ЭТИКА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ И ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Специфика этики Средневековья

Специфика средневековой этической рефлексии, как и средневековой философии в целом, связана с тем обстоятельством, что основой средневековой культуры стало христианство. Утверждение христианства стало следствием глубокого кризиса, как социально-экономического, так и нравственного, который постиг Римскую империю. Сложившаяся социокультурная ситуация актуализировала проблему поиска новых жизненных ценностей и нравственных идеалов. Поэтому смело можно утверждать, что этика европейского Средневековья — это этика христианская. Основой интерпретации морали и нравственности в ней становится не разум, как в античной этике, а религиозная вера. Далее источником смысла жизни человека и морали как средства для реализации этого смысла является христианский Бог, что не оставляет возможности для полифонии нравственных исканий, как это было характерно, например, для античной этики. Бог — единственный нравственный абсолют, поэтому все этические категории этого периода соотносятся только с божественными предписаниями. Христианский Бог — трансцендентная сущность, поэтому и смысл человеческого существования смещен в сторону «божьего града», который также трансцендентен. Согласно христианскому вероучению, земная жизнь человека есть время приготовления к будущей вечной жизни. Именно здесь, на земле, человек делами определяет свою посмертную участь, избирает себе либо будущее вечное блаженство, либо будущие вечные муки. При этом христианство дает верующему человеку еще одну надежду, утверждая, что человек может обрести блаженство еще в этой жизни. По слову святых отцов, такое преображение жизни человека возможно, если он будет следовать трем важнейшим христианским добродетелям — вере, надежде, любви. Подлинная христианская жизнь может быть только у того, кто старается жить по вере, делая добрые дела, выражающие любовь к Богу и ближнему.

При этом следует заметить, что человек получил от Бога особые средства для того, чтобы отличать добрые дела от злых. Эти средства — закон Божий внутренний — совесть и закон Божий внешний, или заповеди Божии. Совесть — это внутренняя духовная сила или проявление духа в человеке. Как внутренний закон она присуща всем людям. Как духовная сила она требует развития и совершенствования в связи с другими душевными силами: с умом, сердцем и волей, ибо со времени грехопадения они повредились, душа человека потеряла устремленность к Богу. Человек постоянно имеет в себе «угрызения совести», сознавая свою греховность. Чтобы человек всегда был на страже своей совести, Бог дал ему внешний закон — заповеди Божии, известные как Декалог Моисея.

В Нагорной проповеди, как уже отмечалось выше, Спаситель произнес девять заповедей блаженств. В этих призывах Господь возвысил и углубил смысл 10 заповедей, данных на горе Синай. На вопрос, какая наибольшая заповедь в законе, Спаситель ответил: «Возлюби Господа твоего всем сердцем твоим и всей душой твоей и всем разумением твоим; вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя». Во время Тайной вечери Господь дает последние наставления своим ученикам и говорит новую заповедь о любви: «Да любите друг друга; как Я возлюбил вас... По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою».

Новое в этой заповеди — не само учение любви, но указание на то, что христиане должны любить так, как любит сам Христос. Иными словами, в любви, согласно христианскому учению, не должно быть эгоизма, а должна быть бескорыстная преданность другому и готовность отдать за него жизнь. Тот, кто желает уподобиться Богу, должен любить не только любящих его, что естественно для человека. Он должен совершить невозможное — возлюбить обидчиков и врагов, ибо любовь и прошение способны совершать чудо: останавливать насилие и преображать человека. Приобретая любовь, человек восстанавливает утраченную при грехопадении связь со своим Творцом. Благодать Божия, поселяясь в душе верующего, дает силы побеждать грех и соблюдать заповеди, в исполнении которых человек обретает надежду на вечную жизнь.

Если, например, этика стоицизма — это мораль сильной личности, то христианская этика является системой нравственных принципов для тех, кому нужна внешняя «точка опоры». Христианство уравнивает всех страдающих на этой земле (вне зависимости от национальности, богатства и т.д.). Нравственное равноправие — лейтмотив христианства. Другая привлекательная в нравственном отношении идея — безграничное сострадание, исходящее от Бога на каждого человека. Это выражается в принципе человеколюбия и гуманизма. Христианство дало новую идеологическую трактовку известным нравственным заповедям. Здесь уже не просто «не убий», а «если ударят по правой щеке, подставь левую»; не просто «не укради», а «раздай свое имущество».

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >