РИСК КАК КЛЮЧЕВОЕ ПОНЯТИЕ СОЦИОЛОГИИ БЕЗОПАСНОСТИ

Современное общество, вступившее в эру высоких технологий и технического прогресса, столкнулось с рядом серьезных проблем, что позволило У. Беку назвать современное общество обществом риска, которое, по мнению этого автора, является продуктом индустриализма, и созданные этим обществом риски, хотя и распределены неравномерно, не знают государственных границ[1].

Рост социальных рисков в современном мире, их стремительное распространение и глобальный характер способствуют формированию общества риска, которое можно охарактеризовать как общество катастроф, в котором его члены объединены одним чувством — чувством страха и неуверенности. Страх и неуверенность выступают следствием той социальной неопределенности, которая возникает по мере вовлечения мирового сообщества в рыночные отношения, основой которых является личная выгода и идеология индивидуализма.

Формирование общества, в котором все явственнее вырисовывается рискологический контекст его развития, способствовало появлению и развитию рискологической концепции в социологии и выделению социологии риска в отдельное научное направление и отрасль социологического знания. Вместе с тем рискологическая проблематика имеет свою историю, несмотря на относительную «молодость» рискологических исследований и самой рискологической концепции. Среди наиболее известных работ, послуживших фундаментом для дальнейшего развития теории риска в социологии, следует назвать, прежде всего, работы таких мастеров социологии, как Никлас Луман, Энтони Гидденс и др.[2]

К примеру, Э. Гидденс отмечает, что наиболее важно не то, что повседневная жизнь стала более рискованной, чем раньше, а то, «что в условиях современности, как для обывателей, так и для экс-пертов-специалистов в какой-либо области мыслить в понятиях риска и оценки риска стало более или менее постоянным занятием, отчасти даже незаметным»[3]. Таким образом, состояние риска является или может стать нормальным состоянием современного человека, эта точка зрения коррелирует с мнением У. Бека, автора теории «общества риска»[4].

В социологию термин «риск» пришел из сферы юридических и экономических наук, так как именно в этих отраслях деятельности человека высока степень риска при проектировании и осуществлении коммерческих сделок и соответствующем их юридическом оформлении. Широкое применение термин «риск» имеет также в психологии, социальной психологии, медицине. Если говорить о психологическом подходе к понятию риска, то в его рамках риск связан с ожиданием опасности, грозящей индивиду при достижении определенной цели, а также страхом перед неудачей на пути к этой цели. Психологический контекст в изучении природы риска невозможно обойти стороной по той причине, что сам риск обусловлен природой человека, его деятельностным началом и спецификой восприятия реальности.

Философский же аспект рассмотрения риска предполагает понимание под ним «степени вероятности предполагаемого результата в процессе становления нового, появление которого обусловлено не только объективными условиями, но и знаниями, умением и волей коллектива, отдельного человека»[5]. В.Г. Маймулов считает, что риск следует рассматривать как совокупный эффект вероятности возникновения нежелательных явлений и их масштабов[6], тем самым указывая на вероятностный характер риска, что мгновенно формирует проблему его измеримости и управляемости. Однако именно в этом и заключается природа социальных рисков — они трудно предсказуемы, плохо поддаются калькуляции и безадресны (неизвестен источник и субъект ответственности)[7].

Выделяют также два основных подхода к изучению риска, которые были характерны для начального периода изучения этого явления, — технический и социальный. В рамках технического направления риск рассматривается как физический атрибут технологий, с которыми ассоциируются риски и возможный ущерб от них, в то время как социальный подход усматривает непосредственную связь оценок риска с ценностями и нормами социального характера и учитывает аксиологические, политические, этические, социологические, технологические, экономические и прочие аспекты, которые тесно взаимосвязаны между собой[8].

В социологии понятие «социального риска» приобретает мно-гоаспектность, что выражается в формировании таких смысловых связок, как риск — безопасность, риск — неопределенность. При этом в первом случае под риском понимается стремление избежать возможных потерь, благодаря чему создаются условия для определенной степени безопасности. Во втором случае риск, как мы уже отмечали, является следствием непредвиденного ущерба, потерь в результате того или иного выбора.

В целом можно выделить три аспекта рассмотрения феномена риска в социологии:

  • 1) риск как опасность, угроза;
  • 2) риск как вероятность определенных возможностей, т.е. риск трактуется как ситуация выбора;
  • 3) риск как способ снятия состояния, ситуации неопределенности путем реализации имеющихся возможностей в реальность.

В современной отечественной социологии риска предпочтение отдается определению, в котором риск является способом снятия неопределенности в результате практического превращения возможностей в действительность, разрешения противоречий при многовариантном развитии событий[9]. В основе данного понимания риска находится понятие неопределенности, что и делает его наиболее удачным и адекватным для изучения общества риска, в котором ключевой характеристикой выступает высокая степень неопределенности.

При этом, конечно, следует учитывать, что при превращении возможностей в действительность с целью снятия ситуации неопределенности, последствия могут быть различные: как позитивные, так и негативные, что опять-таки указывает на вероятностный характер риска.

Источником социальной неопределенности, в которой рождаются риски, являются социальная среда и человек как субъект социальных отношений и социальной деятельности. Следовательно, риск следует рассматривать как продукт всей социальной системы, а каждую рискогенную ситуацию — в контексте определенного состояния элементов социальной системы. Такой подход наиболее глубоко отражает сущность социальных рисков и позволяет проникнуть в саму природу их появления, трансформации, а также оценить характер влияния и последствий на социальную сферу.

Субъектами риска являются все индивидуальные и коллективные акторы, принимающие решения, совершающие тот или иной выбор в определенной ситуации, а объектом — индивиды или социальные группы, которые оказываются под воздействием принятых другими решений и соответствующих действий, обладающих, судя по их последствиям, рискогенностью. Однако сами субъекты риска также являются и объектами риска, испытывая на себе последствия сделанного выбора и принятого решения. Следовательно, риск представляет собой субъективно-объективное явление социальной деятельности.

Размышляя о природе социального риска и причинах его возникновения, следует иметь в виду, что риск является естественным, присущим человечеству качеством, который является как угрозой стабильности и равновесия общества, так и необходимым фактором общественного развития и прогресса. Это объясняется тем, что именно социальный риск лежит в основе общественной организации, возникшей из хаоса, и только стремление человека упорядочить человеческие отношения, человеческое общество и сделать его существование более комфортным, более выгодным толкало людей на рисковые предприятия.

Известный специалист в области рискологии В.И. Зубков[10] пришел к выводу, что основными, порождающими риски в социуме, являются следующие условия:

  • • степень социальной производности рисков в обществе, т.е. их институционализированность/неинституционализиро-ванность;
  • • степень свободы субъекта, т.е. добровольность/недобро-вольность;
  • • наличие или отсутствие аналогов решений, т.е. ординарность/неординарность.

Анализ природы риска и условий его возникновения предполагает рассмотрение понятия «факторы риска». Под факторами риска следует понимать причину, движущую силу возникновения риска, определяющую его характер и основные черты. В свою очередь, совокупность факторов риска образуют своеобразную зону риска, которая, в зависимости от конкретных социально-экономических предпосылок, состояния социальной системы и ее отдельных элементов, имеет способность расширяться, что соответствует, как правило, кризисному периоду развития социума, в эпоху коренных трансформаций.

Стремительные изменения в социальной системе, вызванные процессом трансформации жизненно важных сфер жизнедеятельности общества, повышают степень рискогенности социума, так как индивиды, социальные группы, социальные институты и структуры не успевают адаптироваться к столь стремительным социальным изменениям. Такая ситуация характерна для современного общества и тех стран, которые демонстрируют высокую динамику развития и изменения, а также для тех обществ, которые динамично трансформируются в результате смены общественного строя и разрушения прежних устоев, ценностей и стиля жизни. К этим странам относится современная Россия, а также большинство государств бывшего социалистического блока. В некоторых из них переход к рыночным отношениям произошел более мягко, без шоковой терапии, в других же отголоски резкой смены общественного порядка до сих пор дают о себе знать в виде кризисного характера функционирования основных социальных сфер.

Это не означает, что в экономически развитых и стабильно развивающихся обществах отсутствуют зоны риска. Зоны риска, конечно же, существуют в любом обществе как потенциально возможная сфера, область появления рисков, однако в обществе переходного периода или трансформирующемся обществе зона риска существует реально и является реальным источником угроз социальной безопасности.

Классификаций рисков в научной литературе сложилось достаточно много. По возможным последствиям исследователи выделяют обычно следующие виды рисков: материальные и моральные, значительные и незначительные, предсказуемые и непредсказуемые, калькулируемые и некалькулируемые, локализованные и неопределенные, актуальные и отсроченные1. По типу проявлений этих видов риска в основных сферах жизнедеятельности человека классификация рисков выглядит следующим образом:

  • • риск в сфере труда, характеризующийся конституционали-зированностью, недобровольностью, ординарностью, предсказуемостью, постоянным увеличением своего масштаба, ростом цены ошибки;
  • • риск в быту, который сводится к индивидуализированно-сти, добровольности, неинституализированности, предсказуемости, консервативности;
  • • риск в политике, характеризующийся коллективностью, вынужденностью, некалькулируемостью, неопределенностью времени проявления последствий, масштабностью, трудностью оценки и сложностью снижения;
  • • риск в сфере культуры, основными характеристиками которого являются добровольность, креативность, индивидуализм и коллективизм, широкомасштабные моральные последствия, трудно предсказуемые и неопределенные во времени[11].

На наш взгляд, в этой типологии явно не хватает такого немаловажного вида риска как риск в сфере семейно-брачных отношений, следствием которого является демографический риск или как его еще принято называть «популяционный риск», под которым в российских условиях подразумевается угрожающее снижение рождаемости в стране и снижение продолжительности жизни[12].

Ключевыми терминами для изучения природы социального риска являются неопределенность, вероятность, противоречивость, альтернативность.

Неопределенность — основа любого риска, поскольку сама ситуация риска может рассматриваться как некая разновидность неопределенности, преодоление которой и вызывает действия со стороны субъекта риска. Таким образом, определенные действия в целях снятия рисковой ситуации позволяют снять ситуацию неопределенности.

Вероятность как характеристика риска проявляется в степени отклонения результата риска и его непредсказуемости. Отклонения могут носить как положительный характер, так и отрицательный, и в этом заключается содержание риска.

Противоречивость риска определяется тем, что, с одной стороны, деятельность, связанная с риском, может привести к общественно значимым результатам, но, с другой стороны, очень часто риск и деятельность, связанная с ним, оказываются несовместимы с нормами и стандартами, принятыми в обществе относительно тех или иных методов решения проблем. В итоге, риск и сама рисковая деятельность приобретает аномичный (отклоняющийся) характер, и ее результат, положительный для субъекта риска, не расценивается как таковой общественностью, поскольку разрушает сложившиеся нормы и представления о механизмах социальной адаптации, достижении социального успеха и т.д.

Как видим, и в этом проявляется субъективно-объективный характер риска, который может по-разному оцениваться со стороны различных акторов. Более того, рискованность действия как такового также может имеет различную оценку, и то, что может считаться рискованным для субъекта риска, не обязательно будет восприниматься в категории риска со стороны окружающей среды, как и наоборот — отсутствие риска в восприятии субъекта деятельности может не совпадать с таковой оценкой со стороны общества. В этой связи большое значение приобретают не только сам риск как социальное действие, а отношение к нему.

Отношение к риску — это весьма специфическая категория социально-психологического характера, отражающая социокультурную и историческую специфику общества, так как в каждом социуме складывается свое отношение к риску. Так, для общества традиционного типа любое поведение, отклоняющееся от общепринятых норм, воспринимается негативно, и соответственно действия, связанные с риском, оцениваются крайне отрицательно. Да их и не может быть много в таком обществе, которое регулируется общественными нормами, сложившимися устоями и принципами. Для риска в таком обществе почва крайне неблагоприятная, поскольку в нем видят явную угрозу сложившимся устоям и правилам, нормам и традициям.

В динамично развивающихся обществах современного типа риск становится сущностной стороной жизни и деятельности индивидов, которые только через риск-технологии имеют возможность осуществить прорыв, резкий прыжок к принципиально иному состоянию, положению, продемонстрировав иное видение, нестандартность мышления и поведения. Инновации — знамя современного мира, и путь к ним лежит через риск, поскольку неизвестно, сработает ли тот или иной инновационный проект. Правда, инновации применяются часто и в неправовом пространстве, что приносит ущерб обществу, и это аспект делает наиболее опасным развитие риск-технологий. В любом случае, если акцентировать внимание на рисках, осуществляющихся в правовом пространстве общества, то становится очевидно, что риск позволяет преодолевать консерватизм, косность и способствует развитию инновационных форм деятельности и жизненных стилей.

Альтернативность риска определяется возможностью выбора того или иного варианта решения проблемы, действия, от которого зависит и характер последствий рис к-деятельности. Альтернативность риска находится в прямой зависимости от типа общества и характера его развития. В нестабильных активно трансформирующихся социумах этот выбор чрезвычайно обширен, как и его последствия, а также противоречия. Общество, в котором социальные нормы престали выполнять эффективно свою регулирующую функцию, предоставляет индивиду обширный выбор тех или иных жизненных стратегий, жизненных стилей, реализации стремлений и планов, что приводит к расширению и увеличению зоны риска. По сути, эта зона риска и становится тем пространством, в котором осуществляют свою деятельность индивиды в эпоху великих трансформаций.

Таким образом, категория выбора является также важной для изучения социального риска, особенно в эпоху либерализации отношений и институционализации понятия свободы личности как неотъемлемого понятия жизни современного человека. В философской литературе выбор определяется как формирование последовательности действий для достижения определенной цели на основе диалектики возможности и действительности и конкретной информации о выборной ситуации, обеспечивающей свободу выбора[13]. При рассмотрении выбора выявляется тесная связь этой категории с парными категориями диалектики: свободой и необходимостью, возможностью и действительностью, — поскольку возможность выбора обеспечивает его свободное осуществление в рамках неоднозначной необходимости. Насколько необходимым является тот или иной выбор, возможность осуществления которого и означает свободу выбора, а также формирует характер действий и их последствий в зависимости от степени рискованности этого выбора, определить может только субъект выбора, как и степень рискованности данного выбора.

Выбор человека — это выбор из множества возможных поступков именно такого, который будет превращен в действительный поступок. Другими словами, сделать выбор — значит решить, какая из множества объективно существующих возможностей будет превращена в действительность[14].

  • [1] Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. М.: Прогресс-Традиция, 2000.
  • [2] Гидденс Э. Судьба, риск и безопасность / Пер. с англ. С.П. Баньковской // THESIS. 1994. № 5; Луман Н. Понятие риска / Пер. А.Ф. Филиппова // THESIS. 1994. № 5 и др.
  • [3] Гидденс Э. Судьба, риск и безопасность / Пер. с англ. С.П. Баньковской //
  • [4] THESIS. 1994. №5. С. 119.
  • [5] Бек У. Общество риска. На пути кдругому модерну. М.: Прогресс-Традиция, 2000. Гордиенко Ю.Ф. Проблема выбора в трансформирующемся обществе. М.: Социально-гуманитарные знания, 2005. С. 63.
  • [6] Маймулов В. Г., Шабров Л. В. Основы системного анализа в эколого-гигиенических исследованиях. СПб.: СПбГМАим. И.И. Мечникова, 2001. С. 57.
  • [7] Хабибуллин К. Н. Динамика факторов риска и профилактика здоровья населения // Социологические исследования. 2005. № 6. С. 141.
  • [8] Эжиев И. Б. Теоретические подходы к исследованию проблемы риска // Власть.
  • [9] 2010. №2. С. 62. Чупров В.И., Зубок Ю.Л., Уильямс К. Молодежь в обществе риска. М., 2001. С. 17.
  • [10] Гордиенко Ю.Ф. Проблема выбора в трансформирующемся обществе. М.: Социально-гуманитарные знания, 2005. С. 83.
  • [11] Гордиенко Ю.Ф. Проблема выбора в трансформирующемся обществе. М.: Социально-гуманитарные знания, 2005. С. 83—84.
  • [12] Хабибуллин К.Н. Динамика факторов риска и профилактика здоровья населения // Социологические исследования. 2005. № 6. С. 142.
  • [13] Левин Г.Д. Свобода воли. Современный взгляд // Вопросы философии. 2000. № 6. С. 71—86; Маковка Н.М. Проблема выбора в диалектике возможности и
  • [14] действительности. Ростов н/Д., 1978; Миголатьев А.А. Проблема свободы и ответственности человека // Социально-политический журнал. 1998. № 4. Левин Г.Д. Свобода воли. Современный взгляд // Вопросы философии. 2000. № 6. С. 84.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >