Современное состояние и особенности государственного суверенитета России

Суверенитет присущ любому государству на любом историческом этапе вне зависимости от его типа, формы и иных качеств. Свойство суверенности не меняет своего смысла с изменением исторической обстановки и характеристик государства, однако на разных этапах развития страны потенциальные возможности, пределы и направления реализации суверенитета имеют свои особенности, которые, прежде всего, связаны с качественным состоянием его основ.

Современная Россия как государство берет свое начало после провозглашения суверенитета РСФСР 12 июня 1990 г. С этого момента суверенитет России приобретает свое новое качественное состояние. Своеобразием обладают как политическая, так и юридическая сторона суверенитета. Прежде всего, принципиально изменилась форма государства, структура государственных органов, система законодательства и иные юридические элементы суверенитета.

С политической стороны с образованием современной России к власти пришла политическая сила, которая выражает иные интересы, чем господствующий класс в период СССР. Вместо марксистско-ленинского учения в качестве идеологии страны стал пропагандироваться либерализм, который предполагает политическое равенство людей, равенство их прав на жизнь, собственность и свободу, требование минимальной роли государства в жизни общества. Либерализм как учение призван стоять на защите интересов частных собственников, предпринимателей, которые для данной идеологии предполагаются носителями государственного суверенитета. Однако теоретическая модель либерализма не реализована в полной мере в реальных общественных отношениях.

В обществе произошла существенная деформация национальной идеи. Государственная идеология советского периода была отвергнута, а новая в обществе не сложилась, да и воззрения большинства населения, которое и провозглашалось носителем верховной власти, не были консолидированы вокруг какой-либо стратегии развития страны.

За прошедшее двадцатилетие существования современной России так и не удалось преодолеть разрыв между проявлением реальной верховной власти и юридически закрепленным в Конституции Российской Федерации суверенитетом.

Особенности суверенитета современной России обусловлены следующими факторами:

1. Недостаточно развитая политическая система, в рамках которой существующие политические отношения не в полной мере соответствуют закрепленному конституционному порядку. Исходя из политикоправовой сущности суверенитета это ведет к разрыву формы и содержания суверенитета.

Как отмечает Э.А. Пронин, политическая система представляет собой совокупность политических институтов, политических партий, отношений, процессов, принципов политической организации общества, подчиненных кодексу политических, социальных, юридических, идеологических норм. Социальная сущность политической системы состоит в том, чьи интересы (каких социальных групп) приоритетно она реализует, какими средствами и методами[1].

В рамках политической системы происходят также взаимодействия, связанные с борьбой за власть, осуществляемыми главным образом партиями, имеющими социальную опору и различного рода ресурсы. В результате данной борьбы определенная политическая сила приобретает господствующее положение. Как правило, господствующая политическая власть представляет собой выражение воли определенной группы лиц, объединенных общими интересами. Она также имеет идеологию, которая определяет линию поведения государственной власти и позволяет приобретать в обществе новых сторонников.

Если посмотреть на политическую систему России, то можно сделать вывод о ее незрелости. Р. Сакве отмечает, что «современная российская политика может быть охарактеризована как борьба между двумя системами: формальным конституционным порядком, что мы называем нормативным государством, и вторым миром фракционногрупповой борьбы и параконституционных политических практик... Мы намеренно пользуемся термином «параконституционный», ибо режим не отвергал конституционную структуру, но действует в пределах ее формальных ограничений, одновременно во многом подрывает ее дух»[2]. В.А. Лебедев и В.В. Киреев существующий в стране строй называют «бюрократическим капитализмом»[3] и обосновывают это тем, что в условиях рыночной экономики опорой государственной власти стал класс «бюрократии», то есть чиновников, руководствующихся в своей деятельности преимущественно собственными интересами.

Существовавший в 90-е годы XX в. плюрализм, представленный множеством партий, сменился гегемонией партии «Единая Россия», которая объединила в себе подавляющее большинство руководителей органов власти всех уровней[4].

Согласно информации, размещенной на официальном сайте, социальный состав партии «Единая Россия», по данным на 01.01.2008 г. представлен в следующем виде: 1) служащие - 59 %; 2) рабочие -17,6%; 3) учащиеся и студенты - 5,5 %; 4) пенсионеры - 6,3%; 5) предприниматели - 3,8 %; 6) другие - 7,8%. Сфера деятельности членов партии: 1) промышленность - 30,5%; 2) образование - 28,1%; 3) здравоохранение - 10,2%; 4) госслужба - 9,6%; 5) органы власти - 8,7 %; 6) сельское хозяйство - 6,7%; 7) культура и искусство - 5,8%[5].

Господство данной политической силы обеспечивается в частности тем, что Председатель Правительства России В.В. Путин возглавляет Партию «Единая Россия», указанная партия имеет конституционное большинство в Государственной Думе. В субъектах Российской Федерации высшие должностные лица преимущественно принадлежат к членам данной партии или являются ее сторонниками, и большинство мест в региональных и местных парламентах принадлежат членам «Единой России».

Такая ситуация имеет как положительные, так и отрицательные моменты. С одной стороны, в России стабилизировалась политическая обстановка, повысилась управляемость, что позволяет проводить реформы на территории всей страны. Однако, с другой стороны, такая система не способствует экономическому развитию России и подавляет политическую активность граждан. Подобная обстановка вынуждает проводить административные меры, направленные на стимулирование развития гражданского общества. Например, создание Общественной палаты, предоставление права партиям, не преодолевшим проходной барьер на региональных выборах, получить одно место в парламенте, при условии, что они набрали более 5% голосов избирателей[6]. Кроме того, привлечение граждан к участию в государственных делах происходит и путем создания механизмов взаимодействия граждан и должностных лиц через проект «Электронное правительство», сайт Президента России и т.д.

2. Федеративная модель суверенитета, основанная на единстве суверенитета Российской Федерации при конституционном определении республик в составе России в качестве государства.

Россия является федеративным государством, что предопределяет не только особенности государственного суверенитета, но и возникающие отсюда проблемы, связанные прежде всего с национальным характером республик в ее составе (Татарстан, Башкортостан и т.д.). Вопросу суверенитета в системе российского федерализма посвящено большое количество научных работ, в которых, впрочем, даются противоречивые оценки данному явлению, основанные в большей степени на формальном понимании категории «суверенитет»[7].

Формальное понимание государственного суверенитета, без опоры на политическую основу, дает основание для признания суверенными национальных республик в составе Российской Федерации. Вслед за принятием декларации о государственном суверенитете РСФСР свои декларации о государственном суверенитете стали принимать отдельные национальные республики. В июле 1990 года декларацию о своем государственном суверенитете приняла Северо-Осетинская АССР, в августе - Карельская АССР и Татарская Республика. В сентябре - Башкирская Республика, Бурятская Республика, Калмыцкая Республика, Якутская (Саха) Республика и Удмуртская Республика, в октябре - Чувашская Республика и Марийская Республика. Данный период приобрел название «парада суверенитетов».

Большинство названных республик, провозглашая свой суверенитет, тем не менее, не оспаривали свою неразрывную связь с Россией, что предполагало существование у них суверенитета ниже уровнем, чем федеральный.

Как отмечает Б.С. Крылов, «В Декларации о государственном суверенитете Татарстана по существу заявлялось о разрыве Татарстана с Россией и его самостоятельности как независимого государства. В этом документе не нашлось ни одного слова, чтобы отметить существование многолетних плодотворных связей Татарстана с его соседями и его нахождение и развитие в составе сначала Российской империи, а затем и РСФСР.

В Декларации о государственном суверенитете Башкирии о России упоминается только в связи с тем, что «Башкирская Республика была образована в 1919 году в составе РСФСР на основе соглашения с центральной Советской властью» и что отношения Башкирской ССР с

Союзом ССР, РСФСР, другими республиками определяются межреспубликанскими договорами и соглашениями. Таким образом, в Декларации о государственном суверенитете Башкирии ни прямо, ни косвенно не говорилось о вхождении республики в состав России»[8].

На основании постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 07 июня 2000 № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»[9], установившего не соответствующими Конституции Российской Федерации положения конституций республик в составе Российской Федерации о суверенности данных субъектов в течение нескольких лет на региональном уровне были внесены изменения, упразднявшие положения о суверенитете.

Так, например, в ч. 1 Конституции Чеченской Республики в первоначальной редакции было сказано: «Суверенитет Чеченской Республики выражается в обладании всей полнотой власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий по предметам совместного ведения Российской Федерации и Чеченской Республики и является неотъемлемым качественным состоянием Чеченской Республики»[10]. В настоящее время, данный пункт упразднен.

Сложные отношения начала 1990-х годов между федеральными и отдельными региональными властями обусловили сепаратистские настроения местной политической элиты, отсюда стремление к обозначению самодостаточности, что и выразилось в законодательном закреплении суверенитета субъектов федерации.

Тем не менее, сепаратистские стремления удалось сдержать. Единство субъектов в составе Российской Федерации обусловлено, с одной стороны, многовековым сосуществованием различных народов на территории единой России, а с другой стороны - юридически оформлено Конституцией Российской Федерации и Договорами о разграничении компетенции.

С 2000 г. начинается процесс укрепления власти федерального центра. Как отмечает Н.Б. Пастухова, «Предотвращение распада государства, недопущение дезинтеграции путем упрочения суверенитета страны явились побудительной причиной образования федеральных округов, а еще одним важным инструментом в руках Президента России стал институт полномочных представителей в федеральных округах»[11].

Таким образом, в настоящее время произошло укрепление связей субъектов Российской Федерации. Путем компромиссов, экономических мер, политической воли удалось сгладить сепаратистские настроения в национальных республиках в составе Российской Федерации.

Однако, в то же время, почти все республики в составе Российской Федерации, кроме Республики Калмыкия, Республики Хакасия и Республики Алтай, провозглашаются государствами. Так же как и в вопросе с суверенитетом, употребление термина государства применительно к субъектам федерации является некорректным. Статус государства предполагает наличие суверенитета и закрепляющие государственность положения конституций республик в составе Российской Федерации, во-первых, противоречат принципу единства государства, а во-вторых -не соответствуют принципу равенства субъектов Российской Федерации, так как иные кроме республик субъекты Российской Федерации не наделяются статусом государства.

3. Незавершенный процесс формирования государственной идеологии.

Конституция России в ст. 13 устанавливает идеологическое многообразие, а также положение о том, что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Данное положение может означать, что в государстве не может быть никакой государственной или обязательной идеологии. Однако очевидным является тот факт, что без идеи, определенных ориентиров и направлений развитие государства немыслимо. Обозначенное положение Конституции Российской Федерации следует понимать скорее как невозможность насильственного установления и навязывания каких-либо взглядов со стороны государственной власти путем законодательного их закрепления и не исключает возможность существования в российском обществе национальной идеи, сложившейся как результат осмысления многовекового развития общественных отношений.

Как отмечено в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию 2007 года, «У нас есть старинная русская забава -поиск национальной идеи, что-то вроде поиска смысла жизни. Генерируя новизну, мы должны в то же время опираться на базовые ценности, выработанные народом за его более чем тысячелетнюю историю. Только в этом случае нас ждет успех»[12].

Преобладающими являются мнения, которые отводят государственной идеологии важнейшую роль. С.Ю. Поярков считает, что государственная власть должна утверждать свое доминирующее положение над всеми членами общества посредством собственной идеологии независимо от тех субъективных значений, которые она может придавать каждой конкретной ситуации»[13].

По мнению Н.А. Горевой «Политическая идеология представляет собой одну из наиболее влиятельных форм политического сознания, воздействующую на содержание властных отношений, она задает направленность деятельности государства и других важнейших институтов власти»[14].

Подобное положение вызвало необходимость формирования национальной идеологии, которая бы сплотила население и стала бы обоснованием легитимности существующей власти, а также вписывалась в существующий конституционный порядок. В связи с этим со стороны государственной власти стала разрабатываться идея так называемой «суверенной демократии».

Термин «суверенная демократия» впервые прозвучал из уст В.Ю. Суркова в 2005 году. В 2006 году В.Ю. Сурков изложил отдельные положения данной концепции в брошюре «Основные тенденции и перспективы развития современной России»[15]. В дальнейшем данное понятие использовали в своих выступлениях и другие руководители нашего государства.

В.А. Лебедев, В.В. Киреев в своей статье отмечают, что «сущность суверенной демократии может заключаться в полновластии народа, демократических процессах и формах выражения этого полновластия в деятельности государства на основе его независимости от всякой иной власти внутри и вне границ Российской Федерации»[16]. Другими словами, «суверенная демократия» означает, что верховная власть принадлежит народу, то есть народ реально оказывает влияние на принимаемые в государстве решения. Однако народ - понятие неопределенное и не всегда он консолидирован вокруг одной политической силы, поэтому представленное выше определение недостаточно ясно определяет термин «суверенная демократия».

Демократия означает в современном понимании не буквально «власть народа», а определенный политический режим, где источником власти признается народ. Но народ не выступает единой массой, а представлен группами с различными интересами и идеологическими предпочтениями и борьба за власть происходит в рамках демократических выборов, то есть народ самостоятельно и осознанно определяет власть. Суверенная демократия будет означать, что именно сформированная народом власть, обладающая высокой степенью легитимности, будет верховной, независимой и самодостаточной.

Следует отметить, что цели суверенной демократии достижимы лишь в том случае, если общество не будет политически пассивным, если большинство членов общества будут выражать свою осознанную позицию, и важнейшие политические силы будут иметь идеологическую основу. В настоящее время в России народ несколько аполитичен, не имеет четких идеологических предпочтений, что вполне объясняет ситуацию доминирования беспартийных кандидатов (преимущественно в 1990-х годах) и несовершенство современной политической системы. Эта ситуация делает невозможным установление суверенной демократии в данном смысле.

Некоторые авторы выражают сомнение в обоснованности «суверенной демократии». Так, Я.Ю. Матвиенко отмечает, что «в русле англосаксонской политико-правовой традиции глобалисты считают, что любая демократия уже является суверенной и, напротив, атрибут суверенности неотъемлемо принадлежит демократии, что вытекает из тезиса о народе-суверене»[17].

С. Каганов отмечает, что «в мире вообще не бывает несуверенной демократии. Либо мы правим собой, либо нами правят издалека. А все остальное - игра словами. Мне не очень нравится и слово «суверенная демократия», это оксюморон»[18].

А. Джагарян, напротив, является сторонником идеи «суверенной демократии» и выделяет следующие аспекты ее проявления:

«1. На уровне конституционного статуса личности и конституционного правопользования концепция суверенной демократии предполагает, что целеполагание и объективный предел индивидуальной свободы очерчивается полновластием народа, его суверенным правом формировать адекватный национальным социокультурным ценностям образ жизни»[19].

«2. На уровне конституционно-правового статуса народа суверенная демократия определяет верховенство многонационального народа России как субъекта первичного властенаделения; характеризует его независимость и самостоятельность при постановке целей государственноправового развития и выборе сообразных методов, средств и способов их достижения, включая установление оптимальной организационноправовой формы решения национальных задач»[20].

«3. На уровне конституционно-правового статуса государства суверенная демократия выражает верховенство и приоритет нормативов конституционной системы государства и общества перед наднациональным правом, свободу определения основных направлений внутренней и внешней государственной политики от постороннего вмешатель-ства»[21].

М.В. Столяров выделяет следующие принципы «суверенной демократии»:

  • - власть большинства при уважении прав меньшинств;
  • - свобода слова и СМИ, не противоречащие интересам государства;
  • -политическая конкуренция;
  • - власть закона;
  • - Россия сама определяет свою внутреннюю и внешнюю политику;
  • - демократию у себя мы развиваем сами без внешнего контроля и сами будем оценивать, что демократично, а что нет;
  • - демократические институты в России будут формироваться с учетом российской специфики, российского исторического опыта и социокультурных особенностей»[22].

Характеризуя признаки суверенной демократии названные выше авторы исходят из характеристик демократии и суверенитета, то есть, по сути, дается характеристика суверенного государства, в котором существует демократический политико-правовой режим. А так как государство может быть только суверенным, то «суверенная демократия» равна понятию демократического государства.

Демократия представляет собой «форму государства, политический режим которого основан на полновластии народа, на признании, соблюдении, охране и защите прав и свобод человека и гражданина»[23].

Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что понятие «суверенная демократия» не имеет своего особого идеологического содержания, поэтому не может расцениваться как полноценная идеология. Демократия провозглашается в различных типах государств, в том числе и в социалистических и авторитарных по своей сути (например, Китайская Народная Республика, Корейская Народно-Демократическая Республика). Но нельзя сравнивать демократию либеральной направленности и демократию коммунистическую. Понятие «суверенная демократия» не содержит указание на то, какая именно демократия имеется ввиду и какие ценности являются основой данной доктрины. Либерализм основан на произведениях просветителей - Гоббса, Локка, Гроция, коммунизм зиждется на идеях Маркса и Энгельса, «суверенная демократия» же не имеет своих глубоких теоретических разработок.

Идеальная модель демократии по умолчанию предполагает, что любая демократия будет суверенной.

Демократия в постсоветские годы обрела негативный смысл, потому что на практике приносила лишь разорение и произвол. Отсюда формирование демократических ценностей в обществе испытывает большие сложности и авторитарное навязывание демократии вряд ли будет иметь успех.

По мнению М.В. Столярова, переход к демократии - «демократический транзит» проходит три стадии: либерализацию, демократизацию и консолидацию. На этапе либерализации происходит закрепление некоторых гражданских свобод без коренного преобразования режима. Демократизация предполагает создание демократических институтов, опирающихся на поддержку широких общественных кругов. Консолидация предполагает объединение политических сил вокруг определенной стратегии развития страны[24].

Указанное мнение как нельзя лучше вписывается в развитие современной российской государственности. Либерализация произошла в начале 90-х годов XX века, приблизительно до 2000 г. происходил этап демократизации, то есть существовало множество политических сил, партий, имеющих возможность завоевания власти. С 2000 г. доминирующей становится партия «Единая Россия», которая позднее получила конституционное большинство в парламенте и имеет возможность определять стратегию развития страны. И с этой точки зрения демократия уже должна установиться. Однако, в современной России, на наш взгляд, стратегия развития страны только начинает четко обозначаться. Поэтому говорить о консолидации вокруг определенной стратегии пока рано.

Если представить носителем политического суверенитета социальную опору партии «Единая Россия», то идеологические положения должны содержаться в ее Уставе. Однако в Уставе партии «Единая Россия»[25] идеологический компонент слабо выражен и четко не обозначен. В качестве одной из целей партии в п. 2.1.1. установлено «обеспечение соответствия государственной политики, решений, принимаемых органами государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, интересам большинства населения Российской Федерации». Таким образом, исходя из текста Устава «Единой России» партия выражает интересы большинства населения России, однако не ясно какие именно интересы, ведь общество не является однородным и интересы различных групп не совпадают.

Учитывая данные обстоятельства, на XI съезде партии «Единая Россия» принят программный документ «Россия: сохраним и приумножим», где впервые провозглашается идеология партии - российский консерватизм. В данном документе говорится: «Идеология Партии -российский консерватизм. Это идеология стабильности и развития, постоянного творческого обновления общества без застоев и революций. Это идеология успеха нашего народа, сохранения и модернизации России на основе собственной истории, культуры, духовности. И одновременно это идеология, призванная освободить страну от застарелых социальных недугов, разрушить преграды на пути инноваций, новых достижений. Ее цель - построение новой, свободной, процветающей, сильной России на основе общих ценностей и интересов. Ее ценности - любовь к родине, крепкая семья, здоровый образ жизни, профессионализм, гражданская солидарность»[26].

Провозглашенная идеология, безусловно, при условии дальнейшего доминирования партии «Единая Россия» удовлетворяет требованиям национальной идеи и может стать фактором укрепления государственного суверенитета. На настоящем этапе своего развития идея российского консерватизма только начинает разрабатываться и говорить о нем как о полноценной государственной идеологии пока рано. Для этого необходимо осознание и принятие идей «российского консерватизма» широкими слоями населения.

Таким образом, суверенитет современного российского государства обладает своеобразием, связанным с качественным состоянием его материальных и идеальных основ.

Особенности суверенитета современной России обусловлены следующими факторами:

  • 1. Недостаточно развитая политическая система, в рамках которой существующие политические отношения не в полной мере соответствуют закрепленному конституционному порядку. Исходя из политикоправовой сущности суверенитета это ведет к разрыву формы и содержания суверенитета.
  • 2. Федеративная модель суверенитета, основанная на единстве суверенитета Российской Федерации при конституционном определении республик в составе России в качестве государства.
  • 3. Незавершенный процесс формирования государственной идеологии. Идеология, как важнейший инструмент государственной власти в настоящий момент только находится в процессе формирования. В качестве идеологии современной России со стороны государственной власти разрабатывалась идея суверенной демократии, однако суверенная демократия предстает как симбиоз суверенитета и демократии и особого идеологического смысла не имеет.

В настоящее время в качестве национальной идеологии со стороны партии «Единая Россия» предлагается «российский консерватизм» и для его продвижения создаются различные общественные организации, клубы. Работа в данном направлении только начата, и о ее результатах говорить пока рано.

  • [1] Пронин Э.А. Политология. Конспект лекций. - М.: МИЭМП, 2005. - С. 23.
  • [2] Саква Р. Дуалистическое государство в России: параконституционализм и параполитика // Полис. - 2010. - № 1. - С. 8.
  • [3] Вестник Челябинского государственного университета - 2009. - №. 21. - С. 8.
  • [4] См.: Лебедев В.А., Киреев В.В. Суверенная демократия и «Единая Россия» // Вестник Челябинского государственного университета - 2009. - №. 21. - С. 5-9.
  • [5] http://www.edinros.ru/rubr.shtrnl?! 10103#3.
  • [6] См.: Федеральный закон от 12.05.2009 № 94-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с повышением представительства избирателей в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 24.04.2009) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2009. - № 20. - ст. 2391.
  • [7] См., например: Пастухова Н.Б. Проблема суверенитета в системе федеральных отношений // Право и политика. - 2009. - № 8. - С. 1631-1634; Грачев Н.И., Эрмялиева Н.А. Правовые проблемы организации верховной власти в федеративном государстве // Закон и право. - 2007. - № 1. - С. 10-13; Порфирьев А.И. Национальный суверенитет в российском федерализме: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2008. - 34 с.; Чернов С.Н. Конституционно-правовое регулирование отношений между Российской Федерацией и ее субъектами. -СПб.: Издательство Р.Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. - 559 с. и др.
  • [8] Крылов Б.С. Государственный суверенитет России: как его понимают в Казани // Журнал российского права. - 2001. - № 11. - С. 11-12.
  • [9] См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 07.06.2000 № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»: // Собрание законодательства Российской Федерации. 19.06.2000. - № 25. - ст. 2728.
  • [10] Конституция Чеченской Республики от 23.03.2003 // http://chechnya.news-city.info/docs/sistemsw/dok_iegduo/index.htm.
  • [11] Пастухова Н.Б. Об особенностях становления и развития государственного суверенитета современной России // Государство и право. - 2007. - № 8. - С. 93.
  • [12] Российская газета. - 2007, 27 апреля
  • [13] сти // Право и политика. - 2009. - № 12. - С. 2432.
  • [14] Горева Н.А. «Суверенная демократия» - национальная идея России ? // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: История. Политология. Социология. - 2009. - № 2. - С. 60.
  • [15] См.: Сурков В.Ю. Основные тенденции и перспективы развития современной России. - М., 2006. - 30 с.
  • [16] Лебедев В.А., Киреев В.В. Суверенная демократия или суверенитет демократии? // Конституционное и муниципальное право. - 2007. - № 5. - С. 13.
  • [17] Матвиенко Я.Ю. Институционально-правовые модели легитимации суверенной демократии в современной России: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. -Ростов-на-Дону, 2008. - С. 23.
  • [18] Пришли к согласию: Стенограмма круглого стола «Суверенное государство в условиях глобализации» // Российская газета. - 2006, 6 сентября.
  • [19] Джагарян А. Суверенная демократия - исторический императив развития российской государственности // Сравнительное конституционное обозрение. -2007.-№3,-С. ПО.
  • [20] Джагарян А. Суверенная демократия - исторический императив развития российской государственности // Сравнительное конституционное обозрение. -2007.-№3. - С. 111.
  • [21] Там же. - С. 112.
  • [22] См.: Столяров М.В. Суверенитет и демократия (к постановке вопроса о суверенной демократии в Российской Федерации). - М.: РАГС, 2006. - С. 35-39.
  • [23] Зиновьев А.В. Суверенитет, демократия, государство // Правоведение. -2006. - № 6. - С. 23.
  • [24] См.: Столяров М.В. Суверенитет и демократия (к постановке вопроса о суверенной демократии в Российской федерации). - М., РАГС. - 2006. - С. 23-26.
  • [25] См.: Устав Всероссийской политической партии «Единая Россия» // http://edinros.ru /ег/гиЬг.81ШпГ?110102.
  • [26] иЯЬ: http://www.edinros.ru/er/text.shtml?!0/9535,110030.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >