Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Социология безопасности

СОЦИАЛЬНОЕ ЗДОРОВЬЕ ОБЩЕСТВА КАК ФАКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЕГО БЕЗОПАСНОСТИ

Вопросы обеспечения национальной безопасности давно уже стоят ребром в российском обществе, но публичный интерес к ним актуализировался только два последних десятилетия. Этот период ознаменовался фундаментальными изменениями роли и места России на мировой арене и, соответственно, появлением новых вызовов во внутренней и внешней социальной политике, что предполагает поиск новых факторов, способствующих обеспечению безопасности общества. Практика последних лет говорит о том, что решение данной задачи связано с рядом трудностей и проблем. Эти проблемы сопряжены с нарастанием глобализационных процессов и тенденций, а также с неэффективностью деятельности многих государственных и общественных институтов. Различные сообщества и общество в целом живут сегодня в социально нездоровых, а значит, и небезопасных условиях и не располагают достаточными ресурсами и возможностями для предупреждения и преодоления опасностей. Как указывает М.К. Горшков, в конце 2000-х гг. заметную роль в актуализации проблемы безопасности сыграл социально-экономический кризис, который не только поставил под сомнение перспективы динамичного развития страны, но и породил среди всех групп населения состояние алармизма (тревожности), неопределенности, отразившееся на общем социальном самочувствии и изменившее картину социального здоровья населения[1].

Действительно, следствием глобализационных изменений стало падение качественных характеристик по всем видам здоровья (физическому, психическому и социальному). В контексте возрастающей глобализации, как подчеркивает Н.И. Лапин, «возникли социальные риски, угрозы национальной безопасности любой страны. В условиях фундаментальных рисков обостряется конкуренция между странами и обществами за достойные условия жизнедеятельности населения» в связи с чем, уточняет ученый, «приостановилось улучшение социального самочувствия»[2] и социального здоровья всех групп населения. Социальная напряженность населения рассматривается как социологическая категория. Эта категория, принятая для обозначения состояния общества, для которого характерно обострение ключевых макросоциальных общественно-политических и экономических противоречий, затрагивающих жизненно важные интересы и потребности людей. Прямыми, или непосредственными факторами, приводящими к появлению социальной напряженности и рисков социального здоровья относятся те институциональные факторы, которые связаны с повседневной жизнедеятельностью различных социальных групп населения и определяют эту жизнедеятельность, отражая степень удовлетворения тех или иных жизненно необходимых для этих групп потребностей.

Глобализация, как отмечают В.И. Чупров и Ю.А. Зубок, проявляется в массовом распространении и универсализации социокультурных образцов, основу которых составляют ценности самореализации, свободы, комфорта и защищенности[3]. Существенно возрастающие рискогенность, «неопределенность и непредсказуемость результатов социализации как для отдельных индивидов, так и для общества в целом»[4] не способствуют формированию социального здоровья и, соответственно, безопасному существованию.

Возникла острая необходимость в противостоянии рискам и угрозам солидарности, сплоченности расколотого общества, которых невозможно достичь без общепринятых целей, духовно-нравственных ценностей, а также повышения и сохранения социального здоровья населения как основы всего дальнейшего безопасного развития общества.

При оценке факторов, способствующих обеспечению общественной безопасности, ряд исследователей отмечают, что среди многочисленных факторов обеспечения безопасности все большее значение приобретает фактор социального здоровья. Более того, он является одним из важнейших факторов, обеспечивающих такую защищенность, безопасность и благополучие социума.

Надо отметить, что длительное время факторы обеспечения безопасности и защищенности общества отождествлялись с состоянием окружающей среды, социальной политикой, уровнем санитарно-гигиенической культуры, условиями труда и быта, уровнем благосостояния, социальным обеспечением, характером межличностных отношений, развитием здравоохранения и медицины. И только в конце XX — начале XXI в. в качестве немаловажных факторов, способствующих обеспечению безопасности общества, стали рассматривать состояние трех сторон здоровья: физического, психического и социального. Напомним, что такая модель определения здоровья, принятая ВОЗ, базируется на безусловной интерпретации здоровья как состояния, на которое оказывают влияние факторы не только сугубо соматического и физиологического характера, но и социокультурные, демографические, психосоциальные, социально-политические, экономические, социальные. В Уставе ВОЗ также говорится, что достижение высших возможных стандартов здоровья является одним из узловых, основополагающих прав каждого человека и основанием обеспечения его безопасности. И успехи общества и государства в реализации мер по охране всех сторон здоровья представляют ценность для всех по причине того, что здоровье людей — главная предпосылка для обретения мира и общественной безопасности[5].

В 2004 г. специальной группой высокого уровня по общественным угрозам и вызовам, которая учреждена Генеральным секретарем ООН[6], была предложена аналогичная формулировка взаимо-

связи социального здоровья и безопасности: угрозой международной безопасности являются «любое событие или процесс, которые ведут к уменьшению шансов на выживание и ослабляют государства как базовые элементы международной системы».

В докладе Комиссии по безопасности человека, организованной по инициативе правительства Японии, деятельность которой была поддержана соответствующими институтами ООН, наблюдается связь между социальным здоровьем и безопасностью личности. Так, в докладе отмечено, что здоровье — фактор безопасности и главное условие выживания человека в XXI в. Это новое осознание ситуации и необходимых мер должно быть соответствующим образом использовано для улучшения безопасности здоровья в будущем.

В указанном докладе также определяются критерии, влияющие на прочность данной связи:

  • 1) масштаб социальных заболеваний;
  • 2) скорость принимаемых мер;
  • 3) масштабы воздействия на социум;
  • 4) взаимосвязи или внешние факторы, потенциально способные вызвать эффект «прилива» жизненных сил.

Применив эти критерии, авторы доклада делают вывод о том, что в максимальной степени безопасности людям угрожают насилие и кризис; вызовы и угрозы, обусловленные бедностью; глобальные заболевания инфекционного и неинфекционного (социального) характера[7].

В одиннадцатой общей программе работы ВОЗ на 2006—2015 гг., утвержденной на 59-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения в мае 2006 г. Резолюцией WHA 59.4, выделяются семь приоритетных областей, которые в совокупности представляют собой базовую основу для будущей глобальной стратегии формирования, сохранения и укрепления социального здоровья населения, известной также под названием «Глобальная повестка ВОЗ в области социального здравоохранения». Одним из семи первостепенных факторов является повышение индивидуальной и глобальной безопасности в сфере социального здравоохранения, предусматривающего консолидацию усилий всего социума для противодействия возникающим новым угрозам для социального здоровья населения.

Таким образом, одним из основополагающих факторов обеспечения безопасности российского общества выступает социальное здоровье его индивидов, групп и населения в целом. Данная проблема — это проблема всего современного российского социума.

Поскольку основной целью общества является сохранение самого себя за счет первичных элементов, формирующих его, — социальных групп, общностей, человека. Общество лишь в том случае имеет возможность функционировать нормально и безопасно, если взаимосвязь его элементов укрепляется, если «растет сознательный контроль за поведением индивидов, когда механизмы и структуры обеспечивают устойчивость социальной системы»[8].

Современные исследователи отмечают, что социальное здоровье должно рассматриваться и как индикатор качества окружающей общественной и природной среды, и как результат социальной активности индивида. Так, например, И.В. Зузуля, рассматривает категорию социального здоровья как фактор стабильности общественного развития и национальной безопасности. Автор выдвигает и отстаивает положение о том, что доминирующую роль в формировании социального здоровья играют социальные факторы, само же социальное здоровье определяется как состояние человека, позволяющее ему реализовывать свои функции в процессе жизнедеятельности, вести социально активную жизнь[9].

Согласно современным представлениям, социальное здоровье является мерой социально-культурного развития общества и качества жизни, а также фактором безопасного развития социума. Поэтому оно не может рассматриваться как объект изолированного воздействия одной только системы здравоохранения; формирование социального здоровья необходимо рассматривать в зависимости от общественного целого[10]. На эту проблему имеется четкий социальный заказ со стороны общества. Так, в ст. 42 Конституции РФ провозглашается «право каждого на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии». При этом в федеральных законах от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» говорится о среде обитания как совокупности объектов, явлений и факторов окружающей (природной и искусственной, созданной социумом) среды, определяющей условия безопасной жизнедеятельности человека.

Очевидно, по этой причине межведомственная комиссия по охране здоровья населения Совета безопасности России определила здоровье как ведущий системообразующий фактор национальной безопасности[11].

В соответствии с Концепцией развития здравоохранения Российской Федерации на период до 2020 г., профилактическая деятельность все активнее выходит за пределы работы института здравоохранения; а здоровье (в частности, его социальная сторона) характеризуется как фактор конкурентоспособности в экономике и важный фактор национальной безопасности. Первостепенное внимание в вышеупомянутой Концепции развития уделяется формированию здорового образа жизни нации, сохранению ее социального здоровья и повышению конкурентоспособности.

В связи с этим и поставлены задачи по созданию условий, возможностей и мотивации различных групп населения, способствующих ведению здорового образа жизни (ЗОЖ) и обеспечению факторов конкурентоспособности и национальной безопасности[12]. Как подчеркивает Н.И. Лапин, по сравнению со странами Европы налицо низкая конкурентоспособность России, которая чревата взрывоопасными рисками и угрозой безопасности[13]. Всякое нарушение закона постоянно возрастающих потребностей неизбежно приводит к социальным революциям и катастрофам глобального национального масштаба. Для обеспечения социальной безопасности и социального развития «государство осуществляет меры по контролю и стимулированию производства в Российской Федерации социальных благ, предоставлению социальных условий и осуществляет регулирование социального рынка в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим законом»[14].

Таким образом, осмысление ценности здоровья индивида на уровне государства отражается в нормативно-правовых актах, законах, федеральных и региональных программах и т.д. Так, в «Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» признается «основополагающая роль охраны здоровья граждан как неотъемлемого условия жизни общества», подтверждается «ответственность государства за сохранение и укрепление здоровья граждан РФ»[15]. Кроме того, в этом же документе утверждается, что охрана здоровья граждан представляет собой совокупность мер экономического, политического, социального, научного, социально-медицинского характера, направленных на формирование, сохранение и укрепление физического, психического и социального здоровья каждого индивида. Другими словами, внимание акцентируется на принципе институционального, (межведомственного) подхода к проблеме сохранения здоровья населения, признается его социальная значимость.

Социальное здоровье общества как фактор обеспечения его безопасности можно рассматривать преимущественно в трех аспектах. Во-первых, со стороны социальных индикаторов, выступающих как исходная основа создания социальных программ, а также в качестве показателей эффективности их реализации. Во-вторых, понятие «социальное здоровье» употребляется как некий нормативный эталон, включающий общественные, социально-политические и духовно-нравственные аспекты жизнедеятельности человека и тем самым способствующий формированию условий безопасности общества. В-третьих, анализируемое понятие рассматривается в качестве характеристики последствий социально-экономической и технологической политики, влияния научно-технического прогресса на социальные отношения в социуме.

В соответствии с основными принципами обеспечения безопасности среди прочих факторов приоритет отдается учету таких факторов, которые повышают социальную напряженность в обществе, представляют угрозу жизни и социальному здоровью личности и группы. В этой связи необходимо привести предложенную А.А. Ковалевой[16] классификацию пяти групп социального здоровья. Эта классификация была выделена по аналогии с пятью группами здоровья, выделяемыми ВОЗ. Знание и понимание этих групп важно для решения проблем обеспечения безопасности общества.

Итак, А.А. Ковалева выделяет у населения пять групп социального здоровья. Первая группа — «социально здоровые». К этой группе причисляются люди, которые придерживаются высоконравственной системы идеалов. Такая система не позволяет им совершать антисоциальные безнравственные поступки, наносящие вред или представляющие угрозу другим людям. Эта группа самая малочисленная. Она находит удовлетворение в творчестве. Как правило, в эту группу входят хорошие профессионалы, способные постоянно совершенствовать свое мастерство. Они толе-рантны к любым точкам зрения. Испытывают отвращение ко всем видам опасного поведения (к насилию, жестокости, несправедливости).

Вторая группа — «социально конформные» (так называемые обыватели). Это наиболее распространенный тип, который имеет определенную предрасположенность к социальным болезням (алкоголизму, наркомании и пр.). К этой группе относятся люди, характеризующиеся некритичным принятием правовых и нравственных норм общества и готовностью нарушить эти нормы, если они уверены в том, что их проступки останутся незамеченными непосредственным социальным окружением. Тип людей, имеющих отношение к этой группе, находит удовлетворение в достижении запланированного уровня социального благополучия. Они толе-рантны ко всему, что не касается их лично.

К третьей группе социального здоровья относятся «социальные невротики» (карьеристы). Данная группа имеет большие амбиции, склонность к жажде власти. Согласно А.А. Ковалевой, такие люди поражены социальным недугом стремления к высокой должности, дружбе с высокопоставленными или знаменитыми лицами. Это довольно многочисленная категория. При возникновении социальной фрустрации (напряжения) она может прибегать к наркотикам, алкоголю, находить удовлетворение в действиях, оскорбляющих личность.

Четвертая группа — «социальные психопаты». Лица с «перевернутыми», асоциальными ценностями: все, что значимо в социуме, отвергается ими, и, напротив, они принимают как норму своего образа жизни то, что в обществе вызывает недовольство и порицание. Как правило, в эту группу входят люди с криминальными наклонностями.

Пятую группу социального здоровья, согласно А.А. Ковалевой, представляют «социальные идиоты». Сюда входят люди, достигшие высокого положения в обществе или государстве, или сосредоточившие на банковских счетах огромные денежные суммы. В результате таких противоправных действий они перестали быть восприимчивыми к нуждам и проблемам других людей, к проблемам своей страны в целом. Единственным их стремлением является желание укрепить собственное властное и финансовое положение, либо сохранить з1аЫ8диох.

Последние две группы социального здоровья, как видно из описания, действительно могут провоцировать социальную напряженность и алармизм в обществе и представляют серьезную угрозу жизни и социальному здоровью личности, группы и общества в целом.

Надо отметить, что социальная напряженность и рискоген-ность возникает в ситуации, когда большая часть того или иного сообщества вначале ощущает, а после осознает, что удовлетворение ее социальных, национальных, образовательных, экономических, социокультурных и других жизненно важных потребностей, интересов и прав находится под угрозой. Среди различных групп населения распространяются настроения недовольства существующим положением дел в жизненно важных сферах общественной жизнедеятельности, неудовлетворенности социальным порядком в широком смысле, утрачивается доверие к властям, возникает ощущение социальной несправедливости, исчезает ощущение безопасности, широкие хождения приобретают пессимистические настроения[17] [18], т.е. возникает атмосфера психоэмоционального беспокойства и социального нездоровья. Надо заметить, что напряженность проявляется не только в общественных настроениях и социальном самочувствии, но и массовых действиях:

  • • в ажиотажном спросе, скупке товаров и продуктов «про запас»;
  • • вынужденной добровольной миграции больших масс людей в другие, по их мнению, лучшие регионы;
  • • активизации деятельности общественно-политических движений различных направлений;
  • • стихийных и организованных демонстрациях и иных формах гражданского неповиновения, социальной аномии и социальном неблагополучии.

Обеспечение общественной стабильности и безопасности предполагает недопущение социальной напряженности и социального нездоровья.

При увеличении социальной напряженности (принято выделять три уровня социальной напряженности: низкий, средний, высокий), уровень безопасности снижается, и наоборот, чем ниже напряженность, тем выше уровень безопасности[19].

Прямыми или косвенными факторами, приводящими к появлению социальной напряженности и ухудшающими социальное самочувствие и социальное здоровье людей относятся те, которые регулируют и определяют повседневную жизнедеятельность людей, степень удовлетворения тех или иных жизненно необходимых потребностей[4].

К данной группе факторов причисляются достойный уровень заработной платы, величина социальных выплат, пенсий и других социальных гарантий, наличие широкого ассортимента товаров массового потребления, доступность образовательных, медикосоциальных, спортивных и иных услуг, эффективное действие законов, обеспечивающих и гарантирующих правовую защиту и разного рода безопасность (экономическую, экологическую, продовольственную, политическую, военную, духовную, социальную, национальную) населения. Противоположная ситуация приводит к чувству недовольства и выступает благоприятной почвой для появления социального алармизма, напряженности и незащищенности, что способно нарушить порядок в обществе и увеличить состояние безопасности.

Как считает Д.Г. Ротман, социальная напряженность, имеющая социально-экономические корни и связанная с ухудшением условий жизни, снижением материального благосостояния, ростом цен, инфляцией, сложностями трудоустройства, неизбежно ведет к социальному нездоровью и представляет опасность для стабильности в социуме[21]. Когда же на экономическую напряженность наслаивается социальная, имеющая политические корни (например, отношения между политическими элитами, борьба за власть), то подобное сочетание ведет к революциям.

В этой области очень велика роль социологических исследований, так как отслеживание динамики изменения уровня социальной напряженности и социального самочувствия различных социально-демографических групп позволяет предвидеть, и, соответственно, снимать проблемные ситуации в обществе, тем самым обеспечивая относительно безопасное функционирование социума. В группу социально напряженных попадают те индивиды, кто отрицательно оценивает личное материальное благополучие и экономическое положение общества, кто ощутил ухудшение своего экономического благосостояния, ощущает серьезные жизненные проблемы, связанные с материальной сферой (снижение уровня и качества жизни), пессимистично оценивает свое положение в будущем, готов к протестным формам поведения в обществе. Иными словами, проявляет признаки негативного самочувствия и социального нездоровья.

Социально-экономические детерминанты здоровья и связанные с ним факторы — безработица, бедность, небезопасность профессии, слабый доступ к системе здравоохранения, гендерное неравенство, социальная дезинтеграция и маргинализация тесно переплетены. Они существенно усиливают, приумножают и даже вызывают порождение новых угроз для безопасного социального здорового развития общества.

Нормальное, социально здоровое состояние общества, групп и индивида противоречит возникновению напряжения, чувств разочарования и социальной неудовлетворенности, отклоняющемуся (аномийному) поведению и, как следствие, повышает ощущение безопасности и защищенности населения.

Такие социокультурные явления, как угроза безработицы для населения, неустойчивость его жизненного уровня, необходимость поиска путей выживания и адаптации в новых условиях — все это неизбежно приводит к социальному беспокойству, чувству социальной опасности, незащищенности и неопределенности социального положения людей, находящихся в центре подобных рисков и угроз.

Согласно американскому социологу и психологу Г. Блумеру, беспокойство и социальный алармизм как вид группового поведения возникают в условиях нарушения привычных форм существования или привычного, устоявшегося заведенного жизненного порядка[22], а также неустойчивости функционирования институтов и отношений (в семье, профессиональной группе, коллективе), которые составляют непосредственное микросоциальное окружение индивида и оказывают решающее воздействие на развитие личности человека и формирование его социального здоровья.

Определяя задачи формирования социального здоровья общества как фактора обеспечения его безопасности, нельзя не остановиться на роли социальных групп в этом процессе. Социальная группа представляет собой элемент микросреды, обладающей своими особенностями воздействия наличность и ее социальное здоровье. Как известно, основная функция группы по отношению к социальному целому заключается в передаче требований, норм, социальных ожиданий общества через специфику групповых экс-пектаций (ожиданий). Этим, прежде всего, определяется главный параметр сформированности личности в группе, выражающийся в системе ее объективно значимого и общественно-детерминированного поведения, в том числе и в отношении социального здоровья.

Поведение характеризует систему поступков человека, представляющих собой воплощение определенных установок, актуализацию внутреннего состояния индивида в действия, направленные на социально значимые объекты. Установлено, что поведение человека по отношению к социальному здоровью и здоровому образу жизни влияет на распространение ряда болезней, имеющих социальное происхождение. Что касается механизма формирования и укрепления социального здоровья в различных социальнодемографических группах населения, то он включает в себя как целенаправленное воздействие общественного целого (например воспитание и обучение), так и стихийные воздействия общественной среды. С другой стороны, сами группы, отвечая вызовам социума, испытывая негативное социальное самочувствие, создают собственную систему требований, норм, санкций, что может существенно повлиять на формирование того или иного типа поведения по отношению к социальному здоровью и вызвать утрату безопасности групповой общности в целом. По мнению немецкого философа К. Ясперса, «утративший безопасность человек сообщает облик эпохе, будь то в протесте своенравия, в отчаянии нигилизма, в беспомощности многих, не нашедших выхода, или находящихся в блужданиях и поисках, отказывающихся от конечной опоры и гармонизирующих соблазнов. Бога нет — таков все растущий возглас масс; тем самым и человек теряет свою ценность, людей уничтожают в любом количестве, поскольку человек — ничто»[23].

Детерминации подобного поведения, о которых пишет немецкий философ К. Ясперс, — неизбежный результат взаимодействия личности с угрожающими ее безопасному существованию условиями жизни. Этим и объясняется тот факт, что при наличии одинаковых социальных условий и воспитательного воздействия со стороны общества мы имеем дело с феноменом аномийного, социально нездорового, отклоняющегося поведения.

Состояние аномии, социального нездоровья может рассматриваться и как состояние общества, в котором нормативные стандарты поведения, убеждения либо очень серьезно ослаблены, либо отсутствуют; и как состояние личности, если она в указанных общественных условиях социально дезориентирована, переживает чувство изолированности, испытывает алармизм, негативное социальное самочувствие и обнаруживает ухудшение социального здоровья в целом.

Приведем факторы, способствующие развитию социального неблагополучия (в соответствии с определением ВОЗ, социального нездоровья):

  • а) признание богатства всеобщим символом успеха;
  • б) существенное ограничение возможностей нижних слоев общества в выборе форм труда, ограничение его только областью неквалифицированного, физического;
  • в) возрастающая жесткость социальной структуры, ограничивающая социальную мобильность.

Эти и другие факторы вызывают социальную деструкцию, утрату ощущения безопасности и защищенности у различных групп населения[24].

Выделяют три фактора, которые влияют на безопасность личности и группы: человеческий фактор, фактор среды и фактор защищенности.

Человеческий фактор — это различные реакции человека на опасность. Под этим фактором следует понимать совокупность как индивидуальных, так и присущих профессиональному контингенту в целом качеств и свойств, которые проявляются при взаимодействии со средой и определяют ее надежность и эффективность.

Фактор среды. Среду традиционно разделяют на физическую и социальную. В социальной среде, в свою очередь, выделяют макро-и микросоциальный уровни. К макросоциальному уровню относят экономический, политический, демографический и другие факторы, воздействующие на личности. К микросоциальной среде причисляют непосредственное окружение: семью, референтную, профессиональную (или учебную) группу[25].

Фактор защищенности — это методы и средства, которыми люди пользуются для защиты от тревожных и опасных ситуаций. Они могут быть физическими и социально-психологическими (механизмы социальной и психологической защиты). Уровень защищенности зависит от степени конструктивности и активности поведения и деятельности человека.

Практический аспект проблемы формирования социального здоровья как фактора обеспечения безопасности общества предполагает оценку социально-демографических групп и общностей с точки зрения выраженности факторов риска. Подобная условная классификация групп может выглядеть таким образом:

  • 1) высокий уровень группового риска в отношении формирования социального здоровья (отсутствие установки на следование здоровому образу жизни в группе, сильное негативное групповое давление, минимизация и ликвидация моральных устоев, отсутствие системы положительных ценностных ориентаций в отношении социального здоровья, социальная незащищенность и вакуум со стороны общественного целого);
  • 2) низкий уровень риска (установка на следование здоровому образу жизни у членов группы, отсутствие негативного группового давления, наличие и выработка моральных устоев, наличие системы положительных ценностных ориентаций в отношении социального здоровья, ощущение социальной защищенности со стороны группы);
  • 3) промежуточный уровень риска (все указанные выше факторы представлены в гораздо меньшей степени, чем в первой группе).

Бесспорной посылкой для государственной и общественной деятельности в будущем является тот факт, что ухудшение социального здоровья различных групп населения может привести к социально-экономической нестабильности и утрате безопасности в более общем плане. В то время как социально здоровые люди имеют тенденцию формировать социально здоровое, стабильное и безопасное общество.

Стабильное социально здоровое общество достигается целенаправленной деятельностью государства и социальных институтов в такой сфере общественной жизни как социальная безопасность. Социально здоровое общество предполагает устойчивость социального порядка. Это защищенность различных групп населения от нарушения их прав; уважение личностного достоинства; сохранность жилищно-бытовой и профессиональной деятельности; правильное, гармоничное взаимодействие личности и социума. Человек как цельность не может быть здоров, если его социальная сущность страдает, угнетается, если ей угрожает опасность. Безусловно, самая тяжелая травма — это постоянная угроза социальной жизнедеятельности человека, группы и общества в целом. Следовательно, узловым моментом государственной социальной политики по обеспечению безопасности в обществе должно быть социальное здоровье человека, личности в обществе. Социально здоровое общество — это такое его состояние, которое обеспечивает защищенность личности и ее здорового существования, потенциал ее развития и социальное благополучие общества.

  • [1] Горшков М.К. Российское общество как оно есть (опыт социологической диагностики). М.: Новый хронограф, 2011. С. 564.
  • [2] Лапин Н.И. Социокультурные факторы российской стагнации и модернизации // Новые идеи в социологии: Монография / Под ред. Ж.Т. Тощенко. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2013. С. 215.
  • [3] Чупров В.И., Зубок Ю.А. Социология молодежи: Учебник. М.: Норма: ИНФРА-М, 2011. С. 125.
  • [4] Там же.
  • [5] Reform at the United Nations. Reference reports and materials [web site|. N.Y.: United Nations, 2007.
  • [6] Delivering as one. Report of the Secretary-Generals High-level Panel. N.Y.: United Nations, 2009.
  • [7] Stability Pact for South Eastern Europe. Brussels, Stability Pact for South Eastern Europe. 2007. URL: http://www.humansecurity-chs.org
  • [8] Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. М.: Аспект Пресс, 1996.С. 13.
  • [9] Зузуля И.В. Социальное здоровье как фактор стабильности общественного развития и национальной безопасности России: Автореф. дис.... канд. социол. наук. Ростов н/Д., 2007.
  • [10] Водогреева Л.В., Полесский В.А. Социальные проблемы формирования здоровья: от методологии к практике: Сб. РАН, Институт человека «Здоровье человека: социогуманитарные и медико-биологические аспекты». М., 2002. С. 12—14.
  • [11] Масияускене О. В., Муравянникова Ж.Г. Валеология. Ростов н/Д.: Феникс, 2012. С. 3-4.
  • [12] Концепция развития здравоохранения РФ на период до 2020 года // Федеральный портал protown.ru. 1ЖЬ: http://protown.ru/information/doc/4293.html
  • [13] Лапин Н.И. Социокультурные факторы российской стагнации и модернизации // Новые идеи в социологии: Монография / Под ред. Ж.Т. Тощенко. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2013. С. 231.
  • [14] Закон о социальной безопасности и социальном развитии (проект, извлечения). иИС: http://talant-abc.narod.ru/tt58zakonsoc.htm
  • [15] Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан // Собрание законодательства РФ. 1993. № 5487-1.
  • [16] Ковалева Л.Л. Самосохранительное поведение в системе факторов, оказывающих влияние на социальное здоровье // Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. № 2. Т. XI. С. 127.
  • [17] Ковалева А.А. Самосохранительное поведение в системе факторов, оказывающих влияние на социальное здоровье // Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. № 2. Т. XI. С. 127.
  • [18] Галич Л.П. Социальное самочувствие молодежи. Минск, 2012. С. 84.
  • [19] Сухов Л.Н. Социальная психология безопасности. М.: Академия, 2002. С. 44.
  • [20] Там же.
  • [21] Ротман Д.Г. Социальная напряженность в обществе: сущность и особенности социологического изучения //Социология. 2007. № 4. С. 129—140.
  • [22] Блумер Г. Коллективное поведение //Американская социологическая мысль. М., 1994. С. 535-588.
  • [23] Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1999. С. 121.
  • [24] Сергеева Т.Б. Генезис и факторы социального самочувствия // Социальное самочувствие населения в современной России. Ростов н/Д., 2010. С. 192.
  • [25] Журавлева А.Л. Проблемы психологической безопасности. М.: РАН, 2012.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >
 

Популярные страницы