Подоходное налогообложение: системный подход

2.1. Подоходные налоги: их генезис, упадок и возрождение, или За что мы их выбираем / 2.2. Что такое доход и почему он стал объектом обложения / 2.3. Налогоплательщики: зарегистрируйся — иначе проиграешь или не регистрируйся — проиграешь все равно / 2.4. Кто и как выявляет доходы налогоплательщиков: труды и заботы налоговых органов / 2.5. Где спрятаны настоящие доходы и почему их там не ищут налоговые органы, или Необходимость реализации системного подхода в подоходном налогообложении / 2.6. Опыт налогообложения бизнеса в США

Подоходные налоги: их генезис, упадок и возрождение, или За что мы их выбираем

Прогрессивный подоходный налог — бесспорно, высшее достижение в эволюции налогообложения. В нем отражены практически все значимые сдвиги в развитии человеческой цивилизации: по линии политической истории — в нем максимально сопряжены интересы государства и его граждан; по линии экономического развития — как движение к концентрации тягот налогообложения на «касте» богатой части общества; по линии социальных отношений — как максимальное выражение принципа социальной справедливости; по линии развития науки — формирование стройной концепции «дохода», объединяющей в себе как общетеоретические достижения экономической и финансовой науки, так и прикладные интересы налоговой практики; и даже, осмелимся утверждать, по линии искусства — если таковым можно назвать навыки и умения, оттачиваемые в противостоянии налогоплательщиков, желающих к своей выгоде обойти налоговые законы, и представляющих государство его налоговых органов, неустанно совершенствующих методы и практику своей работы по контролю за исполнением этих законов.

Вместе с тем у прогрессивного подоходного налога есть немало и противников. На западе его критикуют за «излишнее вмешательство» в частные дела граждан, за усложненность правил учета и декларирования доходов, за завышенные или, наоборот, недостаточно высокие

ставки налога и т.д. В РФ официальная экономическая наука его вообще не признает, и государственные экономисты славят «плоскую шкалу» как идеал налогообложения, своего рода маяк, который мы держим зажженным для всех затерявшихся в бюджетных дефицитах и погибающих в волнах очередного финансового кризиса.

Кто же прав, сторонники или противники прогрессивного налогообложения доходов? В настоящей работе мы рассмотрим аргументы и той, и другой стороны. Пока же мы сделаем только одно замечание: должны ли мы радоваться тому факту, что по показателям неравенства распределения доходов в обществе мы занимаем одно из первых мест в мире?

И если мы этому факту все же не радуемся — и в этом мы согласны с нашим президентом, то должны ли мы что-нибудь делать, чтобы как-то смягчить это кричащее и просто уже ставшее неприличным неравновесие?

И если мы решаем: с этим надо что-то делать, то почему не попробовать и не ввести прогрессивное налогообложение доходов? Да, один этот только налог, наверное, не решит все наши фискальные и социальные проблемы. Есть немало и других направлений и методов из мирового опыта, которые нам надо еще изучать, осваивать, адаптировать к нашим морозам и нашим дорогам.

Но давайте решать и пробовать. Точнее, думать, решать и пробовать. А пока — поразительно, как бездумно и стремительно мы ввели НДС, в одночасье поставивший всю нашу промышленность на колени (отобрав у предприятий тот мизерный норматив оборотных средств, которым их прежде снабдило экономное советское государство), и как долго и трудно проходят у нас все попытки хотя бы чуть-чуть повысить налоги для богатых!

Да, перед нами стена, «прогрессивно» — это всегда туманно и плохо, «плоско» — это хорошо, просто и надежно. Но ведь нет никаких аргументов против введения необлагаемого минимума дохода! Ведь брать подоходный налог с человека, зарабатывающего жалкие 5—7 тыс. руб. в месяц, просто стыдно, и такого действительно нет нигде в мире! Давайте хотя бы вернем людям то, что им гарантировала советская власть — необлагаемые налогом 70 руб. в месяц — примерно 7—8 тыс. руб. в современных деньгах.

Но это же шаг к налоговому неравенству, нарушение священного принципа «налоговой нейтральности», попытка тайно завести в Россию подрывной элемент налоговой прогрессии!

Поэтому давайте немножко отступим. Давайте разберемся, что такое прогрессивный подоходный налог, откуда он взялся, кто и как должен его платить, как можно эффективно контролировать доходы, получаемые в самых разных секторах экономики и от самых разных видов деятельности. И подумаем, что все-таки ждет этот самый прогрессивный и в тоже время подоходный налог в ближайшем и более отдаленном будущем.

Некоторые, например, уверены, что этого налога больше не будет. По крайней мере, для них — или пока они все еще задерживаются «в этой стране». Тогда попробуйте, господа, Францию. Счастливого пути!

Но действительно ли прогрессивный подоходный налог — вершина развития налогового дела. Может быть, он — одновременно и «конец истории» налогообложения? Можно привести аргументы в пользу как одного, так и другого из этих утверждений.

Действительно, при современном демократическом государстве, основанном на товарном (рыночном) производстве товаров и услуг, трудно представить что-либо более разумное и более справедливое, кроме как обложение граждан по получаемым им доходам: если нет дохода, то нет и налога, и если больше доходы, то больше с них и взимается налога. Добавим к этому и учет воспроизводственного аспекта человека как индивида и как фактора производства, что для целей подоходного налогообложения выражается в признании «общественно («фискально-государственно») необходимыми», т.е. не включаемыми в состав «дохода», затрат на содержание и воспитание детей (при применении концепции обложения «по семейному доходу» — «доходу домохозяйства»).

Но, во-первых, при более внимательном изучении этого вопроса мы увидим, что есть противники (с наборами своих аргументов) и у этого уже, казалось бы, устоявшегося представления (и даже с двух сторон — и противники-«ретрограды», и противники-«модернисты»), и, во-вторых, происходят столь заметные изменения в экономических и политических отношениях в современном мире, что можно говорить об определенном кризисе как сложившейся экономической инфраструктуры, так и системы государственного управления, по крайней мере, в части так называемых «развитых стран». Заметны также тектонические сдвиги и в социальных отношениях, и даже в столь, казалось бы, консервативной их части, как брак и семья.

Что же касается дальнейшей эволюции подоходного налогообложения и вообще судьбы этой идеи (если с «эволюцией», как считают некоторые, дело, похоже, вообще подходит к концу), то пока просто отметим те современные нам явления, или феномены современной нам действительности, которые действительно радикально отличают нынешнюю ситуацию от той, в которой вообще появилась и развилась концепция налогообложения «по доходу». А это — период так называемого промышленного капитализма, когда люди зарабатывали себе на жизнь производством товаров, т.е. XVII—XIX вв. и большая часть XX в.

Сейчас же мы видим:

  • а) что значительная часть населения живет на доходы, получаемые от государства;
  • б) что наиболее значительные и крупные доходы люди получают из воздуха (от финансовых спекуляций или вообще от операций с фиктивными продуктами) или за счет применения искусственных правовых конструкций, существующих исключительно за счет «освящения» их государством (так называемая интеллектуальная собственность, частные юридические «лица», современные «деньги»);
  • в) что люди (и даже целые государства) получили возможность годами жить «в долг», даже и не предполагая конечной уплаты этого долга и не прилагая усилий для зарабатывания достаточных для этой уплаты доходов;
  • г) что отдельное государство, оставаясь в рамках своих национальных границ, прогрессивно все больше лишается своих прежних возможностей всеобщего налогового контроля за доходами своих граждан;
  • д) что семья как базовая воспроизводственная социально-экономическая ячейка человеческого общества «размывается» структурно и качественно и уже перестает быть надежной основой для подоходного налогообложения (налогообложения «по семейному доходу»)[1].

Все это заставляет, как минимум, заново пересмотреть как концептуальные (теоретические) установки, так и базовые (практические) цели и обоснования применения налогообложения доходов.

А предваряя вопрос — что же дальше будет с прогрессивным подоходным налогом, — отметим три основных обстоятельства, от развития которых зависит будущее этого налога.

Первое — это развитие процессов глобализации, в результате которых каждому отдельному государству оказывается уже не по силам самостоятельно отслеживать состав доходов своих граждан. Разумеется, в первую очередь это касается наиболее богатых граждан, в отношении которых только и имеет смысл применение прогрессивного подоходного налога.

Соответственно должны быть либо найдены новые формы налогового контроля в отношении граждан, имеющих «международные» источники доходов, либо государства должны найти новые формы своего взаимодействия в сфере налогообложения доходов таких граждан[2], либо то и другое вместе. Без решения этих вопросов само концепция прогрессивного налогообложения доходов теряет смысл.

Второе — это развитие современных информационных технологий. На первый взгляд мощная динамика их распространения обещает «решение всех проблем». И даже больше. Критически важно для применения подоходного налогообложения выявление всех источников доходов, контроля над затратами, соотнесения тех и других с конкретными их получателями и «субъектами затрат». И сейчас технически возможно все эти движения денежных средств сделать абсолютно прозрачными для государства и его фискальных органов. Не составляет проблемы и анонимность операций с наличными деньгами, на которых держится, например, рынок «серого» и «черного» бизнеса — их можно просто ограничить, даже до полного запрета. Есть и более элегантное решение — например, в США, где специальным законом просто запрещено доходы «от черных операций» вкладывать вообще в любые проекты и структуры легального бизнеса.

И к такой фискальной прозрачности жизнедеятельности граждан уже совсем близко подошли, например, в Дании и Швеции — в этих странах налоговые органы уже самостоятельно составляют отчеты о доходах для всех своих граждан.

Однако тут же обнаруживаются и объективные — по крайней мере, на сегодня — ограничения для такого контроля. В Дании и Швеции эта система держится уже более десятилетия без особых протестов, поскольку те, кому такая «фискальная прозрачность» не нравится, просто перебрались на жительство в другие страны. В Италии, где среди главных «уклонистов от налогов» бывший премьер-министр Сильвио Берлускони, с введением такой системы очевидны серьезные затруднения.

А в США, где проживает наибольшее число миллиардеров, за такую «фискальную прозрачность» не рискнет высказаться ни один из серьезных кандидатов на посты президента или даже губернатора штата. А в этих условиях применение отдельными странами принципа «полной фискальной прозрачности» лишь приведет к миграции наи-

более состоятельных граждан из этих стран в другие районы мира. И с соответствующей потерей для них известной доли налоговых доходов. И очевидно, что это последнее обстоятельство вовсе не стимулирует распространения такой практики — по крайней мере, до тех пор, пока сохраняются серьезные межстрановые различия в ставках налогообложения. Франция уже столкнулась с последствиями применения выделяющейся из ряда других стран «высокотехнологичной» комбинации жесткого контроля и высоких налоговых ставок и отступила.

Итак, то, что технологически уже возможно, политически пока неприемлемо. Неприемлемо сегодня, а как об этом будут говорить завтра?

И третье — это возможное изменение вообще этой самой конфигурации современного государства.

Так, непреложный факт, что в целом ряде стран государственная власть фактически выходит из-под контроля своих граждан-налого-плателыциков. Свои бюджеты правительства в этих странах в значительной степени формируют за счет заимствований и доходов от эмиссии денежных знаков (тех же заимствований, но в некоторой извращенной форме). А на выборах они «покупают» избирателей пакетом из обещаний «низких налогов» и «достойных социальных пособий», рассчитывая и далее закрывать финансовые разрывы такого пакета все новыми и новыми заимствованиями. Но дальнейшее скольжение по этой плоскости приводит к тому, что среди избирателей все большую долю составляют не плательщики налогов государству, а получатели разного рода доходов (зарплат, пенсий, пособий и т.д.) от государства. И в итоге мы имеем синдром Греции, в которой граждане самым демократическим путем протестуют против того, чтобы их собственное государство жило исключительно на собираемые с них налоги.

Таким образом, схема «избиратели — налоги — власть» — той партии, которая обещает и доказывает свое умение управлять государством с наибольшей политической и фискальной эффективностью — в этих странах больше не работает.

А работает схема «к власти — на обещаниях», «во власти — на долгах» и «после нас — хоть потоп». Но Греция пока не тонет, ее спасает Евросоюз. А кто будет спасать, например, такие страны, как Франция или Великобритания, — тоже Евросоюз? А что будет с США, которые вообще ни в какой Евросоюз не входят?

Итак, начнем с прошлого, рассмотрим настоящее и подумаем, какое будущее ждет этот налог, для кого-то, может, и прогрессивный, а для кого-то и не очень.

  • [1] Достаточно указать, что к пользованию фискальными льготами, предусмотренными для семейных пар (в самом широком смысле: как по «позитивным» налогам — вычетам и скидкам по подоходному налогу, так и по «негативным» налогам — социальным пособиям), сейчас открывается доступ и для однополых «семей», имеющих возможность регистрировать у государства свои «брачные» отношения.
  • [2] Одна из таких форм уже найдена и применяется на практике, когда Швейцария удерживает налоги с доходов иностранных граждан, получаемых по их вкладам в швейцарских банках, в пользу казны соответствующего иностранного государства (с последующим «обезличенным» перечислением сумм удержанных налогов на счета каждого такого государства).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >