ОТВЕТ НА ВЫЗОВЫ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

В последней трети XX века происходит переход к постиндустриальному типу общества, в котором самостоятельным элементом производственных сил является наука, и на первый план выдвигаются различные услуги, в основном связанные с накоплением и распространением знаний[1]. Новая эпоха характеризуется тем, что у человека появляется больше свободного времени и, следовательно, возможностей для творчества, самореализации. Технические разработки становятся все более наукоемкими, теоретические знания приобретают наибольшее значение. Поскольку общество уже обеспечено продовольствием и товарами, сфера услуг, науки, образования постепенно начинает преобладать над промышленностью и сельским хозяйством, где тоже активно используются научные знания. Распространение этого знания обеспечивает сверхразвитая сеть коммуникаций, выходящая за пределы государственных границ. По оценкам футурологов, происходящий рывок в науке и технике (по Тоффлеру, первый — внедрение сельского хозяйства, второй — промышленный переворот[2]) полностью сменит индустриальный уклад к 2025 г.

Глубинные сдвиги в жизни общества, меняющие баланс между факторами производства — трудом, землей, капиталом и предпринимательскими способностями, создают новые возможности и одновременно несут в себе угрозы для системы государственного и межгосударственного регулирования, сформировавшейся в индустриальную эпоху. Например, практически во всех развитых странах все чаще повторяются попытки уладить конфликты, связанные с использованием Интернета, с помощью внутригосударственных правовых инструментариев данных стран. Вызов системе международного налогообложения состоит в том, что невозможность в цифровой экономике соблюдения базовых принципов налогообложения — постоянство, нейтральность, эффективность, определенность и простота, гибкость, совместимость, консенсус, трансформации — создает возможность для размывания налоговой базы и перемещения прибыли и обусловливает конфликты различных юрисдикций по фискальным интересам.

Текущая международная кооперация уделяет значительное внимание в вопросе противодействия вызовам цифровой экономике. Проблема была затронута в ряде исследований, в частности в отчете «Агрессивная налоговая конкуренция: аспект, набирающий силу в глобальном масштабе» (Harmful Tax Competition, An Emerging Global Issue) в 1998 г. В сентябре 2013 г. при Комитете по фискальным вопросам была создана отдельная Рабочая группа по цифровой экономике. В Плане действий ОЭСР, направленных на противодействие размыванию налоговой базы и перемещению прибылей, среди 15 мероприятий первым значится реагирование на вызовы цифровой экономики («Address the tax challenges of the digital economy»).

Цель мероприятия 1 состоит в том, чтобы выявить основные трудности в применении текущих правил международного налогообложения к компаниям, ведущим деятельность в цифровом секторе, а также разработать подробные варианты решения данных проблем, учитывая общий глобальный подход и порядок прямого и косвенного налогообложения. План предусматривает анализ следующих вопросов: 1) «цифровое» присутствие в стране без создания налогооблагаемого присутствия; 2) отнесение стоимости, которая создается в результате передачи информации пользователям посредством продажи/оказания цифровых продуктов и услуг; 3) квалификация и определение источника дохода в новых моделях ведения бизнеса; 4) обеспечение налоговых сборов по НДС/налогу на торговую деятельность и оказание услуг в отношении деятельности международных компаний, работающих в цифровом секторе. В апреле 2014 г. был опубликован черновик общественных обсуждений (планируемая публикация финальной версии — в сентябре 2014 г.). В сентябре 2014 г. был опубликован финальный отчет ОЭСР.

Наряду с попытками международного регулирования проблем налогообложения, связанных с цифровой экономикой, следует отметить инициативы отдельных стран. Так, во Франции в 2013 г. был опубликован правительственный доклад о налогообложении цифровой экономики (известный как «доклад Коллина»)[3], доклады, содержащие анализ вызовов для налогообложения, возникающих в связи с отдельными проявлениями цифровой экономики (виртуальными валютами, интеллектуальной собственностью, НИОКР), также были подготовлены в Великобритании и США.

В России реализация стратегии инновационного развития, которая ставит целью к 2020 г. увеличить в 4—5 раз долю отечественных компаний, осуществляющих технологические инновации[4], обусловила адаптацию к инновационной программе многих институтов государственного регулирования. В области налоговой политики как важной составляющей системы государственного управления на протяжении двух десятков лет принимаются меры, ориентированные на поддержание инновационного бизнеса[5], вплоть до попыток ввести отдельный режим налогообложения инновационных компаний. С другой стороны, существуют инициативы по повышению налоговой нагрузки на отрасль информационных технологий — так, Минкомсвязи России предложило ввести целевой сбор на импортные лицензии на программное обеспечение для создания целевого фонда, из средств которого можно будет поддержать российские компании, которые имеют определенный экспортный потенциал[6].

При этом мерам, направленным на противодействие налоговой минимизации, возможной вследствие недостаточно проработанных правил налогообложения в области цифровой экономики (например, валюта Webmoney приравнивается к чекам), уделяется недостаточно внимания.

Для понимания вызовов цифровой экономики для налогообложения необходимо провести проанализировать ее характеристики, изучить специфичные для цифровой экономики бизнес-модели и дать оценку ее значимости для экономики в целом.

  • [1] Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. 1973.
  • [2] Тоффлер Э. Третья волна. — М.: АСТ, 2004. — 781 с.
  • [3] Taxation of the Digital Economy.
  • [4] 4s Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г. (утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. № 2227-р).
  • [5] Первые меры приняты в рамках Программы неотложных мер по оздоровлению экономической ситуации (одобрена на заседании Правительства Российской Федерации от 16 ноября 1992 г.).
  • [6] Минкомсвязи предложило брать сбор с лицензий на импортные программы, и ЛЬ: http://www.interfax.ru/business/398443
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >