Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Социология безопасности

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ОБЩЕСТВА

Социальное развитие общества и его национальная безопасность определяются во многом тем, каким содержанием наполнено информационное пространство, в котором осуществляют свою деятельность отдельные индивиды, социальные группы, организации и государства. Чрезвычайно важное значение приобретает ценностное и культурное содержание информационного пространства, а также процесс трансляции его ценностей и норм подрастающему поколению как наиболее активному потребителю информационных услуг, генерирующему в своей практике не только новые возможности и продукцию информационного общества, но и исходящие от него угрозы.

Под информационной безопасностью следует понимать такое состояние общества (социальной системы), при котором оно способно противостоять дестабилизирующему воздействию негативных информационных факторов, а также систему мер, направленных на достижение указанного состояния.

В результате информационной революции создается принципиально новый тип общества, со своими законами и принципами функционирования, а также рисками и угрозами. Этот тип общества, получивший название «информационное общество», характеризуется нарушением линейности, преемственности, стабильности и предсказуемости общественного развития, что принципиально отличает его от всех предшествующих типов общества, существовавших в истории нашей цивилизации. Данное общество, созданное господством информации и ее тотальным влиянием на сознание и поведение индивидов, обладает высочайшим потенциалом научного и технологического развития, но в то же время содержит в себе столь же высокий потенциал угрозы для безопасности общества.

Становлению общества информационного типа способствовала череда технологических прорывов: изобретение телеграфа и ротационной типографической машины (1847 г.), телефона (1870 г.), радио (1895 г.), беспроволочного телеграфа (1922 г.), телевидения (1930 г.), радиотелефонная система, которую принято считать родоначальницей мобильной связи (1946 г.)1. Именно эти события стали предпосылкой сенсационного по своим последствиям события — появления в 1986 г. Интернета.

Вообще изобретение компьютера считается эпохальным событием в мире технологических инноваций и в процессе становления

і

См.: Чернов Л.Л. Становление глобального информационного общества: проблемы и перспективы. М.: Дашков и К, 2003.

информационного общества. Его широкомасштабное использование создало условия для перехода к информационному обществу, хотя следует отметить тот факт, что распространение компьютеров и их всеобщее употребление наступили далеко не сразу после самого изобретения. До 1960 г. во всем мире использовались не более 7 тыс. компьютеров, и только в 1993 г. произошел прорыв в производстве персональных компьютеров, когда впервые объем их производства превзошел объем производства легковых автомобилей и достиг 35,4 млн единиц; к 1995 г. он уже приблизился к 60 млн[1].

Компьютеризация на сегодняшний день носит всеобщий характер, и трудно представить какую-либо организацию без наличия в ее материально-технической базе компьютера. Однако более четко информационный облик общества стал просматриваться с момента появления глобальных компьютерных сетей. «С середины 90-х годов XX века — с той самой поры, когда Интернет из специализированной военной сети на деле превратился в сеть глобальную, Сеть с большой буквы — представление об информационном обществе, т.е. обществе, которое основывается на умении всех и каждого обрабатывать (в широком смысле этого слова) информацию, — представление об информационном обществе “обрело плоть и кровь”, а само информационное общество из красивой гипотезы неожиданно стало сугубой реальностью»[2].

Значительное влияние на формирование информационного общества оказали изобретение мобильного телефона и распространение мобильной связи. Мобильные телефоны выступают не только средством установления связи, контакта, но и хранителем огромного количества информации, своеобразной записной книжкой, а также средством интернет-коммуникации.

Таким образом, изобретение глобальной сети Интернет и мобильного телефона стали двумя эпохальными событиями, обусловившими стремительное развитие и трансформацию информационно-коммуникативного пространства и в целом информатизацию общества.

Изобретение термина «информационное общество» приписывают Ю. Хаяши, профессору Токийского технологического института[3], в то время как развитие идеи глобального информационного общества связывают с именем американца Д. Белла и его знаменательным трудом «Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования»[4]. История человечества разделена им на три основные стадии: аграрную, индустриальную и постиндустриальную. Индустриальное общество трактуется этим ученым как общество, главной целью которого является производство максимального числа машин и вещей. Существенной чертой постиндустриального общества является, по мнению Д. Белла, переход от производства вещей к развитию производства услуг, связанных с образованием, здравоохранением, исследованиями и управлением. В таком обществе ключевая роль отводится теоретическому знанию.

Получила распространение теория информационного общества Э. Тоффлера, который предлагает свою схему исторического процесса, представленную в его знаменитом труде «Третья волна»[5]. В истории цивилизации им выделено три волны: первая волна — аграрная (до XVIII в.), вторая — индустриальная (до 50-х гг. XX в.) и третья — постиндустриальная (начиная с 50-х гг.). Последняя — третья волна стала результатом разворачивающейся информационной революции, стремительным возвышением техники как фактора социальных преобразований и трансформации современной цивилизации.

О роли информационных ресурсов в постиндустриальном обществе пишет также английский ученый Т. Стоуньер, утверждая при этом, что они превратятся в самый большой потенциальный источник богатства нации и государства, в результате чего именно сфера услуг займет доминирующее положение в отраслевой структуре хозяйства постиндустриального общества, в основе которой будут преимущественно сбор, обработка и различные виды предоставления требуемой информации[6].

С точки зрения норвежца Эриксена Т. Хюлланда информационное общество — это общество, которое характеризуется интеграцией информационных технологий как ключевых факторов в любом виде производства[7]. При этом он указывает, что главным доказательством того, что человечество вступило в эру информационного общества, является избыток информации, а не ее недостаток, что формирует острый дефицит времени и формирует потребность в контроле над собственным временем.

С позиции Н. Моисеева, «информационное общество представляет собой этап истории человечества, когда коллективный разум становится не только опорой развития Homo sapiens, но и объектом целенаправленных усилий по его совершенствованию»[8]. Однако условием построения информационного общества является наличие свободного доступа всех людей к информации. В настоящий момент, как нам представляется, данная проблема пока не решена, так как большая часть людей еще не готова делиться знаниями и информацией, даже с учетом ее жизненной важности для всего общества.

Д. Иванов[9] выделил следующие базовые черты общества информационного типа:

  • • определяющим фактором общественной жизни в целом является научное знание, которое вытесняет труд (ручной и механизированный) в его роли фактора стоимости товаров и услуг. Экономические и социальные функции капитала переходят к информации;
  • • уровень знаний, а не собственность, ставится определяющим фактором социальной дифференциации. Деление на «имущих» и «неимущих» приобретает принципиально новый характер: привилегированный слой образуют информированные, в ту пору как неинформированные — это «новые бедные». Соответственно очаг социальных конфликтов перемещается из экономической сферы в сферу культуры. Результатом борьбы и разрешения конфликтов является развитие новых и упадок старых социальных институтов;
  • • инфраструктурой информационного общества является новая «интеллектуальная», а не «механистическая» техника. Социальная организация и информационные технологии образуют «симбиоз».

По мнению Д. Иванова, общество такого типа еще нигде не состоялось, хотя четко вырисовываются тенденции его формирования, проявляющиеся в преобладании в ВВП доли услуг, снижении доли занятых в промышленном секторе и росте доли сервисного сектора; тотальной компьютеризации и т.п. При этом он указывает на одно обстоятельство, вступая в полемику с теми, кто прогнозирует наступление информационного общества, — информация и знание не тождественны: «информации в современном мире много, она играет колоссальную роль, но отсюда вовсе не следует, что в современном обществе знание — сила»[10].

Специфика информационного общества заключается в том, что информация и знание в нем приобретают особый статус, превращаясь в основной стратегический ресурс развития общества и государства. Поэтому за доступ к этому ресурсу разворачивается конкурентная борьба в различных сферах общества (политике, экономике, культуре и т.д.) и на различных уровнях (международном, государственном, общественном). Проникая все глубже в различные сферы общественной жизни, современные информационные технологии не только оказывают влияние на сознание и поведение индивидов, но и определяют в целом жизненный стиль личности и общества, характер отношений и взаимодействий, а также тенденции в области развития экономики, политики, культуры, образования и т.д.

В данном ключе возрастает интерес ученых к такому феномену, как Интернет, который оказывает сильное влияние на динамику социальных изменений и сознание современной молодежи, социализация которой в информационном обществе осуществляется под мощным влиянием СМИ в целом и сети Интернет в частности, формирующей ценностные установки, стилевые образцы, приоритетные модели поведения и другие аспекты того, что составляет молодежный мир или мир молодежной культуры.

Безусловно, Интернет обладает множеством привлекательных не только для молодого, но и для старшего поколения свойств, среди которых особую значимость приобретает доступность информации самого разнообразного характера и поистине безмерные возможности коммуникации, преодолевающей границы, стереотипы, языковые и этнические преграды и т.д. Одним словом, сетевое общение имеет определенные преимущества, которые заставляют забыть о его недостатках, как, впрочем, и в ситуации информационного доступа, который делает легко доступной не только полезную информацию, но и информацию негативного содержания (сатанистского, экстремистского, фашистского толка и т.п.).

Информационные угрозы исходят также от современного телевидения, которое содержит в своих сюжетах, информационных, аналитических и публицистических сообщениях множество отрицательных эмоций, навязывая зрителям состояние страха и

тревоги, а также передач откровенно агрессивного и жестокого характера.

В современном мире информация стала играть принципиально иную роль: она превратилась в идола современного человечества, с помощью которого происходит оправдание его действий и поступков. Информация, по сути, превратилась в коммуникацию, которая умножается и ускоряется. Более того, информационные ресурсы активно используются для осуществления манипулятив-ных действий в различных сферах, формирования определенного общественного мнения путем навязывания «повестки дня» и интерпретации событий в заданном направлении, подающихся в «нужном» свете. В данном контексте информационное пространство выступает как сфера производства и воспроизводства информационных рисков.

Примером может считаться Интернет, в котором не создается никакого знания, но создается возможность для различных коммуникаций, имитаций, создания символов, симулякров, т.е. всего того, что становится основой информационно-коммуникативного поля и создаваемой в его пространстве массовой информации, под влиянием которой формируется массовая культура и, как следствие, массовое общество, или общество масс, совершенно лишенное индивидуальности, чувства вкуса, критического мышления и мотивации для креативной деятельности.

Конечно же, данный вывод носит обобщенный характер и не означает, что внедрение информационных и коммуникативных технологий несет в себе только негативный заряд. Безусловно, с развитием информационных технологий человечество не просто шагнуло вперед, а буквально перепрыгнуло через пропасть, которая теперь разделяет доинформационное общество и постинформационное, если можно так выразиться, имея в виду то общество, которое уже немыслимо без информационно-коммуникативных технологий. Однако следует понимать, что любые инновации, в том числе революционного характера, к которым относится появление и развитие информационных и сетевых технологий, можно использовать, как с пользой для развития человечества, так и во вред ему. Мы полагаем, что высочайший позитивный потенциал информационно-компьютерных технологий в настоящее время используется весьма незначительно, несмотря на то, что очень многие проблемы можно и должно решать с помощью привлечения информационных ресурсов самого различного типа.

Итак, современное российское общество развивается в рамках мирового технологического и информационного процесса и по масштабу использования информационно-компьютерных технологий (ИКТ), развитию рынка телекоммуникаций, информационных технологий, продуктов и услуг уверенно движется в направлении формирования общества информационного типа. Параллельно с этим процессом надвигаются и угрозы безопасности общества как объекта отражения опасности со стороны масс-медиа, которая проявляется в их манипулятивном воздействии на общественное сознание в виде массовизации культуры, проникновения в нее элементов антигуманности, агрессии, жесткости, что углубляет духовный кризис современного общества.

Адекватное использование возможностей информационного пространства и информационных технологий может стать залогом успешной и безопасной деятельности индивида, социальной группы, общества. В противном случае очевидные блага информационной революции и информационного общества могут обернуться негативными явлениями, которые связаны с парадоксами информационного общества. Эти парадоксы были собраны и подробно проанализированы в работе И.А. Мальковской1.

Первый парадокс информационного общества заключается в том, что «общество знания» стремительно воспроизводит «общество ничегонезнаек» и через 40—50 лет мир-систему ждет моральный и институциональный кризис, так как «высокая» и «низкая» культура поменялись местами; знания, информация передаются и продаются «реципиентам», «целевым группам», «аудиториям», но знания эти некачественны при всем избытке информации, создающем многообразие семантических знаков и смыслов. В итоге фиксируется рост разрыва между научной и массовой информацией, предназначенной для разных страт, причем первая постепенно исчезает, пока вторая «разыгрывается» на различные лады и толки. В информационном пространстве искажается информация, перекраивается на нужный лад, подменяя реальность, в которой совершенно снижается значимость человеческого фактора, а современный информационно-коммуникативный мир превращается в царство обыденного и банального.

Второй парадокс информационного мира связан с возможностью утраты «модерным» обществом лидирующей роли, что связано с манипулятивной деятельностью СМИ, использующей мощные технические способы манипуляции сознанием. Уже теряется представление об окружающей реальности у молодых людей, идентичность которых начинает приобретать сетевой характер в резуль-

См.: Мальковская И.А. Социологический профиль информационно-коммуникатив-ного профиля // Социологические исследования. 2007. № 2.

тате сетевой коммуникации. Сетевая идентичность формирует сильную зависимость от компьютера и виртуальной реальности и уже есть прецеденты лечения зависимых от компьютера и его виртуальной реальности. Опасность заключается в том, что человек в результате чрезмерного погружения в виртуальный мир способен полностью утратить чувство реальности, а это чревато порой тяжелыми последствиями для подростков, не способных эффективно и успешно интегрироваться в реальный мир и обрести в нем свое подлинное «я».

Третий парадокс информационного общества заключается в том, что существует вертикальная модель управления системой, активированной «на вершине» и лишенной сигналов снизу, в то время как глобальное управление нуждается в коррекции снизу и участии граждан в управленческом процессе. Вертикальная модель управления и игнорирование большей части общества приводят к институциональным диспропорциям, культурным разломам, кризисам и конфликтам. С учетом роста национализма, терроризма, ксенофобии и расизма в современном мире проблема управления и «социального порядка» в условиях информационного общества приобретает острую актуальность.

Четвертый парадокс заключается в том, что информационное общество породило два разноплановых и разнонаправленных скачка: к интеграции человечества как социальной общности, связанной Всемирной паутиной, и к дезинтеграции социального общества, в котором выделились такие его типы, как кастовое и атоми-зированное. При всем том, что СМИ способны объединить людей вокруг определенных событий: футбола, политических конфликтов, олимпиады и т.д., — это объединение вокруг события дня носит достаточно условный характер и, по большому счету, реальных связей между людьми нет, так как они заменены на иллюзию этой связи, которая формируется под влиянием ощущения сопричастности, общих эмоций, настроения, транслируемых в массы СМИ. Такая символическая сопричастность, достаточно неустойчивая и иллюзорная не решает проблемы одиночества, дезинтегрированности, пустоты и разочарования от недостатка реальных устойчивых социальных связей, общения. Особенно это характерно для молодежи, которая наиболее активно погружена в сетевое общение, непрочное и во многом символичное, заменяющее часто реальные крепкие дружеские связи. Интернет-общение не может заменить «живое» общение, хотя в сети сейчас для создания и укрепления иллюзии социальных связей в ходе опосредованного общения субъекты интернет-интеракций женятся, разводятся, находят друзей, закрепляя их в списке «Мои друзья». Однако виртуальная реальность остается виртуальной и никакие социальные акции по аналогии с реальной жизнью не способны привить навыки реального общения, в результате чего формируются коммуникативные способности виртуального взаимодействия в ущерб реального.

Безусловно, интернет-общение обладает теми свойствами, которые позволяют субъектам такого вида общения чувствовать себя раскрепощенными, но в итоге несформированная способность самораскрытия и самоутверждения в реальной жизни приводит к тому, что индивиды вновь и вновь возвращаются в сеть, убегая от той реальности, в которой они испытывают трудности, спасаясь «бегством» в виртуальный мир, но жить-то необходимо в мире реальном...

Пятый парадокс информационного общества заключается в проблеме создания пространства «вневременья» посредством пропаганды образа жизни и мысли по типу «здесь и сейчас», но при этом с внеисторическим контекстом. Речь идет о том, что индивид — потребитель медиа как бы оказывается вне истории, вне ее специфики в данный момент, погружаясь в пространство, которое актуализирует только данный момент времени и формирует вне-историческое сознание индивида и аудитории в целом. Но проблема заключается в том, что, утрачивая «социальное», человек не обретает и подлинное «индивидуальное», растворяясь в бесформенной массе под названием «потребители», или «пользователи», которые не имеют мужского и женского начала, локальной (территориальной, этнической, национальной) привязанности. В результате интернет-общения формируется «техно-человек», потерявший чувства, которые он выражает в виде смайликов, тело и социальное пространство. Жизнеспособность такого типа человека, созданного информационными технологиями, неизвестна, но то, что она опасна для сохранения культурной преемственности, самобытности и в целом безопасности, не вызывает сомнения.

Шестой парадокс информационного общества актуализирует проблему противостояния двух понятий — «деятельности» и «делания». Дело в том, что с развитием информационных технологий утрачивается подлинное представление о том, что такое деятельность, и формируется представление о том, что все вокруг «делается» — имидж, новости, политика. При этом создание определенного имиджа человека, организации и т.д. редко соответствует реальному образу. Таким образом, реальная субъектность заменяется виртуальной, медийной, а подлинность заменяется деланием коммуникации, что уводит в лоно социальной спекуляции.

Седьмой парадокс информационного общества сводится к соотношению категорий «быть» и «иметь» в человеке, так как он под влиянием информационно-коммуникативных технологий «фрагментируется» и теряет свою целостность, которая и формируется сочетанием «быть» и «иметь». Вопрос о формировании и обретении себя, а также проявлении себя в ходе самоопределения приобретает принципиальное значение в обществе информационного типа, ибо зависимость от информации в информационном обществе «убивает» зависимость от коммуникации в форме настоящего личностного общения.

Восьмой парадокс информационного общества также заключается в противостоянии двух ключевых понятий информационного общества: «информационное» и «коммуникативное». По мере роста потребителей массовой информации разрыв между двумя культурами, формирующимися в пространстве информационного и коммуникативного, будет увеличиваться. Более того, будет сокращаться пространство подлинной коммуникации за счет увеличения информационной, рассчитанной на массового пользователя.

Таким образом, внедрение в информационное пространство и усвоение его ценностей и норм усложняют вхождение в коммуникативное пространство непосредственного межличностного общения, которое так необходимо человеку для культивирования подлинно человеческого начала, но которое не способно передать технические и информационные средства и носители. В результате этого общество лишается подлинной солидарности, основанной на единстве истинно человеческих ценностей, направленных на создание социально здоровой среды, основой которой являются взаимопонимание, взаимопринятие, сотрудничество и консенсус членов общества по жизненно важным вопросам социального бытия.

  • [1] Information Society: Challenges for Politics, Economy and Society. URL: http:// www.bmwi-info2000.de/gip/ fakten/zvei_e/index.html
  • [2] Информационное общество: Сб. M.: ACT, 2004. С. 5.
  • [3] Новикова И.И. Роль и место средств массовой информации в развитии информационного общества // Власть. 2009. № 8. С. 36.
  • [4] Bell D. The Coming of Post-industrial Society. A Venture in Social Forecasting. N.Y., Basic Books. Inc., 1973.
  • [5] Тоффлер Э. Третья волна. M.: ACT, 2004.
  • [6] Стоуньер Т. Информационное богатство: профиль постиндустриальной экономики // Новая технократическая волна на Западе. М., 1986. С. 335.
  • [7] Эриксен Т.Х. Тирания момента. Время в эпоху информации: Пер. с норвеж. М.: Весь мир, 2003. С. 26.
  • [8] Моисеев Н. Информационное общество как этап новейшей истории // Свободная мысль. 1996. № 1. С. 81—83.
  • [9] Иванов Д. Общество как виртуальная реальность // Информационное общество: Сб. М., 2004. С. 357-358.
  • [10] Иванов Д. Общество как виртуальная реальность // Информационное общество: Сб. М., 2004. С. 359.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы