. Условия эксплуатации аллювиальных вод водозаборными сооружениями во многом определяются рядом природных факторов, связанных с суровым климатом и наличием многолетнемерзлых грунтов. Грунтовые воды отложений залегают в толще горных пород с криогенными включениями либо непосредственно содержатся в них. Криогенные водоупоры во многих случаях являются границами подземных потоков. Эти границы образуют различные по форме поверхности в теле водоносного горизонта, вследствие чего фильтрация воды к сооружениям носит сложный пространственный характер. Помимо этого на движение воды в пористых породах оказывают заметное влияние ее вязкостные свойства, а также неоднородное значение ее величины по области фильтрации.

Важнейшей особенностью влияния элементов сурового климата на приток воды к сооружениям является их сезонная изменчивость. Именно динамика криогенных процессов и физических свойств воды во времени определяет гидрогеологические особенности залегания подземных вод в аллювиальных речных отложениях региона с суровыми климатическими условиями. Динамика изменения положения границ мерзлых пород приводит к изменению гидравлических параметров водоносного горизонта, а вместе с ними и условий питания, формирования и запасов подземных вод аллювия. Эти изменения имеют циклический характер во времени года. В соответствии с изменяющимися гидрогеологическими условиями залегания аллювиальных вод по циклам года изменяется приток воды к сооружениям водозабора.

Инфильтрационные водозаборы располагаются в области активной связи подземных и поверхностных вод и работают в основном за счет привлечения вод поверхностных водотоков. При нарушенном режиме подземных вод в связи с работой водозабора резко возрастает интенсивность водообмена грунтовых вод аллювия. В ненарушенном режиме водообмен относительно замедлен, поэтому температура подземных вод водоносного горизонта более постоянна по сравнению с нарушенным режимом и изменяется в пределах 2—6°С. Обладая высокой теплоемкостью, подземные воды при таких значениях температур препятствуют промерзанию и аградации мерзлоты в теле водоносного горизонта, создавая тем самым условия устойчивости талых зон речного аллювия.

В почвах вахтовых поселков устанавливается дефицит многих элементов из-за деструкции растительности. Поэтому мониторинг изменения северных ландшафтов дает важнейшую информацию для рационального использования природных ресурсов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >