СТРОЕНИЕ ВСЕЛЕННОЙ

Преобразование средневековой картины мира, связанное с разрушением уютного античного Космоса и лишением Земли ее центрального положения, называют «Коперниканской революцией». Однако эта революция подготавливалась задолго до появления Коперника.

Важнейшим шагом на пути к ней было открытие книгопечатания. Еще около 1440 г. некто Костер в Голландии начал печатать с наборного шрифта. В 1450 г. в Майнце (Германия) отпечатал свою первую книгу Иоганн Гуттенберг. Конечно, это была «Библия». Именно Гуттенберга считают изобретателем книгопечатания, хотя идея давно носилась в воздухе и разнообразные попытки в этом направлении предпринимались уже давно. Поэтому в течение четверти века книгопечатание широко распространилось в Европе. Через сто лет, в 1564 г. Иван Федоров отпечатал первую книгу в России. В развитии книгопечатания решающую роль сыграло появление бумаги — дешевого материала, давшего возможность изготавливать сотни и тысячи экземпляров одного и того же произведения. Бумага и наборная печать дали мощный толчок изменению средневекового общества. До этого материалом для книг служил пергамент — обработанная кожа животных — коров, свиней, овец, порой даже собак. Для изготовления одной книги иногда требовалось целое стадо животных. Но мало было изготовить пергамент, требовался еще переписчик, который разборчивым почерком смог бы нанести на него текст. Порой это занимало месяцы кропотливого труда. Ясно, поэтому, что книга была чрезвычайно дорогой редкостью. Немногочисленные книги хранились в монастырских и университетских библиотеках, лишь немногие светские властители могли приобрести книгу или заказать копию у монастыря. Книга была богатством, роскошью. Книги, которые университет или монастырь разрешал читать студентам или монахам, часто приковывались цепью к столу, чтобы их нельзя было унести с собой.

Бумага и печать сделали книгу дешевой и массовой. Теперь книгу мог приобрести даже не очень состоятельный человек. Они появились не только в монастырях или королевских дворцах, но и в домах купцов, ремесленников и даже крестьян. Распространение книг стимулировало развитие образования и широкое распространение не только церковной, но и светской литературы. Знания перестали быть достоянием небольшой кучки образованных монахов, знакомых с трудами Аристотеля и Платона, теперь знание стало доступно гораздо более широкому кругу просвещенных дворян, купцов, ремесленников.

Вторым важным событием, встряхнувшим всю Европу, было открытие Америки. Когда в 1453 г. турки захватили Константинополь, торговые пути, связывающие Европу с Индией и Китаем, оказались блокированными Османской империей. Европейцы начали искать способы добраться до Индии в обход мусульманских владений. Генуэзский моряк Христофор Колумб уговорил испанскую королеву Изабеллу дать ему три корабля и в 1492 г. отплыл от берегов Европы прямо на запад. Через два месяца тяжелого плавания моряки увидели незнакомую землю. Сам Колумб до конца своих дней был убежден в том, что ему удалось добраться до Индии. Однако Земной шар, как оказалось, имел гораздо большие размеры, чем он предполагал, и открытая им земля была новым громадным континентом — Америкой. Наконец, в 1519 г. португальский мореплаватель Фернандо Магеллан по поручению испанского короля, пройдя вдоль южноамериканского побережья и обогнув южную оконечность континента, вышел в Тихий океан. Больше трех месяцев продолжалось плавание через бескрайний пустынный океан. Моряки страдали от цинги, протухшей пресной воды едва хватало на то, чтобы кое-как утолить постоянную жажду, от пищи остались только грязные сухари, куски кожи, да опилки, которых едва хватало, чтобы не умереть с голоду. На открытых им Филиппинских островах Магеллан был убит в стычке с туземцами. Пять кораблей отправилось в путь в сентябре 1519 г. и двести семьдесят человек. Ровно через три года, в сентябре 1522 г. в Испанию возвратился лишь один корабль, на борту которого остался 21 человек. Они совершили небывалое: обогнули весь земной шар. Шарообразность Земли была доказана на практике!

Вот в такой духовной атмосфере появился в 1543 г. труд польского монаха Николая Коперника «Об обращении небесных сфер». Коперник поместил в центр мира Солнце. Земля была лишена своего центрального положения, в системе Коперника она рассматривалась как одна из планет, вращающихся вокруг Солнца. Движение Солнца и звезд по небосводу было объявлено лишь кажущимся и обусловленным вращением самой Земли вокруг своей оси. — Это была совершенно новая картина мира, лишавшая смысла противопоставление небесного и земного, рассуждения об аде и рае, по-новому ставившая вопрос о сотворении мира. Правда, революционное значение труда Коперника было осознано далеко не сразу, в частности, благодаря предисловию, в котором издатель разъяснял, что автор рассматривает свою систему как математическую модель, которая упрощает вычисления местоположений звезд на небосводе и вовсе не претендует на описание реального положения дел. К этому времени астрономические вычисления стали чрезвычайно громоздкими. Согласно космологии Птолемея, небесные тела движутся вокруг Земли по совершенным круговым орбитам. Однако астрономы давно заметили, что движение планет отклоняется от круговых орбит, более того, иногда планеты описывают какие-то непонятные петли в своем движении по небосводу. Для объяснения этих неправильностей астрономы были вынуждены ввести эпициклы: они предположили, что вокруг Земли движется не сама планета, а некий центр, вокруг которого вращается планета. Таким образом, петли получали объяснение, и круговые движения небесных тел сохранялись. Но по мере возрастания точности астрономических наблюдений и выявления новых неправильностей в движении планет приходилось вводить все новые и новые эпициклы: вокруг Земли вращается по кругу некий центр, вокруг которого вращается еще один центр, а уже вокруг этого последнего центра вращается сама планета. Количество эпициклов, введенных для объяснения и расчета движения планет, перевалило за пятьдесят. Система Коперника, предлагавшая не Землю, а Солнце считать центром, вокруг которого вращаются планеты, устраняла большую часть эпициклов и сильно упрощала астрономические вычисления. В этом своем качестве математического инструмента она не вызвала возражений со стороны церкви.

Однако через 50 лет появился ученый, который всю свою жизнь потратил на то, чтобы доказать, что система Коперника давала истинное описание реального мира. Этим ученым был Галилео Галилей, который и явился подлинным основоположником современной науки. Он первым начал систематически применять экспериментальный метод, соединенный с точным измерением и математической обработкой полученных результатов. С точки зрения аристотелевской физики, которую принимали ученые средневековья, все тела в мире состоят из четырех начал или стихий — земли, воды, воздуха и огня. Каждая из них имеет свое место в мире: земля находится в центре мира, место воды — над землей, место воздуха — над водой, наконец, место огня — над сферой воздуха. Все тела — в зависимости от того, какое начало в них преобладает, — стремятся к своему естественному месту. Все движения Аристотель разделял на искусственные и естественные. Естественное движение — это движение тела к своему месту, искусственное движение — это перемещение тела вопреки его стремлению к своему месту. Ясно, что такое движение всегда требует применения силы: пока к телу приложена сила, оно движется; как только действие силы прекращается, тело останавливается или начинает двигаться к своему естественному месту. Скажем, чтобы поднять камень, нужно приложить силу; как только вы перестали прикладывать силу, камень устремляется к своему естественному месту — к земле. И чем тяжелее камень, тем сильнее в нем стремление к земле, тем больше будет скорость, с которой он падает на землю. Попробуйте бросить из окна на землю камешек и такой же величины ватный шарик. Камешек гораздо быстрее упадет на землю, чем ватный шарик. Почему? — Потому, что в нем больше земли и он гораздо сильнее стремится к своему месту, чем ватный шарик.

Физика Аристотеля в значительной мере была натурфилософской теорией, т.е. она опиралась на некие умозрительные, априорные принципы, из которых логически вытекали описания того, как должны вести себя наблюдаемые тела. Галилей же поставил иной вопрос: не как должны, а как действительно ведут себя наблюдаемые тела? Ответ на этот вопрос могло дать только наблюдение и эксперимент. С помощью экспериментов Галилей установил закон падения свободно падающих тел, согласно которому все тела падают на землю с одинаковым ускорением. Он ввел понятие инерции: для движения тела вовсе не обязательно, вопреки мнению Аристотеля, прикладывать силу; всякое тело сохраняет свое состояние движения, если к этому нет никаких препятствий. Галилей построил один из первых телескопов и направил его на небо. Он обнаружил горы на Луне и пятна на Солнце. Это свидетельствовало о том, что мир небесный отнюдь не является воплощением совершенства и в этом отношении не отличается от несовершенного земного мира. Галилей открыл четыре спутника у планеты Юпитер и увидел в этом иллюстрацию строения Солнечной системы. Туманная полоса Млечного пути, пересекающая ночной небосвод, при рассмотрении в телескоп рассыпалась на мириады звезд.

Современник Галилея немецкий астроном Иоганн Кеплер приблизительно в то же самое время внес важный вклад в усовершенствование системы Коперника. Коперник и даже Галилей все еще продолжали считать, что планеты движутся вокруг Солнца по круговым орбитам. Но наблюдаемое движение планет никак не укладывалось в круговые орбиты. Поэтому Коперник был вынужден сохранять эпициклы. Опираясь на 20-летние тщательные наблюдения датского астронома Тихо де Браге, Кеплер установил, что планеты движутся не по кругу, а по эллипсу, в одном из фокусов которого находится Солнце. После этого открытия эпициклы стали не нужны. Убеждение в совершенном круговом движении небесных тел оказалось ошибочным, была устранена еще одна грань, отделяющая землю от неба.

Еще один современник Галилея, его соотечественник Джордано Бруно был пылким сторонником системы Коперника. Он писал о том, что Вселенная бесконечна, что звезды — это такие же солнца, как наше собственное, что они также способны иметь планеты, на которых, возможно, обитают разумные существа, подобные нам самим. Для конца XVI века это были чрезвычайно смелые, почти безумные идеи, в корне подрывавшие богословскую картину мира того времени. Церковь преследовала опасного вольнодумца, содействуя его изгнанию из многих университетов. В конце концов, Бруно в 1593 г. был схвачен инквизицией и 7 лет провел в инквизиционной тюрьме. Его пытались заставить отречься от его «еретического учения», но не смогли. В конце концов, 8 февраля 1600 г. ему был объявлен смертный приговор. Бруно встретил его мужественно: «Вероятно, вы с большим страхом выносите мне приговор, чем я выслушиваю его! — сказал осужденный и добавил: Сжечь — не значит опровергнуть». 17 февраля он был заживо сожжен в Риме на Кампо Формио — Площади цветов. Через 30 с небольшим лет, в феврале 1633 г. в Рим на суд инквизиции был вызван Галилей, в то время уже больной 70-летний старик. Галилея признали виновным в нарушении церковных запретов и приговорили к пожизненному тюремному заключению. После объявления приговора, он, стоя на коленях, произнес отречение от своих «заблуждений». Папа заменил пожизненное заключение ссылкой. Галилей умер в 1642 г. во Флоренции. Но в конце того же года в далекой Англии родился Исаак Ньютон.

Именно он завершил и объединил в своей теории достижения Галилея и Кеплера и создал ту картину мироздания, которой мы пользуемся до сих пор. Опираясь на сформулированные им три закона механики и закон всемирного тяготения, Ньютон в своем главном труде «Математические начала натуральной философии» (1687 г.) сумел объяснить движение земных и небесных тел. Он показал, что падение яблока на землю и движение Луны вокруг Земли подчиняется одним и тем же законам. Вселенная представляет собой безграничное пространство, в котором движутся звезды и планеты. Пространство однородно и изотропно: в нем нет выделенных мест и направлений, нет «верха» и «низа». Упорядоченный ограниченный Космос Средневековья был полностью разрушен. Человек оказался в бесконечной Вселенной.

Это бесконечное пространство вызывало жгучий исследовательский интерес: что скрыто от нас в его глубинах? Средневековый Космос не нуждался в исследовании, его строение было известно и сферы ангелов недоступны человеческому взору. Поэтому многие современники Галилея отказывались смотреть в его телескоп: чтобы понять устройство мира, телескоп был вовсе не нужен. Новая Вселенная открывала громадную область неизвестного, проникнуть в которую можно было ТОЛЬКО С ПОМОЩЬЮ телескопа. Поэтому в XVIII в. начинается быстрое усовершенствование астрономических инструментов. Больших успехов в этом отношении достиг выдающийся астроном Фридрих Вильгельм (Уильям) Гершель, открытия которого в неизмеримой степени расширили наши представления о Вселенной.

Он родился в Ганновере (Германия) в 1738 г. и занимался музыкой: играл на гобое, на скрипке, на органе. Однако в 19 лет, спасаясь от солдатчины, он сбежал в Англию, прихватив с собой младшую сестренку. В 35 лет Гершель приобрел небольшой телескоп. Вид звездного неба заставил его забыть о музыке, и всю оставшуюся жизнь он посвятил исследованию звезд. Он сам изготавливал и шлифовал линзы, сооружая все более мощные телескопы. Его последний телескоп имел трубу длиной 12 метров, диаметр зеркала в полтора метра, весил около тонны и давал увеличение в 2 500 раз!

В 1781 г. Гершель открыл новую планету — Уран. Солнечная система с этим открытием увеличилась в размерах более чем в два раза. Более того, сравнивая собственные движения звезд в окрестностях Солнца, Гершель обнаружил, что и наше Солнце — подобно всем другим звездам — движется в направлении созвездия Геркулеса. Таким образом, оказалось, что движется не только Земля, но и центр коперниканского мира — Солнце. Мощный телескоп Гершеля позволил ему обнаружить колоссальное количество новых звезд. Оказалось, что звезды распределены в пространстве очень неравномерно — кучками или скоплениями. Исследуя туманные пятнышки, препятствующие наблюдениям за кометами, Гершель обнаружил, что многие из них состоят из звезд и представляют собой звездные острова — галактики, которые, в свою очередь, группируются в архипелаги. Он установил, что наше Солнце принадлежит звездному скоплению, имеющему спиралевидную форму и колоссальные размеры. После работ Гершеля Вселенная предстала в виде громадных скоплений звезд — галактик, объединенных в еще большие скопления — метагалактики. Было установлено, что звезды отличаются большим разнообразием в отношении размеров, температуры, возраста, что существуют двойные и даже тройные звезды, связанные силами тяготения.

Размеры Вселенной, расстояния, с которыми имеют дело астрономы, не укладываются в человеческое сознание, привыкшее иметь дело с земными объектами. Слон или кит кажутся нам громадными животными, вулкан или водопад — грандиозными явлениями природы, расстояние от Москвы до Владивостока — чрезвычайно большим. Но все эти объекты и расстояния вполне соизмеримы с размерами человеческого тела и мы способны оценить их величину. Астрономические расстояния не являются человекоразмерными, они воспринимаются как некие абстрактные величины, как простые наборы чисел. Действительно, за астрономическую единицу принимают расстояние от Земли до Солнца — это приблизительно 150 млн километров. Эта единица подходит для измерения расстояний в пределах Солнечной системы. Расстояние до Плутона, самой далекой от Солнца планеты, оценивается в 40 астрономических единиц. Но уже расстояния до звезд с ее помощью измерять оказывается неудобно. Для этого используют другую единицу, называемую световым годом, — то расстояние, которое свет преодолевает за год, двигаясь со скоростью 300 000 км в секунду, это около 9,5 млрд км. До ближайшей к нам звезды, которая так и называется Проксима, т.е. «ближайшая», свет идет 4,3 года. Диаметр Галактики, в которую входит наше Солнце, оценивается в 100 000 световых лет, а от туманности Андромеды, которая представляет собой такое же скопление звезд, как и наша Галактика, свет идет уже около 2 млн лет. В настоящее время Вселенная исследована до расстояний более 500 млн световых лет. Такие расстояния трудно себе представить даже с помощью каких-то сравнений. Например, даже если мы представим себе Землю величиной с булавочную головку, то внешняя граница нашей Галактики превысит орбиту Земли при ее движении вокруг Солнца, т.е. сохранит космические размеры.

Небесный свод, горящий славой звездной, Таинственно плывет из глубины,

И мы плывем, пылающею бездной Со всех сторон окружены.

Ф.И. Тютчев

Мощным средством изучения звезд стал спектральный анализ, разработанный в середине XIX в. немецким физиком Г. Кирхгофом и химиком Р. Бунзеном. Еще в конце XVII в. Ньютон, пропустив луч солнечного света через призму, разложил его на составляющие цвета и получил спектр Солнца. Он показал, что солнечный свет представляет собой сложное соединение семи простых цветов. С помощью призмы он получил спектр пламени и отметил его сходство со спектром Солнца. Поместив призму перед объективном телескопа, он получил на экране спектр Венеры. Но это было лишь начало. В 1802 г. английский физик У. Волластон обнаружил, что солнечный спектр рассекают темные линии. Он не придал своему открытию никакого значения. Но через 12 лет, в 1814 г. немецкий физик Й. Фраунгофер обратил внимание на эти линии и высказал предположение о том, что темные линии в спектре Солнца появляются в результате поглощения лучей газами солнечной атмосферы. С тех пор эти линии получили название «фраунгоферовых линий». К середине XIX в. физики уже довольно хорошо изучили спектры раскаленных светящихся газов. В частности, было установлено, что свечение паров натрия порождает яркую желтую линию. Однако в спектре Солнца на том же месте наблюдалась темная линия. Что бы это значило?

На этот вопрос и ответили Кирхгоф и Бунзен. Темная линия в спектре Солнца говорит о том, что в атмосфере Солнца присутствуют пары натрия, которые и поглощают свет, обусловленный присутствием натрия в составе Солнца. Кирхгоф сформулировал закон, согласно которому газы поглощают волны света той же длины, которую они способны излучать. Поверхность Солнца нагрета до 6 000 градусов и она дает сплошной непрерывный спектр. Но над ней расположена фотосфера с температурой 4 000 градусов. И атомы газов, расположенные в этой более холодной области, создают линии поглощения — темные фраунгоферовы линии. Во время полного солнечного затмения, когда до наблюдателя на Земле доходит свет, излучаемый только более холодной атмосферой Солнца, сплошной спектр исчезает, остаются только фраунгоферовы линии, но при этом они становятся светлыми. Таким образом, зная, волны света какой длины излучают светящиеся газы тех или иных химических элементов, и, наблюдая темные линии в спектре светящегося тела на месте этих волн, физик может сказать, какие химические элементы присутствуют в составе этого тела. Исследование спектров Солнца и звезд показало, что они состоят из тех же химических элементов, которые мы находим на Земле. Таким образом, мы узнали не только, как размещены звезды во Вселенной, но и из чего они состоят.

Картина бесконечной Вселенной, в которой наше Солнце является лишь небольшой заурядной звездой, расположенной на периферии одной из многочисленных галактик, а Земля представляется крохотным глиняным шариком, несущимся вокруг этой звездочки вместе с восемью другими почти такими же шариками, принципиально отличается от картины мира средневекового человека. В средние века Земля была центром мира, а в центре Земли стоял человек — для него было создано все вокруг. Человек был центром мира, за его душу боролись космические силы рая и ада, его жизнь была вплетена в симфонию космоса и имела космический смысл. В картине мира современной науки человек оказывается подобен ничтожному микробу, жизнь и стремления которого совершенно безразличны далеким звездам и галактикам. Трудно жить, считая себя микробом. Может быть, поэтому научная картина мира с трудом усваивается даже в наши дни.

Новый важный шаг в понимании Вселенной был сделан в XX в. благодаря созданию теории относительности, показавшей связь пространства и времени с движущейся материей.

В классической механике был известен принцип относительности Галилея, согласно которому во всех инерциальных системах все механические процессы описываются (или происходят) одинаковым образом. Как известно, положение движущегося тела в каждый момент времени определяется по отношению к некоторому другому телу, которое принимается за точку отсчета. С этой точкой отсчета связана соответствующая система координат, скажем, известная декартова система координат. На плоскости положение тела или материальной точки определяется двумя координатами: абсциссой х, показывающей расстояние точки от начала координат по горизонтальной оси, и ординатой у, измеряющей расстояние от точки до начала координат по вертикальной оси. В пространстве к этим координатам добавляется третья координата. Системы отсчета, покоящиеся или движущиеся друг относительно друга прямолинейно и равномерно, называются инерциальными системами. Так вот, принцип относительности Галилея говорит о том, что на берегу и на движущемся корабле, на железнодорожной платформе и в вагоне поезда, мчащегося мимо платформы, на самолете, обгоняющем поезд, все механические явления будут происходить одинаково: если вы уроните бутерброд, то во всех этих системах он упадет на пол (маслом вниз).

Когда физика приступила к исследованию электрических, магнитных и оптических явлений и английский физик Дж.К. Максвелл объединил их в рамках единой электромагнитной теории, встал вопрос: выполняется ли принцип относительности также для электромагнитных явлений? В своей знаменитой статье «К электродинамике движущихся сред», опубликованной в 1905 г., Альберт Эйнштейн представил теорию, дающую утвердительный ответ на этот вопрос. Поэтому его теория и получила наименование «теория относительности». Однако обоснование принципа относительности для электромагнитных явлений потребовало существенного пересмотра представлений о пространстве и времени.

Представьте, что вы стоите на платформе, а мимо вас со скоростью 40 км в час движется электричка. По вагону в сторону движения идет человек со скоростью 5 км в час. Какой будет его скорость относительно неподвижно стоящего наблюдателя? Здравый смысл говорит нам, что мимо этого наблюдателя он пронесется со скоростью 40 + 5 = 45 км в час. И для тех скоростей, с которыми мы имеем дело в повседневной жизни, это будет совершенно верно. Но свет ведет себя иначе. Скорость света остается одной и той же независимо от движения его источника. Если пролетающий мимо вас поезд движется со скоростью 100 000 км в секунду и вы направили луч света в направлении его движения, то для наблюдателя, стоящего на платформе, скорость этого луча будет не 300 000 + 100 000 = 400 000 км в секунду, а всего лишь 300 000 км в секунду. Как совместить это с принципом относительности?

Для этого приходиться признать, что линейные размеры тел сокращаются в направлении движения, а время в движущейся системе замедляется. В классической механике пространство и время были независимы от материальных масс: пространственные размеры и течение времени оставались неизменными независимо от скоростей и масс находящихся в них тел. В теории относительности пространственные размеры и длительности всегда определяются по отношению к некоторой системе отсчета и изменяются в зависимости от скорости движения этой системы по отношению к измеряемым величинам. Грубо говоря, метраж комнаты и ход висящих на стене часов не зависят от находящихся в ней предметов. Можно вообще вынести из комнаты все предметы, но ее пространство останется, а часы будут идти по-прежнему. — Таким было представление о пространстве и времени в классической механике. В теории относительности и пространство, и время зависят от материальных тел и свойства пространства и времени изменяются в зависимости от скоростей движущихся в них тел. Если из комнаты вынести все вещи, то и сама комната исчезнет.

Еще одно важное дополнение к этой картине было сделано Эйнштейном в общей теории относительности, которая была опубликована в 1916 г. Согласно этой теории, вещество влияет на геометрическую структуру пространства: вблизи тяжелых масс пространство искривлено и чем больше масса тела, тем сильнее искривление пространства. Конечно, эффект искривления пространства становится заметным лишь вблизи таких массивных объектов, как звезды. Земля, конечно, также искривляет пространство, но его трудно зафиксировать. Пусть, например, вы подбросили мяч на высоту 5 м. Он описал дугу и упал на землю через 2 сек. За две секунды свет пролетит 600 000 км. Растяните дугу, по которой падал мяч, на это расстояние. Кривизна этой растянутой дуги и покажет кривизну пространства вокруг Земли. Однако вблизи Солнца кривизна пространства уже становится заметной. Луч света от звезды, видимой вблизи Солнца, заметно отклонится от прямолинейного направления. Это и было зафиксировано английским астрономом А. Эддингтоном в 1919 г. во время наблюдения полного солнечного затмения.

Идея искривления пространства вблизи тяжелых масс была использована Эйнштейном для создания модели стационарной Вселенной. Вещество, имеющееся во Вселенной, искривляет пространство таким образом, что Вселенная представляет собой не Евклидово пространство, бесконечно простирающееся во всех направлениях, а колоссальную замкнутую сферу: если двигаться все время в одном направлении, то в конечном итоге можно попасть в то же место, откуда началось движение, но только, так сказать, с другой стороны. Однако эта модель вскоре была заменена нестационарной моделью, согласно которой Вселенная постоянно изменяется. В конце 20-х годов XX в. американский астроном Э. Хаббл установил, что обнаруженные им далекие звездные системы — галактики — удаляются от нас с огромной скоростью. Он сформулировал закон, согласно которому, чем дальше от наблюдателя находится галактика, тем быстрее она от него «убегает». Таким образом, из наблюдений Хаб-бла следовало, что Вселенная не находится в одном и том же состоянии, а непрерывно и с большой скоростью расширяется. Опираясь на идею расширяющейся Вселенной, русский физик (работавший с 1932 г. в США) Г. Гамов выдвинул концепцию так называемого «Большого взрыва». Согласно этой концепции, Вселенная существовала не вечно, она возникла «всего лишь» 15 млрд лет назад в результате колоссального взрыва. Результаты этого взрыва мы сейчас и наблюдаем в виде разлетающихся галактик. Взрыв породил вещество, пространство и время. Бессмысленно спрашивать, что было «до» взрыва, ибо не было самого времени, которое мы делим на прошлое и будущее. В настоящее время именно эта концепция Большого взрыва с различными оговорками разделяется большинством физиков.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >