Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Психология высших достижений личности (психоакмеология)

. ЦЕЛОСТНОСТЬ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ КАК ОСНОВА КОНСТРУИРОВАНИЯ КВАЗИТЕСТА В ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ПСИХОАКМЕОЛОГИИ

Индивидуальное своеобразие человека в идеологизированной психологии долгое время как бы «выносилось за скобки», принималось за константу. Однако каждый исследователь неминуемо сталкивался с индивидуальными вариациями отражения акмеологически важных свойств в психике. Сначала подобные факты рассматриваются как источник ошибок наблюдения, как «индивидуальная болтанка» (по П.Я. Гальперину), затем была четко обозначена проблема вариативности проявления системных свойств зрелого человека в поведении и деятельности.

Опыт типологических исследований все более и более убеждают теоретиков и практиков, что индивидные свойства (такие как свойства нервной системы) у активно действующего индивидуума получают свою определенность только при включении их в систему. По мысли Б.Г.Ананьева, «единичный человек, как индивидуальность, может быть понят лишь как единство и взаимосвязь его свойств как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют природные свойства человека как индивида». [7. С. 178]. Конкретные исследования не случайно поэтому в любом из факторов, определяющих структуру личности, обнаруживают корреляционные плеяды, сложноветвящиеся цепи связей между отношениями и свойствами личности, интеллектуальными и другими психическими функциями, соматическими и нейродинамическими особенностями человека [7. С. 153].

Понимание интегральной целостной природы индивидуальности идет от известных традиций древних мыслителей, рассматривающих комплексы ее характеристик в контексте целостности взаимодействия человека с его специфической средой. Здесь в полной мере проявляется психологический закон о преломлении «внешних причин» через « внутренние условия» психики (Рубинштейн С.Л., 1976; Брушлинский А.В., 1977 и др.), в которых важное значение имеют индивидуально-стабильные, конституциональные, природные, генотипические свойства человека.

Такой ракурс объекта исследования с необходимость предполагает соотнесение вариаций свойств с надситуативными координатами антиципируемого результата действия при решении человеком значимой для него задачи. Эксперимент при этом не может быть манипулятивным, в современной науке он рассматривается как пласт реальной жизнедеятельности человека в ее естественном развитии. Объективная наука, по мысли Б.Л. Пастернака, выводит закономерности из той, так сказать, случайной связи, в которую их как бы занесло отдельным текущим сознанием, и включает их в объективно необходимую связь природы, куда они относятся с логической необходимостью.

Поскольку сущность психики системна [ 19 и др.]: она сущностно детерминируется взаимодействием и (или) взаимосодействием комплексов психических процессов, состояний, свойств результату (цели, мотиву) поведенческого акта — то адекватным способом познания индивидуальных аспектов ее манифестации является системный подход. Основная категория системного анализа — интегративность, целостность [19], поэтому основы дифференциальной акмеологии связаны с проработкой понятийного аппарата целостной индивидуальности [14, 29 и др.].

По-видимому, закономерности психологии индивидуальности в ее интегративной целостности являются ключевыми для конструирования эксперимента и теста в дифференциальной акмеологии. Остановимся более подробно на данной дефиниции. (Подчеркну, что в идеале процесс акмео-логического тестирования направлен на психодиагностику степени «благополучия» целостной индивидуальности в гармоничности-дисгармоничности ее компонент. Познание таких целостных функциональных органов не может осуществляться только с помощью традиционных измерений отдельных свойств, состояний, психических и физиологических функций и симптомов индивида и личности, которые в своей метрике ситуативны и вариативны).

Индивидуальность — (от лат. т<ИШиит — неделимое, особь) — человек как носитель в составе «жестких звеньев» внутренних условий взаимодействия с миром, синдромов разноуровневых признаков, сказывающихся в типичном своеобразии свойств организма, индивида и личности, паттерны которых наиболее полно проявляются в деятельности. Данные синдромы, «слития», «гроздья» разноуровневых индивидуальных признаков постоянно фиксируются в типологических исследованиях. Они не понятны здравому смыслу (соотношения типа: «Белые кошки с голубыми глазами глухи», или «Время переделки навыка коррелирует с выраженностью положительной составляющей суммарной биоэлектрической активности мозга», или же «сверхгениальных людей характеризует болезнь подагра), но легко интерпретируются с позиций эволюционно-системных законов формирования психики [19-29].

Поясню вышесказанное более подробно. Житейские представления фиксируют тот факт, что каждый человек отличается от других людей нескончаемым радом психических процессов, показателей, симптомов, характеристик и свойств. Например, чувствительность и абсолютные пороги ощущений, время реакции, особенности восприятия, внимания, памяти, креативности, эмоциональности, а также стиль деятельности (равно как и многие другие характеристики человека) индивидуально варьируют.

Индивидуальное своеобразие также присуще особенностям зрелой личности, таким как ценностные ориентации, направленность интересов, иерархия мотивов и потребностей, способности, темперамент и характер. Однако, «мозаичные» измерения отдельных симптомов напрямую не связаны с целенаправленной субъектной активностью. Как свидетельствуют конкретные эксперименты в русле психологии целостной индивидуальности, развивающаяся деятельность опосредствована синдромами, «слитиями», «гроздьями». Своеобразие отдельного индивида не исключает наличие у него определенных черт, которые типичны для группы людей.

Существует труднообозримое количество базирующихся на отдельных признаках типологий индивидуальности, в которых сделаны попытки дифференциации таких групп людей, как объективные и субъективные (А.Бине и др.), рационалисты и эмпирики (В. Джемс), шизотимы и циклотимы (Э. Кречмер), висцеротоники, соматотоники, церебротоники (У.Шелдон), экстраверты и интроверты (К.-Г.Юнг), холерики, меланхолики, сангвиники, флегматики (Гиппократ, И.П.Павлов — см. термин «темперамент») и др. Большинство этих типологий, как уже подчеркивалось, представляет теперь лишь исторический интерес, поскольку основаны на вариативных, ситуативных особенностях психики.

Таким образом, взгляды исследователей на природу индивидуальных различий — от Гиппократа до современных авторов — основывались на детальном изучении отдельных частей организма, индивида или личности. Так анализировали, например, темперамент, телесную или нейрогуморальную конституцию, экстра-интроверсию, свойства нервной системы, параметры альфа-ритма ЭЭГ, иерархию мотивов и ценностных ориентаций личности, генотипичные индивидные или социабельные личностные признаки.

Форсирование аналитических стратегий изучения индивидуальных особенностей (вполне оправданное на начальных этапах конкретных исследований) вело к лабиринту тупиковых позиций. Так, неоднократно показаны: трансситуативная вариативность характеристик человека, парциальность свойств нервной системы, множественность и неоднозначность их психологических проявлений.

Коротко резюмируя сказанное, отмечу, что имеющиеся концепции, глубоко и всесторонне анализируя отдельные фрагменты реального бытия индивидуальности, не детализируют подходы к воссозданию ее целостности, хотя целостность — один из ясно фиксируемых сознанием признаков индивидуальности как системы — имплицитно содержится в логике развития ряда фундаментальных теорий [Ананьев Б.Г., 1980; Мерлин В.С., 1986; Не-былицын В.Д., 1966; Стреляу Ян, 1982; Асмолов А.Г., 1986 и др.[.

Целостность сверхсложных «живых» систем, как известно, принципиально не может быть описана через взаимосвязи отдельных их частей. Целостность, применительно к проблемам индивидуальных различий, целесообразно изучать через «системообразующий фактор» [9, 29], интегратив-ность характеристик человека [9[, типичность поведения.

Системообразующим или целостнообразующим основанием, скрепляющим разноуровневые механизмы субъектно-объектного взаимодействия для получения планируемого результата, является мотивационно-потреб-ностная сфера личности [29 и др.]. Вектор «мотив-цель» в процессе антиципации обусловливает опережающий характер реагирования человека в сложноорганизованном потоке событий.

Кумулятивность складывающихся при этом функциональных систем (органов психики) обеспечивает преемственность стадий ее развития. В результате, актуальная структура нейро— и психофизиологического уровня жизнедеятельности, опосредующего влияние генотипа на психику [Базы-левич Т.Ф., Ломов Б.Ф., 1996; Малых С. Б., 1998], содержит следы прошлого (генотипические признаки), аналоги настоящего (сравнение прогноза и реальности) и предвестники будущего (информационные эквиваленты образа-цели). Эта модель отражает общие закономерности строения недизъюнктивных структур индивидуальности.

Типологии индивидуальности целесообразно конструировать на основе индивидуально-стабильных, природных, конституциональных, генотипических характеристик, которые, в силу целостности психики, включены во внутренние условия взаимодействия человека с миром.

Категория «Индивидуальность» является одной из основных в современной психологии и акмеологии. Однако это понятие до сих пор подчас используют как синоним индивидуальных различий, что ведет к «мозаичным» представлениям о природе данного феномена, редуцируя его содержание.

Проблема воссоздания целостности индивидуальности — при всей ее кажущейся простоте — долгое время не поддавалась научному решению. По этому поводу известный психогенетик Дж. Хирш писал: «Экспериментальное исследование индивидуальных различий в чем-то напоминают гамлетовское «быть или не быть». Дж. Кеттел исследовал их, Уотсон хоронил, Толмэн понимал, Трайон подчеркивал их важность, Халл сводил к минимуму их значимость для теории, Хантера они озадачивали, Скиннер и его ученики были заведены ими в интеллектуальный тупик, а авторы формальных моделей предпочитали фиксировать элементарные софизмы, чем добывать знания о них» [цит. по кн. «Роль среды и наследственности в формировании индивидуальности человека», М., Педагогика, 1988. С. 3].

Возможно, отмеченные классиками психологии трудности изучения реального бытия индивидуальности в ее изолированных симптомах проистекают от неверно понятого корня этого понятия. Традиционно категория «Индивидуальность» рассматривалась, как происходящая от латинского слова « тбпчбиит», что означает: неделимое, особь. Такая этимология содержит ориентацию на одностороннее понимание индивидуальности, которая исходит из биологически детерминированного человека в его единичности, уникальности и неповторимости. На самом же деле, индивидуальность интегративно характеризуется своеобразием активного развивающегося человека как обладателя типичной системы свойств и качеств организма, индивида и личности. При этом разные исследователи неоднократно фиксировали тот факт, что целенаправленная активность человека фиксирует сложноветвящиеся «слития» или «гроздья» разноуровневых индивидуальных особенностей.

Целостность индивидуальности наиболее полно раскрывается в единстве свойств организма, индивида и личности в деятельности. Психофизиологический ее уровень является референтным для изучения обобщенных характеристик психических процессов и свойств. Он опосредует влияние генотипа на психику, обладая выраженными кумулятивными качествами, включает типологически важную непроизвольную составляющую произвольной активности [Базылевич Т.Ф., 1970, 1997 идр.].

Целостная система многообразных свойств индивидуальности, как показывают конкретные исследования, конкретизируется в инвариантной составляющей действий и зависит от системообразующего влияния вектора «мотив-цель» при подборе функциональных систем, взаимосодействущих решению конкретной задачи [Базылевич Т.Ф., 1991-2005]. Таким образом, индивидуальность понимается не как особая группа свойств человека, а как закономерно фиксируемая констелляция этих свойств [Мерлин В.С., 1996], которая, как уже подчеркивалось, возникла в результате индивидуально-системного обобщения типологически важных особенностей прошлого (генотип, онтогенез), настоящего (сравнение прогноза и реальности) и будущего (субъективный прогноз образа планируемого результата).

Стабилизация развития деятельности, где определены надситуационные координаты ее развития (в частности, мера сформированное™ стратегии решения задачи и вероятность успеха четко фиксированы для ситуаций мо-нотонии, экстремальности, креативности и др.), если человек не применяет специальные методы саморегуляции, приводит к превалированию « жестких звеньев» в строении функциональных систем. Такого рода деятельность предъявляет высокие требования к психофизиологической организации индивида, а соответствующие профессии предполагают профотбор и про-фподбор по определенным свойствам (паттернам) индивидуальности, оцененными с позиций системности — по их гармоничности-дисгармоничности в реализации эффективной деятельности.

Понятия «тип», «типологический» в дифференциальной акмеологии (по традиции, идущей от Б.М. Теплова) соотносится с закономерными сочетаниями организмических, индивидных и общеличностных свойств в «жестких» звеньях внутренних условий взаимодействия человека с окружающим миром, а не с отдельными признаками этих сфер психики. Тем самым, данное значение четко разграничивается с часто используемой для оценки индивидуальности в популярной литературе характерной «картиной поведения», в которой невозможно отделить фенотип от генотипа [57]. Современная научная психология и у нас в стране, и за рубежом использует термин «типологический анализ» в понимании Б.М.Те плова (хотя в отдельных работах делаются попытки выделить иные ракурсы типологических подходов, которые подчас основываются на достаточно вариативных, не существенных для психики человека характеристиках).

Рассмотрение психологии целостной индивидуальности как составляющей дифференциальной акмеологии [Базылевич Т.Ф., 2004 и др.] позволяет реализовать новые гуманистические принципы и технологии изучения индивидуально-психологических различий собственно в поведении, в деятельности. При этом изменяются критерии индивидуализированной психодиагностики : на смену приспособления (отбраковки) людей к пресловутым требованиям деятельности приходят гуманистически-ориентиро-ванные критерии — гармоничность сопряжения психологического и психофизиологического контура регуляции психики для сохранения психического и соматического здоровья, создание субъективного эмоционального комфорта деятельности, оптимизация ее напряженности.

Познание закономерностей индивидуальности в ее целостности требует выхода за рамки чисто лабораторного — подчас манипулятивного — эксперимента и перехода к системному ракурсу конкретных исследований в плане конструирования квазиэксперимента, базирующегося на фундаментальной типологической теории. Данная стратегия априорно позволяет анализировать своеобразие фиксируемых в деятельности синдромов по сочетаниям признаков индивидуальности в составе «жестких» звеньев внутренних условий развивающегося взаимодействия человека с миром.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >
 

Популярные страницы