Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Система административного права (методология, наука, регламентация)

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО -ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

Терминологическая идентификация административно-процессуального права

Слово «процесс» обычно толкуется как «ход какого-либо явления, последовательная смена состояний, стадий развития»1, «это тот способ

или тот метод, которым данное состояние системы, или части системы, превращается в другое ее состояние» .

Классическое определение социально-культурного процесса, принадлежащее П.А. Сорокину, характеризует его как «любой вид движения, модификации, трансформации, чередования или «эволюции», короче говоря, любое изменение данного изучаемого объекта в течение определенного времени, будь то изменение его места в пространстве либо модификация его количественных или качественных характеристик. Любой процесс, чтобы называться таковым, должен включать в себя следующие составляющие: 1) логическое подлежащее - единицу, то есть то, что изменяется или находится в процессе; 2) временные отношения; 3) пространственные отношения; 4) направление»7’.

В административно-правовых исследованиях сложилось общепринятое понимание процесса как совокупности последовательных действий, совершаемых для достижения определенного результата, или иначе -как порядка осуществления какой-либо деятельности[1] [2] [3] [4] [5] [6]. В содержательном плане «модификации и трансформации», если логическим подлежащим выбрать систему государственного администрирования, будут связаны административным реформированием системы исполнительной власти, в нормативистском рассмотрении - серийность нормативных правовых актов, относящихся к регламентации того или иного административно-правового института, в деонтическом понимании - таким подлежащим будут субъекты, в отношении которых осуществляется нацеленное на результат воздействие, направленное на изменение их статусов и (или) правового положения.

Применение методов административно-правового воздействия представляет собой динамическое развитие, но это еще не процесс. Чтобы наличествовал процесс, далеко не достаточно простой регламентации последовательности стадий производства по каким-либо делам и совершаемым участниками действий, а также формы их фиксации и осуществления контроля за их реализацией1. Установление последовательности выполнения чего-либо - это алгоритм, но не процесс[7] [8]. Нужна длительность отношений, выделенных как самостоятельный объект, доступный наблюдению, т.е. например, лицензирование как процесс можно фиксировать по количеству выданных лицензий, перечням разрешенных видов деятельности и деятельностей, осуществляемых без лицензий, показателям деятельности лицензиата, утраты интересов к реализации той или иной деятельности, нормативным и организационным корректировкам в ее осуществлении и т.д. В рамках мониторинга известных лицензионно-разрешительных отношений перед нами процесс, когда выбран познавательный тип деятельности, а наблюдатель не является ее участником.

Отмечается, что административный процесс представляет собой урегулированную нормами административного права деятельность уполномоченных на это исполнительных органов (должностных лиц) по рассмотрению и разрешению, как правило, во внесудебном порядке различного рода индивидуальных административных дел, возникающих в сфере государственного управления, в порядке реализации задач и функций исполнительной власти[9].

Определив необходимость удостоверения некоторых юридически значимых фактов и состояний, государственная администрация не завершает воздействия на подвластные объекты. Далее осуществляется персонализация метода воздействия, сопровождающаяся принятием административных актов. Подобным образом выражается применение методов легализации и разрешительного воздействия, когда установление стандартов поведения распространяется на особый круг субъектов с введением системы последующего наблюдения за их выполнением.

В свою очередь методы административного содействия обеспечиваются установлением минимальных социальных стандартов и предоставления помощи субъектам. Распорядительное воздействие вообще не представляется без нормативно-правовой, фактической и процессуальной основы применения. Сходным правилам подчиняется применение мер административно-правового обеспечения. Важно не только определить механизмы юридического воздействия, но и реально исполнить принятые акты, иначе «производство на всех предыдущих стадиях может остаться безрезультатным, и вместо достигаемого может быть противоположный эффект»1.

Допустим, что некоторая процедура представляет собой заранее установленный порядок совершения каких-либо действий. Юридический процесс и юридическая процедура соотносятся между собой как содержание и форма2. Нормативные правовые акты устанавливают порядок рассмотрения дел - формализованную, «застывшую» процедуру, которая может быть реально применена лишь через процессуальную деятельность3. Вряд ли такая дифференциация признаков необходима, так как, по сути дела, приведен частный случай деятельности и ее нормировки. Наконец, «процесс» и «процедура» - понятия, неразрывно связанные, поскольку процесс фактически реализуется посредством соответствующей процедуры. Их объединяет также то, что оба понятия «нацелены» на достижение предусмотренного правовой нормой юриди- ческого результата» .

Придется напомнить слова П.А. Сорокина, опровергавшего, что социальные явления, в том числе относящиеся к управлению и государственному строительству, обладают какой-либо формой, так как «геометрия может и должна говорить о формах, ибо она имеет дело с пространством. Ее объект по существу «воззрительный». В явлениях же общения людей положение вещей совершенно иное. Разве власть или подчинение, разделение труда или конкуренция имеют какую-нибудь воззрительно-пространственную форму? Треугольны они или круглы? Широки или узки? Плоски или выпуклы? Эти категории совершенно неприложимы к этим понятиям, как неприложимы они и к дифференциации, к солидарности и т.д. А ведь, раз проводится аналогия, должна же она иметь какое-либо сходство! Здесь его нет, поэтому все аналогии с шаром и т.д. приходится признать простыми метафорами, лишь затемняющими, а не уясняющими суть дела»1.

Административная процедура определяется как установленный порядок деятельности органов публичного управления по рассмотрению и разрешению подведомственных административных дел, определяющий основания, стадии, формы, сроки и последовательность соответствующих действий[10] [11]. Такое определение вовсе не позволяет разделить процесс и административные процедуры, поставив между ними содержательный знак равенства.

Процедуры установлены для реализации любого полномочия: ведение делопроизводства, действия должностных лиц наряда пограничной стражи, применение физической силы, специальных средств и оружия - все эти меры реализуются в рамках последовательных правил, но вне процессуальной формы, иначе говоря, все, что ранее именовалось материально-техническими действиями (неправовой формой административной деятельности), регламентировано процедурными правилами. Не случайно выделяются процессуальные и непроцессуальные административные процедуры, последние не связаны с разрешением индивидуального административного дела, применяются вне рамок какого-либо административного производства[12]. Положение требует уточнения, так как речь идет о процедурах, связанных с принятием административного акта либо с его реализацией.

Довольно близко к уяснению значения административной процедуры подошел М.Я. Масленников, указывая, что как общее понятие словосочетания «управленческие процедуры» применимо к совершению всяких правомерных действий органами исполнительной власти и их должностными лицами. Добавим - действий, направленных на реализацию административной власти. Далее. Как частное понятие, они ха-растеризуют, например, порядок извещения участников разбирательства о времени и месте рассмотрения конкретного дела, провозглашения решения и т.п.1 Видимо, речь идет о вспомогательных мерах, сопутствующих принятию решения. В таком случае, куда отнести действия по реализации самого решения? Например, учет вынесенных предупреждений, уплату денежных средств в счет погашения назначенного административного штрафа, обращение конфискованного имущества в собственность государства путем передачи в уполномоченный орган и т.д., - все перечисленное - также административные процедуры.

Заслуживает внимания позиция Д.М. Азми, справедливо отмечавшей, что «из определений вытекает и отсутствие синонимичности рассматриваемых понятий, которые различаются тем, что: 1) если процесс относится к какому-либо явлению в целом, то процедура - всего лишь к поведению; 2) процесс включает элемент последовательности просто по самой своей природе (именно поэтому применительно к нему и принято говорить о закономерном развитии явления), в то время как процедура носит более «рукотворный» характер, т.е. может и не быть последовательной (например, если в официально установленном порядке пропущено какое-нибудь логически необходимое звено); 3) в отличие от процедуры у процесса сугубо официальная «привязка» отсутствует»[13] [14].

В этом смысле административные процедуры можно рассматривать как формальные практико-методические правила совершения действий (операций) представителями государственной администрации. Не следует забывать, что процедура - не специфическое порождение юридической науки, процедуры присутствуют в любых видах деятельности, начиная от рецептов приготовления пищи, заканчивая усилиями стран на международной арене[15]. Процедуры присутствуют в научных исследованиях, при совершении хирургической операции и сделок на рынке ценных бумаг, при сборе и обработке статистической информации, при проведении конкурса или аукциона, выявлении устойчивости и оснащенности сооружений, при представлении к поощрению и ведению следственных действий и т.д. Иначе говоря, где есть деятельность, там она оформлена через процедуры.

Можно отчасти согласиться с предложениями Е.И. Машарова, предлагающего определять административную процедуру как сориентированную на достижение конкретного социального результата, состоящую из последовательно сменяющих друг друга актов поведения, структурированную целесообразными общественными отношениями, обладающую моделью своего развития, иерархически построенную1.

Напрасно М.Я. Масленников определял процедуры как вспомогательные (по отношению к процессуальным) правила, несоблюдение которых правовых последствий не несет. Например, выписывание повестки не в помещении суда, а в ином месте не имеет значения для правильного рассмотрения дела[16] [17]. Во-первых, пример некорректный, так как данное обстоятельство вообще не имеет юридического значения, во-вторых, разве не будет иметь юридического значения выписка повестки неуполномоченным субъектом, несвоевременная ее отправка, ошибка в форме сообщения, неуточнение адреса фактического места нахождения адресата? Практико-методические требования, сопровождающие процедуры, всегда направлены на «обработку» реальных объектов, т.е. реализацию заданной в интересующем нас плане юридической конструкции, например, полномочий по направлению извещений, опросу, получению объяснений, заполнению формы решения, его вручению, принятию мер по непосредственному исполнению и т.д.

В этой связи следует классификационное замечание по поводу группировки административных процедур Ю.А. Тихомировым, где он выделяет переговорно-согласительные, организационные, демократические, смешанные административно-судебные, коллизионные, информационно-технологические[18]. Дело в том, что они не требуют классификации и разбиения по группам, а наоборот - раздробления по субъектам административных действий (операций), любая попытка их объединения под общим признаком привносит смешение деятельностей: разве информационные технологии существуют только в административной деятельности, разве коллизии характерны лишь для административных споров?

В свою очередь административное производство - это «нормативно урегулированный порядок совершения исполнительными органами (должностными лицами) процессуальных действий, обеспечивающий законное и обоснованное рассмотрение и разрешение индивидуальных административных дел, объединенных общностью предмета (или однородных)»[19]. По всей видимости, утверждать о наличии административного производства становится возможным, когда необходимо достижение юридического результата, оформленного как административный акт (регистрационный, (удостоверительный), легализационный, разрешительный, попечительский, распорядительный), и субъекты вступают в правоотношения по поводу принятия этого административного акта. Все-таки производство характеризует содержательную, но не формальную сторону административной деятельности, причем в отличие от процедурной «обработки» реальных объектов, юридическое производство - конструктивно-технический тип деятельности, связанный с созданием определенной юридической конструкции.

В качестве административного процесса можно условно рассматривать ту организованность административных производств, которые направлены на реализацию некоторой административной функции. Например, можно утверждать о наличии процесса прохождения государственной службы как результатов способов реализации кадровой политики, так как «социальные системы - ассоциации, организации, учреждения - постоянно повторяют процессы вербовки, перестановки, увольнения своих работников, создания, роста и распада»1.

Административная реформа в целом может быть рассмотрена как юридический процесс революционного и эволюционного преобразования механизма государственного управления в части определения стратегии, принципов деятельности органов государственной власти, разграничения их функций, установления процедурных форм их деятельности и структурирования системы госорганов[20] [21].

Каждый субъект процессуального правоотношения действует согласно установленной для него административной процедуре, соблюдая ее также и в процессе реализации требований принятого по результатам того или иного производства административного акта (соблюдая положения технических регламентов, лицензионные требования и условия, запреты и ограничения на осуществление деятельности и т.д.).

«Процедуры» и «порядок» наделены различной содержательной и смысловой нагрузкой: так как процедура принадлежит персонифицированному субъекту, им индивидуально выполняется, и направлена на исполнение полномочий, следующих из административного акта, а не на его создание, как это имеет место в административных производствах.

Не предъявляя претензии на схоластизирование очередного понятия «административного процесса» (которое, по правде говоря, и существует только в виде доктринальных предложений), возможно рассмотрение операций и процедур, сформированных в нормативно-выраженных результатах административных практик, подчиненных тому правилу, что «морфологическая трактовка и классификация операций задается контекстом, т.е. функциональными местами этих операций внутри деятельности, причем, деятельности, которая не сводится к последовательностям процедур и операций, а всегда несет на себе еще определенную смысловую структуру и определяется, в частности, целями, нормами деятельности и целым рядом других обстоятельств»1.

В юридической литературе неоднократно подчеркивалось, что административный процесс в зависимости от его юридических результатов в механизме правового регулирования объединяет две большие группы административных производств: правотворческое и правоприменительное[22] [23] [24], но и последние представляется возможным поделить на первоначальные - статусонаделительные и последующие - статусореализующие. Примеров тому множество: предоставление ФНС России статуса юридического лица и текущий контроль за его деятельностью, дача согласия ФАС России на совершение сделки и контроль за соблюдением ее параметров, предоставление лицензии и контроль лицензионных органов, предоставление Минэкономразвития России государственных гарантий инвестиционного проекта и контроль за соблюдением их условий, вынесение постановления по делу об административном правонарушении и его исполнение и т.д.

Сколько бы долго и обстоятельно не рассматривался вопрос о соотношении административного процесса и производств, или шире - юридического процесса и производств, не встречалось работ, где был бы совершен отрыв исследовательской процедуры от следствий к основаниям введения такой формы деятельности. В крайнем случае, представлялся ответ на вопрос: «для чего?» нужно производство (например, чтобы установить четкий порядок осуществления административнопубличной деятельности, который бы позволил обеспечить соблюдение и защиту прав и свобод физических и юридических лиц[23]), но не было получено ответа на вопрос: «почему?» появилась такая форма, т.е. какие имеются внешние основания, определяющие, что в рамках того или иного юридического производства совершается адекватная реакция на внешние обстоятельства[26].

Что вызывает вмешательство властной инстанции, для чего усложняются бинарные ролевые правоотношения дополнительной правоприменительной стадией, когда появляется третья инстанция? Ответ прост: 1) нужно задать новую юридическую конструкцию (норму, стандарт и т.п.) к сложившимся фактическим обстоятельствам, отсюда правотворческое производство; или 2) требуется выяснение и официальное подтверждение юридических фактов либо возник спор относительно правового статуса, связанного с такими юридическими фактами, отсюда

административное или судебное правоприменительное производство.

Действительно, применительно ко второй группе случаев требуется выяснение наличия или отсутствия юридического факта, подлежащего государственному учету (регистрации), его исследование, уточнение содержания, наконец, официальная фиксация; для легализации статуса организации приходится выяснять обстоятельства предыдущего функционирования ее учредителей, включая их официально выраженные намерения относительно будущих действий; для сертификации требуется исследование представленных образцов, для антимонопольного регулирования - исследования на товарных рынках, для лицензирования -квалификации соискателя, для предоставления попечительской поддержки - негативных условий, повлиявших на жизнедеятельность субъектов. Любое административное правоприменительное производство нацелено на получение, исследование и институциализацию фактов, влияющих на официальный статус субъектов. По сути, нет исследовательских процедур, нет административного производства.

Кратко заметим, что в идеале судебное производство может возникать в силу неясности в правовом статусе, исходя из уже имеющихся институциональных юридических фактов и официально признанных статусов. Судебные акты вносят корректировки в имеющийся правовой статус субъектов с позиций определения условий его реализации.

В процессе конституционного судопроизводства по особым правилам путем логических исследований уточняются юридические конструкции актов высшей юридической силы, международных договоров и других актов (документов), отнесенных к оценке конституционных (уставных) судов, прежде всего для уточнения компетенции в его принятии и полномочности автора в установлении (изменении) юридической конструкции[27].

Не умаляя значения конституционного судопроизводства, отметим, что оно есть частный случай более широкой группы производств, направленных на установление «чистоты» иных юридических конструкций.

Верховный Суд РФ в силу п. 2 ч. 1 ст. 27 ГПК РФ рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела об оспаривании нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций. Высший Арбитражный Суд РФ в силу п. 1 ч. 2 ст. 34 АПК РФ в той же роли рассматривает аналогичные споры в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Можно привести иные примеры судебной подведомственности дел, в целом характеризующихся как «споры о компетенции». Какая бы сторона акта не рассматривалась, по существу изучение сведено к изучению правомочности или неправомочности введения, изменения или упразднения соответствующей юридической конструкции.

Указанные типы судопроизводства связаны с обеспечением общеправового порядка, касаются оперирования с юридическими конструкциями, выраженными нормативно, поддерживают общегражданские и общие личностные интересы всех субъектов, которые так или иначе оказываются в поле зрения нормативного правового регулирования.

Иначе обстоят дела в уголовном судопроизводстве, где любые правовые интересы попираются в результате криминализации личности и поведения ответственного субъекта. В этом процессе судебный акт выносится на основе институциональных следственных фактов, в нем определяются ограничения (обязанности) в положении осужденного по отношению к общему правовому статусу человека и гражданина.

В свою очередь в ходе гражданского судопроизводства на основе исследования фактов уточняются материальные условия реализации имеющихся правовых статусов - решается спор о праве в субъективном смысле, т.е. наличие или отсутствие права (обязанности), а также какие конкретные действия следует совершить (не совершать) в целях их реализации. Так или иначе, рассматриваемое судопроизводство связано с обеспечением частных интересов заявителя преимущественно в форме исковой защиты нарушенных прав.

Удивительная история с административным судопроизводством, которое стало почти официально признанной частью предмета административного права[28]. Однако, если публично-значимые факты институ-циализированы представителями государственной администрации и правовые статусы предоставлены, исходя из этих фактов, что может суд скорректировать, не изменив официального значения факта, - но ведь это не в его компетенции? Вместе с тем не исключено, что суд может разрешить вопрос о влиянии названного факта для целей реализации прав и обязанностей (ответственности) заинтересованных лиц.

Факты принадлежат объективному миру. Они не создаются нашими мыслями или убеждениями2, как это имеет место в юридической деятельности, где, прежде всего, цели и интересы. Что может суд высказать относительно действий (бездействия) административного органа: что у последнего имеется или не имеется какого-либо полномочия, что реализация полномочий совершена надлежащими (ненадлежащими) методами и в таких-то формах, но ничего не может высказать относительно содержания административных фактов.

Несколько замечаний: можно обжаловать решение об отказе в выдаче водительского удостоверения, но как суд может переоценить результаты принятых экзаменов, или определить качество предмета для целей его сертификации, или однозначно утверждать, что лицо проживает постоянно в определенном месте, если для подтверждения этого не будет правоустанавливающих документов? Суд может оценить или переоценить реальные действия или формальные решения, для которых юридически прописаны правила их совершения, но не может пересмотреть интеллектуальные позиции, даже правила ведения наблюдений и обследований, построения силлогизмов, интерпретации текстов и действий, построения алгоритмов, технологической организации деятельности и т.п.

«Грубый факт», т.е. реальное явление, подтверждается административным органом или уполномоченным им административным представителем (например, факт рождения ребенка подтверждается справкой учреждения здравоохранения, соответствие объекта требованиям актов технического регулирования - заключением аккредитованной организации). Суд может обратиться к ним за подтверждением или опровержением факта (например, назначить повторную или дополнительную экспертизу) и на их основе признать действия (бездействие) административного органа правомерными или неправомерными.

Чем же в таком случае именно с юридической стороны отличается данный вид судопроизводства от гражданского или арбитражного процесса? Во всех случаях рассматривается спор о праве (обязанности).

Могут, конечно, поступить возражения, что спор не о праве, а о полномочии, что субъектный состав и сферы разные, какая-нибудь еще атрибутика может быть приведена для обоснования существования самостоятельного административного судопроизводства, но приводятся либо аргументы другой области знания и деятельности, либо мы имеем тождество предмета спора, ведь полномочие - всего лишь специализированная юридическая обязанность.

Более того, не будем забывать, что представитель государственной администрации - всегда активный участник институциализации и офи-циализации фактов: сам наблюдает, изучает, исследует, выбирает методики работы, экспериментирует и т.д., - короче говоря, включен в материальный процесс, а вот у суда такой возможности нет - суд лишь осуществляет рациональную реконструкцию поведения.

Совершенно верно подмечено, что в подавляющем большинстве случаев установление факта административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, не подтверждается ничем, кроме личных наблюдений работников ГИБДД, и судье остается воспринимать на веру их утверждение, а у лица, обвиняемого в совершении административного правонарушения, не имеется никаких средств доказывания обратного.

Также привлечение дисквалифицированного субъекта к выполнению трудовых функций (ст. 14.23 КоАП РФ) обычно находит документальное подтверждение в виде подписанных им распоряжений и устанавливается административным органом[29]. С сожалением придется признавать тот факт, что административное судопроизводство как самостоятельная форма административной деятельности не существует, и лучше вовремя уйти из сферы фантазий и неконструктивных решений.

Административное судопроизводство - «кентавр-система», придуманная модель, не имеющая своей онтологии, превращенная форма, существующая в номинальных правилах, но подменяемая в ходе их реализации иными юридическими процедурами.

Если подобная система, основанная на инициировании спора со стороны подвластного субъекта, неэффективна или вообще неработоспособна, так как решающее слово даже при решении судом спора, возникшего с участием административного органа, остается именно за государственно-управленческой инстанцией, как обеспечить гарантированную защиту прав и свобод граждан и организацией от произвола административной власти?

Конструктивно-техническим решением вопроса об административном судопроизводстве могло бы быть следующее.

Во-первых, необходимо выяснить, какие защитные механизмы, кроме судебного обжалования, были использованы гражданином или организацией для защиты своих прав от неправомерных действий (бездействия) и решений представителей государственной администрации. Дело в том, что неправомерный отказ в регистрации, выдаче лицензии, возложение обязанностей по сертификации продукции, согласованию сделок с антимонопольными органами, назначению административных штрафов и т.д. - все перечисленное является нарушением порядка управления со стороны представителей административной власти, значит, должен быть разрешен вопрос о дисциплинарной или уголовной ответственности ее представителей с пересмотром вынесенного решения (совершенного действия или бездействия).

Критерием оценки таких решений должен быть не формальный отказ в вынесении административных актов или, наоборот, их неправомерное совершение, а неоказание должного содействия со стороны представителен государственной администрации в надлежащем исполнении заявителями обязанностей перед государством (например, не указание государственным регистратором, какие документы и каким способом следует получить для надлежащего совершения сделки, подлежащей государственной регистрации; какие юридические обоснованные меры следовало предпринять для надлежащего выполнения обязанностей, в связи с нарушением которых наступила административная ответственность и т.д.).

По сути дела, можно ввести досудебный порядок урегулирования спора через обращение в инстанцию, полномочную дать оценку законности совершенным административным актам (вышестоящий административный орган, должностное лицо, органы прокуратуры, иные органы государственного контроля (надзора), правительственные органы общей компетенции и т.д.).

Во-вторых, административный акт, по всей видимости, должен быть оценен не с позиций обеспечения чьих-то частных интересов, а на предмет соответствия требованиям законов, направлениям государственной политики, общегосударственной управленческой практики (стратегиям, концепциям, программам), т.е. по существу разрешается асимметричный спор между несколькими властными инстанциями, одна из которых — административный орган, с целью выработки оптимального решения в сложившейся ситуации, которая затрагивает права и свободы граждан и организаций. Если последние при этом нарушаются, то это означает, что административный орган вышел за пределы своей компетенции, что запрещено совершать любым субъектам, а не только представителям власти, следовательно, спор в этой части разрешается в иных формах судопроизводства.

В зависимости от применяемых методов административноправового воздействия административные производства можно подразделить на группы: 1) удостоверительные (регистрационные); 2) легали-зационные; 3) разрешительные; 4) попечительские; 5) оперативноисполнительные и юрисдикционные административные производства.

  • [1] Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М. 1981. - С. 558.
  • [2] Парсонс, Талкотт. Социальная система. - С. 304.
  • [3] Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. - М.: Астрель, 2006 - С. 97. Проанализировать нечто как процесс «означает разложить это целое на некоторые части, каждая из которых будет единицей по отношению ко всему целому. Поэтому разложить нечто в соответствии с категорией процесса - это, значит, иметь возможность разбивать его на части, каждая из которых содержит свойства целого, то есть является единицей. Это - первый необходимый признак понятия процесса. Второй существенный признак понятия процесса - это то, что между выделенными таким образом единицами могут быть установлены определенные связи во времени, то есть определенная стыковка их в одно целое» (Щедровицкий Г.П. Проблемы логики научного исследования и анализ структуры науки. - М.: Путь, 2004. - С. 260).
  • [4] Козлов Ю.М. Административное право. - С.432. Вряд ли корректно определение,
  • [5] с присвоением значений иного понятия - процедуры (см. Резник В.М. Введение в соци
  • [6] альную теорию. Социальная системология. - М.: Наука, 2003. - С. 253).
  • [7] Масленников М.Я. Административно-юрисдикционный процесс: понятие и соотношение с иными видами процессуально-правовой деятельности // Государство и право. 2001. №2.-С. 18.
  • [8] Резник В.М. Введение в социальную теорию. Социальная систсмология. - М.: Наука, 2003.-С. 253.
  • [9] Козлов Ю.М. Административное право. - С. 438; Сорокин В.Д. Административнопроцессуальное право. - М.: Юридическая литература. 1972. - С. 127,128. Процесс нс следует рассматривать как разновидность деятельности, так как с середины прошлого века в теории деятельности отвергнут такой подход как ошибочный: деятельность через категорию процесса не рассматривается, так как она принципиально бессубъектна и безобъектна, она - особая социальная неоднородная полиструктура, которая не сводится к последовательностям процедур и операций, существует в воспроизводстве действий (Лекторский В.А. Г.П. Щсдровицкий и современная философия. - М.: ФАС-медиа, 2004. - С. 198). Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР. - Свердловск: УрГУ, 1989.-С. 149-150. Таким образом, «предметный результат принято называть продуктом, он может быть задан в виде образца-эталона, описания-требования, стандарта и т.д. Процессуальный или исполнительский результат также задается образцами или требованиями к параметрам процесса ... актуализирующийся во времени процесс деятельности может мыслиться весь целиком, актуально, как целостный, как замкнутый, в начале - задание результата, в конце реализованный результат. Именно благодаря этому процесс деятельности, направленный на получение результата, может быть квалифицирован как дискретная единица процесса, как акт» (Дубровский В.Я. О нормативной структуре деятельности человека. - С. 64). Якимов А.Ю. Административно-юрисдикционный процесс и административноюрисдикционное производство // Государство и право. 1999. № 3. - С. 6. 3 Управленческие процедуры. - М. 1988. - С. 5. 4 Сорокин В.Д. Правовое регулирование: предмет, метод, процесс. - СПб.: Юридический центр пресс, 2003. - С. 151.
  • [10] Сорокин П.А. Система социологии. - М.: Астрель, 2008. - С. 48.
  • [11] Агафонов С. И. Административные процедуры и их роль в обеспечении лицензионно-разрешительной системы органами внутренних дел (вопросы теории) // Современное право. 2007. № 4. - С. 13.
  • [12] ’ Кононов П.И. Административное право России. - С. 300.
  • [13] Масленников МЛ. Административный процесс: от виртуальной абстракции - к реальной кодификации // Правовая наука и реформа юридического образования: Сб. науч. труд. Вып. 12. Воронеж: ВГУ, 2001.
  • [14] Азми Д.М. Правовое значение и соотношение понятий «процесс» и «процедура» // Адвокат. 2009. № 12. - С. 23.
  • [15] Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма. Заключена в Нью-Йорке 10.01.2000//БМД. 2003. №5.
  • [16] Машаров Е.И. К вопросу об административной процедуре как механизме взаимодействия бизнеса и власти // Безопасность бизнеса. 2006. № 3. - С. 16.
  • [17] Масленников М.Я. Административно-процессуальные нормы и организационно-технические (процедурные) правил: соотношение и функциональное содержание // Научные труды. Вып.2 Т.2. М.: РАЮН, 2002. - С. 386.
  • [18] Тихомиров Ю.А. Управление на основе права. - М.: Формула права, 2007. - С. 320-326.
  • [19] Козлов Ю.М. Административное право. - С. 440.
  • [20] Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. - С. 102.
  • [21] Ливеровский А.А., Новиков А.Б. О некоторых теоретических предпосылках административной реформы // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 17. -С. 23.
  • [22] Щедровицкий Г.П. Психология и методология: ситуация и условия возникновения концепции поэтапного формирования умственных действий. - М.: Путь, 2004. - С. 202.
  • [23] Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. - С. 732.
  • [24] Кононов П.И. Административное право России. - С. 294.
  • [25] Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. - С. 732.
  • [26] Вригт Г.Х. фон. Логико-философские исследования. - Оксфорд, 1982-1984. - С. 100.
  • [27] Статья 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ».
  • [28] Хаманева Н.Ю. Административное право России. Курс лекций. - С. 10; Попов Л.Л. Административное право России: Учеб, для ВУЗов. - С. 13. Рассел, Бертран. Избранные труды. - Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2007. - С. 127.
  • [29] Жснстль С. 3. Каков критерий определения законодателем субъектов рассмотрения административных правонарушениях? // Административное право. 2008. № 2. - С. 5.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

Популярные страницы