Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Психология высших достижений личности (психоакмеология)

ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Представленная работа содержит теоретико-эмпирические факты о континуальном пространстве типологической сферы «Толерантность — Структура целостной индивидуальности». Выделенные в лонгитюде методом «срезов» статистические связи анализируются с позиций системных исследований целостной индивидуальности в составе динамики внутренних условий взаимодействия субъекта с миром. Результаты эксперимента интерпретируются как следствие системного влияния гармоничности структуры целостной индивидуальности на эмоциональные «метки» событий жизнедеятельности и на выраженность толерантности личности.

Результаты лонгитюда опосредствования структурой целостной индивидуальности своеобразия толерантности личности в ее социальной динамике остроактуальны в плане познания законов континуальности типологических свойств, факторов, синдромов, сфер, пространств. Получаемые факты позволяют впервые анализировать своеобразное отражение психогенетики психологического портрета целостной индивидуальности в толерантности как задатки (предикторы) своеобразия акцентуаций социальной личности.

Исследование инициировано тенденциями развития отечественной типологической школы Б.М.Теплова-В.Д.Небылицына [19]. Пилотажные исследования играют здесь инновационную роль при выборе пути, позволяющему рассматривать исторически инвариантные и кардинально модифицированные идеи направления не только как серию утрат, но и как серию приобретений (именно это качество подчеркнуто М.Г. Ярошевским как индикатор прогресса познания — [83, с. 6]).

Данная работа имеет — в качестве теоретической сверхзадачи — развитие субъектно-деятельностной парадигмы современной дифференциальной психофизиологии, акмеологии и психологии [29].

Несколько слов к постановке проблемы исследования.

Если обратиться к истории эволюции категориального аппарата типологических исследований, то несомненно, что имплицитный их этап (подробный анализ дан в работах [20, 25]) был связан с поиском ортогональных свойств нервной системы и их несистематизируемых психологических проявлений, интерпретируемых в дихотомиях «Биологическое-социальное», «Генетическое-средовое», «Природное-общественное».

Эксплицитный этап формирования собственно дифференциальной психофизиологии открыл системные исследования индивидуальности как новый объект типологического познания. Индивидуально стабильные, конституциональные, природные генотипические свойства индивида стали фиксировать в типологических факторах развивающейся деятельности с акцентом на формально-динамической ее составляющей. Был валидизи-рован квазиэксперимент оценки структуры целостной индивидуальности (ОСЦИ), основанный не на статистических выкладках, а на фундаментальной теории.

Оказалось, что ситуации жизнедеятельности, в которых стабилизировано ее развитие (в частности — стрессогенные, монотоноподобные, поиска и стабилизации стратегии поведения) характеризуются такими типологическими факторами (синдромами), в которых системообразующую роль играют фундаментальные свойства индивида, воздействуя через эмоциональные метки событий — на сколь угодно важные индивидуальные особенности психики [29].

Таким образом, типологический анализ уже мог осуществляться по эмоциональным индикаторам данных периодов, которые — из-за их повторяемости в реальной жизни — сам человек четко фиксирует в самонаблюдении. Например, ситуации монотонии (работа на конвейере, вязание, повторение автоматизированных навыков, восприятие скучной лекции и т.д.) вызывают у разных людей разные эмоции в континууме «Эмоциональная комфортность — эмоциональная неприемлемость». Известные работы группы В.И. Рождественской ранее показали, что соответствующие монотоноподобные ситуации характеризуются мощным влиянием на результативность и эмоциональное приятие возникших функциональных состояний со стороны высокогенетичного свойства силы-чувствительности — активированности нервной системы. Таких «звучащих» ситуаций мы отобрали 120, валидизировав методику ОСЦИ по стандартам типологической школы дифференциальной психофизиологии [29]. (Неоднократно доказано, что сопряженность, гармоничность сочетания разноуровневых свойств индивидуальности в типологических факторах деятельности — в экологических «нишах целостной индивидуальности» рационально оценивать по «жизненным показателям» эмоций, а отдельные свойства нервной системы по поведенческим признакам фиксировать запрещается).

Многочисленные исследования использовали указанную психотехнологию в комплексе с ее психофизиологической валидизацией для эмпирических исследований в практике — в решении проблем действия радиации на человека после аварии на ЧАЭС, при выделении предикторов психосоматики при ИБС, формирования переделки навыка, выраженности профессионального «выгорания» (подробно — [29]).

В контексте данного направления типологического познания проблемы типологических опосредствований формирования толерантности в современной России не могли быть поставлены «вчера» — в эпоху идеологического прессинга на человекознание. По замечанию М. Г. Ярошевского, политики и физиологи диктовали советскому психологу, что изучать, какими методами изучать и к какому выводу приходить [83, с. 3].

Под давлением фактов рушатся иллюзорные представления о широких возможностях манипулирования психикой с ее индивидуальными различиями. Не оправдывают себя стереотипы околонаучных мнений об исключительно социальной детерминации психических функций, состояний и свойств, об отсутствии каких-либо задатков деятельности. Закономерности современной психологии, наоборот, фиксируют в онтогенезе прогрессивное влияние психогенетики даже на казалось бы явно социальные функции — такие, например, как общение. Так, современными работами Д.С. Корниенко в пермской школе методом близнецов показано, что общение в подростковом возрасте испытывает мощное воздействие средовых факторов на дисперсию соответствующих признаков, а юношеский возраст — наоборот — характеризуется генетической детерминацией данной сферы индивидуальных различий .

Материалы конкретных типологических исследований известной у нас в стране и за рубежом школы Б.М. Теплова-В.Д. Нсбылицына и их последователей показывают, что индивидуально стабильные, конституциональные, генотипические, природные свойства индивида отражаются (не прямолинейно) в сколь угодно важных особенностях психики (обобщение — в монографии Т.Ф. Базылевич «Дифференциальная психофизиология и психология: ключевые идеи», ИНФРА-М, 2012, 22 печ. л.). Разрабатываемые психотехнологии необходимы для оценки влияния «латентных переменных» на деятельность и на общеличностные свойства (типа толерантности), что актуально для понимания законов формирования и развития задатков своеобразия психики.

Значение и практическое использование фундаментальных законов психологической науки в значительной степени определяется степенью проработки субъектоцентрированных ее проблем. Здесь важен закон С.Л. Рубинштейна, согласно которому «внешние» причины воздействуют на поведение и психику не прямо и непосредственно, а опосредственно — через призму «внутренних» условий субъекта психической деятельности. «Жесткие звенья» этих условий деятельности рационально изучать в типологических синдромах индивидуальности, которая всегда целостна [11].

Усложнение технологий типологического познания «прорывом» в субъ-ектность вызвано тем фактом, что особенности психических функций, состояний и свойств, традиционно устанавливаемые с помощью наблюдений, опросов, тестов и других кратковременных диагностических процедур, не могут быть объективными (подобные характеристики дают только место испытуемого в нормальном распределении — с этими данными нельзя работать в практике).

Остроактуальные проблемы современной субъектоориентированной психологии связаны с познанием законов континуальности (соотносимости) разноуровневых признаков индивидуальности. Такой ракурс системных исследований индивидуальности требует изучения в дифференциальной психофизиологии и психологии законов «вертикального» среза многогранных свойств человека с учетом ситуации развития деятельности [29].

Континуальность функциональных органов психики также включает — согласно результатам наших пилотажных исследований — своеобразие типологических аспектов толерантности человека [20] как стрессогенного фактора в структуре социопсихологических механизмов формирования внутренних условий субъекта психической деятельности.

Проработка проблем исследования в современной науке немыслима без обращения к феномену индивидуальности, толерантности, имиджа акмео-логического статуса зрелой личности, психологии высших достижений личности. Данный круг феноменов прочно вошел наиболее актуальные проблемы науки и практики современного человекознания.

Толерантность человека в последние годы традиционно изучается, в основном, со стороны ее содержательной компоненты (А.Г.Асмолов, Т.П. Скрипкина и др.). Типологические же детерминанты, акцентирующие в первую очередь формально-динамическую сторону этитъюдов поведения личности, рассматриваются в прямой постановке теоретико-экспериментального исследования впервые.

Причина такого субъектоцентрированного ракурса — противоречия традиционной — аналитической по своей сути — парадигмы в психологии. Господствующие ранее психотехнологии просто обязывали — как бы для исключения лишних артефактов и часто — из-за предпочтений исследователя — дизъюнктивно расчленять единую реальность манифестаций психического на отдельные функции, состояния, характеристики, свойства. При этом естественно создавалась несистематизируемая мозаика отдельных индивидуальных особенностей — ситуативных, вариативных, которые не могли быть полноценно использованы ни в теории, ни в практике. Отмечались социобиологические парадоксы исследований индивидуальности [17].

Термин «толерантность» происходит от латинского «ЫегапбБ», которое означает терпение, выносливость. Спектр значений данного понятия, встречающийся в психологическом словаре: это — приобретенная устойчивость, этническая устойчивость, устойчивость к стрессу, к конфликту, к поведенческим отклонениям, к неопределенности. Индивидуализированность выраженности этого свойства в структуре целостной индивидуальности, по-видимому, может фиксировать как гармоничные связи симптомов, так и дисгармоничные соотношения индивидуальных свойств, что ведет к нежелательным последствиям для жизнедеятельности, отражаясь в «поломках» психосоматики и в деформациях и деструкциях психического развития.

Представленное исследование реализует идеи и технологии типологического подхода школы Б.М. Теплова- В.Д.Небылицына, получившие развитие в наших работах. Современные исследования здесь снова и снова выявляют тот факт, что деятельность реализуется не отдельными признаками индивидуальности, а целостными синдромами, образующими комплексные типологические п-мерные таксономические пространства — сферы индивидуальной психики [12-29]. Типологический аспект многогранных проблем дифференциальной психологии и акмеологии фиксирует в первую очередь формально-динамическую сторону соответствующих индивидуальных различий по толерантности, абстрагируясь от их содержательной компоненты. Здесь толерантность целесообразно анализировать через фиксацию в эмоциональных «метках» событий выраженности и социальной специфики определенного определенной эмоциональной неадекватности, неблагополучия человека в трудных ситуациях жизнедеятельности [27-29].

Проводимое исследование в плане валидизации концепции целостной индивидуальности посвящено выявлению соотношения ее характеристик (возможно — в составе предикторов очевидного своеобразия континуальности сферы «Индивидуальность-Толерантность» личности) — с выраженностью терпимости человека к миру, не сходному с его квантами личностного пространства. Гипотетически можно предположить, что характеристики данной сферы соотносятся, и что дисгармоничные соотношения в данной сфере являются стрессогенным фактором в составе социопсихологических механизмов формирования внутренних условий субъекта психической деятельности.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 
Популярные страницы